Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От Силиконовой долины до Ореховой




Сергей Сенинский: Помните, как в начале 90-ых много говорили о том, что уже лет через 10-15 в России могут появиться свои "Силиконовые долины" - по аналогии с калифорнийской, откуда вышли многие всемирно известные теперь компании компьютерной индустрии... В частности, говорили о Новосибирске, где начинались многие российские проекты в области информационных технологий.

В какой степени регион - для собственного развития - может использовать те особенности, которые хоть как-то отличают его от других? Даже если, на первый взгляд, такие отличия минимальны? "От Силиконовой долины до Ореховой" - так мы называли сегодняшний выпуск "Экономической среды - Регион"...

Начнем именно в Новосибирске, имея в виду местные компании, работающие, прежде всего, над программным обеспечением для персональных компьютеров. Рассказывает наш автор в Новосибирске Андрей Костьянов:

Андрей Костьянов: Легенду об очередном варианте американской "Силиконовой долины" - в Новосибирске - столь популярную в начале 90-ых, на сегодня можно считать несостоявшейся. Общая тенденция "утечки мозгов" в полной мере коснулась как самого Новосибирска, так и его Советского района, известного не только в стране, но и за рубежом как Академгородок.

Сегодня многие местные специалисты сегодня работают в Силиконовой долине "номер один", то есть в Калифорнии. Другие разъехались по разным странам мира. Оставшиеся предпочитают работать, хотя и не уезжая, но - на зарубежных работодателей, тем более что индустрия информационных технологий весьма этому способствует.

Дает знать о себе и специфика рынка программного обеспечения в России: львиная доля продуктов на нем - это те, которые называют контрафактными, то есть нелегально скопированными. Причем касается это не только частных лиц, но и предприятий. Наибольшую прибыль получают те компании, которые производят и продают диски с "пиратскими" программами.

Эти и другие особенности диктуют правила игры компаниям, занятым в легальном секторе этой индустрии. Например, компания "Техноград", занимающаяся разработкой электронных карт, несколько лет назад была вынуждена отказаться от продажи одного из своих продуктов - карты-справочника Новосибирска, и перешла на продажу рекламных площадей в нем. Сам же продукт теперь распространяется бесплатно.

Мой собеседник - Вадим Круглик, директор новосибирской компании "Софтаура", занимающейся продажей справочной информации через Интернет - с использованием программного обеспечения собственной разработки.

Вадим Круглик: Простой человек, обыватель готов платить за что, за какие программы? За игрушки, плюс какой-то софт для себя. Да и то это все - под вопросом. Я с трудом представляю себе - что бы такое можно сделать, чтобы потребитель заплатил за это...

Андрей Костьянов: По мнению Вадима, выживать сегодня небольшим компаниям становится все труднее и труднее.

Вадим Круглик: Я бы поделил новосибирский IT-рынок на несколько. Одни программисты работают на иностранные компании, причем их тоже можно поделить на две категории. Одни - это те, у которых есть свои продукты, а вторые, которые работают просто под заказ. Хотя, вторые уже начинают исчезать. Cейчас в принципе и за границей можно найти людей примерно за те же деньги, что и здесь.

Андрей Костьянов: Ну, а те местные компании программного обеспечения, которые работают на российский рынок?

Вадим Круглик: Одни - это те, кто постоянно работает на какую-то одну крупную фирму, например, "Норильский никель", нефтяные и т.д. Вот для таких компаний пишется что-то очень "большое".

Еще существует рынок бухгалтерских и учетных программ. Однако здесь компании живут в основном за счет продажи лицензий на эти программы, а также за счет их доработки и поддержки.

Андрей Костьянов: Если небольшая местная компания вырастает до понятия "успешной", у нее появляется шанс быть купленной старшими, зарубежными собратьями. Именно так буквально месяц назад американской INTEL была куплена новосибирская "УниПро", считавшаяся одной из крупнейших российских IT-компаний, активно сотрудничавшей с американской Sun Microsystems, и принимавшей непосредственно участие в разработке программного обеспечения для легендарного российского процессора "Эльбрус". Легендарного - во всех смыслах этого слова, включая и тот, что пишется в кавычках, поскольку уже более десяти лет существует он только на бумаге. Вот вместе с компанией "Эльбрус МЦСТ", корпорация INTEL прикупила и "УниПро".

Из действительно успешных на IT-рынке Новосибирска можно назвать разве что ЦФТ - Центр финансовых технологий, одну из выживших за эти годы компаний. Её детище - платежная система "Золотая корона" - работает сегодня более чем в 100 городах России и ближнего зарубежья. Созданная изначально на базе давно закрывшегося "Сибирского Торгового банка" и вовремя отпочковавшаяся от него структура, была удачно спроектирована как межбанковская. Она сумела выжить и восстать из руин банковского кризиса середины 90-ых годов.

В отличие от продуктов конкурентов, "Золотая корона" была изначально ориентирована именно на российский рынок, с учетом известного качества линий связи и других подобных реалий. При этом наверстать свое отставание, по отношению к зарубежным аналогам, в новосибирской компании решили своеобразно. Дело в том, что из двух существующих ныне типов платежных электронных карт - магнитной и чиповой - вторая (более современная и использующая встроенный микропроцессор) защищена от подделки и взлома куда больше, чем первая, представляющая собой лишь намагниченную полоску, нанесенную на кусочек пластика. Говорит сотрудник отдела продаж компании "Центр финансовых технологий" Мария Михайлова:

Мария Михайлова: Наше отставание на рынке пластиковых карт было решено превратить в наше преимущество - и сразу начать с развития микропроцессорных карт, вместо магнитных. Еще в 1994 году Visa и MasterCard заявляли о том, что необходим переход на чиповые технологии, даже назывались определенные сроки. Но, понятно, такую огромную инфраструктуру очень трудно сразу перевести на более новую технологию...

Андрей Костьянов: К не менее успешным проектам новосибирского "Центра финансовых технологий" можно отнести и систему безналичных платежей "Город" позволяющую оплачивать не только коммунальные услуги, но и осуществлять массу других платежей, вплоть до штрафов ГАИ. При этом кроме сети пунктов приема самой системы, клиент может воспользоваться для оплаты счетов любым банкоматом "Золотой короны", компаний Visa и MasterCard. Он может произвести оплату через Интернет или даже через свой мобильный телефон.

Еще один сервис от новосибирского "ЦФТ" - Интернет-банкинг "faktura.ru" - предоставляет его клиентам возможность пользоваться всеми банковскими услугами, не покидая дома или офиса, а также участвовать в электронных торгах на финансовых рынках.

Но, увы, "Центр финансовых технологий" - один из очень немногих успешных примеров на IT-рынке региона, который некогда считали будущей российской Силиконовой долиной. У небольших же местных софтверных компаний сегодня, как считают их работники, одна надежда выйти на свой собственный, российский рынок - ужесточение законодательства по отношению к производителям "пиратской" продукции, продающих ее по бросовым ценам. И еще - на возможный, хотя и не очень прогнозируемый, рост покупательской сознательности. По крайней мере, как считают мои собеседники, это, хоть и не намного, но увеличит продажи их продукции и позволит адекватно оплачивать труд программистов.

Сергей Сенинский: Андрей Костьянов, наш автор в Новосибирске...

Тем не менее, объем экспорта именно программного обеспечения из России в целом в 2003 году составил почти 500 миллионов долларов. Это в 20 раз меньше, чем нынешний программный экспорт из Индии, но - уже 60% больше, чем было еще в 2002 году. По прогнозам, через пять лет объем ежегодного экспорта программного обеспечения из России может составить от 3 до 5 миллиардов долларов, то есть от 30-ти до 50% нынешнего экспорта из Индии.

Продолжаем тему... Небольшим городкам в пригороде Мюнхена повезло. Всего за 10-15 последних лет они преобразились настолько, что "Европейской Силиконовой долиной" их назвал основатель Microsoft Бил Гейтс. Рассказывает наш корреспондент в Мюнхене Александр Маннхайм:

Александр Маннхайм: Деревушку Исманинг, в северных пригородах Мюнхена, еще в средние века называли Krautdorf, то есть "капустной деревней". Тогда все местные общины платили оброк церковным властям, и Исманинг должен был ежегодно поставлять епископату две с половиной тысячи вилков капусты. Так продолжалось пять веков, пока указом баварского короля этот оброк не был отменен.

Обширные угодья вокруг деревни веками были заняты крупной белокочанной капустой, которую продавали по всей Европе и в США. А в 1900 году на Всемирной выставке в Париже исманингская квашеная капуста была удостоена золотой медали.

Вспоминает бургомистр Исманинга Михаэль Седлмайер:

Михаэль Седлмайер: Исманинг - очень старая община, через несколько лет мы будем отмечать 1200-летие нашей деревни. Благодаря специфическому составу почвы, здесь веками удавалось собирать обильные урожаи капусты...

В наши дни сельское хозяйство повсеместно сворачивается - особенно вблизи крупных городов. К тому же - из-за высоких издержек - нам стало очень трудно конкурировать с другими. Например, похожая капуста из Венгрии гораздо дешевле. Ну, и такой фактор, как непосредственная близость Мюнхена. Большой город разрастается, ему нужны новые производственные и жилые площади.

Александр Маннхайм: В конце 80-ых годов к северу от Мюнхена был построен новый международный аэропорт. Исманинг, как и несколько других деревень по соседству, оказались точно на пути к нему из города. Построили новые дороги, стали регулярно останавливаться пригородные электрички. И новый, удобно расположенный район кинулись осваивать крупные компании. Рядом с деревнями стали один за другим открываться их офисы - как правило, подразделения исследовательских отделов, или даже эти отделы целиком...

Михаэль Седлмайер: Тут-то и начался настоящий бум. Мы, конечно, тоже были заинтересованы в привлечении потенциальных налогоплательщиков, но я назвал бы три основных фактора, которые способствовали процветанию местной общины. Во-первых, географическое положение. Во-вторых, кое-какие наши собственные усилия в развитии инфраструктуры. В-третьих, просто везение.

Что касается наших собственных усилий, то компании, обосновавшиеся в Исманинге, платят, например, налог на прибыль примерно на четверть меньше, чем им пришлось бы заплатить, будь они в Мюнхене. Кстати, первыми из тех, кто обосновался тогда Исманинге, оказались крупные зарубежные фирмы - в основном, американские и японские, такие как Apple или NEC, за которыми последовали многие другие известные концерны.

Александр Маннхайм: Теперь здесь расположены европейские штаб-квартиры Compaq и Fujitsu, Xerox и Lotus, а также многих других международных компаний. В Исманинге произошла, если хотите, информационно-техническая революция. То же самое могут заявить и еще несколько деревень в пригородах Мюнхена. Несколько лет назад сюда приехал глава корпорации Microsoft Билл Гейтс. Поездив по окрестностям Исманинга, он с изумлением воскликнул: "Да это же - европейская Силиконовая долина!"

Михаэль Седлмайер: За счет доходов местной казны от вновь открытых у нас предприятий мы смогли построить и детские сады, и школы, и спортивные площадки, большой бассейн. У нас открылись концертные залы и множество магазинов. Мы смогли построить много недорого жилья, предоставить земельные участки по ценам ниже, чем на свободном рынке. Для молодых семей это очень существенно. Главное, что все это случилось в нужное время! Теперь, конечно, Исманинг, увы, стал довольно дорогим местом. Но в жизни всегда так: то, что хорошо и качественно, не бывает дешевым.

Александр Маннхайм: Всего в паре километров от Исманинга - еще одна подобная деревня, Унтерфёринг. Здесь обосновались, в основном, страховые компании, а также целый ряд теле- и радиоканалов - как региональных, баварских, так и общенациональных. Рассказывает бургомистр Унтерфёринга Франц Шварц:

Франц Шварц: Не стоит забывать, что близость мощных средств информации всегда привлекала крупные компании. Кроме того, в отличие от Мюнхена, у нас практически не бывает автомобильных "пробок", а места для парковки - хватит всем. Наконец, многие компании отмечали, что более низкие налоги у нас, хотя и важны, но не стали для них основным притягательным фактором. Главное, утверждают они, это ощущение, что к тебе относятся здесь доброжелательно и не смотрят, как на чужака.

Сегодня численность населения Унтерфёринга - 8 тысяч человек. Но при этом у нас создано 16 тысяч рабочих мест! Вот такое несоответствие. Чтобы избежать в связи с этим недовольства местного населения, мы пытаемся создать как можно больше комфорта для них. В частности, мы решили, последовав примеру Исманинга, за свой счет построить собственную подземную железнодорожную станцию на трассе, соединяющей центр Мюнхена с аэропортом...

Александр Маннхайм: Можно только представить, каких средств потребовал этот проект. Но они у местных властей есть: уже лет 10 как Исманинг и Унтерфёринг, без шуток, называют "самыми богатыми деревнями Германии"...

Сергей Сенинский: Александр Маннхайм, наш корреспондент в Мюнхене. Продолжаем выпуск...

Ореховая Долина, о которой мы упомянули, находится в Испании и никак не связана с индустрией информационных технологий. Но здесь в какой-то момент решили зарабатывать на том, что есть в регионе, а не на том, что может быть. Рассказывает наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий:

Виктор Черецкий: Провинция Сория, которая раскинулась примерно в 250 километрах к северо-востоку от Мадрида, мало кому известна за пределами Испании. Ну, разве что, любителям кино. Именно здесь снимался в свое время фильм "Доктор Живаго" с Омаром Шерифом в главной роли. Место для съемок, естественно, было выбрано не случайно. Сория чем-то напоминает Россию. Возможно, своим относительно прохладным климатом, обилием лесов и тем, что в горных долинах зимой здесь лежит снег.

Провинция издревле славилась своим молочным животноводством. Из промышленных предприятий в провинции имелись разве что небольшие мебельные фабрики. Однако, вступив в конце 80-ых годов в Европейское экономическое сообщество, нынешний Евросоюз, Испания обязалась сократить производство молока. Взамен страна получила значительные субсидии на поддержание производства оливкового масла, а также табака, льна и других культур. За отказ содержать молочный скот местным крестьянам выплачивалась значительная компенсация - в среднем до 7 тысяч евро за одну корову, что превышало её рыночную стоимость. Так что экономически, вроде бы, никто не пострадал. Пожилые люди обеспечили себе старость, ну, а молодежь подалась в города. Казалось, местные деревни были обречены на вымирание...

Однако в середине 90-ых годов в Испании возникло новое для страны явление, получившее название "сельский туризм". Многим испанцам надоело проводить отпуск на пляже, и они вдруг вспомнили, что природа их страны куда разнообразнее, не говоря уже о богатой истории. Правда, все эти красоты и богатства - в глубинке. Тем лучше, решили испанцы, можно отдохнуть от шумной цивилизации, городской пыли и вечных автомобильных пробок. К тому же "сельский" туризм, в отличие от туризма "пляжного", доступен круглый год.

Повальное увлечение поездками в глубинку повлияло на многие стороны жизни испанцев. К примеру, в моду вошли джипы. Нужды в них особой нет - дороги в Испании неплохие, по асфальту можно добраться до самых глухих мест. Однако само наличие джипа стало показателем достатка и своеобразной визитной карточкой любителей путешествовать. Продажи этих автомобилей растут с каждым годом.

Не осталась без внимания и провинция Сория, с которой мы начали рассказ. Здесь - и ландшафты изумительные, и множество исторических памятников. Можно прогуляться, например, по дорогам и мостам, построенных еще римлянами более двух тысяч лет назад. Посетить замки и церкви эпохи раннего средневековья...

Тогда и вспомнили коренные жители местных селений об оставленных гнездах. Вспомнили о своей полузаброшенной деревне и выходцы из Валье-де-Авельяна - живописной Ореховой Долины. Она находится в самом центре Сории, у подножия "Ла-Себольера" - Луковой горы, на которой чуть ли не до мая лежит снег. И вот уехавшая было в город молодежь, закупив стройматериалы, ринулась назад в деревню - превращать жилища предков в комфортабельные приюты и гостиницы для любителей сельской экзотики.

Не теряли времени и местные власти. Они принялись вовсю рекламировать достопримечательности своей провинции и создаваемые в ней возможности для "сельского" туризма. Говорилось о том, как приятно бродить по горным тропам, ловить форель в горных реках, охотиться или взглянуть на развалины древних замков. Облачившись в традиционные костюмы провинции, местные чиновники участвуют в рекламных акциях, проводимых в крупных промышленных городах. Муниципалитеты не жалеют денег на издание всевозможных рекламных буклетов. В них появилась даже новая терминология. К примеру, "сельская терапия". Что-что, а умения "раскручивать" туризм испанцам не занимать. В начале 60-ых годов они разрекламировали свой "пляжный" туризм" на всю Европу, превратив Испанию в мировую туристскую державу.

Мой собеседник - работающий в Испании российский экономист Олег Бовенко. Он - преподаватель школы бизнеса в Мадриде:

Олег Бовенко: Действительно, так называемый "туризм в испанскую глубинку" - это новое направление, хотя и многообещающее. Особенно, если учесть, что в туризме пляжном все уже более или менее поделено... Туризм в глубинку - это другое дело. В нем главное - подогреть интерес туристов к достопримечательностям, к легендам, к природе, к местам литературным. Эту задачу вполне успешно решают испанские провинциальные власти.

Ла-Манча готовится к празднованию 400-летия публикации "Дон Кихота", Риоха предлагает гастрономические туры с посещением винокурен и так далее. То, что местные власти серьезно относятся к "раскрутке" своих провинций, было заметно на прошедшей недавно туристической выставке в Мадриде. Каждая провинция была представлена своим стендом, каждая имела свою "легенду"...

Виктор Черецкий: Усилия по рекламе "сельского туризма" в Сории очень скоро принесли плоды. Из Мадрида двинулись на север-восток вереницы джипов. Их пассажиры были всерьез намерены потратить на свой отдых и поправку здоровья немалые деньги. Не так давно и мне довелась там побывать...

Антонио и Мария содержат в Ореховой Долине гостиницу "Ла-Себольера" уже пять лет. Она располагается в отреставрированном деревенском доме, который построил еще прапрадед Антонио. Здесь - всего десять номеров со всеми удобствами. Цены зависят от сезона. В среднем номер на двоих стоит в сутки 38 евро, включая завтрак. Мария работает на кухне. Гостям предлагается так называемая "экологическая гастрономия", то есть блюда исключительно из местных продуктов. В меню, например, суп из бычьи хвостов, рагу из куропатки, ягненок на вертеле и так далее. Уютная гостиная с камином украшена охотничьими трофеями. Здесь по вечерам любят собираться гости, чтобы поиграть в карты и послушать анекдоты балагура-хозяина. Он же выполняет роль экскурсовода - сопровождает гостей в конных походах по живописным окрестностям Ореховой Долины. А лошадей разместили в бывшем коровнике.

Особенно много постояльцев - осенью. Гостиница в это время заполняется грибниками. Странное дело!.. Веками испанцы не обращали на грибы никакого внимания. Теперь, с развитием "сельского" туризма возникла и мода и на грибы. Разумеется - не сама по себе. Ее помогли внедрить муниципальные и частные фирмы, занимающиеся привлечением в глубинку городских туристов.

Гостиница "Ла-Себольера" - это семейное предприятие. Оно работает круглый год и приносит солидный доход. Кстати, зоны "сельского" туризма, в отличие, скажем, от курортных зон на побережье, держатся исключительно на малом и среднем семейном бизнесе. На побережье, куда летом приезжают миллионы иностранцев, отели-небоскребы чаще всего принадлежат крупным национальным или международным компаниям.

Олег Бовенко: Туризм "в глубинку" не требует больших инвестиций в инфраструктуру, а потому доступен малому бизнесу. Он положительно сказывается на занятости и доходах местного населения. Главное - это "открыть" дифференцированный "продукт" и найти на него покупателя.

С другой стороны, пляж-пляжем, а вот особая испанская атмосфера, которую запомнишь и увезешь с собой, она - не в пляжах и не в стандартизированных гостиницах. Она - в местной глубинке, вдалеке от побережья... Туда и устремляются теперь туристы. Очевидно, что туризм этот набирает силу и будет расти достаточно быстро.

Виктор Черецкий: Что касается Ореховой Долины, то здесь, помимо "Себольеры", есть еще три небольших гостиницы. Но большинство местных жителей предпочитают просто сдавать свои дома отдыхающим. Делают это они через турагентства. К примеру, дом, где может разместиться семья из пяти человек, обойдется в сутки в 60 евро. Кстати, некоторые городские жители, побывав несколько раз в Ореховой Долине, решили купить пустовавшие дома и использовать их как дачи для собственного пользования или для сдачи в аренду.

Таким образом, старинная деревня в глубинке, которая еще десять лет назад, казалось, была обречена на постепенное вымирание, теперь - возродилась.

Сергей Сенинский: Виктор Черецкий, наш корреспондент в Мадриде...

Тему регионального туризма, как бизнеса, завершим в России. А точнее - в Забайкалье. Там региональными особенностями, отличными, разумеется, от испанских, решили распорядиться подобным образом. Слово - нашему автору в Улан-Удэ Александру Мальцеву...

Александр Мальцев: Сибирское гостеприимство стало для многих забайкальцев способом заработка. Они принимают в своих домах туристов. Оказалось, что такой, сельский, "зеленый" туризм весьма привлекателен для многих людей. Вот что говорит проектный менеджер общественной организации - Федерации спортивного туризма и альпинизма Бурятии Андрей Сукнев:

Андрей Сукнев: Что такое туризм? Туризм - это торговля впечатлениями. Чем больше впечатлений, тем ценнее продукт. Или ты сидишь в гостинице, которая "и в Африке - гостиница", или ты общаешься с семьей и получаешь всю гамму впечатлений. Те, кто разбирается в туризме, с удовольствием это делают и иногда настаивают на том, чтобы прием был именно в семье. "Можно остановиться в семье - русской, бурятской?" Канадцы, которые возвращаются отсюда на родину, им дают опросник: "Что вам больше понравилось в поездке?" Говорят, что больше всего понравилось проживание в частном доме в Усть-Баргузине...

Александр Мальцев: Первые в Бурятии "гостевые дома" появились в поселке Усть-Баргузин на севере Байкала. Это было в 1991 году. Инициатором и первым туроператором, который и направлял в этот поселок туристов, стал Забайкальский национальный парк.

Это было время, когда большинство государственных гостиниц закрылось, а уровень сервиса в оставшихся не выдерживал критики. Иностранцев, приезжавших на Байкал, он явно не устраивал. Национальный парк, принимавший иностранных экспертов и экологов-добровольцев столкнулся с реальной проблемой их размещения. Именно эти приезжие и рассказали о существующей за рубежом системе гостевых домов. А сотрудники Национального парка первыми ее апробировали. Говорит начальник отдела просвещения и рекреации Забайкальского национального парка Ольга Скосырская:

Ольга Скосырская: Сначала это были сотрудники Нацпарка, а со временем, поскольку появилась возможность немного заработать, стали местные жители приходить и предлагать свои дома. Так начала создаваться база данных...

Александр Мальцев: Жительница поселка Усть-Баргузин Светлана Белова принимает гостей в своем доме с середины 90-ых...

Светлана Белова: Первый раз приехали две американки, пожилые люди. Очень было волнительно, волнение наше оправдалось сторицей, в течение шести лет мы переписывались с этими американками, они стали нам как родные.

Есть возможность хоть какую-то копейку заработать для семьи. Это - небольшие деньги, вкладываешь больше труда, очень мало приходиться спать, когда гости приезжают. Но пока отзывы неплохие, у нас есть книга такая, отзывов, все пишут, благодарят...

Александр Мальцев: За летний сезон на северном Байкале, в доме Беловых принимают около 10 гостей.

Сутки пребывания в таких гостиницах обойдутся гостю от 200-300 до 700-800 рублей, то есть от 7 до 27 долларов, по нынешнему курсу. Это дает хозяевам весьма серьезный, по местным меркам, приработок: в среднем за сезон, до 20-30 тысяч рублей, то есть под тысячу долларов. Хотя возможности эти доходы ограничены тем, что туристический сезон на Байкале - всего два-три месяца в году.

Ежегодно в Бурятию приезжают, по разным оценкам, до 200 тысяч туристов. Точных данных, сколько из них останавливаются в частных домах, не существует. Но очевидно, что эта доля может быть значительной. Тем более, что такой организация такого туризма не связана с крупными инвестициями. Продолжает Андрей Сукнев, менеджер Федерации спортивного туризма и альпинизма Бурятии:

Андрей Сукнев: "Зеленый", сельский туризм и экологический туризм распространен в недостаточной степени. В чем причина? Нужно заниматься целенаправленно рынком, рекламировать себя.

Местные жители становятся заинтересованными в сохранении ландшафта, экономически заинтересованы. Чем красивее природа, чем интереснее программа, которую они предлагают, тем больше они зарабатывают.

Александр Мальцев: Наглядный пример, считает мой собеседник, - восстановление Посольского монастыря на Байкале. В последнее время его активно реставрируют, в чем участвуют и местное население, и предприниматели. Они стремятся к тому, чтобы церковные купола, как и 100 лет назад, вновь отражались в озере. Возможно, они станут еще одним символом Байкала и наверняка привлекут туристов.

Ну, а самый наглядный пример "зеленого", в чистом виде туризма - прокладка "экологических" троп самими туристами-добровольцами. Федерация спортивного туризма и альпинизма Бурятии каждое лето приглашает из Европы и Америки молодых людей, студентов и школьников, чтобы вместе обустраивать эти тропы в самых красивых местах вокруг Байкала. Только в прошлом году здесь работали более 130 экотуристов из других стран...

Андрей Сукнев: Я думаю, что количество этих добровольцев будет расти, значит, количество клиентов будет расти. И надеемся, что критический момент когда-то возникнет, когда люди будут больше заинтересованы в сохранении ландшафта... Те же самые деньги можно заработать, не разрушая, в природе. Нужно, конечно, терпение, и нужно учиться, потому что мы многое не знаем. Самое главное, что у нас есть - гостеприимность, самобытность наших людей.

Александр Мальцев: Андрей Сукнев, менеджер Федерации спортивного туризма и альпинизма Бурятии.

Сергей Сенинский: Александр Мальцев, наш автор в Улан-Удэ. Этим сюжетом мы завершим сегодняшний выпуск "Экономической среды - Регион"...

XS
SM
MD
LG