Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крупнейшие международные рейтинговые агентства и их рейтинги России




Сергей Сенинский: Почти каждый день поступают теперь сообщения о присвоении новых рейтингов тем или иным российским регионам, компаниям или банкам. Кому-то - более высокий, кому-то - наоборот. Впервые рейтинги России начали присваивать лишь в конце 90-ых... Вообще рейтинги компаний возникли еще в 19 веке, а отдельных стран мира - перед Второй мировой войной.

В передаче участвуют вице-президент международного рейтингового агентства Moody's и ведущий его аналитик по России Джонатан Шиффер, с которым беседовал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский, и аналитический директор московского представительства международного рейтингового агентства Standard&Poor's Алексей Новиков.

Прежде всего, как давно началась история вашего агентства. Где и кем оно было основано? С чего начинали? Джонатан Шиффер, агентство Moody's:

Джонатан Шиффер: Компания Moody's была основана в 1905-1906 годах Джоном Муди, который начал с того, что присваивал рейтинги облигациям железнодорожных компаний. В те времена двумя главными двигателями американской экономики были торговля землей и железные дороги. Так вот Джон Муди занимался рейтингами железнодорожных кампаний.

Алексей Новиков, Standard&Poor's: Кредитные рейтинги - это американское изобретение. Наше агентство было основано в Америке в 1861 году. В его названии - Standard&Poor's - есть имя его основателя, Henry Poor, который в 1861 году написал большое исследование, посвященное американским железным дорогам. В то время экономическая и финансовая обстановка США была очень неустойчивой и в некотором смысле очень напоминала то, что сейчас происходит у нас в РФ. Инвесторы были крайне озабочены судьбой своих денег. И рейтинги pfродились именно тогда.

Сергей Сенинский: Известно, что рейтинговое агентство Moody's принадлежит сегодня американской компании Dun&Bradstreet, история которой восходит к 40-ым 19 века и которая сама является сегодня одной из ведущих компаний деловой информации, в том числе занимающейся оценкой кредитных рисков.

Еще одно агентство из так называемой "большой тройки" - Fitch Ratings. Компания была основана Джоном Фитчем в 1913 году в Нью-Йорке и в первые годы занималась публикацией финансовой статистики. Рейтинги начала присваивать в 1924 году. Сегодня агентство Fitch Ratings входит в состав французской финансово-промышленной группы Fimalac, а штаб-квартиры агентства находятся в Лондоне и Нью-Йорке.

А кому принадлежит сегодня агентство Standard&Poor's? Вопрос - в московский офис агентства, Алексею Новикову:

Алексей Новиков: Сегодня агентство Standard&Poor's принадлежит компании McGraw-Hill. Это очень крупная компания, которая специализируется на издании университетских и школьных учебников. Ее знают практически все студенты не только в англоязычных странах, но и в России. Это компании также принадлежит журнал Business Week, несколько телевизионных станций. Также компании принадлежит крупнейшее агентство энергетической информации Platts. В общем, компания занимается интеллектуальным бизнесом, если можно так сказать.

Сергей Сенинский: Кредитные рейтинги, еще "на заре" этого бизнеса, присваивались отдельным компаниям. А когда появились рейтинги отдельных стран?

Алексей Новиков: Рейтинги стран появились еще до Второй мировой войны. Это был ответ на растущий рынок капитала, в том числе - на его интернационализацию. Но после начала Второй мировой войны деятельность Standard&Poor's по присвоению кредитных рейтингов странам закончилась и возобновилась в середине 70-х годов.

У компании Standard&Poor's нет специализации. Это - кредитно-рейтинговое агентство широкого профиля. И оно присваивает рейтинги должникам любой экономической категории: правительствам, банкам, компаниям, регионам.

Сергей Сенинский: С каких именно стран это начиналось?

Алексей Новиков: Конечно, в первую очередь, в сферу влияния компании попали наиболее развитые страны. До войны это были европейские страны, такие как Франция. А в 1975 году получили первые кредитные рейтинги и другие страны. И уже потом, в 80-х и 90-х годах, компания начала присваивать рейтинги развивающимся странам.

Сергей Сенинский: Вопрос - вице-президенту агентства Moody's. В отношении рейтингов компаниям или банкам, с одной стороны, и правительствам отдельных стран, с другой стороны, - сама процедура обращения к вам одинакова? И те, и другие сами просят присвоить рейтинг неким их обязательствам, и только после этого вы начинаете его "готовить", требуя предоставить необходимую для этого информацию?

Джонатан Шиффер: Мы ждем, пока к нам обратится компания или правительство той или иной страны. Раньше мы сами иногда начинали процедуру присвоения рейтинга - по просьбе инвесторов, проявлявших интерес к какой-либо компании или стране. Но вот уже примерно пять лет, как мы присваиваем рейтинги только после того, как нас об этом сами попросят те, кто их хотел бы получить.

Алексей Новиков: Эти процедуры совершенно одинаковы. Критерии оценки, разумеется, отличаются. Но процедуры абсолютно идентичны. И мы не делаем различия между эмитентами.

Сергей Сенинский: Наверняка в истории вашего агентства было немало случаев, когда клиенты - компании, банки или, например, правительства стран - оказывались недовольными присвоенным им рейтингом. Что - тогда?

Джонатан Шиффер: Конечно, такое случается. Я бы даже сказал, что большинство наших клиентов в какой-то момент не соглашались с присвоенным им рейтингом, и в большинстве случаев считали, что их рейтинг должен быть выше.

Но хотя мы и стремимся поддерживать, по возможности, наилучшие отношения с нашими клиентами, мы никогда еще не меняли своих рейтингов. Если кто-то из клиентов недоволен полученным рейтингом, они могут, если захотят, предоставить нам дополнительную информацию, и мы ее, конечно, изучим. Но менять рейтинг только потому, что им кто-то оказался недоволен, мы ни в коем случае не будем.

Алексей Новиков: Как правило, эмитент, то есть наш заказчик, имеет возможность обсудить уровень кредитного рейтинга еще до момента его публикации. И в конце концов он может отказаться от его публикации, если считает, что уровень рейтинга не соответствует его ожиданиям. Поэтому все вопросы такого рода снимаются при обсуждении их с клиентом. Компания Standard&Poor's независима, изменить ее мнение очень сложно, даже если клиент и очень хочет повлиять на него.

Если же говорить о том, были ли судебные иски:. Насколько мне известно, в США несколько судебных исков было, очень немного. Кредитный рейтинг - это мнение. И в этом смысле мы - такие же журналисты, как и журналисты "Радио Свобода". Мнение всегда имеет возможность быть высказано. И вряд ли судебный иск по поводу этого мнения, если оно не содержит заведомо ложной информации, может быть успешным.

Сергей Сенинский: А в каком году ваше агентство впервые присвоило суверенный рейтинг России, и на уровне каких других стран он тогда находился?

Алексей Новиков: Впервые наше агентство присвоило суверенный рейтинг России в 1996 году. И тогда он находился на уровне "BB-". Тогда на таком же уровне находилось большинство латиноамериканских стран. Может быть, на одну ступеньку ниже или выше, но в принципе - на том же самом уровне.

Сергей Сенинский: Первый рейтинг России, присвоенный агентством Moody's.

Джонатан Шиффер: Насколько я помню, это было в середине 1996 года, и тогда Россия получила рейтинг "BА-2", что, по нашей шкале, на две ступени ниже так называемого "инвестиционного" уровня рейтинга.

Нынешний рейтинг России - "BAA-3", то есть самый низкий из инвестиционных рейтингов, который мы можем присвоить. Такой же рейтинг, как России, присвоен нашим агентством Хорватии, Сальвадору, Индии, Казахстану, Тринидаду и Тобаго. Это - на одну ступень ниже, чем рейтинги Южной Африки или Мексики, на две ступени ниже, чем Таиланда, Малайзии и Чили, но на одну ступень выше, чем у Египта, Марокко и Коста-Рики...

Алексей Новиков: Что касается нынешнего рейтинга по обязательствам в иностранной валюте, то он находится на уровне "BB+". На этом же уровне находятся только две страны - Египет и Сальвадор. Чуть выше, на уровне "BBВ-", находится Болгария, Хорватия и Мексика. Еще чуть выше, на уровне "BBВ", находится Оман, Южная Африка, Таиланд и Тунис. И наконец, Китай, Латвия, Польша и Тринидад и Тобаго имеют рейтинг "BBВ+". То есть это примерно тот круг стран, на который можно ориентироваться в будущем...

Сергей Сенинский: Если в 1996 году вашим агентством России был присвоен рейтинг "ВВ-", а на сегодня - "ВВ+", получается, между ними всего одна-две ступени. Или это не совсем так?

Алексей Новиков: Российский рейтинг прошел через целую серию понижений и повышений. В 1998 году он спустился до уровня "selective default" - так называемый "выборочный дефолт". А потом поднялся до уровня "BB+". С 1998 года рейтинг менялся несколько раз. В истории Standard&Poor's это была одна из самых позитивных траекторий для отдельной страны. И к настоящему моменту он стабилизировался на уровне "BB+".

Сергей Сенинский: Так все же - сколько именно между ними ступеней, по вашей шкале?

Алексей Новиков: У нас есть понятия "рейтинговые категории" и "рейтинговые ступени". Категория - "BB", вне зависимости от того, она плюс или минус. Поэтому Россия находится в той же самой категории, что и в 1996 году. Но рейтинговая ступень поднялась на 2 пункта...

Сергей Сенинский: А теперь - обратимся ненадолго к событиям 1998 года в России. Тогда, в середине марта, ровно за пять месяцев до дефолта, два из трех ведущих агентств приняли очередные решения по России: одно - Moody's - понизить ранее присвоенный рейтинг, другое - Fitch Ratings - пока сохранить. Что касается агентства Standard&Poor's, то его рейтинг России был снижен еще за четыре месяца до описываемых событий. 12 марта в Кремле, перед телекамерами, состоялся вот такой диалог президента Бориса Ельцина и тогдашнего первого вице-премьера Анатолия Чубайса:

Борис Ельцин: Что? Неужели, понимаешь, рейтинг понизили? Или хотят понизить?

Анатолий Чубайс: Конечно, не радостное событие, но я тут катастрофы не вижу. Не тот случай. Они борются за свои собственные рейтинги, так как они проглядели азиатский кризис и не предвидели азиатских проблем. И теперь они пытаются это компенсировать.

Посмотрим... Мы еще докажем - кто из этих двух агентств на самом деле был прав, а кто прав не был.

Сергей Сенинский: В тот же день тогдашний министр финансов России Михаил Задорнов заявил на пресс-конференции:

Михаил Задорнов: Интересно, что агентства получили от нас абсолютно объективную и полную информацию и сделали прямо противоположные выводы.

Сергей Сенинский: Впрочем, очень скоро и агентство Fitch приняло такое же решение: рейтинг России - понизить. В той нашей передаче, шесть с половиной лет назад, принимал участие и сегодняшний наш собеседник из агентства Moody's -

Джонатан Шиффер:

Джонатан Шифер: Во-первых, мы располагаем всей новой информацией. Во-вторых, мы не можем присваивать стране рейтинг на основе того, что произошло за последние 2-3 недели. Мы ведем себя иначе, чем брокеры на фондовой бирже, которые дают свою цену в зависимости от ежеминутных колебаний цен на рынке ценных бумаг. Наш рейтинг носит средний и долгосрочный характер. Выводы об экономической стабильности и финансовой надежности той или иной страны делаются на основе кредитной истории государства сроком от 3 до 10 лет, хотя мы знаем и том, что произошло за последние 2-3 недели. Мы рассматриваем Россию как одну из самых уязвимых для возможных финансово-экономических кризисов стран, так как ее реальные достижения все еще не слишком велики.

Сергей Сенинский: Агентство Standard&Poor's в той передаче - в середине марта 1998-го - представлял руководитель отдела стран Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки Джордж Даллас:

Джордж Даллас: Случай с Юго-Восточной Азией оказался большим испытанием для всех на мировом финансовом рынке. И одна из проблем заключалась в том, что аналитики, в том числе и наши, не имели доступа ко всей необходимой информации. Странам Азии, даже самым демократическим, свойственна скрытность. А мы не можем делать нашу работу, если не получаем достаточно информации. Кризис развился быстрее, чем можно было ожидать. Это - хороший урок для всех. Мы сейчас работаем над тем, как в будущем исключить подобные ошибки. И на протяжение более чем 80 лет, определяемый нами рейтинг, не вызывал сомнения.

Джонатан Шиффер: 99% финансовых проблем России не имеют никакого отношения к финансовому кризису в Азии. Нельзя списывать на Азию то, что российское правительство не способно собирать налоги. Что российское правительство взяло на себя непомерные краткосрочные долговые обязательства. Что российское правительство практически ничего не получило от приватизации, раздав государственные предприятия за бесценок, и не допустив к этому процессу иностранцев. Азия не имеет отношения к налоговому законодательству России. Нет, не Азия виновата в большинстве проблем России.

Сергей Сенинский: Напомню еще раз, все эти интервью были записаны и прозвучали в нашей передаче в марте 1998 года. До 17 августа оставалось ровно пять месяцев... Мы вновь обращаемся к участникам сегодняшней передачи - вице-президенту агентства Moody's Джонатану Шифферу и аналитическому директору московского представительства агентства Standard&Poor's Алексею Новикову. Может ли сложиться так, что рейтинг, скажем, какого-то российского банка, промышленной компании или региона страны окажется выше суверенного рейтинга всей страны? Или такое невозможно в принципе?

Алексей Новиков: Теоретически, это, конечно, возможно. Суверенный рейтинг и страновой риск - два разных понятия. Суверенный рейтинг - это способность и готовность правительства той или иной страны заплатить в полном объеме и вовремя. А страновые риски могут быть высокими или низкими, и ограничивать или не ограничивать деятельность того или иного эмитента, компании или региона, внутри страны.

В России страновые риски достаточно высокие, поэтому ни один из эмитентов, если он не имеет гарантий третьих лиц, с более высокой кредитоспособностью, не имеет рейтинг выше, чем суверенный. Но в принципе такое возможно...

Сергей Сенинский: Суверенный рейтинг, рейтинги компаний и страновые риски - поясните, пожалуйста, взаимосвязь.

Алексей Новиков: Страновые риски ограничивают кредитоспособность компании вне зависимости от ее собственного финансового состояния.

Например, слабая банковская система может быть причиной дефолта. Даже если это технический дефолт - это все равно дефолт. Причиной дефолта может заключаться - даже для очень хорошей компании, которая заплатила по своему долгу - в том, что долг этот не дошел до кредитора в силу того, что "застрял" в банковской системе. Ведь кредитору неважно, что явилось причиной дефолта - состояние самой компании или её "окружающая среда". И в данном случае страновой риск фиксирует вот эту проблему "окружения".

Сергей Сенинский: Ну, а если - не в России, а в других странах? Может ли ваш рейтинг отдельной компании оказаться выше рейтинга всей страны? Агентство Moody's:

Джонатан Шиффер: Такое случается, хотя и нечасто... Обычно - с нефтяными и другими компаниями, большая часть прибыли которых приходится на их деятельность за границей. Обычно - это компании, от которых в значительной степени зависит экономика страны, и мы видим, что правительство этой страны не станет вмешиваться в дела этой компании, даже если оно само окажется в кризисном положении. Иногда аналогичные ситуации возникают относительно самых крупных банков. Но в целом так происходит достаточно редко, и обычно суверенный рейтинг станы - выше рейтинга отдельных её компаний.

Сергей Сенинский: И последний вопрос нашим собеседникам. О рейтингах России... Как бы вы сформулировали основные на сегодня, с вашей точки зрения, проблемы, без решения которых вряд ли стоит ожидать повышения именно вашим агентством суверенного рейтинга России с нынешнего его уровня, скажем, на одну-две ступени выше? Агентство Moody's:

Джонатан Шифер: В целом дела в России идут неплохо. Возможности страны выплачивать свои долги растут, в то время как сама эта задолженность сокращается. Кроме того, бюджет России сводится с профицитом. Если эти условия сохранятся, если Россия будет придерживаться разумной бюджетной политики и профессионально обслуживать свою задолженность, я думаю, со временем она сможет рассчитывать на повышение своего рейтинга. А если все это будет сопровождаться улучшением делового климата вообще, то объем инвестиций в российскую экономику также увеличится.

Следует отметить, что большинство инвестиций в России приходится на долю именно российских, а не иностранных инвесторов. И, на мой взгляд, есть все предпосылки к тому, что российские инвесторы продолжат вкладывать деньги в экономику собственной страны. Правда, в последнее время наблюдается ускорение оттока капиталов из России, но российская экономика, тем не менее, продолжает расти и стабилизироваться. Конечно, было бы неплохо, если в России были бы приняты меры по улучшению судебной системы и усовершенствованны законы, регулирующие такие сферы, как банкротство, например. Но даже без этого российская экономика развивается позитивно.

Алексей Новиков: Таких проблем, на наш взгляд, несколько. Мы всегда говорим о том, что одна из главных - низкая диверсификация экономики, зависимость от экспорта энергоносителей государственного и муниципальных бюджетов, экономики в целом.

Проблемы очень важные, их не изменить в одночасье, и над этим придется долго работать. Продвигать структурные реформы, которые сейчас, к сожалению, очень серьезно замедлились, хотя это - единственное "лекарство" от этой проблемы.

Вторая проблема - это слабость и неустойчивость политических институтов. Один из примеров этому - недавнее предложение президента о реформе системы государственной власти. Независимо от смысла этих предложений, сам факт того, что ставится под сомнение и предлагается изменение фундаментальных принципов организации власти, уже говорит об определенном риске.

Есть также и более частные риски. Это - слабая банковская система, достаточно неудачный инвестиционный климат, связанный с бюрократизацией экономики, прежде всего. И так далее...

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам. Напомню, в передаче участвовали вице-президент и ведущий аналитик по суверенным рейтингам России агентства Moody's Джонатан Шиффер, а также аналитический директор московского представительства агентства Standard&Poor's Алексей Новиков. О кредитных рейтингах России мы говорили в очередном выпуске "Экономической среды"...

XS
SM
MD
LG