Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завод Nokian Tyres в России. Розничный рынок лекарств. "Связьинвест" приватизируют?


Финская компания Nokian Tyres строит новый завод в Ленинградской области. Розничный фармацевтический рынок России сегодня. В планах правительства - приватизация холдинга "Связьинвест". Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист"

Сергей Сенинский: Выпуск открывает, как обычно, панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

Одна неделя года

Александра Финкельштейн: Государственная дума России одобрила в третьем чтении законопроект, предусматривающий снижение базовой ставки единого социального налога с 35 до 26%, а также шкалы регрессии. Так, при зарплате сотрудника до 280 тысяч рублей в год (около 10 тысяч долларов) его работодатель должен заплатить налог по максимальной ставке, при зарплате от 280 до 600 тысяч рублей - по ставке 10 процентов, а при зарплате более 600 тысяч рублей - по ставке 2%.

Иван Толстой: Министерство финансов России не отказывается от планов введения в 2006 году специальных НДС-счетов предприятий. Однако, по словам заместителя министра финансов Сергея Шаталова, предполагается, что средства на НДС-счетах не будут блокироваться. Банки обяжут информировать налоговые органы обо всех операциях, проводимых через эти счета.

Александра Финкельштейн: Банк России отозвал лицензию у банка "Кредиттраст", который обвиняется в нарушении норм федерального законодательства. За последний месяц это уже второй случай отзыва банковской лицензии в стране. В середине мая Банк России, запретив проводить банковские операции "Содбизнесбанку", потребовал его принудительной ликвидации. Теперь Арбитражный суд Москвы удовлетворил этот иск.

Иван Толстой: Финская компания Nokian Tyres начала строительство в Ленинградской области шинного завода, первая очередь которого откроется уже в будущем году. Он будет полностью принадлежать финской компании. Это - второй шинный завод, сооружаемый в России зарубежной компанией. Первый такой завод строит в Подмосковье французская компания Michelin.

Александра Финкельштейн: Новый российский ближнемагистральный пассажирский самолет "Ту-334" получил сертификат летной годности, и теперь может использоваться авиаперевозчиками. Лайнер рассчитан на 100 пассажиров и должен заменить самолеты Ту-134. Однако серийное производство нового лайнера до сих пор не начато. Для его организации требуется от 60 до 80 миллионов долларов.

Иван Толстой: Крупнейшая в России аптечная сеть - "36,6" - приобрела аптеки "Нижегородского аптечного дома", на долю которого приходится 19% розничного фармацевтического рынка в Нижнем Новгороде. Теперь "36,6" принадлежат 226 аптек в семи регионах России.

Александра Финкельштейн: "АвтоВАЗ" с 1 июля прекратит выпуск седанов "Лада-Самара" "99-ой" серии. Это связано с переходом на выпуск автомобилей семейства "Самара-2". Выпуск "99-ой" модели будет продолжен на Запорожском автомобильном заводе на Украине.

Иван Толстой: Руководство Московского метрополитена предлагает запретить, начиная с 1 августа, мелкую торговлю с лотков - как в самом метро, так и в 25-метровой зоне вокруг станций. А уже с 1 июля руководство метрополитена намерено прекратить выдачу разрешений на торговлю печатной продукцией. По планам, торговцев газетами и журналами должны заменить в московском метро около тысячи автоматов. Предложения руководства Московского метрополитена направлены в правительство Москвы.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Nokian Tyres строит новый завод - в Ленинградской области

Итак, финская компания Nokian Tyres начала строительство в Ленинградской области нового завода по производству автомобильных шин. Первая продукция должна появиться здесь уже в 2005 году. Завод возводится в городе Всеволожск, где на заводе американской компании Ford уже выпускаются автомобили Ford Focus для российского рынка. Этот завод и станет главным потребителем автомобильных шин Nokian российского производства - в первые годы работы завода, который будет полностью принадлежать финской компании.

Завод, который начала строить Nokian Tyres, это - первый завод, возводимый на территории России "с нуля" зарубежной компанией? Или такие уже есть? Наш собеседник в Москве - аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Гайрат Салимов:

Гайрат Салимов: Это - второй проект. Первый - французской компании Michelin, которая строит уже свой завод под Москвой. Есть еще проект "не с нуля" - немецкая компания Continental создает свое производство на Московском шинном заводе.

Сергей Сенинский: В целом - кто сегодня основные игроки на рынке автомобильных шин России? Это - российские производители, объединенные в некие холдинги? Зарубежные? Или - российские, но принадлежащие зарубежным компаниям?

Гайрат Салимов: Более 80% рынка занимают российские компании. Оставшиеся 20% - импорт. В России существуют 12 основных шинных заводов, которые разделены между тремя основными холдингами. Это - "Сибур", "Амтел", а также крупнейший независимый завод "Нижнекамскшина". Кроме них, еще есть 2-3 небольших независимых завода.

Сергей Сенинский: Если иметь в виду трех ведущих участников этого рынка в России, какая его часть на них, вместе взятых, приходится?

Гайрат Салимов: Если взять в целом, то пока иностранные компании не начали производство шин в России, рынок поделен между тремя основными игроками, которые разделили его на примерно равные трети.

Самой большой долей владеет холдинг "Сибур", вторая по величине доля - у завода "Нижнекамскшина", третье место занимает холдинг "Амтел", который тоже контролирует примерно 20-25% российского шинного рынка. Оставшиеся 10% рынка распределены между несколькими независимыми заводами, каждый из которых слишком мал, чтобы перерасти в крупную компанию.

Сергей Сенинский: А в этих трех ведущих холдингах участвуют ли крупные зарубежные компании? Скажем, из ведущих в мире производителей автомобильных шин?

Гайрат Салимов: На данный момент ни один из холдингов не имеет иностранного капитала. "Сибур" полностью контролируется "Газпромом". "Амтел" является независимой частной компанией, принадлежащей сингапурскому частному предпринимателю Судхиру Гупте, который в основном работает в России. А "Нижнекамскшина" на данный момент контролируется в основном "Татнефтью".

Ожидается, что в будущем "Амтел" и "Нижнекамскшина" будут привлекать как стратегических, так и портфельных инвесторов.

Сергей Сенинский: Можно ли говорить о том, что это сектор промышленности в России полностью открыт для любой конкуренции - в отличие от собственно автомобильного производства? Или какие-то ограничения для зарубежных компаний в нем пока еще существуют?

Гайрат Салимов: На данный момент этот российский рынок является абсолютно открытым для иностранных компаний. Однако пока только три крупнейших шинных компании заявили о своих планах прийти сюда. И ожидается, что остальные тоже будут приходить - по мере роста рынка.

Российский шинный рынок будет расти очень быстро. Обе его составляющие - как продажи шин производителям автомобилей, то есть для новых авто, так и замена покрышек на "бегающих" машинах - будут расти очень быстро в ближайшие 10 лет...

Сергей Сенинский: Спасибо, Гайрат Салимов, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог". Продолжаем выпуск...

Розничный фармацевтический рынок России сегодня

На этой неделе одна из крупнейших в России аптечных сетей - московская "36,6" - приобрела региональную сеть аптек в Нижнем Новгороде. Но какова в целом нынешняя структура розничного фармацевтического рынка России? На наши вопросы отвечает исполнительный директор Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Николай Демидов.

"36,6" - московская компания, это - самая крупная на сегодня аптечная сеть в России?

Николай Демидов: Да, "36,6" является на сегодня самой крупной и наиболее динамично развивающейся аптечной сетью в России. Компанию можно называть уже не только московской, но теперь и межрегиональной. А что касается такого важнейшего показателя, как объем продаж, то здесь она является абсолютным лидером.

"36,6" является лидером и по количеству аптечных точек. Но ситуация на аптечном рынке очень быстро меняется, и даже до конца года могут произойти неоднократные изменения в позициях его лидеров.

Сергей Сенинский: Коммерческие аптечные сети, как форма торговли под единым брендом, возникли в России лишь в последние 10-12 лет. А, скажем, к концу этого десятилетия, по прогнозам экспертов, какая часть всего розничного фармацевтического рынка в стране может на них приходиться? Будут ли именно сети доминировать в этом секторе?

Николай Демидов: В целом по России доля рынка, приходящаяся на коммерческие аптечные сети, составляет, по разным оценкам, от 30-ти до 45% объема рынка крупнейших городов РФ. Дело в том, что развиваются пока только в крупнейших городах, а именно в городах-милионниках.

К 2010 году розничным сетям будет принадлежать более 50%, и это - достаточно сдержанный прогноз. А по оптимистическому прогнозу - аптечным сетям будет принадлежать около 75% всего фармацевтического рынка.

Сергей Сенинский: Сколь сравнима степень консолидации этого бизнеса в России с тем, как он организован в наиболее развитых странах мира?

Николай Демидов: В большинстве развитых стран аптечные сети, или аптечные магазины, как их называют, являются основой розничной торговли лекарствами. И они занимают доминирующие позиции на рынке. При этом на рынке есть достаточно много небольших аптек, которые принадлежат частным предпринимателям...

Сергей Сенинский: Почему, на ваш взгляд, к российской фармацевтике в целом (будь то производство препаратов или конечная их реализация), по сути, не проявляют интерес западные компаний? Ваше мнение...

Николай Демидов: Интерес к российской фармацевтике со стороны западных инвесторов действительно весьма сдержан... И причина здесь общая для всех секторов - "непрозрачность" российских компаний. Кроме того, - относительно скромные объемы местного рынка относительно рынков Западной Европы, США, Японии и других развитых стран. По объему, фармацевтический рынок России проигрывает даже рынкам стран Восточной Европы. Все это, конечно, снижает интерес иностранных инвесторов к российской фармацевтической отрасли...

Сергей Сенинский: А сколь отличны среднедушевые показатели в России и странах Восточной Европы?

Николай Демидов: По различным оценкам, расходы на медикаменты в России, на душу населения в год, составляют от 25 до 35 долларов. В Восточной Европе - например, в странах, которые недавно стали членами ЕС, нижняя граница оценок рынка начинается в районе 40 долларов...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве исполнительный директор Центра маркетинговых исследований Николай Демидов. Продолжаем выпуск...

В планах правительства - приватизация холдинга "Связьинвест"

Несколько раз за последние дни правительственные чиновники вспоминали о планах приватизации холдинга "Связьинвест". Он владеет контрольными пакетами акций всех 7 региональных, точнее сказать - окружных, по количеству федеральных округов, компаний обычной, проводной телефонной связи.

С компанией "Связьинвест" уже связана самая крупная на сегодня сделка в истории российской приватизации. Напомню, семь лет назад 25% акций этого холдинга за 1 миллиард и почти 900 миллионов долларов купил международный консорциум, главную роль в котором играл Джордж Сорос. Спустя несколько лет он назовет эту сделку "самой худшей своей инвестицией за всю жизнь". А несколько месяцев назад, по неподтвержденным окончательно слухам, Сорос продал свою долю в этом консорциуме.

Теперь российское правительство ведет речь о продаже остальных 75% процентов акций "Связьинвест". Пока неясно, какая часть будет продана на очередном этапе... Но представим, некий крупный пакет акций "Связьинвест", как холдинга, контролирующего все региональные телефонные компании в России, действительно будет продан до конца года. Будь то 50% +1-2 акции или 25% из "государственного" пакета...

Кто может в итоге стать покупателем: а) зарубежная телекоммуникационная компания, б) такая же - российская, в) некая инвестиционная компания, зарубежная или российская? Какие из существующих сегодня прогнозов на этот счет вам лично представляются более оправданными и почему? С этого вопроса мы начали разговор с аналитиком инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгением Голоссным:

Евгений Голоссной: Пока я не вижу интереса к приватизации "Связьинвеста" со стороны крупных западных компаний. И мне кажется, что в ближайшее время их взгляды будут обращены, скорее, на Восточную Европу.

С другой стороны, мне кажется, что российские спецслужбы - а решение о приватизации "Связьинвеста" будет приниматься с их согласия - не особенно хотят видеть иностранного оператора в качестве покупателя. Это значит, что наиболее вероятными покупателями будут российские телекоммуникационные группы.

О своем желании купить "Связьинвест" уже заявили АФК "Система", "Телекоминвест" и "Alfa-Group". Но деньги на покупку "Связьинвеста" реально, скорее всего, есть только у "Alfa-Group". А это означает, что остальным игрокам придется объединять свои усилия с каким-то западным инвестиционным банком или финансовой компанией...

Сергей Сенинский: Кто бы ни стал новым крупным акционером "Связьинвест" - сама по себе продажа ему пакета акций холдинга каким образом может повлиять на формирование в этом секторе - обычной телефонной связи - конкурентной среды? Ведь региональные "телекомы" так и остаются, по сути, монополистами...

Евгений Голоссной: Все будет зависеть от того, какой пакет акций государство намерено сохранить за собой в этой компании. У меня создалось впечатление, что государство все еще намерено сохранить контроль над "Связьинвестом". Единственный способ добиться этого - владеть 25%-ым пакетом акций. Ведь понятия "золотой акции" в российском законодательстве больше не существует.

Это означает, что любой потенциальный покупатель доли в "Связьинвесте", даже если он каким-то образом сможет стать владельцем 75% акций компании, не будет иметь контроля над региональными компаниями. Потому что 75%-ая доля в самом "Связьинвесте" будет означать гораздо меньшую долю в региональных компаниях. Контроль над региональными компаниями, то есть 51% акций этих компаний, обеспечивает весь "Связьинвест".

Сергей Сенинский: И что из этого следует?

Евгений Голоссной: Это означает, что даже если найдется желающий купить 75% акций "Связьинвеста", и даже если государство согласиться обменять эту долю на соответствующую долю в региональных компаниях, то потенциальному покупателю "Связьинвест" все равно придется докупать акции, необходимые до контрольного пакета - на свободном рынке. А на это потребуется время...

Сергей Сенинский: Конечного потребителя прежде всего интересуют конечные же тарифы на услуги телефонной связи. Представим себе вновь, что "Связьинвест" - в основном или полностью - приватизировали. Как это может отразиться на тарифах?

Евгений Голоссной: У меня нет сомнений, что приватизация "Связьинвест" будет сопровождаться повышением тарифов, в какой бы форме она ни происходила. Дело в том, что любой покупатель "Связьинвест", попытается пролоббировать повышение тарифов. Это будет первое, что он сделает. Ведь ему нужно будет возвращать инвестиции, затраченные на покупку компании.

Можно предположить, что на это потребуется время. И повышение тарифов не будет сиюминутным. Пройдет 2-3 года, прежде чем тарифы реально вырастут. Но у меня нет сомнений, что после покупки "Связьинвеста", примерно через 2-3 года тарифы с 5-ти долларов вырастут примерно до 8-9 долларов.

Сергей Сенинский: Это - какой именно тариф? Месячная абонентская плата?

Евгений Голоссной: Ежемесячная абонентская плата за пользование телефоном сейчас в России составляет примерно 150 рублей, то есть 5 долларов. Средняя плата за телефон в странах Восточной Европы - от 8 до 9 долларов. Это значит, что фактически через несколько лет после приватизации "Связьинвеста" тарифы в России сравняются с восточноевропейскими...

Сергей Сенинский: Спасибо, Евгений Голоссной, аналитик по телекоммуникационному сектору инвестиционной компании "Тройка-Диалог"...

Обзор еженедельника The Economist

Выпуск завершит наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 25 июня. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Полет первого частного космического корабля - американского SpaceShipOne - безусловно, веха в истории. Но его значение - гораздо шире. Дело в том, что конструктор корабля Барт Рутан и главный инвестор проекта - Пол Аллен, один из основателей компании Microsoft - отнюдь не одиноки. Все больше предприимчивых бизнесменов и их спонсоров пытаются сегодня привнести в космическую индустрию конкуренцию и частное предпринимательство, пишет "Экономист".

Космос, разумеется, это не только экскурсии для богатых. Это и системы телефонной связи, теле- и радиовещание, и научные наблюдения за поверхностью Земли и её атмосферой, и глобальная система навигации. Однако многие эксперты прогнозируют, что в ближайшее время больше всего новых запусков кораблей будет связано именно с космическим туризмом. Исследования потенциального рынка показывают, что интерес к ним есть, а рыночная стоимость новой услуги может быть не выше 100 тысяч долларов за полет одного человека. Только что вернувшийся из первого частного полета SpaceShipOne - пока никого никуда возить не будет. Ближайшая цель его создателей - сделать так, чтобы корабль мог совершать полеты на орбиту с тремя пассажирами на борту хотя бы раз в неделю.

Здесь-то и возникает вопрос о роли правительств. И лучшее, что они могут сделать для развития "частного" космоса - не вмешиваться в него. Если частные полеты в космос будут регулироваться так же, как и полеты обычных самолетов, они будут стоить сотни миллионов долларов, что поставит крест на новой индустрии еще до её реального появления. Да, на первом этапе риски могут быть высокими, но то же самое было и на заре нынешней авиации!

Уместно вспомнить о двух уроках истории: чем грандиознее результат, тем больших рисков требует путь к нему; а во-вторых, новые рубежи неподвластны монопольному контролю со стороны правительств. Шанс оказаться в первой тысяче землян, которые смогут подняться над планетой, вдохновит очень многих. Так пусть частные корабли - летают, заключает "Экономист".

Последние события в российской банковской системе демонстрируют: призрак финансового кризиса 1998 года все еще витает над российскими банками. Вроде, экономика стала куда стабильнее, чем тогда, и объем кредитования только за три последних года удвоился. А потребительское кредитование показывает еще более стремительный рост. Однако львиная доля кредитов, которые предоставляют сегодня 1278 российских банков, все еще приходится на небольшую группу крупнейших заемщиков, и слишком мало - на долю простых людей. И они, соответственно, не спешат доверить банкам свои накопления: общий объем частных вкладов в российских банках составляет лишь 12% ВВП страны, тогда как в странах Европейского союза - 55%.

Большинство крупных промышленных компаний в России имеет собственные банки, которые теперь, правда, обслуживают и других клиентов. Но стоит возникнуть лишь слухам о неких проблемах у этих компаний - реальных или мнимых, это тут же отражается и на её банке. Плюс к этому - неведение, кто же чей реальный собственник. И вот уже волны пошли по всей системе...

Конечно, со временем реформы заставят сотни мелких банков объединиться в более крупные - такие, которые смогут уже конкурировать со "Сбербанком", находящимся под контролем государства. Но пройдет еще несколько беспокойных лет, прежде чем внезапные проверки отдельных банков станут восприниматься, как инструмент укрепления всей системы, а не как повод для паники, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн. Обзор некоторых публикаций британского еженедельника "Экономист" завершает очередной выпуск передачи "Дело и Деньги"...

XS
SM
MD
LG