Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Регион. Кризисы энергетические или - системы коммунального хозяйства?




Сергей Сенинский: В Ульяновской области продолжается энергетический кризис. Из трех областных теплоцентралей работает уже только одна. Поставщики топлива дали последний срок погашения долгов им: до конца мая. При этом и предприятия, и жители области должниками энергетикам отнюдь не являются. Парадоксальная, казалось бы, ситуация, демонстрирует кризис не в энергетике отдельного региона, а всей системы жилищно-коммунального хозяйства России.

Тему открывает наш автор в Ульяновске Галина Ильясова:

Галина Ильясова: В Ульяновской области - энергетический кризис. Из трех существующих теплоэлектроцентралей сегодня работает лишь одна. Собственник всех ульяновских ТЭЦ - акционерное общество "Ульяновскэнерго" вынужден был остановить работу двух предприятий из-за отсутствия денег, которые он сам задолжал поставщикам топлива для своих ТЭЦ. На грани остановки теперь и последняя из них - ТЭЦ-1. Поставщики газа уже назвали сроки, когда они намерены полностью прекратить поставки - конец мая.

Уже с середины апреля в квартирах жителей Ульяновска нет горячей воды, батареи - холодные. В какие-то весенние дни на стенах квартир появлялся иней. Под угрозой остановки и производства на крупных предприятиях города - в том числе, на Ульяновском автомобильном и механическом заводах.

В чем дело? Как мог возникнуть кризис таких масштабов в области, которая находится почти в центре европейской части России, с давно сложившейся и полной инфраструктурой энергетики? Мой первый собеседник - руководитель отдела "Ульяновскэнерго" Светлана Кузнецова:

Светлана Кузнецова: Ульяновская энергосистема не может расплатиться с газовиками по одной причине - у области перед нами огромные долги. На сегодня это около 4,1 млрд. рублей.

История этого долга такова. Большая его часть - 3,5 млрд рублей - остались от правления прежнего губернатора Юрия Горячева, который искусственно создавал территорию низких цен в отдельно взятом регионе России. При нем бюджет практически не платил энергетикам ни за тепло, ни за свет. В результате такой экономической политики местных властей с 2001 года в Ульяновске "сложно" проходит отопительный сезон, и отсутствует горячая вода летом.

Сергей Сенинский: О сезонных энергетических кризисах в России заговорили еще в начале 90-ых годов. После отпуска цен с 1 января 1992, власти всячески пытались сдержать рост цен на энергоносители. Поначалу это еще как-то удавалось. Но через 3-4 года тщетность подобных усилий стала очевидной. Тогда и заговорили о региональных энергетических кризисах - прежде всего, на Дальнем Востоке, энергосистема которого изолирована от Единой энергосистемы России. Тему продолжит наш автор во Владивостоке Андрей Калачинский:

Андрей Калачинский: Хуже всего приходилось жителям Камчатки, Сахалина и Приморья. На Камчатке нет ни угля, ни нефти, поэтому все топливо необходимо завозить, что дорого обходится. На Сахалине есть и уголь, и нефть, и газ, но нет денег для реконструкции устаревших котельных. А в Приморье в ходе "реструктуризации угольной отрасли" были закрыты все шахты. Поэтому зимой люди сидели без тепла. А то и без света.

Но если для Приморья холодная зима 2001 года стала последней, когда замерзали целые поселки и городские кварталы, то на Камчатке и Сахалине энергетические кризисы по-прежнему повторяются каждую зиму.

Сергей Сенинский: А с чего они обычно начинаются? Я имею в виду не глубинные причины, о них - разговор впереди, а само развитие ситуации. То, что видно всем...

Андрей Калачинский: Все обычно начинается с заявлений местных энергокомпаний о том, что им нечем расплачиваться с поставщиками топлива. В местной прессе начинается кампания с призывами "экономить энергоресурсы". Умудренные опытом жители соображают, что экономить явно будут на них. Так и получается.

Осенью начинаются "веерные отключения" электроэнергии, когда в одночасье обесточиваются целые городские кварталы. Сначала - на несколько часов днем. Потом - свет дают только утром и вечером, по паре часов. Потом, как это называется, "снижают температуру теплоносителей". То есть на выходе с ТЭЦ температура горячей воды - градусов 80.. На подходе к домам она уже - шестьдесят. А пока вода пробежит по всем квартирам, то ее температура снижается до сорока. Батареи "чуть теплые", и в квартирах температура опускается до 12-16 градусов. А жильцам начинают великодушно разъяснять, что они могут составить акт о том, что у них температура - ниже положенных 18 градусов, и что они имеют право требовать перерасчета платежей за тепловую энергию....

Сергей Сенинский: В Ульяновской области нет нужды организовывать кампанию по завозу топлива. Разве что экономить его - но эта проблема всей страны, да и не только...

Галина Ильясова: Столь крупный энергокризис случился в области впервые.

Сложилась парадоксальная, на первый взгляд, ситуация. Почти все частные потребители в Ульяновске вполне исправно платят за предоставляемые им коммунальные услуги. Не числятся в должниках перед энергетиками и промышленные предприятия не числятся в должниках перед энергетиками.

Но при этом у бюджета региона - гигантский долг! Он копился годами. Цены на все вокруг росли, а коммунальные тарифы в области были фактически "заморожены". Получалось, что производство тепловой и электроэнергии обходилось "Ульяновскэнерго" все дороже - ведь и на мазут, и на газ цены постоянно росли, а получали платежей от потребителей они все меньше. Дотаций из бюджета явно перестало хватать.

В 2000 году в области был избран новый губернатор. Но доставшийся в наследство огромный долг перед "Ульяновскэнерго" из областного бюджета так и смогли погасить. В 2002 году в Ульяновске побывал президент Владимир Путин. Одним из итогов этого визита стало согласие федерального правительства "законсервировать" выплату старого долга ульяновского бюджета энергетикам до 2004 года. А далее - возвращать его постепенно, в течение 15 лет. Другими словами, область получила возможность начать расчеты с энергетиками с "чистого листа", но при одном условии - в полном объеме производить все текущие платежи.

Однако прошло три года, и теперь уже новая власть - в должниках перед "Ульяновскэнерго" - почти на 1 миллиард рублей. Александр Бударин , заместитель губернатора по вопросам ЖКХ и строительства, считает что причина и нового долга - в старой проблеме.

Александр Бударин: Исторически получилось, что к началу 2001 года тарифы на услуги ЖКХ отставали от себестоимости в разы. Гражданин получал услуг на 1 рубль, а платил - пять копеек! Общая сумма задолженности ЖКХ превышает перед всеми уровнями бюджета 7 млрд. рублей. Недостающая часть никак из бюджета не компенсировалась.

Галина Ильясова: И по сей день тарифы на коммунальные услуги по-прежнему намного ниже их себестоимости. А в бюджете региона денег не хватает.

Александр Бударин: В структуре бюджета расходы на ЖКХ - самые высокие в Российской Федерации. Проблема - в бюджетной обеспеченности территории. По собственным доходам на душу населения мы на 73 месте. После добавления нам федеральной помощи - мы скатываемся на предпоследнее, 87 место.

Галина Ильясова: То есть получается, что финансовой поддержки со стороны федерального бюджета не самому богатому в стране региону не оказывается в необходимых объемах.

Александр Бударин: В целом в стране надо изменить подход к реформам ЖКХ. Посмотрите, что произошло. В 1992 году все цены были отпущены. И за 12 лет сформировался рынок по всем товарам и услугам. Но в тоже время были заморожены цены на ЖКХ- услуги, и ими стали управлять.

Сергей Сенинский: Здесь мы и подходим к главной проблеме. С одной стороны, - население, которое либо не может, либо не захочет платить за услуги ЖКХ больше какой-то определенной части своих доходов. Не говоря уже о качестве предоставляемых коммунальных услуг. С другой стороны, - энергетические компании: оборудование устарело, а за топливо приходится платить все больше и больше. Ведь тарифы - прежде всего, на газ - постоянно растут. Получается замкнутый круг. В каком же направлении может быть найден выход из него? Наш собеседник в Москве - директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков:

Игорь Башмаков: Главное направление для российского правительства - повышение доли населения в оплате услуг ЖКХ до 100% - до конца 2005 года. На мой взгляд, это решение абсолютно неверное, так как оно игнорирует целый ряд параметров.

Первый вопрос - а какие, собственно, затраты мы оплачиваем? Достаточно ли они обоснованы? Можем ли мы снизить эти затраты за счет оптимизации ЖКХ и за счет реализации активной энергосберегающей политики? Во многих случаях оказывается, что возможности снижать эти затраты очень и очень весомы.

Другой момент - это динамика доходов населения. Сейчас поставлена задача удваивать ВВП... Но задача должна быть не в удвоении ВВП, а в обеспечении такого экономического роста, который бы давал возможность населению повышать свои доходы. И давал бы возможность повышать доходы всем слоям населения, с тем, чтобы у нас не было резкого усиления дифференциации по доходам. И количество бедных не росло. То есть экономический рост экономическому росту - рознь!

Самое главное, чтобы доходы населения во всех группах увеличивались...

Сергей Сенинский: То есть речь идет и о снижении запросов - в части тарифов - самих энергокомпаний, через, в свою очередь, сокращение их собственных издержек?

Игорь Башмаков: Если у нас растут доходы и снижаются затраты, при том, что мы на ЖКУ расходуем не больше 6% своих доходов, то нам вполне хватит денег для того, чтобы окупить любые разумные (подчеркиваю - разумные!) проекты модернизации ЖКХ. И результаты работы нашего центра по всей территории России это прекрасно подтверждают...

Сергей Сенинский: Итак, в центре проблемы оказывается соотношение - тарифов на коммунальные услуги, с учетом их качества, и тех регулярных платежей, которые за них готовы производить потребители. Андрей Калачинский продолжает - из Владивостока:

Андрей Калачинский: На прошлой неделе полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский обратился к дальневосточным ученым с просьбой рассчитать обоснованность установленных в некоторых краях и областях тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства, а также соответствие этих тарифов финансовым возможностям населения. Эти расчеты полпред пообещал предоставить российскому президенту. По его мнению, в некоторых регионах Дальнего Востока ставки на коммунальные услуги необоснованны.

Уровень тарифов на эти услуги, в зависимости от себестоимости, на Дальнем Востоке - разный. В Приморье он составляет 90% от себестоимости, а в Хабаровском крае - около 70%. Полпред, подводя вместе с губернаторами итоги очередного отопительного сезона", убедился в том, что население упорно задерживает платежи. И чем выше уровень тарифов, тем хуже люди платят. Бойкот приводит к тому, что предприятия ЖКХ разоряются, более половины их "функционируют в состоянии банкротства". Зарплату в ЖКХ задерживают на 2-3 месяца. Износ фондов в ЖКХ и коммунальной энергетике составляет от 60 до 90% для всех регионов Дальнего Востока. А денег на ремонт и замену оборудования - нет. Да и откуда им взяться....

Сергей Сенинский: Тарифы на коммунальные услуги - в основном - регулируются именно местными властями. И если они от этой функции на какое-то время устраняются, то рано или поздно приходится наверстывать упущенное. Так, собственно, и разворачивались события в Ульяновске. Галина Ильясова продолжит тему:

Галина Ильясова: Главными виновниками того, что до сих пор существуют огромные "ножницы" между управляемыми тарифами для конечных потребителей и себестоимостью услуг, и областные, и федеральные власти считают ульяновских законодателей. Мол, местные депутаты - из политических соображений - в течение многих лет не спешили индексировать коммунальные тарифы, то есть повышать их время от времени, в зависимости от темпов инфляции. Не спешили они и в последние два года. Зато теперь, когда гром грянул, пришлось, хочешь - не хочешь, наверстывать "упущенное" за все предыдущие годы. Говорит депутат городской Думы Ульяновска Василий Гвоздев :

Василий Гвоздев: На днях городская Дума приняла решение - мы повысили тарифы на коммунальные услуги в 2,5 раза. Конечно, это - очень жесткая мера. Но данное решение касается лишь людей со средним и высоким достатком. Бюджетники и малообеспеченные граждане защищены предоставлением субсидий. Сумма субсидий заложена в городской бюджет полностью. Мера по повышению тарифов даст возможность частникам, малому бизнесу через конкурсную систему прийти на рынок к ЖКХ, и мы надеемся, что это приведет к снижению себестоимости и качеству услуг.

Галина Ильясова: С 1 июня ульяновские тарифы будут составлять 90% от предлагаемой коммунальщиками цены. Это - требуемый федеральным правительством стандарт.

Но хватит ли денег в городском бюджете на выплату всех субсидий? Ульяновцы - в большинстве своем, люди с небольшим достатком. Специалисты считают, что 120 миллионов, заложенных на эти цели в городской бюджет, явно не хватит.

Люди очень сомневаются, что во всем виноваты лишь их прежние, "льготные" платежи. Может быть, и сами коммунальные службы работают неэффективно? - задается вопросом еще один мой собеседник, пенсионерка Альбина Соловей:

Альбина Соловей: Очень нас беспокоят новые тарифы. Нам, пенсионерам и малообеспеченным людям, трудно выдержать такой натиск. Видно, придется нам поставить счетчики. На днях была в ЖЭУ, там очередь стоит, все хотят поставить себе счетчик...

Галина Ильясова: Как сказали мне в комитете ЖКХ городской мэрии, только с 17 мая районные жилищно-эксплуатационные управления приняли от горожан несколько тысяч заявлений на установку счетчиков холодной и горячей воды. Лишь один район Ульяновска - "Новый город" - получил от населения более 2 тысяч 100 таких заявлений.

Ну, а пока энергетикам из городского бюджета было перечислено лишь 10 миллионов рублей. Помог и автомобильный завод, акционеры которого предоставили "Ульяновскэнерго" кредит на 8 миллионов рублей. На даже вместе взятые, обе суммы - лишь капля в море накопленного долга...

Сергей Сенинский: 90 ли процентов себестоимости коммунальных услуг должен покрывать тариф на них или 70...80... Один из наших собеседников в Ульяновске уже заметил: население получало услуг на 1 рубль, а платило за них 5 копеек. Но даже такое возможно, если кто-то - видимо, государство, с одной стороны, будет покрывать из бюджета всю разницу, а с другой стороны, будет добиваться: от энергетиков - сокращения издержек, а от потребителей - всемерной экономии. Ну, а что, если государство (будь то власти федеральные или региональные) на первое не имеет денег, а вторым - просто не занимается? И потом - с тарифами на услуги жилищно-коммунального хозяйства - как с налогами. До определенного уровня ставок их еще платят. А если повысить больше, то, всеми правдами и неправдами, потребители будут уходить от этих платежей. По мнению эксперта, на каком примерно уровне находится сегодня в России этот самый "порог" для тарифов ЖКХ? Порог - в смысле части доходов, которую средняя семья еще готова была бы платить за эти услуги? Из Москвы - Игорь Башмаков, директор Центра по эффективному использованию энергии:

Игорь Башмаков: Российское правительство считает, что этот уровень равен примерно 22-25% от совокупного дохода россиян. Именно на этом уровне и установлена планка получения субсидий для малоимущих семей. Причем эта планка для многих регионов примерно одинаковая: 20-22%.

Анализ, который провел наш центр, показывает, что предельная способность и готовность населения платить за ЖКУ составляет примерно 6% от доходов всей семьи. В предельном случае, для наименее обеспеченных семей, этот уровень может достигать 10-15%, но ни в коем случае не 20-25%! Причем при этих уровнях в 6-10-15% можно добиться собираемости платежей на уровне 90-95%. Но чем дальше мы перешагиваем за эти "пороги", тем меньше мы обеспечиваем собираемость платежей. И здесь есть совершенно объективные вещи, которые не зависят от воли или сознания кого бы то ни было...

Сергей Сенинский: То есть этот "порог" платежей не очень меняется от региона к региону?

Игорь Башмаков: В России эти "пороги" практически не зависят от региона. Они могут зависеть от состава и характеристик семей. Но если мы берем среднюю семью по городу с приличным количеством жителей - скажем, от 40 тысяч, то, как это ни странно, практически для всех городов эти "пороги" будут одинаковы.

Сергей Сенинский: 6%-ый порог расходов на коммунальные платежи, о котором вы говорите применительно к России, как соотносится с подобными показателями в других странах мира?

Игорь Башмаков: Эти пороги также достаточно мало зависят и от страны. Если мы начнем анализировать сопоставимые (подчеркиваю - сопоставимые!!!) показатели расходов на ЖКУ в других странах мира, то мы, к большому своему удивлению, обнаружим, что в США эта доля в последние 40 лет составляла 5,6%. Средний показатель по Европейскому Союзу тоже составляет 5,6%. А разброс по отдельным странам ЕС составляет от 4 до 9%.

Причем этот разброс объясняется структурой собственности жилья, а также ценами на энергоносители. Самая низкая доля собственного жилья и самые высокие цены в Дании, Германии и Австрии. Именно в этих трех странах расходы на ЖКУ и составляют в доходах населения самую большую долю по сравнению с остальным ЕС...

Сергей Сенинский: Если иметь в виду опыт реформирования ЖКХ в других странах мира, что из него может быть применимо в России? И - каких стран?

Игорь Башмаков: Сегодня уже есть очень интересный опыт реформирования систем ЖКХ в странах Восточной Европы, которые совсем недавно очень были похожи на Россию. Это такие страны, как Польша, Чехия, Латвия, Литва... Есть очень интересные схемы самоорганизации населения на уровне многоквартирных домов в Польше и Чехии. Очень интересный опыт привлечения частного бизнеса в сектор ЖКХ... То есть действительно есть очень много интересных идей. Мы часто встречаемся со специалистами из этих стран и обсуждаем такие вещи. Вопрос только в том, чтобы хороший опыт правильно адаптировать на российскую почву с учетом всех условий, которые мы имеем сегодня.

Так как даже вот эти 25%, с которых мы с вами начали обсуждение, этот показатель был взят из зарубежного опыта. Кто-то когда-то посмотрел зарубежную статистику и назвал эти 25%. Но оказалось, что в состав этих 25% входят и аренда жилья, и некоторые другие показатели, которые в российской статистике, как расходы на ЖКУ, не учитываются! И когда мы "очищаем" эти показатели и приводим их в сопоставимые рамки, то увидим, что это уже не 25%, а всего лишь 6%.

Когда мы анализируем чей-то опыт, мы должны очень точно понять механизмы, которые были запущены в этих странах...

Сергей Сенинский: Игорь Башмаков, директор Центра по эффективному использованию энергии, Москва.

Спасибо всем нашим собеседникам сегодня. Мы говорили с ними - в связи с энергетическим кризисом в Ульяновской области - о реформировании в целом системы жилищно-коммунального хозяйства...

XS
SM
MD
LG