Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компания "ЮКОС" предупреждает о банкротстве. На что обречена сделка ОМЗ-СМ


Компания "ЮКОС" предупреждает о возможном банкротстве. На что обречено слияние крупнейших холдингов в российском машиностроении? Обзор публикаций британского еженедельника "Экономист".

Выпуск открывает, как обычно, панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

Одна неделя года

Ирина Лагунина: Средний размер пенсий в России увеличится с 1 августа в среднем на 130 рублей - до 2195 рублей в месяц. Согласно постановлению правительства, повышается до 660 рублей базовая часть пенсии, а её страховая часть индексируется, в соответствии с темпами роста цен, почти на 6,3%.

Дмитрий Волчек: В середине августа Банк России введёт в обращение модифицированные рублевые купюры - 10, 50, 100, 500 и 1000 рублей. По сравнению с ныне действующими, внешний вид купюр останется практически неизменным. При этом значительно повышена степень защищенности купюр от подделки. Как ожидается, первые модифицированные купюры появятся в некоторых российских регионах в сентябре. Старые купюры будут постепенно выводиться из оборота. Кроме того, предположительно в сентябре 2005 года в обращение поступит новая купюра - достоинством 5 тысяч рублей.

Ирина Лагунина: Российский "Гута-Банк" возобновил проведение всех видов операций для физических и юридических лиц. Почти 86% акций "Гута-Банка", прекратившего операции в середине июня, выкупил государственный "Внешторгбанк" за символическую сумму - 1 миллион рублей. Это менее 35 тысяч долларов.

Дмитрий Волчек: Руководство крупнейшей российской нефтяной "ЮКОС" заявило, что может быть вынуждено объявить о банкротстве компании уже в середине августа. Арестованы счета "ЮКОС", на которых аккумулируется более половины всех текущих поступлений компании. Министерство юстиции объявило, что главное добывающее подразделение "ЮКОС" - "Юганскнефтегаз" - может быть продано - для погашения налоговой задолженности материнской компании. На долю "Юганскнефтегаз" приходится 62% всей нефтедобычи "ЮКОС".

Ирина Лагунина: Покупателем принадлежащих государству акций российской нефтяной компании "ЛУКОЙЛ" - 7,6 % - может стать американская корпорация ConocoPhilips, сообщила газета Wall Street Journal. Руководители обеих компаний встречались в Краснодаре с президентом России Владимиром Путиным. Продажа государственных акций компании "ЛУКОЙЛ" состоится в течение ближайших двух-трех месяцев. По нынешним котировкам акций компании их пакет, принадлежащий государству, оценивается в 1 миллиард и почти 800 миллионов долларов.

Дмитрий Волчек: АвтоВАЗ" намерен в сентябре этого года начать выпуск трехдверной модели "Лада-2113", которая заменит "восьмую" модель, снятую с производства в сентябре 2003 года. Новая модель относится к семейству "Самара-2", к которому принадлежат также выпускаемые "Лада-2114" и "Лада-2115".

Ирина Лагунина: Европейская комиссия дала согласие на объединение двух из крупнейших международных компаний звукозаписи - немецкой Bertelsmann Music и японской Sony Music. Новая компания - Sony BMG - станет второй в мировой индустрии звукозаписи, после Universal Music - подразделения французской компании Vivendi. Доля вновь образуемой компании на мировом рынке звукозаписи превысит 22%. В целом на четыре крупнейших компании - Universal, Sony BMG, Warner Music и EMI - будет приходиться почти 80% мирового рынка звукозаписей.

Дмитрий Волчек: Немецкая химическая и фармацевтическая компания Bayer объявила о предстоящей покупке у швейцарской фармацевтической компании Roche подразделения по выпуску лекарств, продаваемых без рецепта врача. Сумма сделки составит почти 3 миллиарда долларов. В случае удачного её завершения, Bayer войдет в первую тройку крупнейших в мире производителей таких лекарств - после американских компаний Pfizer и Johnson & Johnson.

Ирина Лагунина: Две крупных пивоваренных компании Северной Америки - американская Adolph Coors и канадская Molson - объявили о предстоящем объединении, в результате которого возникает пятый в мире производитель пива. Обе компании являются семейными предприятиями. Adolph Coors была основана в 1873 году, а канадская Molson - еще в конце 18-го века, в 1786.

Дмитрий Волчек: В Боливии состоялся общенациональный референдум по поводу реорганизации газовой промышленности страны. Большинство его участников поддержало планы правительства разрешить экспорт газа из страны, повысить налоги на работающие в Боливии зарубежные нефтегазовые компании, а также вернуть государству контроль над большей частью национальной энергетики. Боливия располагает вторыми в Южной Америке запасами газа - после Венесуэлы. Налоги на добычу углеводородов составляют 20% бюджета страны.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Компания "ЮКОС" предупреждает о возможном банкротстве

Главное добывающее подразделение нефтяной компании ЮКОС - Юганскнефтегаз - может быть продано - для погашения налоговой задолженности материнской компании, заявило на этой неделе Министерство юстиции России. На долю "Юганскнефтегаз" приходится 62% всей нефти, добываемой компанией ЮКОС. Два дня спустя на пресс-конференции руководители компании предупредили, что уже к середине августа "ЮКОС" может стать банкротом. На данный момент арестованы счета компании, на которых аккумулируется более половины всех её текущих поступлений. Наши собеседники в Москве - руководитель аналитического отдела инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский и аналитик финансовой корпорации "УралСиб" Лев Сныков.

"ЮКОС" - это 20% всей добычи нефти в России и примерно столько же - в её нефтяном экспорте, даже больше. Если допустить вариант банкротства компании, то есть ли у неё или других российских нефтяных компаний реальные возможности "восполнить" (пусть и временно) долю "ЮКОС" - как на внутреннем рынке нефтепродуктов, так и в российском экспорте нефти?

Стивен Дашевский,"АТОН": Я думаю, что в краткосрочной перспективе восполнить какие-то утраты в объемах добычи или экспорта "ЮКОС" будет достаточно тяжело. С другой стороны нельзя предполагать, что сразу вся добыча или экспорт компании будет утрачены. Мне кажется, что какие-то краткосрочные сбои могут быть, но я думаю, что это не продлиться долго и, таким образом, вряд ли окажет значительное влияние на мировые нефтяные рынки...

Лев Сныков, "УралСиб": Банкротство компании не подразумевает немедленного прекращения всех операций. Конечно, в случае остановки производства "ЮКОС", у компании не хватило бы просто операционного резерва, чтобы восполнить недостающие поставки нефти на экспорт и внутри страны.

Поэтому мне кажеся, что государство все-таки будет стремиться к тому, чтобы при любом исходе дела не допустить полной остановки добычи нефти и поставок на экспорт и на внутренний рынок. Тот путь, по которому сейчас идет государство, а именно продажа "Юганскнефтегаза", не подразумевает остановки предприятия, а просто - передачу прав собственности на добывающие активы компании...

Сергей Сенинский: В законодательстве многих стран мира существуют нормы, согласно которым та или иная "проблемная" компания может обратиться в суд с просьбой о "временной защите от кредиторов". Если суд удовлетворяет заявку, то компания получает какое-то время на решение собственных финансовых проблем. В США, например, такую возможность предусматривает известная "статья 11-ая" законодательства о банкротстве.

В какой мере подобную возможность предусматривает действующее российское законодательство? И каковы, на ваш взгляд, шансы того, что "ЮКОС" сможет воспользоваться такой возможностью?

Лев Сныков: Такая возможность есть. Но в данный момент перед "ЮКОС" стоят другие проблемы. В частности, тот факт, что счета компании "заморожены", а это ограничивает компанию в ее текущей деятельности. И как говорит сам "ЮКОС", к середине августа у них просто исчезнет возможность оплачивать текущие операции. Возникнет недостаток рабочего капитала. Поэтому в данной ситуации, несмотря на возможность такого варианта, наверное, "ЮКОС" это все-таки не поможет.

Стивен Дашевский: На данный момент банкротство является последним, но, пожалуй, самым предпочтительным механизмом защиты компании по целому ряду причин.

Во-первых, при банкротстве приостанавливается исполнение всех судебных решений против компании. В том числе - решения о взыскании 99 миллиардов рублей, которое привело к аресту акций и подготовке к продаже акций "Юганскнефтегаз". Таким образом, сама компания получит передышку от возможной быстрой распродажи активов. Более того, за счет ряда внутрикорпоративных сделок основные акционеры компании контролируют большую часть задолженности "ЮКОС". Таким образом, они смогут оказать влияние на ход процесса банкротства. И смогут оказать влияние на то, какие активы, по какой цене и как будут выставляться на продажу. Да и сам процесс банкротства более юридически тяжелый, затяжной и может позволить компании выиграть время.

Однако нужно учесть: несмотря на то, что банкротство является более предпочтительным вариантом, не известно, даст ли государство компании такую возможность. Ведь для того, чтобы компания была признана банкротом, нужно иметь решение суда о банкротстве. А учитывая то, как судьи относились к делу "ЮКОС" до сих пор, можно предположить, что компании рассчитывать на поддержку судебной системы, скорее всего, не приходится. Поэтому желание и смысл использовать механизм банкротства есть, но удастся ли это сделать, с практической точки зрения - остается под вопросом...

Сергей Сенинский: По оценкам вашей компании, какова рыночная стоимость "Юганскнефтегаза" на сегодня? Некоторые зарубежные эксперты - в частности, известная в этой области американская компания DeGolyer & MacNaughton - оценивает только запасы нефти, контролируемые компанией "Юганскнефтегаз", в 30 миллиардов долларов. То есть примерно в 5 раз меньше, чем общая сумма налоговых претензий, предъявленных на сегодня компании "ЮКОС". А ведь есть еще и объекты инфраструктуры...

Лев Сныков: Основная стоимость "Юганскнефтегаз" - это нефть под землей. Все остальное, в принципе, не существенно. По нашим оценкам, справедливая стоимость этих активов составляет порядка 15 миллиардов долларов. Отличие нашей оценки от оценок DeGolyer & MacNaughton заключается в методологии подсчетов и в ставках дисконтирования, которые мы используем в данной ситуации. Если же исходить из текущей рыночной капитализации, то стоимость "Юганскнефтегаз" в 2 раза меньше - то есть около 7 миллиардов долларов, что, конечно, сильно занижено.

Стивен Дашевский: Наша оценка "Юганскнефтегаз", в зависимости от подхода к подсчетам, колеблется в диапазоне от 17 до 24 миллиардов долларов. Это ниже, чем оценка DeGolyer & MacNaughton, что объясняется использованием крайне низкой ставки дисконтирования и достаточно высоких цен на нефть в их оценках. Однако наша оценка - от 17 до 24 миллиардов долларов - рассчитывалась, исходя из запасов нефти компании, стоимости ее нефти в будущем, исходя из дисконтированных потоков...

И хотя это - оценка запасов нефти, но инфраструктура действительно помогает компании добывать нефть и поэтому также входит в нашу оценку.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы передачи отвечали в Москве руководитель аналитического отдела инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский и аналитик финансовой корпорации "УралСиб" Лев Сныков. Продолжаем выпуск...

На что обречено слияние крупнейших холдингов в российском машиностроении?

На что обречено слияние крупнейших компаний в российском машиностроении, о котором было объявлено еще в декабре прошлого года? Речь идет о холдингах "Объединенные машиностроительные заводы" и "Силовые машины", на долю которых приходится почти 3/4 всего российского тяжелого и энергетического машиностроения. Как раз в эти дни, а точнее - к 24 июля, компании должны завершить покупку акций новой, объединенной структуры. Однако за день до этого срока партнеры, как было заявлено, все еще проводили "дополнительные консультации". Они начались, видимо, после того, как стало известно, что немецкая компания Siemens обратилась в правительство России с заявкой на покупку более 70% акций одного из холдингов - "Силовые машины", то есть практически всего пакета, принадлежащего российской промышленной группе "Интеррос".

На заседании правительства в минувший четверг премьер-министр России Михаил Фрадков заявил, что вопрос о продаже этих акций немецкой компании "требует дополнительного рассмотрения". В структуре холдинга "Силовые машины" есть некоторые оборонные производства, хотя их доля совсем невелика. Зато доля холдинга в российском энергетическом машиностроении - весьма значительна. Какой из этих двух факторов может иметь большее значение? Наши собеседники в Москве - аналитик "Альфа-Банка" Максим Матвеев и аналитик финансовой корпорации "НИКойл" Вячеслав Смольянинов, который начинает:

Вячеслав Смольянинов: Как мне кажется, с точки зрения государства и веса в экономике, фактор размера и доля всей компании на рынке является превалирующим в этом случае. Дело в том, что степень участия компании в оборонной промышленности может быть снижена тем, например, что некоторые подразделения компании могут быть отделены или вообще проданы, или переданы государству. То есть, я думаю, что здесь можно достичь определенного компромисса.

Но еще остается такой фактор, что это - крупнейшее предприятие в энергетической промышленности, и, конечно, оно важно для страны. И я думаю, что этот фактор - главный для согласования с государством.

Максим Матвеев: Действительно, доля военной продукции в производстве "Силовых машин" невелика - меньше 10%. Тем не менее, на этом предприятии все-таки есть оборонные мощности, которые государство хотело бы полностью контролировать. И поэтому не хотело бы отдавать контроль над этими активами в руки иностранных инвесторов.

Но с другой стороны, государство заинтересовано в том, чтобы привлекать иностранных инвесторов и западные технологии, поскольку российские технологии, скажем, по производству газовых турбин, пока отстают от мировых стандартов. Соответственно, мы здесь видим, с одной стороны, заинтересованность в привлечении инвесторов, а с другой стороны, нежелание отдавать контроль над оборонными активами. И потому решение, думаю, будет приниматься достаточно долго и сложно...

Сергей Сенинский: По первоначальным планам, ОМЗ и "Силовые Машины" должны завершить сделку к 24 июля. Если срок этот не выдерживается, само объединение - по вашим представлениям - становится, если можно так выразиться, "обреченным", скорее, на завершение или наоборот, на расторжение начальных планов? :

Вячеслав Смольянинов: Я думаю, что "Силовые машины заинтересованы вообще в каком-либо слиянии. Дело в том, что в этой индустрии очень важным параметром является именно размер компании, размер бизнеса. Так как это определяет и политику по финансированию покупок оборудования их клиентами. Чем сильнее и крупнее компания, тем больше у нее шансов по предоставлению различных возможностей финансирования покупки своей техники. Это именно тот бизнес, где размер - имеет значение. Поэтому, с моей точки зрения, "Силовые машины" должны с кем-то объединиться. Бизнес-логика в этом есть.

Другое дело, что здесь вовлечена компания "Интеррос". Это - независимый серьезный инвестор. И, как любой инвестор, компания хочет максимизировать свою прибыль. Что компания посчитает лучшим - продать "Силовые машины" компании Siemens сейчас или ждать повышения капитализации через какое-то время, а потом реализации - это вопрос. Еще не вполне известна цена, по которой Siemens предлагает купить акции "Силовых машин". Вполне возможно, что цена эта - неплохая, и "Интеррос" склоняется именно к этому варианту...

Максим Матвеев: Я думаю, так, как это планировалось изначально, это объединение уже не состоится. Тем не менее, поскольку "Силовые машины" заинтересованы в укрупнении своего бизнеса, и если вдруг сделка с Siemens не состоится, то их переговоры с ОМЗ наверняка продолжатся. И объединение все-таки может состояться, но - уже на новых условиях, так как ОМЗ сама очень сильно изменилась. А, следовательно, на это потребуется достаточно много времени...

Сергей Сенинский: Какие изменения в ОМЗ вы имеете в виду?

Максим Матвеев: Произошли достаточно существенные изменения. Компания планирует выделить в отдельную структуру часть своих активов. Это - предприятия, которые занимаются производством судов и оборудования для нефтегазовой отрасли. Сделка по выделению этих активов, опять же, не завершена. А эти активы представляют собой существенную часть активов "ОМЗ". То есть порядка 40% выручки приходится именно на эти предприятия. Поэтому, конечно, ОМЗ переживает существенные изменения, и нужно будет вырабатывать новые условия для объединения с "Силовыми машинами".

Вячеслав Смольянинов: Даже если сделка "Силовых машин" и Siemens не состоится, в любом случае мы все-таки говорим о договоренности двух групп российских акционеров. То есть акционеров ОМЗ и "Силовых машин". Я думаю, у них будут и шанс, и мотивация, чтобы вновь сесть за стол переговоров и попробовать "передоговориться" относительно слияния...

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы передачи отвечали аналитик "Альфа-Банка" Максим Матвеев и аналитик финансовой корпорации "НИКойл" Вячеслав Смольянинов. Продолжаем выпуск...

Обзор еженедельника The Economist

Выпуск завершает наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 23 июля. С обзором вас познакомит Александра Финкельштейн:

Александра Финкельштейн: Противостояние в Европе по поводу того, каким должны быть налог на прибыль компаний смещается на восток, пишет "Экономист". По одну сторону - группа стран во главе с Францией и Германией, которые предложили недавно начать унификацию базы для этого налога, как прелюдию к установлению минимально допустимых ставок. По другую сторону - только что вступившие в ЕС восемь стран Центральной и Восточной Европы, присоединившиеся к Великобритании и Ирландии в поддержке налоговой конкуренции - для привлечения зарубежных инвесторов.

Чтобы привлечь иностранных инвесторов, в Польше налог на прибыль был снижен в это году с 27-ми 19-ти процентов, в Словакии - с25-ти до 19-ти. В Венгрии налог на прибыль - 16%, а Эстония вообще не взимает налог на всю прибыль, которая реинвестируется. Для сравнения: в Германии ставка налога на прибыль - 38,3%, во Франции - 34,3%.

Больше всех конкуренции с востока опасаются в Германии. Торговая палата страны опросила недавно руководителей 10-ти тысяч промышленных компаний и выяснила, что каждая четвертая из них уже планирует перевести часть производства за границу. Конечно, главная причина - высокая стоимость труда в Германии, но сразу за ней среди других причин - высокие налоги на прибыль.

Европейская комиссия призывает правительства стран ЕС к унификации самой базы для расчета налога на прибыль - сегодня определяемой по-разному в разных странах. И большинство стран Центральной Европы поддерживает эти планы - до тех пор, пока они не будут означать введение единых ставок, заключает "Экономист".

Производство жидкокристаллических мониторов постепенно становится столь же повсеместным, сколь и производство микрочипов. В этом-то и заключается проблема: новая индустрия может также превратиться в бизнес взлетов и падений, пишет "Экономист".

В периоды высокого спроса производители микрочипов вкладывают огромные деньги в строительство новых заводов. Расширение выпуска приводит со временем к снижению цен и, соответственно, сокращению производства. А когда спрос восстанавливается, процесс повторяется.

Как и микросхемы, жидкокристаллические мониторы производятся на сверхстерильных и дорогостоящих заводах. По сути, это - тонкие, но прочные стекла, между которыми помещаются жидкие кристаллы. Сегодня производители таких мониторов едва справляются с растущим спросом, и потому сам этот бизнес приносит огромные доходы.

Экраны на жидких кристаллах применяются сегодня в огромном ассортименте продукции - от мониторов компьютеров и мобильных телефонов до игровых приставок, фото- и видеокамер и телевизоров. Производство плоских экранов расширяется в этом году столь стремительно, что уже на следующий год эксперты прогнозируют избыток их предложения. Они стали уже привычными в настольных компьютерах, теперь на очереди - телевизоры. Сегодня телевизоры с плоским жидкокристаллическим экраном стоят более 3-ёх тысяч долларов. Но уже через год они могут подешеветь на треть, заключает "Экономист".

XS
SM
MD
LG