Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские банки и защита частных вкладчиков


Российские банки и защита частных вкладчиков. Обзор публикаций британского еженедельника "Экономист"

Сергей Сенинский: Выпуск открывает, как обычно, панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

"Одна неделя года".

Ирина Лагунина: Российский "Гута-Банк" объявил, что с 12 июля - начинает прием во всех своих отделениях заявлений от клиентов - частных лиц на возврат денег, находящихся на их счетах.

"Альфа-Банк" сообщил, что намерен снизить до обычного уровня введенную им 8 июля 10-ти процентную комиссию за досрочное изъятие вкладов.

Дмитрий Волчек: Новый законопроект, подготовленный Центральным банком России, предусматривает дополнительные гарантии частным вкладчикам тех банков, которые не вступят в систему страхования вкладов. В случае отзыва у такого банка лицензии, его вкладчики смогут вернуть до 100 тысяч рублей - за счет средств Центрального банка России. Закон предусматривает обратное действие, и после вступления в силу должен распространиться - в том числе - на пострадавших вкладчиков "Содбизнесбанка".

Ирина Лагунина: С 8 июля в России в два раза снижен норматив обязательных резервов коммерческих банков по вкладам как частных лиц, так и юридических - в рублях и иностранной валюте - с 7 до 3,5%.

Дмитрий Волчек: В минувший четверг истек срок, предоставленный нефтяной компании "ЮКОС" для погашения задолженности бюджету на сумму 100 миллиардов рублей, тогда как средств на арестованных счетах компании, по экспертным оценкам, - вдвое меньше. В компании теперь ожидают, что государство начнет продажу части активов "ЮКОС".

Ирина Лагунина: Законопроект о земельном налоге в России принят в первом чтении Государственной Думой. Он устанавливает максимальную ставку налога на уровне полутора процентов от кадастровой стоимости земельного участка. Для участков сельскохозяйственных земель, личного подсобного хозяйства, садовых, а также занятых под жилье максимальная ставка налога не может превышать 0,3%.

Дмитрий Волчек: С 1 августа в России могут быть повышены пенсии - в среднем на 130 рублей. Это произойдет за счет их индексации в соответствии с ростом потребительских цен в первом полугодии, который составил примерно 6,3 процента. Планируется индексировать пенсии почти на ту же величину. По законодательству, индексация пенсий должна производиться, если темпы роста цен оказываются выше 6% за полугодие.

Ирина Лагунина: Датская компания Rockwool - один из крупнейших в мире производителей теплоизолирующих материалов - начала строительство второго завода в России - в Выборге, близ Санкт-Петербурга. Проект оценивается в 50 миллионов евро. Первый российский завод компании Rockwool был открыт в Московской области.

Дмитрий Волчек: В прошлом году 36% программного обеспечения, установленного во всем мире на персональные компьютеры, являлось контрафактной продукцией - на общую сумму 29 миллиардов долларов. В первую пятёрку стран с наибольшей долей контрафактных компьютерных программ вошли Китай и Вьетнам (по 92% всего программного обеспечения, установленного в прошлом году), Украина - 91%, Индонезия - 88%, и Россия - 87%.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Российские банки и защита вкладчиков

Два месяца назад Центральный банк объявил, что отзывает лицензию у "Содбизнесбанка". Тогда вряд ли кто еще мог предвидеть, что вскоре у банкоматов и отделений других банков выстроятся очереди, а власти будут вновь и вновь повторять, что никакого банковского кризиса в стране нет, потому как нет для него оснований... Но, может быть, причины последних событий - в неустойчивости банковского бизнеса в России в целом? С этого вопроса мы начали разговор с экспертами. Его открывает аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS Дмитрий Виноградов:

Дмитрий Виноградов: Я не разделяю точки зрения относительно неустойчивости российской банковской системы. Мне кажется, проблема здесь заключается в том, что этот сектор недостаточно развит, сравнивая его с общим состоянием дел в экономике России. Дело в том, что банки пока не вносят тот вклад в экономический рост, который они должны были бы вносить.

Объяснение этому - простое. На протяжение последних лет россияне пережили несколько достаточно крупных кризисов в банковской системе, поэтому и доверие к ним - на весьма невысоком уровне. Население продолжает хранить свои деньги "под матрацами", а не в банках. И поэтому у банков просто нет достаточных ресурсов для того, чтобы генерировать экономический рост...

Сергей Сенинский: Продолжает - аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Ирина Пенкина:

Ирина Пенкина: Опасения, которые существуют сейчас на рынке, и реакция клиентов банковской системы на последние в ней события являются следствием слабости российской банковской системы и тех фундаментальных недостатков, которая она в себе несет и уже очень долго не может пережить. В России создано мало институтов банковского рынка - как, например, система страхования вкладов, как кредитные бюро. И недостаток институционального окружения, и слабая эффективность банковского регулирования, вызывает опасения у участников рынка, что всякие изменения в требованиях банковского надзора, которые наблюдаются в последнее время, могут оказаться весьма болезненными для большого количества российских банков...

Сергей Сенинский: Что здесь имеется в виду - в первую очередь?

Ирина Пенкина: Здесь имеется в виду изменения в основах банковского регулирования, которые были введены ЦБ в этом году и конце прошлого года, а также начало проверок ЦБ, связанных с определением допуска российских банков в систему страхования вкладов. Видимо, неустойчивость и опасения, которые есть у многих участников рынка, связаны именно с тем, что в России существует очень много мелких и ненадежных банков, которые имеют очень ограниченные перспективы существования. И они не смогут выполнить те новые требования, которые сейчас вводятся в банковскую практику. Поэтому любые слухи, которые могут возникнуть о возможных проблемах в том или ином банке, воспринимаются рынком очень остро. И могут спровоцировать цепную реакцию, которую мы и наблюдаем в эти дни.

Сергей Сенинский: На памяти очень многих еще - кризис ликвидности российских банков в 1995 году. Не говоря уже о кризисе 1998 года... Дмитрий Виноградов:

Дмитрий Виноградов: Я бы не стал сравнивать текущую ситуацию с кризисом 1995 года, и тем более - 1998 года. Если вспомнить ситуацию в 1998 году, то банки тогда представляли собой обычных трейдеров. То есть они занимали деньги у населения и вкладывали его в рынок ГКО. И когда рынок ГКО обрушился, то выяснилось, что у банков просто не осталось капитала. Поэтому вернуть деньги вкладчикам у них не было никакой возможности.

Сергей Сенинский: Чтобы теперь таких возможностей стало больше, Центральный банк представил в Думу проект нового закона - о дополнительных гарантиях по частным вкладам. В тех банках, которые не войдут в общую систему страхования вкладов. Наш собеседник - председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев. Идея в том, что вкладчики таких банков получат те же гарантии, но не за счет Агентства по страхованию вкладов, а за счет Центрального банка?

Павел Медведев: Да, это почти такой же механизм. Сама процедура только немного более занудливая. ЦБ вынужден подождать, пока произойдут так называемые предварительные выплаты за счет средств обанкротившегося банка. Эти выплаты происходят не позже, чем на 70-ый день после того, как в банке начинает действовать ликвидатор. И после того, как в процессе предварительных выплат граждане получили деньги, ЦБ смотрит: если кто-то получил меньше 100 тысяч рублей, то он ему доплачивает до этой суммы.

Сергей Сенинский: Именно эта "доплата" и пойдет от Центрального банка?

Павел Медведев: Да, именно эта доплата идет из средств Центрального банка. ЦБ потом эти деньги из банка возьмет, став первым в "очереди" кредиторов банка.

Сергей Сенинский: Но ведь банки, которые не будут допущены в формируемую ныне систему страхования частных вкладов, потеряют право принимать новые вклады. Они смогут лишь дообслужить уже имеющиеся. Каков тогда предполагаемый период действия нового закона?

Павел Медведев: По моим оценкам закон будет действовать примерно 2-3 года. Но теоретически он может действовать бесконечно. Дело в том, что те банки, которые не вошли в систему страхования, обязаны обслуживать депозиты граждан. И если депозит срочный и срок через какое-то время кончится, то он должен быть возвращен.

А если депозит "до востребования", то гражданин может его не востребовать хоть 100 лет! Следовательно, этот депозит все эти сто лет будет находиться под защитой ЦБ...

Сергей Сенинский: Когда этот закон может быть принят?

Павел Медведев: По планам Государственной Бумы закон должен быть полностью принят до 10 июля. Насколько я знаю, Совет Федерации заседает 13 июля. И, безусловно, Совет Федерации закон примет. А потом, через несколько дней, его практически наверняка подпишет и президент...

Сергей Сенинский: А когда - вступит в силу?

Павел Медведев: Закон вступит в силу через два месяца после его опубликования. Но действовать он будет "задним числом". То есть, если у какого-то банка отозвана лицензия после 27 декабря 2003 года, то вкладчики этого банка подпадают под защиту закона...

Сергей Сенинский: 27 декабря 2003 года - это день, когда вступил в силу закон о страховании вкладов?..

Павел Медведев: Именно так. 27 декабря 2003 года вступил в силу закон о страховании вкладов.

Сергей Сенинский: Но если закон будет иметь обратную силу, стало быть, под его действие подпадут и потерпевшие вкладчики "Содбизнесбанка" и, если это понадобится, и "Гута-Банка"?

Павел Медведев: Вкладчики "Содбизнесбанка" наверняка окажутся под защитой этого закона. А вкладчики "Гута-Банка" может быть получат свои деньги по более простой схеме. Если "Гута-Банк" будет куплен "Внешторгбанком", то "Внешторгбанк", может быть, получит кредит от ЦБ на расчеты с вкладчиками.

Сергей Сенинский: Вновь возвращаемся к последним событиям в банковском секторе...

Дмитрий Виноградов: Мне кажется, что текущая ситуация вызвана, скорее, "непрозрачностью" действий ЦБ. Если бы Центральный банк объявил, что у него есть некий список банков, к которым у них есть претензии, а такой список, безусловно, должен существовать у регулятора, тогда бы не было бы этого кризиса доверия, с одной стороны, банков друг к другу, а с другой стороны - населения. Мне кажется, что вся проблема возникает именно из-за этого.

Почему поднялась паника? Потому что еще свежи воспоминания кризиса 1998 года. Люди через это прошли, потеряли деньги. И, конечно, они обо всем этом помнят. Доверие к банкам стало возвращаться не так давно - всего лишь год назад.

Сергей Сенинский: А теперь вопрос к законодателю. Может ли Центральный банк заранее предупреждать о проблемах в том или ином коммерческом банке? Павел Медведев:

Павел Медведев: Для Центрального банка такая схема абсолютно неприменима! Если ЦБ делает какое-то заявление о состоянии того или иного коммерческого банка, то рынок воспринимает это как приговор. Потому что в руках у ЦБ и наказание - отзыв лицензии.

Поэтому, если Центральный банк наказывает банки, а он вынужден наказывать, то есть штрафовать за какие-то нарушения, то он это делает по секрету! И теоретически никто не должен узнать, что у какого-то банка возникли проблемы, и он за них наказан.

И наоборот, если ЦБ вынужден принимать решительные меры - отзывать лицензию, то он это делает очень быстро. И мгновенно берет власть в банке, оказавшемся без лицензии, в свои руки. Ровно на следующий день в этот банк приходит временная администрация ЦБ. И всему свету становится известно, что этот банк уже не работает, а контролируется Центральным банком.

Сергей Сенинский: В целом на рынке частных вкладов России в последние месяцы доля "Сбербанка" - почти две трети этого рынка - медленно, но неуклонно сокращалась - в пользу коммерческих банков. Теперь этот процесс может повернуть вспять?

Ирина Пенкина: Часть вкладчиков может просто изымать средства из тех банков, куда они вложили сбережения. А часть предпочтет переложить свои средства, например, из частных банков в государственный. Тем самым "Сбербанк", который является самым крупным банком, работающим с населением, получает самый большой шанс на привлечение "испуганных" вкладчиков.

Другой вопрос - насколько долговременной будет эта тенденция. Качество банковских продуктов в частном секторе, как правило, выше, чем в "Сбербанке". Поэтому наиболее взыскательные клиенты, скорее всего, с течением времени снова обратят свое внимание на частные банки...

Сергей Сенинский: Нынешние рейтинги, которые присвоены вашим агентством некоторым российским банкам, сразу на несколько ступеней ниже суверенного рейтинга всей России? Чем объясняется такой разрыв?

Ирина Пенкина: Если посмотреть на рейтинги по нашей шкале, то разница между средним рейтингом по банковской системе и суверенными рейтингами, составляет пять ступеней. Это действительно большая разница. Она обусловлена как страновыми рисками, которые присущи любому бизнесу в России, так и специфическими отраслевыми рисками, которые присущи именно банковскому сектору.

Сергей Сенинский: В Государственной Думе готовится и проект нового закона "О банкротстве кредитных организаций". В чем его суть?

Павел Медведев: Новый закон о банкротстве банков содержит два главных новшества. Ликвидировать банки теперь будет Агентство по страхованию вкладов, а не частные ликвидаторы. Чего греха таить: некоторые частные ликвидаторы в свое время "ликвидировали" банки в основном в свой карман. Теперь это принципиально невозможно.

Кроме того, ликвидация банков будет происходить значительно быстрее. Агентство по страхованию вкладов очень заинтересовано в том, чтобы быстро вернуть те деньги, которые оно выплачивает гражданам по страхованию. И, наконец, ликвидация банка будет происходить гораздо "аккуратнее" - в том смысле, что активы банка будут быстро находиться и продаваться по хорошим ценам.

Сергей Сенинский: А второе из принципиальных положений?

Павел Медведев: Второе важное положение заключается в том, что если собственники банка виноваты в его банкротстве, и кредиторам банка не хватает денег для возмещения долгов перед ними, то добавить должны будут собственники. А если в банкротстве виноваты менеджеры банка, то они теперь не смогут долгие годы руководить кредитными организациями.

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам в Москве. Напомню, в передаче участвовали аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Ирина Пекина, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев, и аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS Дмитрий Виноградов. Продолжаем выпуск...

Обзор еженедельника The Economist

Завершит выпуск наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 9 июля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: То, что происходит сегодня с некоторыми российскими банками, демонстрирует слабость всей банковской системы России, пишет "Экономист". Капиталы вновь уходят из страны. Почти 20% всех долгов банков приходится на кредиты друг другу. А нормы законодательства ограничивают возможности банков вводить штрафные санкции в случаях, когда срочные вклады изымаются досрочно. В этих условиях меры, которые в последнее время принимает Центральный банк для реформирования банковской системы, создают, как полагают многие эксперты, "кризис доверия". Одни банки перестают одалживать деньги другим, а вкладчиков охватывает паника.

Центральный банк только что вдвое сократил нормы обязательных резервов коммерческих банков - это едва ли не все, что он может сделать для пополнения их средств, если не считать, конечно, печатание новых денег. А такой вариант, как предоставление кредитов отдельным "проблемным" банкам, грозит упреками в фаворитизме. Впрочем, большинство экспертов полагает, что банковские проблемы вряд ли распространятся на другие секторы российской экономики, так как объемы их кредитования со стороны банков невелики.

В нынешней ситуации в выигрыше оказывается "Сбербанк", контролируемый государством. Это - единственный банк в России, имеющий полную государственную гарантию, и на его долю приходится 64% всех частных вкладов в России. В последнее время эта доля неуклонно сокращалась - в пользу коммерческих банков. Теперь многие эксперты ожидают оттока клиентов обратно, заключает "Экономист".

Что ждет нефтяную компанию "ЮКОС" - банкротство или разделение на части? С полуночи 7 июля в штаб-квартире компании ожидают начала продажи государством её активов, чтобы покрыть налоговую задолженность в 99 миллиардов рублей за 2000 год, пишет "Экономист".

Чтобы объявить "ЮКОС" банкротом, понадобятся несколько месяцев. Но фактически бизнес компании может быть остановлен гораздо раньше. Банковские счета заморожены, и за транспортировку нефти вскоре нечем будет платить. Поставщики - требуют от компании авансов. Три ведущих подразделения "ЮКОС", ведущих добычу нефти, какое-то время могут работать, несмотря на проблемы материнской компании, но - не бесконечно. Они уже сократили свои инвестиции до минимума.

Инвесторы - затаили дыхание. Примут ли власти предложения "ЮКОС"? Будут ли они давить на компанию, пока она не примет их условия, какими бы они ни оказались? Или же судебные приставы начнут распродажу активов компании, чтобы покрыть её долги бюджету? И, если так, будет ли эта продажа открытой и "прозрачной"? Тому, кто предложит наибольшую сумму... возможно, зарубежному инвестору, или - государственным компаниям и другим фаворитам Кремля?

Все это удручает бизнес - как в России, так и за рубежом. Осторожничают даже нефтяные компании, привыкшие к недружелюбным условиям. Правительство объявило на этой неделе, что ChevronTexaco намерена инвестировать в свои российские проекты до 10 миллиардов долларов. Но эта американская компания, столкнулась совсем недавно с отменой соглашения, которое предусматривало её участие в разработке нефтяных запасов сахалинского шельфа. И теперь она особо подчеркивает, что её инвестиционные решения будут определяться такими факторами, как незыблемость условий контрактов, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн. Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 9 июля, завершает выпуск передачи "Дело и Деньги"...

XS
SM
MD
LG