Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трудовая миграция - проблемы и необходимость. Россия и первый опыт стран Европы




"Россия не сможет развиваться без притока трудовых мигрантов, квалифицированной рабочей силы - прежде всего, из стран ближнего зарубежья", - заявил, выступая на недавней конференции в Москве, заместитель министра экономического развития и торговли России. На фоне неминуемого сокращения уже в ближайшие годы численности трудоспособного населения страны, как сделать её привлекательной для необходимых экономике работников из-за рубежа? "Трудовая миграция - проблемы и необходимость. Россия и опыт стран Европы" - тема сегодняшнего выпуска "Экономической среды"...

Известно, что общая численность населения России сокращается из года в год. Но - как быстро? И сокращается ли параллельно численность трудоспособного населения? Тему открывает - из Москвы - сотрудница Института комплексных стратегических исследований, специалист по вопросам социальной политики Елена Киселева:

Елена Киселева: На протяжении последних 10 лет численность трудоспособного населения России не сокращается. Наоборот - наблюдается прирост за счет более многочисленных поколений прошлых лет.

Численность же населения страны в целом действительно убывает. Ежегодно примерно на 1 миллион человек. В первую очередь, это возникает за счет сверхвысокой смертности.

Сергей Сенинский: Какую часть населения в целом составляет трудоспособное?

Елена Киселева: На сегодня трудоспособное население страны - около 88 миллионов человек или 60% населения страны. Но сокращение численности трудоспособного населения в будущем - неизбежно. И главными причинами этому являются низкий уровень рождаемости и старение населения, причем первая причина доминирует. И по опыту европейских стран, где сложилась похожая ситуация, существенно повысить уровень рождаемости не представляется возможным...

Сергей Сенинский: И каковы прогнозы?

Елена Киселева: По прогнозам, уже после 2005 года начнется сокращение трудоспособного контингента в России. И всего за период с 2005 по 2015 год это сокращение составит 7,4 миллиона человек. Демографическая "нагрузка" на трудоспособное население детьми и пенсионерами будет только увеличиваться...

Сергей Сенинский: Сколь критичной может оказаться предстоящая нехватка собственных кадров для развития экономики в целом?

Елена Киселева: Если мы ставим перед собой задачу наращивания ВВП, то выполнить её невозможно без увеличения численности занятого населения и без повышения производительности труда.

В современной демографической ситуации миграция для России - единственный источник пополнения убывающего населения и расширения трудовых ресурсов! Разумеется, как и любая другая страна, Россия заинтересована в притоке образованных и квалифицированных мигрантов. Но сегодня основную массу трудовых мигрантов составляет неквалифицированная рабочая сила. Требования к заработной плате и условиям труда у этой категории работников гораздо ниже. Поэтому работодателям выгодно использовать таких работников. И в основной массе это - работники-нелегалы...

Сергей Сенинский: То есть Россия столкнулась с теми же проблемами, порождаемыми демографической ситуацией, что и большинство стран Европы... Решать их пытаются - одновременно - и каждая - по-своему, и все - одинаково, и лишь в последние годы... Мы будем говорить сегодня о Германии, Чехии и Испании. Тему продолжает - заведующий кафедрой политэкономии Мадридского университета "Комплутенсе" Хосе Рага, к которому обратился наш корреспондент в Испании Виктор Черецкий:

Хосе Рага: Перемены произошли четыре года назад, когда миграцию у нас стали, наконец, воспринимать всерьез. До недавнего времени мы сами считались страной иммигрантов. Но когда экономика Испании стала развиваться нынешними темпами, сократилась безработица (в 70-80-ые годы она достигала 20%), когда появилось много новых рабочих мест, возникла необходимость выработки специальной миграционной политики.

Начало ей было положено в январе 2000 года. Был принят закон "О правах и свободах иностранцев в Испании и их интеграции в испанское общество". В нем впервые была сделана попытка придать миграционному процессу предсказуемый характер и обеспечить права иммигрантов в Испании.

Сергей Сенинский: Можно ли говорить о том, что четыре года спустя приехавшие в страну "закрыли" часть проблем испанского рынка труда?

Хосе Рага: Безусловно, закрыли. Если побывать на восточном побережье - в районе Каталонии, Альмерии или Мурсии, то можно убедиться, что здесь в сельском хозяйстве трудится масса иностранцев. Они действительно решили здесь проблему нехватки рабочей силы. То же самое - в индустрии туризма: иммигранты в значительной степени "закрывают" те сферы, где не хватает испанцев.

Сами испанцы не идут на тяжелую и не престижную работу. Они выбирают области, где требуется более квалифицированный труд и где условия оплаты, естественно, лучше, заработная плата - выше...

Сергей Сенинский: В Чехии на 10 с небольшим миллионов жителей сегодня приходится, по разным оценкам, примерно четверть миллиона работающих иностранцев. На вопросы нашего корреспондента в Праге Владимира Ведрашко ответил сотрудник Карлова университета, доцент кафедры социальной географии Душан Дрбоглав:

Душан Дрбоглав: Чехия первой из новых стран Европейского союза выступила со специальной программой привлечения в страну квалифицированных кадров из-за границы. Она призвана заполнить часть тех рабочих мест, которые ныне пустуют. Их в стране - многие тысячи, никто точно и не считал до сих пор, сколько именно.

Пока осуществляется лишь "пилотный" проект - с 2003 года. Его цель - собрать, для начала, необходимые данные: какие именно кадры нужны и кто потенциально мог бы приехать сюда из других стран?

Первоначально, год назад, проектом предусматривалось исследовать контрольную группу в несколько сотен мигрантов из трех стран - Казахстана, Болгарии и Хорватии - с тем, чтобы в дальнейшем набор специалистов из-за рубежа стал целенаправленным. Недавно список участников проекта пополнили Белоруссия и Молдавия.

Сергей Сенинский: Какие квоты определены для участников этого проекта?

Душан Дрбоглав: Квота на будущий год - 700 человек. Как ни покажется странным, но в этом году мы сумели отобрать всего 177 человек! Причина - жесткие критерии отбора кандидатов. Каждому желающему предлагается заполнить подробную анкету, в которой приходится отвечать на вопросы о квалификации, о знании чешского языка, количестве членов семей, которые - предположительно - будут жить с кормильцем: Масса вопросов, своеобразный тест, по результатам которого претендент получает определенное количество баллов. Так вот, набрать необходимый минимум смогли далеко не все.

Но те, кто прошел тест, могут получить постоянный вид на жительство вчетверо быстрее, чем другие соискатели - через два с половиной года, а не через 10 лет, как обычно.

Хотя - не все так просто, особенно в самом начале. Дело в том, что для участия в этом проекте иностранцу необходимо, в частности, предварительно найти себе работодателя в Чехии и получить на этом основании годовую визу. Кроме того, половина кандидатов набирается из числа тех, кто уже какое-то время проживает в Чехии. Иначе говоря, условия конкурса делают его непростым испытанием.

Сергей Сенинский: Наконец, третий из зарубежных сюжетов сегодня - Германия. Из ныне действующих государственных программ регулирования трудовой миграции из-за рубежа первые возникли почти 15 лет назад, во времена объединения Германии. Тему продолжит - из Нюрнберга - научный сотрудник Института исследований рынка труда и занятости Эльмар Хюнекоп, к которому обратился наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский:

Эльмар Хюнекоп: В ходе переговоров о предстоящем объединении Германии, были подписаны соглашения и с Польшей, которая также участвовала в этих переговорах. Оговаривались, например, условия миграции польских рабочих в Германию, прежде всего - для сезонных сельскохозяйственных работ, а также для работы в гостиницах и ресторанах. Эти соглашения действуют до сих пор.

Кроме того, в них оговаривалась так называемая "фирменная квота", позволяющая польским компаниям, работающим в Германии, привлекать собственных рабочих. В основном эти приглашенные трудились в строительстве.

С Польшей и некоторыми другими странами Восточной Европы были подписаны соглашения, регламентирующие работу иностранцев в приграничных регионах Германии, а также программа так называемых новых "гастарбайтеров", которые получали право на работу в Германии сроком до полутора лет с целью изучения немецкого языка. Недавно была принята также программа по приему "помощников по домашнему хозяйству" - на ограниченный срок, также ориентированная в первую очередь, на Польшу, - для обслуживания пожилых и больных людей. Другими словами, привлечение в Германию рабочей силы из-за рубежа с начала 90х годов имеет не только экономическую, но и политическую подоплеку.

В 2003 году работать в Германию приехали 360-370 тысяч мигрантов - в основном из Польши. 90% от их числа приехали на сезонные сельскохозяйственные работы.

Сергей Сенинский: Но известно, что в Германии, как и в США, была принята несколько лет назад программа, которая предусматривала приглашение из-за рубежа тысяч компьютерных специалистов...

Эльмар Хюнекоп: Проблемы в этой области возникли позже. В 2000-ом году, когда под давлением компьютерной индустрии и была принята упомянутая программа, экономика Германии была на подъеме, и создавалось впечатление, что ей необходим приток специалистов-компьютерщиков. Однако ухудшение экономической конъюнктуры в последующие годы привело к тому, что некоторые из тех специалистов, которые уже приехали в Германию, остались без работы. Установленная изначально квота - 20 тысяч компьютерщиков - была выбрана лишь на две трети.

Теперь возникают и новые обстоятельства. Страны Восточной Европы вступили в Европейский союз. Их работникам стало гораздо проще устраиваться на работу и в Германии, и в других странах ЕС. Хотя, конечно, и до сих пор доступ на немецкий рынок труда в значительной степени ограничен. Немецкие компании не имеют права приглашать работников из-за рубежа, за исключением наиболее квалифицированных специалистов. В отношении, скажем, топ-менеджеров никаких ограничений нет. Но в этом случае речь не идет о массовой трудовой миграции.

Елена Киселева: В настоящее время основная часть трудовых мигрантов в России занята в таких отраслях как строительство, торговля, транспорт и сфера услуг. Это знает каждый житель Москвы - большого города, который притягивает трудовых мигрантов из стран бывшего СССР. Обычно приезжие занимают нишу непрестижных профессий, с низким уровнем оплаты труда. Но при этом неудовлетворенным остается в стране спрос именно на квалифицированных работников, которые могли бы найти свое место в промышленности или сельском хозяйстве...

Сергей Сенинский: Когда эксперты говорят о необходимости привлечения в Россию квалифицированных кадров из-за рубежа, какой именно уровень квалификации имеется в виду в первую очередь? Ведь понятно, что специалисты очень высокой квалификации найдут себе работу в любой стране.

Елена Киселева: Сегодня ощущается острая нехватка квалифицированных рабочих и инженерного персонала. Поэтому, когда мы говорим о потребности в квалифицированных кадрах, то в первую очередь нас интересуют выпускники средних специальных учебных заведений, которые при выпуске как раз и получают такие специальности, необходимые в будущем для работы в отраслях промышленности и сельском хозяйстве...

Сергей Сенинский: Не исключено, что эта проблема эта стала следствием - в том числе - несоответствия структуры образования и профессиональной подготовки в России структуре реального спроса на рынке труда?

Елена Киселева: Ситуация на сегодня такова, что прием в ВУЗы превышает численность выпускников средних школ. То есть налицо чрезмерное "увлечение" получением высшего образования...

Безусловно, перед системой образования в России, да и, наверное, и в других государствах Содружества, стоит проблема переориентации и перераспределения людей, получающих среднее специальное и высшее образование. Но один из аспектов этой проблемы состоит в том, что возможности средних специальных учебных заведений не отвечают современной ситуации на рынке труда и не удовлетворяют рынок труда с точки зрения уровня техники. То есть оказываясь выпускником среднего специального учебного заведения человек не может найти работу, так как его навыки не соответствуют требованиям того или иного рабочего места - просто в силу развития технического прогресса.

Сергей Сенинский: Обратимся вновь к практике европейских стран. Как выясняется, не столь уж разнообразной она оказывается. Что - объяснимо: целенаправленной государственной политикой привлечения рабочей силы из-за рубежа - а не просто ограничением количества приезжающих - здесь стали заниматься лишь в последние годы. И первые результаты проявления такой политики - и её влияния на местный рынок труда - оказались противоречивыми. Германия.

Эльмар Хюнекоп: Я бы разделил здесь трудовую миграцию: сезонные рабочие и те же компьютерщики. В первом случае можно уверенно говорить, что привлечение сезонных сельскохозяйственных рабочих "закрыло" большинство проблем этой отрасли, но при этом не потеснило немецких работников в этом сегменте рынка труда. Более того, эта мера, можно сказать, спасла само существование многих немецких крестьян.

Что касается компьютерщиков, то здесь также никто из немецких специалистов не потерял из-за этого работу. Без неё - из-за ухудшения экономической конъюнктуры - оказались некоторые приглашенные специалисты.

Другое дело - строительная индустрия. Здесь проблема действительно существует и потому активно обсуждается. Привлечение теми же польскими компаниями, работающими в Германии, собственных строителей привело к потере части рабочих мест немецкими строителями. Но с рынком квалифицированной рабочей силы ничего подобного не произошло.

Хосе Рага: Здесь следует выделить две проблемы. Во-первых, бесконтрольный приток иностранцев. Государственная программа вызвала так называемый "эффект призыва". Испания многим стала казаться неким "эльдорадо", местом, где, якобы, сбываются надежды на лучшую жизнь. Все произошло очень быстро. Еще недавно в Испании иностранных рабочих почти не было и вдруг их стало три с половиной миллиона, то есть сегодня они составляют 10% населения страны.

Во-вторых, приток иностранцев парализовал работу государственных структур. Власти не только не смогли поставить иммиграционный процесс под контроль, но и оказались неспособными соблюдать установленные ими же сроки бюрократических процедур, связанных с предоставлением вида на жительство и разрешения на работу. В миграционных службах скопились десятки тысяч нерассмотренных дел.

Между тем, правительство изначально стремилось привлечь в страну именно тех мигрантов, которые были необходимы испанской экономике. Людей нужно было предостеречь от иллюзий. Ведь потребность в новой рабочей силе у нас, как и в любой стране, ограничена. В результате здесь появилось значительно больше иммигрантов, чем того требовала экономика.

Кстати, трудности с оформлением документов не остановили этот приток. И в Испании оказалось множество так называемых "нелегалов". Теперь им трудно найти работу и тем более "легализоваться" в административном порядке.

Сергей Сенинский: Чешская Республика. Мы уже говорили о том, что здесь с прошлого года реализуется "пилотный" проект - в рамках формирования государственной программы привлечения зарубежных работников. Доцент кафедры социальной географии Карлова университета

Душан Дрбоглав:

Душан Дрбоглав: Одним из серьезных недостатков проекта, на мой взгляд, является то, что до сих пор не было определено, а в какие именно отрасли экономики Чехии или регионы страны требуется приток новых работников? Пока - все происходит очень спонтанно!

Представитель практически любой профессии, соответствующий критериям проекта, может быть принят. Но пока количественные его показатели столь скромные, это не является проблемой.

Реальная же проблема - в другом: с точки зрения привлечения именно необходимых работников, этот проект - в своем нынешнем виде - не дает вообще никаких результатов! Даже - как эксперимент! Вот почему так необходимо определить, представители каких именно профессий или специальностей нам нужны, и кому будет отдаваться предпочтение.

Сергей Сенинский: То есть на нынешнем этапе предстоит лишь сформировать ту статистику, на которой в будущем станет базироваться государственная программа...

Душан Дрбоглав: В Чешской республике пока не ведется практически никакого анализа экономической роли мигрантов. Что эти люди дают стране? Понятно, они что-то - берут, но дают ей - намного больше! Этими оценками никто не занимается. Неизвестно, какой процент ВВП страны создается этим слоем работников...

Поэтому хорошо, что правительство запустило хотя бы этот, "пилотный" проект! Теперь - в течение пяти лет его реализации - должен быть, наконец, проведен необходимый анализ ситуации.

Сергей Сенинский: Завершаем разговор - в Москве. Напомню, мы начали передачу с упоминания о недавней конференции здесь, на которой один из руководителей Министерства экономического развития и торговли прямо заявил, что "экономика России не сможет развиваться без притока трудовых мигрантов - прежде всего, из стран ближнего зарубежья. Если иметь в виду действующее российское законодательство, содержит ли оно некие основы для целенаправленной государственной политики в отношении работников из других стран?

Елена Киселева: На мой взгляд, в России в настоящий момент отсутствует целенаправленная государственная политика по привлечению трудовых мигрантов. Наверное, государству нужно определиться с приоритетами в этой сфере и начать создавать привлекательные условия для квалифицированных работников.

В стране действуют сегодня два основных закона, регулирующих эту часть государственной политики. Это закон "О гражданстве Российской Федерации" и закон "О правовом положении иностранных граждан". Но можно сказать, что эти законы направлены, скорее, на ужесточение процедуры въезда в Россию и получения гражданства. То есть они вряд ли будут способствовать массовому притоку иностранцев...

Сергей Сенинский: Одним из элементов такой политики являются квоты на въезд трудовых мигрантов из-за рубежа. В какой мере они формируют их приток?

Елена Киселева: Часто получается так, что государство противоречит само себе! Например, на фоне всех разговоров о необходимости привлечения трудовых мигрантов в 2004 году квота на въезд иностранных рабочих была снижена до 213 тысяч человек. Тогда как в 2003 году, эта квота была - 530 тысяч. И не вполне понятно, исходя из каких критериев государство устанавливает эту квоту и распределяет иностранных рабочих между федеральными округами...

Сергей Сенинский: Эти квоты - как именно определяются и в отношении каких именно категорий приезжающих работников?

Елена Киселева: Введение квот - это один из способов регулирования трудовой миграции. Исходя из потребностей предприятий и имеющихся вакансий, выдаются миграционные карты определенному числу потенциальных работников в зарубежных государствах. Прежде всего, в государствах СНГ.

Но каких-то четких критериев определения численности необходимого объема недостающей рабочей силы - нет. И изменение квот год от года выглядит произвольно. Получается так, что решения государства никак не соотносятся с реальной ситуацией.

Мы знаем, что велика доля нелегальной иммиграции, и она в десятки раз превышает официальные данные о зарегистрированных мигрантах. И поэтому очень сложно ориентироваться в такой ситуации. С одной стороны, есть данные о положении на рынке труда, то есть заявленные вакансии предприятий и вот эти квоты. А с другой стороны, мы имеем дело более чем с тремя миллионами нелегальных мигрантов, которые приезжают сюда, работают без договора и не учитываются ни в каких документах, ни в статистике, ни в отчетах работодателей и т.д.

Сергей Сенинский: Спасибо всем участникам нашей передачи сегодня. Напомню, на её вопросы отвечали: в Москве - Сотрудница Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева; в Испании - заведующий кафедрой политэкономии университета "Комплутенсе" Хосе Рага, к которому обратился наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий; в Германии - сотрудник расположенного в Нюрнберге Института исследований проблем рынка труда и занятости Эльмар Хюнекоп, с которым беседовал наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский; и в Чехии - доцент кафедры социальной географии Карлова университета Душан Дрбоглав, ответивший на вопросы нашего корреспондента в Праге Владимира Ведрашко...

XS
SM
MD
LG