Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские банки сегодня: искусственный отбор или реформы снизу?


Российские банки сегодня: искусственный отбор или реформы снизу?



Сергей Сенинский: Что происходит в российской банковской системе? У одного банка отбирают лицензию и обвиняют в отмывании денег. Другой - принимает решение о самоликвидации. Говорят, что у них - общий собственник, но кто именно - даже Центральный банк выяснить не может. Оба банка просрочили очередные платежи по собственным облигациям, что, по сути, стало чуть ли не первым в стране дефолтом за все время после кризиса 1998 года.

На фоне этих событий одни банки приостанавливают выдачу кредитов другим, процентные ставки на межбанковском рынке взлетают в разы. И некоторые - в основном, небольшие - банки оказались не в состоянии расплатиться по кредитам, которые получили раньше.

При этом и Центральный банк, и сами банкиры не устают повторять, что никакого банковского кризиса в стране нет. И, видимо, так оно и есть. Но, если кризиса в банковском секторе нет, то - что же в нем происходит? Такого, что порождает опасения кризиса?

В конце мая компания American Express, известная своими кредитными картами, организовала в некоторых городах России опрос, насколько граждане доверяют банковской системе? В смысле, доверяют им или нет свои сбережения? Опрос есть опрос, понятно. Но его результаты, тем не менее, впечатляют. Более 90% российских семей предпочитают хранить деньги дома или где-то еще, но - не в банках. Ну, а сами банкиры в какой степени разделяют подобные оценки? Мы обратились к участникам международного банковского конгресса, который ежегодно проводится в Санкт-Петербурге в начале июня. Тему открывает Сергей Богдан, председатель правления банка "Приморье", Владивосток:

Сергей Богдан: Я думаю, что в последнее время тенденция несколько изменилась, и доверие к банкам повысилось. Наверное, это, в первую очередь, связано с увеличением денежной массы, которая находится на руках у населения. А во-вторых, с некоторой стабильностью, которая существует в государстве и в банковской системе в целом.

Сергей Сенинский: При этом банковская система страны, как заявил на конгрессе первый заместитель председателя Центрального банка России Андрей Козлов, растет невиданными темпами:

Андрей Козлов: Несколько цифр: За прошлый год активы банковской системы выросли на 35%. Капитал банковской системы вырос на 40%. Прибыль банков выросла на 38%. Кредиты нефинансовому сектору экономики - на 42%. А вклады населения в банки увеличились на 47%. То есть скорость увеличения основных показателей наших банков в целом в разы опережает скорость развития российской экономики.

Сергей Сенинский: Но вспомним результаты опроса по части доверия к существующей банковской системе. Учтем при этом, что опрашивали граждан, то есть частных лиц. Выходит, банки растут, в первую очередь, за счет других категорий клиентов. А частные вклады, хотя их объем и увеличивается, по-прежнему нормой не стали... Маргарита Тараева, председатель правления "Южного торгового банка", Ростов-на-Дону:

Маргарита Тараева: Я думаю, что это действительно так. Что актуально для Москвы и Питера, как для более продвинутого населения, для более информированного в банковских услугах, в этих регионах присутствует много иностранных банков: И население с понимание относится к хранению денег в банках.

Что касается регионов, там ситуация хуже. И я думаю, что тот пласт населения, который еще не работает в банковской системе, огромен. И мы пока еще даже не представляем, сколько реально денежных средств можно было бы привлечь в регионах и в кредитование реального бизнеса:

Сергей Сенинский: Тот же вопрос - директору петербуржского филиала банка "ЮГРА" из Тюмени Михаилу Горбе:

Михаил Горба: Это работа всех институтов - и власти, и финансовых, чтобы вызвать большее доверие населения. А самое главное - нужно использовать определенные инструменты, чтобы это доверие усилить. Например, та работа, которая ведется по страхованию вкладов, ее, конечно, нужно проводить.

Единственное, если мы хотим страховать вклады, то это нужно делать не по 1-2 тысячи долларов, а по 10-20-50 тысяч. Да, на руках у населения хранятся деньги, но количественное соотношение крупных вкладчиков и крупных и мелких держателей денег несоизмеримо. То есть нужно рассчитывать на конкретную аудиторию и постараться убедить крупных вкладчиков.

Но есть еще один важный момент. Да, наша банковская система, безусловно, должна стать более чистой и более открытой. Но при этом нельзя отвергать определенные вещи, которые касаются, прежде всего, частных вкладов. Вкладчики хотят, чтобы все-таки какой-то элемент банковской тайны сохранялся. А это - очень тонкий вопрос. Я думаю, что этот момент не менее важен, чем защита вкладов.

Сергей Сенинский: Еще недавно много говорили о том, что один из ключевых этапов банковской реформы в России - консолидация банков, чтобы они могли противостоять в будущем зарубежным конкурентам. Но по итогам переговоров о вступлении России в ВТО Европейский союз, например, согласился с тем, что для деятельности иностранных банков в России сохранятся ограничения - на сколько-то еще лет. Значит ли это, на ваш взгляд, что теперь российским банкам и вовсе нет нужды спешить с объединениями? Тему продолжит - из Москвы - главный экономист "Альфа-Банка" Наталья Орлова:

Наталья Орлова: Нет, я с этим не согласна. Уже практически год идет консолидация банковских активов. Основная причина - вступление в силу закона о страховании депозитов, которая в целом начнет функционировать только с 2007 году, когда "Сбербанк" присоединится к этой схеме. И совершенно очевидно: для многих банков применение этой схемы будет означать, что они просто станут банкротами, так как не смогут получить доступ к работе с частными лицами. Другие банки, чтобы иметь лучший доступ, и финансировать розничную сеть, должны будут объединиться. Вот это и есть основная экономическая причина укрупнения.

Михаил Горба: Я думаю, что объединение наших банков необязательно продиктовано возрастающей конкуренцией со стороны западных банков. Скорее всего, это общеэкономическая и общемировая тенденция в тот период, когда на этом поле очень много игроков. Поэтому "расчистка" будет происходить за счет того, прежде всего, что сливаются крупные банки:

Сергей Сенинский: Если идет процесс реструктуризации банковского сектора, то некоторые его проявления не стоит воспринимать, как кризисные. Примерно так можно было понять первого заместителя председателя Центрального банка России Андрея Козлова:

Андрей Козлов: На данный момент в российской банковской системе нет следов финансового кризиса. Нет! Это - чрезвычайно благоприятная ситуация. И она не должна заставить нас всех расслабиться, а мы должны воспользоваться моментом для исправления прошлых ошибок:

Сергей Сенинский: Уроки прошлого зримо напомнили о себе недавними событиями вокруг "Содбизнесбанка" или банка "Кредиттраст". Можно ли их, на ваш взгляд, трактовать так, что банковская реформа в России (такая, которая инициируется государством, а не диктуется логикой развития самого рынка) - по сути, в самом еще начале? Маргарита Тараева, "Южный торговый банк", Ростов-на-Дону:

Маргарита Тараева: На мой взгляд, что касается "Содбизнесбанка", - это, скорее, частный случай. И более того, деятельность любого банка в большей степени зависит от его финансовой устойчивости, от его способности конкурировать на рынке и получать прибыль.

Другое дело, что правоохранительные органы и вся надзорная система должны помогать развиваться банковской системе России, а не только надзирать!..

Михаил Горба: История с "Содбизнесбанком", конечно, симптоматична. В том смысле, что она является показателем того, в каком направлении в ближайшее время Центральный банк и вся система потенциального надзора будет двигаться.

Если мы говорим о "чистоте" банковского бизнеса, это - "чистота" банковских капиталов. И понятно, что российская банковская система зарождалась в определенных условиях. И было бы наивно думать, что одним мгновением волшебной палочки мы видоизменим ее и приведем в соответствие с мировыми стандартами. Это - очень долгосрочная тенденция:

Андрей Козлов, первый заместитель председателя Банка России: Существенный момент, где мы должны сделать прорыв - это корпоративное управление. Больше 90% российских банков, каждый из них, принадлежат ограниченному кругу частных лиц. У этого есть плюсы, но есть и минусы. В частности, когда 5-6 человек управляют конкретным банком, то у них отсутствует серьезная мотивация создавать корпоративное управление в своем небольшом банке, который они уже и так знают вдоль и поперек, в соответствии с международными требованиями:

Сергей Сенинский: И все же вопрос - о банковской реформе, в связи с событиями вокруг "Содбизнесбанка" и банка "Кредиттраст". Наталья Орлова, главный экономист "Альфа-Банка":

Наталья Орлова: Это - достаточно сложный вопрос. С одной стороны, банковская реформа проходила медленными темпами. И история с "Содбизнесбанком" - не единственный прецедент, который связан со страхованием депозитов, это - начало некой реструктуризации в банковском секторе. Это - хорошо.

А что плохо? Эта реструктуризация начинается в момент, когда свободная ликвидность на банковском рынке уменьшается в силу макроэкономических причин. В первую очередь, в связи с тем, что тот капитал, который раньше приходил в Россию, теперь начинает от нас уходить. А на таком фоне реструктуризация будет гораздо более болезненной, чем она могла бы быть несколько лет назад:

Сергей Сенинский: Если предположить - теоретически - очередной банковский кризис в России, то, по мнению многих экспертов, он, скорее всего, окажется кризисом так называемых "плохих" кредитов, то есть массового их невозврата - исходя из нынешнего положения вещей. В какой мере вы лично разделяете такую точку зрения? На этот вопрос мы попросили ответить каждого из наших собеседников. Маргарита Тараева, "Южный торговый банк", Ростов-на-Дону:

Маргарита Тараева: В чем-то разделяю. Много говорилось о переходе на международные стандарты отчетности. По такой схеме работает банковская система и хоть что-то делает.

А если говорить о предприятиях, особенно о тех, которые не ориентированы на экспорт, а о предприятиях, которые работают на внутреннем рынке, на переработке продукции: это актуально для нашего региона: переработка сельскохозяйственной продукции и производство: То здесь финансовая отчетность предприятий не позволяет объективно судить о финансовом положении предприятия, с точки зрения международных стандартов.

Михаил Горба, банк "ЮГРА", Тюмень: Я считаю, что в благоприятной экономике, где созданы предпосылки для развития реального сектора, а, следовательно, и для значительной группы заемщиков, то ничто не угрожает и банковской системе - с точки зрения возвратности и ликвидности.

А если мы будем наблюдать общие кризисные явления в экономике, например, стагнацию или что-то еще хуже, то в любой ситуации они все равно негативно повлияют на состояние банковской системы. И это - мировая практика.

Сергей Богдан, банк "Приморье", Владивосток: Кризис "плохих" кредитов. Существует две причины, которые могут на это повлиять. Во-первых, если уменьшаются процентные ставки, то, соответственно, потребуется делать более рискованные вложения для того, чтобы сохранить прибыльность.

А с другой стороны, это - слабая подготовка специалистов банка, которые оценивают кредитные риски. Наверное, причина может быть и в этом, но вряд ли это будет какой-то большой и масштабный кризис:

Наталья Орлова, "Альфа-Банк": На данный момент состояние банков и некоторые панические настроения совершенно не связаны с состоянием основных заемщиков, а именно - со слабостью межбанковских связей. И я думаю, что важны опасения, которые пока еще не обсуждаются, но все знают о них по опыту 1998 года. Это - страх неправильного и не совсем порядочного поведения собственников банков. То есть, в принципе, это опасения выводов активов. И нужно, чтобы Центральный банк создал определенную систему для отслеживания истинного состояния банков и предотвращал вывод активов.

А что касается кризиса "плохих" кредитов, то, когда макроэкономическое состояние ухудшится, это уже можно ставить в повестку дня, но для этого нужно чтобы и банковский сектор дожил до этого времени:

Сергей Сенинский: В каком смысле - дожил?

Наталья Орлова: Я имею в виду, чтобы банки находились в нормальном состоянии по ликвидности. Чтобы до кризиса "плохих" кредитов не случился бы кризис ликвидности, который тоже может разрушить многие банки:

Сергей Сенинский: Ну, а если говорить о факторах неустойчивости российской банковской системы в целом, то какой один из них вы назвали бы в первую очередь?

Наталья Орлова: Если бы мы говорили два-три года назад, то, наверное, основным фактором я бы назвала отсутствие доступа к "розничным" деньгам - к депозитам частных лиц. Так как несколько лет назад основной проблемой банков в России была высокая зависимость от корпоративных средств. На данный момент, ситуация выглядит несколько по-другому. Банки смогли диверсифицировать клиентскую базу.

Но если смотреть с точки зрения экономики, то банковский сектор еще страдает от небольшого числа клиентов, от того, что мало. То есть банки по-прежнему работают с ограниченным кругом крупных компаний, с которыми достаточно легко работать. А мелкие и средние компании довольно редко имеют доступ к банковским услугам. Да в принципе и население вообще ограниченно пользуется банковскими услугами:

Маргарита Тараева: Это - очень маленькая доля активов, особенно в региональных банках. Очень большая концентрация. Всего 200 банков - это 80% всех активов банковской системы России. А на фоне одного крупного иностранного банка, вся наша банковская система настолько мала и незначительна, что в этом ее неустойчивость и заключается. Она не сможет противостоять никаким кризисам, никаким изменениям в инфраструктуре и экономике:

Сергей Сенинский: Только что наши собеседники вновь напомнили о том, сколь небольшая пока часть банковского бизнеса в России в целом приходится на частных клиентов. Тем не менее, в том, что касается одного из его секторов - потребительского кредитования - уже сегодня говорят чуть ли не о буме. По крайней мере, в наиболее крупных городах...

Маргарита Тараева: Я думаю, что этот рынок очень интересен и действительно будет развиваться. Например, сейчас на примере автомобильного кредитования мы видим, как успешно работает эта система. Ипотечное кредитование тоже готово эффективно заработать - при внесении необходимых законодательных изменений.

Но при этом, наверное, российские банки всегда будут отставать от иностранных, так как мы, к сожалению, не можем предложить "длинных" и "дешевых" денег. А та пассивная база - в первую очередь, деньги частных клиентов, потребительские деньги - еще не работает в банковской системе. А именно эти деньги и должны, в первую очередь, идти на потребительские кредиты.

Сергей Богдан: Трудно сказать, что этот рынок сейчас переживает большой бум. Дело в том, что большая часть средств, которая "вкачивается" в потребительское кредитование, это - государственные средства, если говорить о больших и "длинных" программах ипотечного кредитования. А банки, к сожалению, не имеют базы для предоставления столь длительных потребительских кредитов.

С другой стороны - это достаточно большой риск. Кроме того, жилищный рынок на сегодня "перегрет". И, скорее всего, в ближайшее время не будет резкого увеличения объемов вложений в этот рынок:

Михаил Горба: Нужно развивать информационные каналы обмена информацией о добросовестных заемщиках. То есть то, что есть в американской практике: Об этом беспокоится каждый нормальный американский гражданин - создание себе репутации хорошего заемщика.

Сергей Сенинский: И - последний вопрос сегодняшней передачи. который мы просто не могли не задать нашим собеседникам. Насколько реальными представляется вам лично планы исполнительной власти относительно того, чтобы к 2010 году каждая третья семья в России могла бы позволить себе ипотечный кредит на покупку жилья, если она того пожелает? Сергей Богдан, председатель правления банка "Приморье", Владивосток:

Сергей Богдан: Наверное, сможет. Вопрос в том, что сегодня цены на жилищном рынке действительно очень высокие. То есть реальная стоимость затрат строительной компании гораздо ниже, чем та цена, по которой потом продается эта недвижимость. Об этом свидетельствует и то, что в недвижимость стали теперь вкладывать деньги, как в бизнес.

А с другой стороны, к 2010 году, скорее всего, произойдет увеличение реальных доходов населения. Поэтому вероятность того, что большая часть населения сможет воспользоваться этими кредитами, достаточно высока.

Маргарита Тараева: Любой банк, который кредитует население, в частности, по ипотеке, или российский или иностранный банк, в первую очередь, характеризуя заемщика, исходит из его возможностей погашать этот кредит. То есть человек должен зарабатывать столько, чтобы ему хватало и на жизнь, и на погашение ссуды.

И если наше государство, допустим, обеспечит хотя бы своих бюджетных сотрудников зарплатой, которой им будет хватать не только на хлеб и воду, но еще и какие-то деньги откладывать на погашение кредита, то действительно это можно будет сделать. Та ипотечная программа, которая работает, в частности, в нашем регионе, в первую очередь, ориентируется на сотрудников хорошо развивающихся предприятий с довольно высокой оплатой труда:

Михаил Горба: Население должно иметь определенный платежеспособный потенциал. Поэтому, чем более интенсивно будет развиваться экономика, чем больше денег будут зарабатывать наши граждане, тем больше предпосылок будет создано для того, чтобы развивалось кредитование частных лиц и все те программы, о которых мы сейчас говорим. Если человек сможет тратить хотя бы 300 долларов в месяц на свое жилье, это - минимальная сумма, а лучше - 500, а банковская система и государство смогут предложить работающий механизм ипотечного кредитования, то это может вызвать бурный рост объемов ипотечного кредитования:

Наталья Орлова: Знаете, историю с ипотечным кредитованием нужно все-таки рассматривать в свете платежеспособности населения, а во-вторых, в свете защищенности банков от рисков. У меня нет сомнений, что если рынок будет перспективный, риски будут контролируемы, а население платежеспособно, то все банки с удовольствием кинуться развивать ипотечное кредитование.

Поэтому о перспективах 2010 года мы можем рассуждать именно в свете последних заявлениях правительства о "борьбе с бедностью". И если общий уровень благосостояния населения повысится, то тогда это будет вполне реально. Но я бы связывала это не с развитием банковского сектора, а именно с развитием благосостояния населения.

Сергей Сенинский: Если говорить о банковских рисках, связанных с ипотечным кредитованием, сколь значимым для банков фактором можно считать то, что действующее законодательство не предусматривает возможность выселения заемщика, если по каким-то причинам он не может погашать далее взятый ипотечный кредит?

Наталья Орлова: Это, безусловно, очень важный фактор, потому что это ограничение рассматривалось как основное многими крупными банками. Но я думаю, что, помимо этого, существует необходимость, чтобы ипотечное кредитование каким-то специальным образом подчинялось нормам банковского регулирования. Я имею в виду то, что поскольку эти средства выделяются на очень длительный срок, то должны быть какие-то очень льготные ставки по депонированию средств, которые используются на эти цели или какие-то другие льготы. То есть, говоря о рисках, я, конечно, имею в виду законодательные риски, а также риски регулятивного характера:

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам сегодня - из банков Ростова-на-Дону, Москвы, Тюмени и Владивостока. Мы говорили с ними о российской банковской системе - в очередном выпуске "Экономической среды" - "Место и время".

XS
SM
MD
LG