Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Дело и Деньги". Налоговая нагрузка в России. Будущие пенсии: индексировать или инвестировать?


- Налоговая нагрузка в России - 30% ВВП. Много или мало? - Будущие пенсии: индексировать или инвестировать? - Панорама экономических новостей - Обзор публикаций еженедельника The Economist

Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

Одна неделя года

Дарья Жарова: Международный валютный фонд повысил предыдущий прогноз темпов роста мировой экономики в 2004 году. Теперь МВФ оценивает их в 4,6% - на 0,6% выше, чем следовало из прогноза в сентябре прошлого года. Прогноз на 2005-ый год - 3,9%.

Те же 4,6%, полагает МВФ, составит в этом году рост экономики США. Это - самые высокие темпы её роста за последние 20 лет. Для Китая эксперты фонда прогнозируют рост экономики в этом году на 8,5%. Для Японии - 3,4%.

Что касается экономики стран еврозоны, то эксперты фонда снизили предыдущий прогноз на 2004 год - до 1,7%. Темпы роста экономики России в 2004 году, по прогнозам МВФ, составят 6%.

Андрей Шароградский: Количество пластиковых карт, выпущенных российскими кредитными организациями, в 2003 году увеличилось на 55% - до 24 миллионов штук. Из них 99,1% - расчетные карты, и лишь 0,9% - кредитные. Однако количество кредитных карт, выпущенных российскими банками, увеличилось в прошлом году в 4,3 раза.

Дарья Жарова: Государственная Дума России одобрила закон о повышении экспортных пошлин на нефть. При цене на нефть 18 долларов за баррель отчисления в бюджет останутся на нынешнем уровне. При цене 24 доллара за баррель они увеличатся на 900 миллионов долларов, а при цене 27 долларов за баррель - на 2 миллиарда долларов в год.

Новая шкала пошлин начнет действовать с 1 августа 2004 года. Кроме того, с начала 2005 года, как ожидается, будет повышена ставка налога на добычу полезных ископаемых - с 347 до 400 рублей за тонну.

Андрей Шароградский: Российская авиастроительная корпорация "Иркут" приобрела более 75% акций одного из старейших российских авиационных конструкторских бюро - ОКБ имени Яковлева. Сумма сделки оценивается в 50 миллионов долларов. Месяц назад "Иркут" стала первой из компаний российского ВПК, продавшей на фондовом рынке часть своих акций - более 23%. Главная продукция "Иркут" - истребители "Су-27" и "Су-30", однако корпорация активно продвигает на рынок новый самолет-амфибию собственной разработки.

Дарья Жарова: Германо-американская автомобильная компания DaimlerChrysler отказалась от новых инвестиций в развитие японской компании Mitsubishi Motors и оказания ей финансовой помощи. В 2000 году DaimlerChrysler приобрела за 2 миллиарда долларов 37% акций Mitsubishi Motors - четвертой их автомобильных компаний в Японии, которая остается единственной убыточной среди них.

Однако, по словам одного из руководителей DaimlerChrysler, уже начатые совместные проекты с Mitsubishi Motors будут продолжены.

Андрей Шароградский: Министры сельского хозяйства стран Европейского союза одобрили соглашение, предусматривающее значительное сокращение субсидий европейским фермерам - производителям хлопка, табака и оливкового масла. До сих пор размер субсидий, получаемых ими из бюджета ЕС, напрямую определялся объемом производства - независимо от спроса на рынке, что приводило к перепроизводству. С 2006 года по 2010 привязка субсидий к объему производства будет поэтапно отменена. Вместо них фермеры будут ежегодно получать фиксированные дотации. До сих пор производство табака и хлопка в Европе исключалось из подобных соглашений.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий.

Налоговая нагрузка в России - 30% ВВП. Это много или мало?

Заместитель министра финансов России и автор нынешней налоговой реформы Сергей Шаталов заявил в минувший четверг на одном из совещаний, что за последние 4 года налоговая нагрузка в России сократилась с 35-36% ВВП до 30%. Это - много или мало?

Из 30 ведущих стран мира, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, меньше - только у Южной Кореи (~ 27%) и Мексики (~ 19%). В России теперь этот показатель - в полтора раза меньше среднего по странам Европейского союза, почти вдвое меньше максимальных в Европе - в Швеции, Норвегии и Дании. Примерно на том же уровне налоговая нагрузка в США, Японии и Ирландии.

Если иметь в виду саму модель экономического устройства, получается, что Россия прошла некий путь от чуть более "социально ориентированного" государства в сторону чуть менее "ориентированного" в эту сторону. Целью ставилось - стимулировать экономический рост. В какой мере с такой постановкой вопроса согласится сам автор российской налоговой реформы? Сегодня - он отвечает на вопросы нашей программы. Заместитель министра финансов России Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов: Реформа налоговой системы - важный, но не единственный фактор экономического роста. И, конечно же, не только снижение налоговой нагрузки, но и рационализация налоговой системы были одними из основных задач налоговой реформы. Мы отменили оборотные налоги, снизили налоги на фонд оплаты труда, выровняли конкурентные условия для разных видов бизнеса, перекрыли внутренние оффшоры, создали более справедливую налоговую систему...

При этом объем социальных гарантий не сокращается. Пенсии, образование, расходы на науку, медицина, все это улучшается... Не так быстро, как хотелось бы, но этот процесс идет. Поэтому мне трудно согласиться с тезисом о том, что государство из более "социально ориентированного" движется в сторону менее "социально ориентированного". Просто мы научились жить более разумно, более экономно, и обходиться меньшим количеством налогов.

Сергей Сенинский: В ведущих странах мира - Западной Европы, США или Японии главные "вкладчики" бюджета - это частные лица и небольшие компании, малый и средний бизнес. Сколь отличается от этого структура российских налоговых поступлений?

Сергей Шаталов: Структура налоговых поступлений в России существенно отличается от подобной структуры в других государствах. Особенно - в наиболее развитых странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития.

В России по-прежнему наибольший вклад в формирование бюджета осуществляет промышленность - около 45%. И этот показатель практически не меняется в последние годы. Несколько выросла доля налогов, которые уплачивают строительные компании - с 6% до 7%. Увеличилась доля торговли, причем значительно. Увеличилась доля налогов за пользование природными ресурсами...

Сергей Сенинский: А - доля граждан, частных лиц?

Сергей Шаталов: Доля тех налогов, которые уплачивают граждане, по-прежнему остается еще достаточно маленькой. Хотя и здесь заметен очень серьезный прогресс. Он обусловлен тем, что растут реальные доходы населения. И если четыре года назад доля подоходного налога составляла примерно 7% во всех бюджетах, то сегодня мы вышли на уровень порядка 11-12%...

Сергей Сенинский: Доля промышленности - 45%, это - в основном - крупные компании... А - малый бизнес?

Сергей Шаталов: Промышленность, конечно же, включает в себя не только крупный бизнес, но и средний, и мелкий бизнес, который работает в этой сфере. Но вы правы, что основные налоговые поступления от промышленности обеспечиваются крупным бизнесом, прежде всего, крупными корпорациями.

Доля малого бизнеса еще не столь велика. Только что - в 2003 году - мы ввели новый режим налогообложения малого бизнеса. Он показывает свою эффективность. Мы видим, что на "упрощенную" систему налогообложения в течение года перешло большое количество налогоплательщиков. Их число примерно утроилось. Это означает, что доходы бюджетов тоже увеличились, но не столь значительно, так как сама налоговая нагрузка снизилась.

Но, конечно, говорить о том, что сегодня это - серьезный источник доходов - трудно, так как речь идет о суммах порядка 40-50 миллиардов рублей в год. А это, конечно, очень незначительные доходы бюджетов, общий объем которых - примерно 4,5 триллиона рублей...

Сергей Сенинский: Как вы прогнозировали последствия изменения тех или иных налогов? Скажем, снижение ставки НДС на 2% к какому дополнительному росту экономики может привести? Или - снижение налога на прибыль?.. Хотя, понятно, точных расчетов здесь быть не может в принципе...

Сергей Шаталов: Вы абсолютно правы, точных расчетов здесь привести нельзя. Например, что происходит при снижении НДС на 2%? Здесь - большое количество допущений...

Да, действительно, в распоряжении налогоплательщиков (это относится и к снижению налога на прибыль, и к снижению единого социального налога) остается масса вариантов того, каким образом использовать эти средства. Часть сэкономленных на налогах средств, безусловно, пойдет на инвестиции. Часть средств пойдет на увеличение заработной платы. Что-то пойдет на потребление, что-то пойдет в накопление. Поэтому речь всегда идет о "вилке"! И, например, когда мы снижали НДС, Министерство экономического развития предсказывало, что темпы увеличения экономического роста составят примерно 0,5%...

Сергей Сенинский: Одно из самых значимых налоговых изменений ближайшего будущего в России - снижение ставки единого социального налога. Одна из целей - вывести побольше зарплат "из тени". От многих экспертов приходилось слышать такие прогнозы: многие крупные компании действительно предпочтут так и сделать, среднего размера бизнес - 50:50, а малый - так и останется зоной "наличных расчетов". В какой мере подобного рода прогнозы соответствуют вашим?

Сергей Шаталов: Наши прогнозы всегда достаточно консервативны, потому что эти прогнозы ложатся в основу бюджета следующего года. И поэтому мы скорее склонны преуменьшать эффект, чем его преувеличивать.

Я во многом согласен с теми показателями, которые вы называли, и с теми оценками, но - может быть, с маленькой оговоркой. Оговорка такая: это будет так, но если правительство не будет принимать специальных дополнительных усилий, и не будет улучшать налоговое администрирование. В том случае, когда налогоплательщик уверен, что никакой ответственности за нарушение налогового законодательства не будет , и он легко и просто будет "уходить" от налогов, очень трудно побудить его снижением налогов эти налоги платить! Поэтому, если будет установлена ставка, скажем, не 35%, а 26%, то ему это все равно будет казаться "много".

Поэтому одновременно мы будем прилагать определенные усилия к тому, чтобы улучшать налоговый контроль и налоговое администрирование.

Сергей Сенинский: Реформирование налогового законодательства любой страны - процесс бесконечный. Тем не менее, с начала российской реформы прошло четыре года, и, по вашим же словам, через два года она завершится. Как вы сами могли бы сегодня определить, что именно можно будет считать таким "завершением"? Речь идет о каких-то показателях или просто о времени, к которому будут внесены изменения в законодательство?

Сергей Шаталов: Безусловно, второе. За два года должны быть внесены главные изменения в законодательство. Налоговая система должна приобрести налоговую завершенность. Должны налоги действовать уже на продолжительную перспективу. А - также определены основные правила игры.

Конечно, налоговое законодательство будет совершенствоваться, хотя это процесс и бесконечен. Но изменения уже будут носить менее глобальный характер, а главный акцент в налоговых преобразованиях будет делаться именно на налоговое администрирование, на улучшение налогового контроля, на улучшение взаимоотношений государства и налогоплательщиков. То есть предстоит еще решать очень и очень серьезные задачи...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал автор российской налоговой реформы, ныне - заместитель министра финансов России Сергей Шаталов. Продолжаем выпуск...

Будущие пенсии: индексировать или инвестировать?

Правительство России одобрило на этой неделе поправки в пенсионное законодательство. Окончательно они будут сформулированы через две недели, но, в частности, речь идет вот о чем: те будущие российские пенсионеры, которым сегодня - от 37 до 50 лет, и за которых их работодатели переводят сегодня 2% заработка на накопительные пенсионные счета, в дальнейшем предстоит копить на пенсию лишь по собственному усмотрению. А все нынешние отчисления за них пойдут только на распределительную пенсию. Причем, по словам министра социального развития России Михаила Зурабова, простая индексация "обязательных" пенсий в течение ближайших 10-12 лет принесет им в итоге больше, чем даже инвестирование части накоплений... Наш собеседник - главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова:

Наталия Орлова: Я абсолютно согласна, что в течение ближайших 10-12 лет будет происходить постоянная индексация. Это связано с тем, что инфляция в России сохраняется на достаточно высоком уровне.

Но мне кажется, тот аргумент, что в итоге, мол, окончательный размер пенсии может быть даже больше, чем в условиях накопительной системы, на самом деле немного подменяет одно понятие другим. Ведь сама идея пенсионной реформы заключалась не в том, чтобы конечная пенсия у каждого была больше, а в том, чтобы она зависела от зарплаты и трудового вклада каждого конкретного человека. И вот эта зависимость - теряется, так как часть населения исключается из этой пенсионной системы...

Сергей Сенинский: По словам министра, тем, кому сегодня - от 37 до 50 лет, если ничего не менять в части их будущей пенсии, она составит не более 30% от зарплаты в последние годы. А вот если они станут добровольно отчислять 4% зарплаты на пенсионные накопления, да государство добавит к ним еще 2% из казны, то, якобы, будущая пенсия может составить уже 60-65% "последних" зарплат. Сколь реальными представляются вам такие расчеты?

Наталия Орлова: Честно говоря, в условиях России делать прогнозы на 10-12 лет вперед, какой бы ни была сейчас макроэкономическая обстановка, крайне трудно. Следует учесть также, что за последние годы доход пенсионеров не сильно увеличивался по сравнению с их зарплатой, так как происходили постоянные изменения в законодательстве, и постоянно пересчитывалась база, с которой "брались" эти 30% или какой-то другой процент.

То есть на данный момент ситуация выглядит, исходя из нынешнего законодательства, таким образом, что вполне возможно достичь уровня 60%... Но проблема заключается в том, что законодательство меняется слишком часто. И перевод на прежние условия тех, кому от сейчас от 37 до 50 лет, как раз и подтверждает эту проблему...

Сергей Сенинский: В целом - какие прогнозы относительно увеличения в России "добровольных" накоплений работающих на будущую пенсию - в ближайшие лет 5-10 - можно считать наиболее реальными?

Наталия Орлова: Думаю, что мы можем отталкиваться здесь от единственного показателя, который нам известен на данный момент: это - 100 миллионов долларов, которые были переведены в частные управляющие компании в начале этого года. Это так называемый "накопительный элемент". Эта сумма соответствует примерно 2% населения, то есть тем людям, которые сделали такой выбор и которые имеют достаточно высокий, по российским меркам, уровень нынешних доходов.

Поэтому, если мы говорим о "добровольных" взносах, то желающих найдется намного меньше. А порядок - может быть, от 20 до 50 миллионов долларов. Это - мой прогноз...

Сергей Сенинский: Спасибо, Наталия Орлова, главный экономист "Альфа-Банка". Продолжаем выпуск...

The Economist

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 23 апреля. С обзором вас познакомит Иван Толстой:

Иван Толстой: Увеличить прибыль компаний часто могут совсем незначительные новации. Например, оказалось достаточно по-другому нарезать компоненты обычного сэндвича, чтобы объем их продаж резко вырос. А всего-то - сэндвич стало удобнее есть. Или, например, американская компания Gillette в мае представит новую бритву, которая должна сменить модель Mach3 - оказавшуюся невероятно успешной. По сути, новинка - результат всего лишь эволюции предшественницы, но и она может оказаться весьма прибыльной.

Крупные компании по-прежнему стремятся к неким эпохальным открытиям, которые бы предопределили их доходы, по меньшей мере, лет на 10 вперед... И хотя таковые случаются все реже и реже, на их поиск тратятся миллиарды. Но достаточно обратиться к истории современной промышленности, чтобы понять, сколь огромную роль сыграли в ней открытия, сделанные именно небольшими фирмами. Железобетон или персональный компьютер, камера Polaroid или кардиостимулятор - вот лишь малая часть примеров.

Крупные фирмы преуспели, скорее, в инновациях, которые не столь заметны всем. Автомобиль создал не Генри Форд. Но именно Форд придумал, как его наилучшим образом собирать, а его идея промышленного конвейера предопределила развитие индустрии на многие десятилетия вперед. Компании Dell, Toyota или Wall-Mart опередили конкурентов именно потому, что научились доводить свою продукцию до покупателей быстрее и дешевле.

Тем не менее, многие крупные компании по-прежнему содержат огромные исследовательские подразделения. В какой-то мере они пытаются застраховать себя от неожиданных открытий, которые могли бы создать угрозу их собственному бизнесу. Вспомним, сколь стремительно персональные компьютеры вытеснили с рынка громоздкие ЭВМ.

Будет намного лучше, если крупные фирмы обратят больше внимания на сторонние технологические разработки. И, найдя что-то стоящее, займутся тем, что у них получается лучше всего: продвижением новинки на рынок, заключает "Экономист".

Компаний дешевых авиалиний становится все больше. И конкурентную борьбу они ведут уже во многом между собой, а не с традиционными авиакомпаниями.

После событий 11 сентября 2001 года традиционные авиаперевозки переживают самый крупный спад в своей истории. За это же время возникло не менее 60 новых авиакомпаний, предлагающих дешевые маршруты. Большинство таких компаний - в Европе. Более того, спад в авиаиндустрии открыл для них новые возможности. На рынке оказалось в избытке и квалифицированного персонала, и техники. Относительно небольшие лайнеры, которые составляют основу парка компаний дешевых авиалиний, сегодня стоят вполовину меньше, чем в конце 90-ых годов. А раз так доступны новые лайнеры, на рынке полно и подержанной авиатехники - в отличном состоянии.

Становлению новых авиакомпаний способствовало и появление специальных компьютерных программ, которые обеспечивают продажу билетов через Интернет, а не кассы. Эти же программы автоматически меняют цены билетов - в зависимости от спроса на те или иные маршруты и заполняемости рейсов.

Но, пожалуй, главное, что помогло им - сама по себе простая модель их бизнеса. Эту модель создала - еще в 70-ые годы - американская авиакомпания SouthWest Airlines. Нынешние лидеры этого рынка в Европе - компании RyanAir и EasyJet - лишь скопировали её.

Как ни странно, пишет "Экономист", в самих США - после 11 сентября - таких новых авиакомпаний возникло лишь три. Но и к этим компаниям власти многих американских городов уже обращаются с самыми льготными предложениями - только обоснуйтесь у нас!

Сергей Сенинский: Спасибо, Иван Толстой познакомил вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 23 апреля...

XS
SM
MD
LG