Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

НДС-счетов - не будет. Зарубежные компании в российской энергетике


Министерство финансов России отказывается от планов введения НДС-счетов предприятий. Завершение приватизации нефтяной компании "ЛУКОЙЛ". Зарубежные компании в российской энергетике. Россия и Киотский протокол. Обзор публикаций британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский: Выпуск откроет, как обычно, панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

Одна неделя года

Мария Салычева: Государственная Дума России одобрила в первом чтении проект федерального бюджета на 2005 год. Он рассчитан с профицитом в полтора процента ВВП, исходя из среднегодовой цены российской нефти в 28 долларов за баррель и обменного курса 30 рублей за доллар. Прогнозный объем ВВП России - в пересчете - примерно 640 миллиардов долларов. Планируемые доходы бюджета - 110 миллиардов долларов.

Дмитрий Волчек: Американская нефтяная компания ConocoPhillips стала победителем аукциона по продаже государственного пакета акций российской нефтяной компании ЛУКОЙЛ - 7,6%. При стартовой цене 1 миллиард и 928 миллионов долларов ConocoPhillips предложила на 60 миллионов долларов больше. Сделка стала крупнейшей на сегодня в истории российской приватизации.

Мария Салычева: Министерство финансов России отказывается от идеи введения специальных НДС-счетов для компаний и предприятий. Вместо этого предлагается внедрить, предположительно - с 2006 года, электронный учет счетов-фактур налогоплательщиков-юридических лиц.

Дмитрий Волчек: Правительство России одобрило и передаст теперь в Государственную Думу законопроект о ратификации Киотского протокола. Это международное соглашение должно вступить в силу в 2008 году и предусматривает сокращение - к 2012 году - объемов выброса в атмосферу углекислого газа в среднем на 5% по отношению к уровню 1990 года. В России за минувшие годы - на фоне экономического спада - объем этих выбросов сократился в полтора раза.

Мария Салычева: Компания Nissan - вторая среди автомобильных компаний Японии - рассматривает несколько вариантов организации производства в России, сообщил ее представитель. Пока наиболее предпочтительным представляется компании организация совместного предприятия с Горьковским автомобильным заводом в Нижнем Новгороде.

Дмитрий Волчек: Саудовская Аравия намерена увеличить в ближайшие недели объемы ежедневной добычи нефти с 9,5 до 11 миллионов баррелей. В целом объем потребления нефти в мире составляет сегодня примерно 82 миллиона баррелей в день, из которых более 20 миллионов приходится на долю Соединенных Штатов. Цена нефти в США на днях впервые превысила 50 долларов за баррель. Однако в сопоставимых ценах рекордным остается пока 1980 год - после революции в Иране. Тогда один баррель нефти - в пересчете на сегодняшние цены - стоил 80 долларов.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Министерство финансов России отказывается от планов введения НДС-счетов предприятий

В ходе заседания правительства России на минувшей неделе стало известно, что министерство финансов отказывается от планов введения специальных НДС-счетов компаний и предприятий, на которые им - на довольно длительные сроки - пришлось бы выводить часть своих оборотных средств. Идея обсуждалась уже несколько лет... Наш собеседник сегодня - заместитель министра финансов России Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов: Если говорить о НДС-счетах, идея которых действительно обсуждалась уже на протяжении длительного времени, то мы пришли к выводу, что на современном этапе их вводить не следует. Тем более, что опыт, на основании которого этот вопрос обсуждался - опыт Болгарии, оказался не столь впечатляющим, как это казалось сначала, а проблемы, связанные с функционированием этих счетов, достаточно серьезны.

Поэтому сейчас мы делаем акцент на другие подходы, связанные с тем, чтобы налоговые органы своевременно получали и в достаточном объеме информацию, на основании которой можно было бы определить круг лиц, в отношении которых требуются дополнительные проверки. В частности, потому что эти лица могут уклоняться от налогообложения - прежде всего, по налогу на добавленную стоимость.

Сергей Сенинский: Одно из ваших предложений - введение электронного учета счетов-фактур предприятий. Вы могли бы пояснить?

Сергей Шаталов: Все хозяйственные операции у нас сопровождаются выставлением счетов-фактур, в соответствии с которыми оплачивается не только стоимость товаров или услуг, но и сопровождающая такие поставки сумма НДС.

Мы предполагаем, что с 2006 года существует возможность потребовать от налогоплательщиков предоставления в налоговые органы реестра всех счетов-фактур, которые они используют в своем обороте, - причем в электронном виде. Понятно, дальше возникает вопрос, каким образом обработать такой огромный массив информации? Но если эта задача будет решена, а мы очень надеемся, что это можно будет сделать, то в этом случае у налоговых органов будет создана единая электронная база, которая позволит проверять налогоплательщиков и выявлять тех из них, которые требуют проверок. Причем такая информация будет обрабатываться достаточно быстро, и налоговые органы смогут реагировать оперативно.

Сергей Сенинский: Это больше - техническая задача, а как вам представляются действия самих компаний?

Сергей Шаталов: Для многих налогоплательщиков это не окажется дополнительным обременением и не обернется дополнительными расходами. Возможно даже улучшение ситуации, по сравнению с сегодняшней.

Особенно - для крупных налогоплательщиков. Например, это могут быть "Российские железные дороги", или РАО "ЕЭС России", или крупные банки и так далее... У них объемы таких счетов-фактур, которые они сегодня в бумажном виде представляют налоговым органам, исчисляются даже не килограммами, а тоннами.

Сергей Сенинский: Другое предложение министерства финансов - создание единой базы паспортов в России...

Сергей Шаталов: Один из механизмов, который используется недобросовестными налогоплательщиками, это регистрация фирм на подставных лиц по утерянным паспортам и прочие махинации. Поскольку пока в России пока отсутствует единая база паспортов, такие махинации возможны. И по сведениям МВД, таких регистраций проводятся десятки тысяч в год, то есть по утерянным паспортам или по паспортам умерших людей.

Поэтому создание информационной базы, которая позволяла бы сразу же выяснить, подлинный ли это паспорт и действителен ли он, может ли лицо, которое предъявило этот паспорт, зарегистрировать фирму и начать хозяйственные операции, является чрезвычайно важным.

Это попутно решает и другие вопросы, связанные, например, с борьбой с терроризмом...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы передачи отвечал в Москве заместитель министра финансов России Сергей Шаталов. Продолжаем выпуск...

Завершение приватизации нефтяной компании "ЛУКОЙЛ" и участие зарубежных компаний в российской энергетике

Продажа американской компании ConoсоPhillips почти за 2 миллиарда долларов семи с половиной процентов (чуть больше) акций нефтяной компании "Лукойл", становится крупнейшей на сегодня сделкой в истории российской приватизации. Но сколь велика на сегодня доля иностранных компаний в российской нефтегазовой промышленности в целом? На вопросы передачи отвечает в Москве аналитик финансовой компании "Интерфин трейд" по нефтегазовому комплексу Дмитрий Царегородцев:

Дмитрий Царегородцев: Сделка ConocoPhilips по покупке пакета акций "ЛУКОЙЛа" - это действительно третья крупная инвестиция западного капитала в российские компании, которые ведут добычу. А если еще брать в расчет проект "Сахалин-2", то это уже - четвертый крупный проект с участием иностранного капитала, которые в работе. Французская компания Total владеет лицензией на разработку достаточно крупного месторождения, но оно пока еще - в стадии предварительной разработки.

В итоге под контролем иностранного капитала оказывается около 10% российских запасов нефти. И около 5% российских запасов нефти и газа, вместе взятых. Доля эта - не слишком велика, и опасаться установления контроля над российским нефтегазовым комплексом со стороны иностранцев, я думаю, не стоит.

Сергей Сенинский: На ваш взгляд, имеет ли вообще смысл зарубежным энергокомпаниям, намеревающимся работать в России, стремиться к приобретению именно крупных значительных пакетов акций российских компаний? Или альтернативой такому варианту можно считать для них соглашения о разделе продукции - СРП?

Дмитрий Царегородцев: Я считаю, что система СРП себя изжила. Россия уже переросла уровень СРП. СРП - это удел страны с высокорисковой экономикой. Единственная из близких к нам стран, которая активно пользуется схемой СРП и за счет нее поддерживает свою нефтегазовую отрасль, - это Казахстан. Однако это - индивидуальная политика Казахстана. В основном же СРП - удел стран с высокой степенью риска, где компании не могут в достаточной степени опираться на защищенность прав акционеров.

В России не имеет смысла опираться на СРП, нужно привлекать компании для разработки месторождений на обычных условиях. И нужно привлекать их капитал для того, чтобы повышать общий уровень стоимости российских предприятий.

Я думаю, что будущее - именно за небольшими пакетными инвестициями. Такими, как сделка ConocoPhilips, которая, очевидно, остановится, приобретя 20% "ЛУКОЙЛа". Да и приобретет эти акции в принципе для того, чтобы иметь возможность законодательно учесть свои инвестиции по западным стандартам отчетности. Ведь практика показывает, что уже сейчас "блокпакет" вполне достаточен для западного инвестора. А в некоторых случаях, когда компания прозрачна и предсказуема, как "ЛУКОЙЛ", достаточно и меньшего пакета...

Сергей Сенинский: Блокпакет акций, то есть "блокирующий" пакет - это сколько их, в данном случае?

Дмитрий Царегородцев: Блокирующий пакет - это 25% акций. Или в некоторых случаях, 25% + 1 акция...

Сергей Сенинский: Дмитрий Царегородцев, аналитик финансовой компании "Интерфин трейд" по нефтегазовому комплексу. Продолжаем выпуск...

Россия и Киотский протокол

Правительство России одобрило и передает теперь на обсуждение в Государственную Думу законопроект о ратификации Киотского протокола. Это международное соглашение должно вступить в силу в 2008 году и предусматривает сокращение - к 2012 году - объемов выброса в атмосферу углекислого газа - в среднем по разным странам - на 5 процентов по отношению к уровню 1990 года. Однако в России за минувшие годы - на фоне экономического спада - объем этих выбросов сократился в полтора раза, и потому часть своей квоты страна, как и некоторые другие, могла бы продать на формирующемся международном рынке этих квот. Самым крупным покупателем излишков на этом рынке, как предполагали инициаторы Киотского протокола, могли бы стать Соединенные Штаты, на долю которых приходится 36% всех выбросов углекислоты в мире. Однако США - также как Китай, Индия и ряд других стран - не ратифицировали Киотской протокол, опасаясь замедления темпов роста национальной экономики. Те же аргументы - у Китая, Индии, Австралии и других стран. И теперь главный вопрос в отношении международного рынка квот, которым задаются многие эксперты, хватит ли на нем покупателей на все те излишки квот, которые могут быть выставлены на продажу?

Мы подробно рассказывали об этом, только формирующемся, рынке в одной из совсем недавних передач. И сегодня приведем лишь короткие её фрагменты. Говорит директор проводимого в Кёльне международного конгресса CarbonExpo Роберт Дорнау:

Роберт Дорнау: Европа является сегодня "локомотивом" международного процесса борьбы против глобального изменения климата. Европейские страны первыми ввели торговлю квотами на продукты эмиссии - на уровне промышленности.

Инициаторам процесса очень важно добиться того, чтобы Киотский протокол рассматривался как рамочное условие любых действий в этом направлении. А для осуществления этого, ввиду определенного стечения обстоятельств, оказалась необходимой поддержка России.

Ведь США однозначно заявили, что не собираются ратифицировать Киотский протокол, Китай готов участвовать в его проектах, но категорически отказывается признавать сами квоты. Для вступления же Киотского протокола в силу необходимо, чтобы он был ратифицирован, как минимум, 55 странами, а также - имеющими 55 и более процентов квот на выброс углекислого газа. Чтобы достичь этих последних 55%, Европе и необходима Россия с ее квотой. Первый барьер - ратификацию протокола 55 странами - мы давно уже преодолели: на сегодня Киотский протокол ратифицирован 115 странами.

Сергей Сенинский: Объем выбросов в атмосферу промышленностью той или иной страны углекислого газа тесно связан с энергоэффективностью этой промышленности. Энергоемкость российской экономики в два-три раза выше, чем экономик ведущих стран мира. Говорит директор российского Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков:

Игорь Башмаков: Есть два очень интересных примера - Польша и Чехия. Польше удалось с 1990 до 2001 год увеличить свой ВВП на 45% и при этом снизить энергопотребление на 9%. Результаты у Чехии чуть менее впечатляющие: она повысила ВВП на 5% за эти же 11 лет, но снизили при этом энергопотребление на 13%.

То есть некоторые страны с переходной экономикой продемонстрировали явление, которое называется decoupling, то есть когда экономический рост сопровождается не увеличением энергопотребления, а иногда даже и его снижением, за счет того, что электроэнергия в экономике просто начинает более эффективно использоваться...

Сергей Сенинский: Это же - актуально и для России...

Игорь Башмаков: Это - тот путь, который для себя должна выбрать Россия. Если мы ставим задачу удвоения ВВП, но сохраним при этом энергоемкость на сегодняшнем уровне, то к 2010 году Россия превратится в "чистого" импортера энергоресурсов. То есть у России - нет выбора. Она должна повышать энергоэффективность своей экономики. И если она этого не сделает, то вопрос даже не в том, сколько она будет выбрасывать газов в атмосферу, а в том, как далеко ей удастся продвинуться, с точки зрения экономического роста. А далеко ей продвинуться - не удастся...

Сергей Сенинский: А как меняется это соотношение в России в последние годы?

Игорь Башмаков: За несколько последних лет в России тоже достаточно существенно снизилась энергоемкость. Например, за последние 5 лет в России вообще не возросли объемы потребления электроэнергии, а ВВП при этом увеличился примерно на 30%. То есть Россия пока еще не настолько "энергоэффективна", как Польша или Чехия, но уже иллюстрирует возможность "разрыва" экономического роста и энергопотребления.

Сергей Сенинский: Директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков, Москва. Продолжаем выпуск...

Обзор еженедельника The Economist

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 1 октября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Внешне это походило на приватизационные сделки недавнего российского прошлого: аукцион по продаже государственного пакета акций нефтяной компании "ЛУКОЙЛ" продолжался менее двух минут. А его победитель - американская компания ConocoPhillips - еще задолго до этих торгов получила поддержку и президента России, и менеджмента "ЛУКОЙЛ". Однако на этот раз государство продало свой актив по вполне рыночной цене, а покупателем стала иностранная компания, пишет "Экономист".

На прошлой неделе французская Total заявила, что купит почти за один миллиард долларов 25% акций компании "Новатэк" - крупнейшего в России независимого поставщика газа, хотя их объемы и несопоставимы с масштабами добычи "Газпрома". Что касается самого "Газпрома", то правительство вернулось к идее отменить ограничения для иностранцев на владение акциями газовой монополии - после того, как завершится присоединение к ней компании "Роснефть".

Все эти события чуть сгладили негативные впечатления инвесторов от истории с компанией "ЮКОС". Президент Путин заявил недавно, что, хотя у властей никогда и не было планов её ренационализации, те компании этой индустрии, которые контролируются государством, вполне могут претендовать на активы "ЮКОС", если, конечно, дело дойдет до их распродажи. Похоже, именно здесь - предел возможного участия иностранных компаний в российской энергетике: совершенно невероятным представляется, чтобы они могли претендовать на такие стратегические активы этой отрасли, как, например, компания "Юганскнефтегаз". Г-н Путин ясно дал понять, что намерен укрепить позиции государства в энергетическом секторе.

Так что участие иностранных компаний в нем приветствуется на уровне инвестиций или технологий, необходимых, скажем, для освоения Сахалинского шельфа. Но - вряд ли может стать большим, чем, например, British Petroleum в совместном предприятии с Тюменской нефтяной компанией. В любом случае, отмечают работающие в Москве эксперты, для зарубежных компаний участие в российской энергетике несет немало рисков: дело не только в неопределенности с лицензированием или налогообложением их бизнеса, но и в том, что Россия никак не определится, кто и как будет строить новые трубопроводы. Но с другой стороны, у зарубежных компаний, которым остро не хватает новых источников сырья, особого выбора и не остается, заключает "Экономист".

Франция и Германия пытаются заставить новые страны Европейского союза повысить налоги на прибыль компаний под угрозой остаться без субсидий из казны ЕС. Французы и немцы опасаются, что нарастающая конкуренция с востока может вынудить их снизить собственные налоги, чтобы не лишиться части рабочих мест и инвестиций.

Ставка налога на прибыль в Венгрии - 16% , что вдвое меньше, чем во Франции. В Польше и Словакии - 19%, это половина от фактической его ставки в Германии. Тем не менее, другие налоги в этих странах выше, чем на западе Европы. Например, налог на добавленную стоимость в Венгрии составляет 25% - на 9% больше, чем в Германии. А в Польше подоходный налог начинают взимать по максимальной ставке - 40% - с доходов, начиная уже с 20 тысяч долларов в год. В Великобритании под 40% налог подпадают доходы в два с лишним раза большие. Весьма высокой остается в этих странах и доля государственных расходов: в Польше, Чехии и Венгрии они составляют 45-50% ВВП. Главным же преимуществом стран Восточной Европы остается относительно дешевый труд.

В недавнем исследовании эксперты Boston Consulting Group отмечают, что стоимость труда в этих странах от 5-ти до 12 раз меньшей, чем в Германии! При этом производительность труда - если сравнивать производства, сходные по условиям финансирования и технической оснащенности - оказывается на сопоставимом уровне. И немудрено, что производитель, например, комплектующих для автомобилей, если переведет в Польшу производство из Германии, сэкономит 30% расходов, а если из Испании, то 24%. Авторы исследования приходят к выводу о том, что многие товары, предназначенные для европейского рынка, выгоднее производить не в Китае даже, а в странах Восточной Европы, учитывая стоимость доставки.

Удивляет, что даже в таких условиях западные компании на восток не спешат. Небольшие компании все еще не доверяют здешней экономической среде: и правительства, и законодательство меняются слишком часто, а создаваемые в этих странах для привлечения инвестиций государственные агентства оказываются недееспособными. Проблемы возникают порой и у самых крупных компаний. Южнокорейская Hyundai, например, была вынуждена отложить начало строительства нового автомобильного завода в Словакии. Выяснилось, что правительство страны заключило с соглашение до того, как выкупило участок земли для будущего завода, а теперь владельцы этого участка взвинтили цены до немыслимого уровня.

Но если страны Центральной и Восточной Европы сделают необходимые выводы из подобных ошибок, их ждет процветание. Авторы исследования Boston Consulting Group полагают, что многие западные компании, увлекшись Китаем, недооценивают пока всех преимуществ стран Центральной Европы. Даже если их заставят повысить на несколько процентов налог на прибыль, на инвестиционной привлекательности этих стран в целом это мало отразится, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн. Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 1 октября, завершает сегодняшний выпуск "Дело и Деньги"...

XS
SM
MD
LG