Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономические реформы в России первого полугодия 2004 года - реализованные и несостоявшиеся




Сергей Сенинский: Миссия Международного валютного фонда в России только что обнародовала очередной доклад. "Ключевой задачей является наращивание темпов реформ в текущих благоприятных условиях - отмечают эксперты МВФ. После активного периода проведения реформ в 2000-2001 годах их темп существенно замедлился. Большинство нынешних приоритетов правительства - не новы, поскольку они имеют отношение к реформам, проведение которых в последние годы замедлилось в связи с ожесточенным сопротивлением заинтересованных сторон или в связи с высокой стоимостью социальных реформ", конец цитаты ... Об экономических реформах в России первого полугодия 2004 - как реализованных, так и несостоявшихся.

Удивительно, как многие из планов тех или иных реформ в экономике - которые еще недавно вызывали столько споров - спустя всего три-четыре месяца... забываются напрочь. Вспомните, например, сколько копий было сломано в конце прошлого - начале нынешнего года, пока спорили о природной ренте в России...

Дмитрий Львов: Вертикально интегрированные структуры есть условие разорения нашей страны!.. Государственное мышление должно здесь быть совсем другим! Рентные платежи должны быть определяющими! А налоговая система - дополняющей!..

Михаил Моторин: Инструментами прежде всего являются налоговые платежи, а также те неналоговые поступления, которые взимаются в соответствии с Законом о недрах. То есть - налог на добычу полезных ископаемых и экспортные пошлины...

Михаил Бернштам: Рента - это отдача на землю и то, что находится под землей, то есть на природные ресурсы. Рента отличается от прибыли. Прибыль - это отдача на капитал, то есть на станки, оборудование, машины - все, что создано в результате инвестиций. Если все, что находится под землей, куплено теми или иными лицами, тогда налогообложение ренты ничем не отличается от налогообложения прибыли.

Если же земля и все, что находиться под ней, то есть природные ресурсы, не куплены этими лицами, тогда отдача на природные ресурсы - то есть рента - облагается налогом иначе. В каждой стране по-разному, но иначе.

Так вот, рентные платежи - это платежи за использование природных ресурсов и земли богатой природными ресурсами.

Сергей Сенинский: В итоге - чтобы перенести еще часть налоговой нагрузки на сырьевые отрасли - изменили ставку налога на добычу полезных ископаемых и повысили экспортные пошлины на нефть.

Но в самом начале года назревала куда более значимая для российского бизнеса в целом налоговая новация: введение специальных НДС-счетов:

Сергей Шаталов: Окончательного решения формально еще не принято. Весной 2003 года правительство уже принципиально одобрило идею введения НДС-счетов, но это - очень ответственное решение. И поэтому сейчас еще продолжается анализ возможных позитивных и негативных последствий.

Понятно, что для налогоплательщика отрицательные моменты здесь неизбежны. Это связано с тем, что часть тех средств, которые он сегодня использует как оборотные, выводятся и концентрируются на этих специальных счетах. Плюс - он также понесет некоторые административные расходы на исполнение налогового законодательства. Правительство рассматривает еще и целый комплекс встречных мер, которые можно рассматривать как своеобразную компенсацию налогоплательщикам. И окончательное решение о сроках введения НДС-счетов будет принято в феврале 2004 года.

Сергей Сенинский: Корни проблемы министерство финансов представляло так:

Сергей Шаталов: Криминальные схемы, которые используются для неправомерного возмещения НДС, часто связаны с так называемыми фирмами-однодневками. Суть их использования состоит в том, что налогоплательщик создает некую фирму, которая встраивается в цепочку вполне добросовестных налогоплательщиков. И в этой фирме-однодневке концентрируются все доходы и прибыли, а также - все налоговые обязательства. И в "нужный" момент эта фирма исчезает, не уплатив налогов в бюджет. А вот те покупатели, которые приобретали товары или услуги этой фирмы-однодневки, предъявляют к возмещению из бюджета те суммы, которые были ими уплачены в адрес этой фирмы-однодневки. И, соответственно, требуют уплатить из бюджета те суммы, которые в бюджет и никогда не поступали!

Эта проблема сегодня стоит достаточно остро. Причем с такой проблемой сталкивается не только Россия. Подобные криминальные проявления существуют практически во всех странах, где применяется НДС. Разные государства борются с этим по-разному. Но сегодня обсуждается вопрос о том, чтобы в России - для борьбы с такими фирмами-однодневками, в том числе - используемых для лжеэкспортных операций - ввести НДС-счета.

Сергей Сенинский: Решение о введении НДС-счетов - которое затрагивает любой, и абсолютно легальный бизнес - до сих пор не принято. Теперь, впрочем, сама концепция поменялась: не блокировать деньги фирмы на этих счетах, но обязать банки информировать налоговые органы обо всех операциях через эти счета...

В рамках другой реформы - электроэнергетики - в конце прошлого года в России открылся небольшой сегмент рынка электроэнергии - по свободным ценам. К новому году здесь продавалось уже 2% всей электроэнергии, потребляемой в европейской части России и на Урале:

Матвей Тайц: 13 января был зафиксирован максимум, когда объем реализованной энергии достиг 4% от общего объема потребления в европейской части России и на Урале.

Сергей Сенинский: А как за это же время изменились тарифы на этом, свободном рынке?

Хартмут Якоб: Они снизились. В ноябре тарифы на этом рынке были ниже, чем на ФОРЭМ, примерно на 10%, а сегодня - уже на 20%.

Сергей Сенинский: Этот рынок называют еще "5-15". По доле продаваемой здесь энергии - от общего потребления. Теперь она составляет примерно 7%.

Хартмут Якоб: Мне кажется, что более реально достижение этой границы - в 15% - только к середине следующего, 2005 года. Это ведь - конкурентный рынок, и цены на нем будут меняться.

Сергей Сенинский: А в начале февраля правительству был представлен проект нового Лесного кодекса России. В нем - впервые - допускалась возможность продажи лесных участков в частную собственность - после 15 лет аренды...

Геннадий Вериго: В нашей области большая часть участков лесного фонда передано на основании лесных конкурсов. В основном сроки аренды леса у нас варьируются от 10 до 49 лет.

Мое мнение, как специалиста, заключается в том, что целесообразнее передавать участки земного фонда в аренду до 49 лет. Чтобы арендатор был заинтересован не только в заготовке древесины, а чтобы в течение определенного периода на эту землю мог вернуться он же или кто-то другой, и это предприятие могло постоянно работать на этой территории.

Федор Чадин: Леспромхозы сейчас не в состоянии скупать земли. Причем не только у нас в республике, но и в России в целом. Большая часть лесозаготовительных предприятий работает или с нулевой рентабельностью, или с убытками. Поэтому сама возможность приобрести эти лесные участки крайне мала.

Сергей Сенинский: Если это не леспромхозы, тогда - кто?

Федор Чадин: Как правило, это - финансово-промышленные структуры, которые имеют собственные мощности по глубокой переработке древесины, а также имеют возможность привлечения значительных кредитов. Во-вторых, это же недвижимость! А недвижимость есть недвижимость...

Сергей Сенинский: Спустя пару месяцев - уже новое - правительство отказались от самой идеи проекта: другими словами, частных лесов в России в ближайшее время не будет...

... В конце февраля в России начали продавать - на специальных торгах и по заниженным ценам - зерно из государственных резервов. Чтобы сбить выросшие чуть ли не втрое рыночные цены, за которыми, естественно, потянулись цены на хлеб:

Андрей Сизов: Сейчас в так называемых интервенционных фондах у России примерно 1,5 миллиона тонн зерна. Если в России потребляется 18 миллионов тонн продовольственного зерна в год, то 1,5 миллиона тонн - это менее одного месячного потребления. То есть вот этот запас сможет обеспечить потребление страны в целом только в течение одного месяца.

Александр Ковалев: Я лично считаю, что такие меры государства могут не оказать вообще никакого влияния. Цена упала на 150-200 рублей, но дальше не пошла. Никакого вала продаж не было, и соответственно значительного снижения цены точно не будет.

Мераби Лория: Я считаю, что итоги торгов повлияют совсем в небольшой мере. Даже если государство начнет продавать зерно из запасов.... Нет.... Я думаю, что это все связано с президентскими выборами. Просто немного сбить цены на хлеб.

Сергей Сенинский: Так называемые "интервенционные" торги продолжались более трех месяцев...

Андрей Сизов: На фоне интервенций цены действительно снизились. Да, это сказались правительственные интервенции. Мелькомбинаты действительно покупали интервенционное зерно, которое было существенно дешевле, чем продавалось в то время на рынке.

Сергей Сенинский: И сколь велико оказалось это снижение?

Андрей Сизов: В зависимости от региона и от культуры (пшеница/рожь), снижение составило от 200 до 500 рублей за тонну. То есть от 7 до 10%. То есть перед началом интервенционных торгов цены на пшеницу были в районе 6000 рублей за тонну, то на сегодня цены в европейской части России составляют 5700-5800 за тонну.

Сергей Сенинский: 10%... а когда торги начинались, текущие рыночные цены превышали еще недавние минимум вдвое...

Снижение ставки единого социального налога - с 35 до 26% - большая часть которого идет на выплату пенсий, в какой-то мере ставило правительство перед выбором: нынешние налоги или будущие пенсии? Другими словами, нынешний приоритет - продолжение налоговой реформы или едва начатой пенсионной?

Наталья Орлова: Изначально план был таков, что будут снижаться налоги на сектора, которые не связаны с нефтяным производством, а у нефтяников налоги будут повышаться. Соответственно, снижение единого социального налога обсуждалось еще в 2000-2001 году, и эти планы стояли в приоритетах правительства.

Что изменилось на данный момент, и почему некоторые сейчас действительно начинают противопоставлять пенсионную реформу экономическому росту?.. Просто правительство, видимо, вынуждено идти на некий компромисс с представителями нефтяной отрасли, и не сможет повысить налоги на нефтяников так агрессивно, как это предполагалось сначала. Соответственно, возникают проблемы, как финансировать продолжающееся снижение налогового бремени.

Владимир Тихомиров: Я бы сказал так, что правительство сделало ставку на налоговую реформу, в ожидании, что при правильной системе налогообложения общая собираемость налогов возрастет. Ну, и конечно, на экономический рост. А пенсионная реформа пока отодвигается на второй план.

Сергей Сенинский: Пришлось даже отказаться от обязательных накоплений тех, кто - по сути, на пике заработков: тех, кому от 37 до 50 лет. Ну, а заменить их добровольными отчислениями - дело непростое...

Наталья Орлова: Если бы переход на добровольные пенсионные отчисления происходил несколькими годами позже, когда население уже привыкло к понятию накопительная пенсия, как управлять и распоряжаться своими пенсионными накоплениями, тогда уже может быть и был бы какой-то значимый процент (может быть 10-20-30% населения), которые уже стали бы производить добровольные отчисления в пенсионный фонд. На данный момент, по данным за 2003 год, у нас всего 2% населения перевели свои средства в частные компании. И фактически это означает, что у частных лиц просто нет понимания того, что эта система дает.

Владимир Тихомиров: Честно говоря, я думаю, что это будет очень мало. Мне кажется, что это будет измеряться буквально сотнями, может быть тысячами человек, а не десятками или сотнями тысяч.

Наталья Орлова: "Борьба с бедностью", которая сейчас является приоритетом правительства, и которая диктует повышение пенсионных выплат и балансировку пенсионных фондов, она должна все-таки решаться путем создания занятости в экономике. Статистика последних 2 лет показывает, что крупные компании сократили занятость на 7%, а государственные органы ее увеличили примерно на 10%. Поэтому по всей видимости, нужен некий комплекс мер по поддержке малых и средних предприятий, чтобы они смогли создавать рабочие места и таким образом финансировать пенсионную систему.

Сергей Сенинский: 1 мая в Европейский союз вступили 10 стран Центральной, Восточной и Южной Европы...

Тони Блэр: Это - больше, чем просто расширение единого европейского рынка. Это еще и историческое воссоединение Европы после многих лет борьбы, упорного труда и страданий - для многих людей, живущих в тех странах, которые вступают теперь в Европейский союз.

Сергей Сенинский: За счет 10 новых стран-участниц численность населения ЕС возрастет с 380 до 450 миллионов человек, то есть на 20%. А объем экономики Евросоюза - только на 5%. Средний доход на душу населения в 10 новых странах ЕС составляет лишь 46% от среднего дохода западноевропейцев.

Золтан Виг: Эксперты полагали, что для многих венгров сама идея членства в ЕС уже означает неизбежное подорожание основных товаров и услуг. Но, как оказалось, сами потребители уже привыкли к их постоянному росту: по крайней мере, никто не стал закупать соль, спички, керосин или муку, что еще недавно, в годы социализма, было естественным признаком страха.

Даля Грибаускайте: Самое сложное в первом году - это то, что нам нужно будет выполнить все обязательства. Все деньги из европейского бюджета придут к нам на компенсационной основе. То есть нам сначала нужно будет истратить все наши собственные средства, а уже потом только через 2 месяца они компенсируются из бюджета ЕС.

Ежи Редлих: Осенью прошлого года Польша расторгла существовавшие ранее торговые договоры с Россией. Это была вынужденная мера, связанная с предстоящим вступлением страны в Европейский союз. С 1 мая нынешнего года торговые отношения с Россией должны строиться на тех же правилах, которые Москва признаёт в отношении западноевропейских стран.

Ильдар Низаметдинов: Несмотря на все усилия эстонских властей, добиться отмены "двойных" российских пошлин не удалось, и потому особые надежды в Таллинне связывают именно с Соглашением о партнёрстве и сотрудничестве между ЕС и Россией. Если это соглашение автоматически распространится с 1 мая и на 10 присоединяющихся к Европейскому союзу стран, Россия уже не сможет облагать эстонские товары двойными пошлинами.

Сергей Сенинский: Еще недавно Россия оценивала свои убытки - если Договор о торговле с ЕС будет распространен и на новых его участников - в 300 миллионов евро в год. А Европейский союз, со своей стороны, утверждал, что Россия, наоборот, сможет увеличить экспорт в ЕС на ту же сумму.

Роланд Бек: Проблема в том, что с некоторыми из стран-кандидатов Россия имеет более льготные экспортные соглашения, чем те, которые вытекают из Договора о партнерстве и сотрудничестве со "старым" Евросоюзом. То есть распространение правил этого Договора на новых участников ЕС может привести к тому, что по некоторым группам товаров условия российского экспорта действительно ухудшатся.

Здесь речь идет только о ряде продуктов - например, алюминии, продуктах химии, зерне, ядерном топливе для атомных станций.

И российская сторона склонна преувеличивать свои возможные потери, и ЕС - слишком высоко оценивает возможные выгоды для России...

Сергей Сенинский: Вынужденное согласие России уже через месяц обернулось, помните, временной приостановкой импорта мяса из Европы, который Россия также требовала привести к общему знаменателю, то есть единому ветеринарному сертификату. Чтобы за поставки из Европы восточной несла ответственность вся единая Европа.

Случилось это спустя буквально пару недель после того как Россия и Европейский союз подписали едва ли не самое значимое двустороннее соглашение последнего времени - протокол о завершении многолетних двусторонних переговоров об условиях вступления России во Всемирную торговую организацию. Они - неожиданно - оказались весьма льготными:

Лев Сныков: Те тарифы, на которые согласились и Европа и Россия, подразумевают достаточно неагрессивные темпы роста, то есть достаточно плавное повышение внутренних цен на газ. И, по сути, оно соответствует тем планам правительства, которые существовали до сих пор. И в данном случае, на Россию это не должно оказать никакого давления. То есть государство и до этого соглашения планировало повышать цены на газ примерно на 20% в год в рублевом выражении.

Сейчас же мы видим, что поставленные цели - 42 доллара за 1000 кубометров газа в 2006 году - в сущности даже не догоняют те цены, которые мы бы имели на внутреннем рынке при 20% повышении в год.

Сергей Сенинский: Можно предположить, видимо, что теперь Европейский союз отказался от наиболее радикальных своих требований, связанных с реформой российской газовой монополии? Ваше мнение...

Лев Сныков: Конечно, это можно считать локальной победой России. Хотя пока нет достоверных данных, что такая договоренность есть. Однако постоянно говорят, что такой серьезной реформы "Газпрома" в ближайшие годы не будет, а позиция России была всегда достаточно четкой в этом вопросе. То есть монопольное положение "Газпрома", и "Газпром", как консолидированная структура, все должно сохраниться. И, скорее всего, Россия отстаивала эти позиции. И вполне возможно, что эти условия остались незыблемыми.

Сергей Сенинский: Европа, по сути, отказалась от многих своих же прежних требований к России - в обмен на её заявление о том, что будут предприняты шаги в сторону ратификации Киотского протокола, направленного на сокращение выбросов в атмосферу газов, создающих так называемый "парниковый эффект"... Но почему Европе так необходимо оказалось согласие России, что она была готова забыть свои же требования к ней по части ВТО?

Роберт Дорнау: США однозначно заявили, что не собираются ратифицировать Киотский протокол, Китай готов участвовать в его проектах, но категорически отказывается признавать сами квоты. Для вступления же Киотского протокола в силу необходимо, чтобы он был ратифицирован, как минимум, 55 странами, а также - имеющими 55 и более процентов квот на выброс углекислого газа. Чтобы достичь этих последних 55%, Европе и необходима Россия с ее квотой.

Игорь Башмаков: Если мы ставим задачу удвоения ВВП и сохраним энергоемкость на сегодняшнем уровне, то к 2010 году Россия станет чистым импортером энергоресурсов. То есть у России нет выбора. Она должна повышать энергоэффективность своей экономики. И если она этого не сделает, то вопрос даже не в том - сколько она выбросит, - а вопрос в том, насколько далеко ей удастся продвинуться с точки зрения экономического роста. Так вот, далеко продвинуться не удастся...

Сергей Сенинский: В конце мая многие в России вспомнили о банковском кризисе 1998 года... Когда отозвали лицензию у "Содбизнесбанка"...:

Андрей Козлов: На данный момент в российской банковской системе нет следов финансового кризиса. Нет! Это - чрезвычайно благоприятная ситуация. И она не должна заставить нас всех расслабиться, а мы должны воспользоваться моментом для исправления прошлых ошибок.

Сергей Сенинский: Устойчивость банковской системы в целом зависит - в том числе - и от её масштабов:

Маргарита Тараева: Очень большая концентрация... 200 банков - это 80% активов. А на фоне одного крупного иностранного банка, вся наша банковская система настолько мала и незначительна, что в этом ее неустойчивость и заключается. И она не сможет противостоять никаким кризисам, никаким изменениям в инфраструктуре и экономике.

Михаил Горба: История с "Содбизнесбанком", конечно симптоматична. Так как банковская система зарождалась в определенных условиях. И было наивно думать, что одним взмахом волшебной палочки, мы сможем ее изменить и привести в соответствие с мировыми стандартами. Это - долгосрочная тенденция.

Андрей Козлов: Больше 90% российских банков, каждый из них, принадлежат ограниченному кругу частных лиц. У этого есть плюсы, но есть и минусы. В частности, когда 5-6 человек управляют конкретным банком, то у них отсутствует серьезная мотивация создавать корпоративное управление в своем небольшом банке, который они уже и так знают вдоль и поперек, в соответствии с международными требованиями.

Сергей Сенинский: Зарубежные эксперты давали свои оценки: банковского кризиса в России нет, но его тень по-прежнему витает - и будет витать до тех пор, пока юридические разбирательства вокруг "проблемного" банка не станут восприниматься как инструмент укрепления системы в целом, а не как повод для паники...

Наконец, еще одно - реально состоявшееся новшество. 18 июля вступил в силу новый российский закон о валютном регулировании и валютном контроле:

Владимир Тихомиров: Согласно новому закону о валютном регулировании, граждане России имеют право открывать счета в банках зарубежных стран без ограничений. Однако это касается только стран, входящих в организацию по борьбе с отмыванием денег, а также стран членов Организации Экономического Сотрудничества и Развития. Во всех других странах граждане могут открывать счета после предварительной регистрации. Другими словами, после получения разрешения на открытие такого счета.

Сергей Сенинский: Правда, открыв счет даже в банке страны, входящей в названные организации, гражданин России - по закону - будет обязан уведомить об этом налоговую инспекцию по месту жительства.

Что же касается компаний и предприятий, то новый закон вводит обязательное резервирование части средств, перемещаемых ими через границу Росси - в одном или другом направлении. Цель - предотвратить краткосрочные перемещения капиталов:

Владимир Тихомиров: Норматив, по сути, означает резервирование определенной суммы от общего объема капитала, ввозимого или вывозимого, на специальных счетах в Центральном банке. Эти деньги резервируются на определенный период, описанный в законе, с тем, чтобы предотвратить сверхкраткосрочные движения капитала. Когда деньги возвращаются, они возвращаются без процента.

Сергей Сенинский: Экономика России - реформы первого полугодия. Этой теме был посвящен сегодня очередной выпуск "Экономической среды"...

XS
SM
MD
LG