Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский рынок лекарств




Сергей Сенинский: Министерство здравоохранения и социального развития России, судя по недавним заявлениям его представителей, утвердило перечень лекарств, которые с будущего года станут частью "социального пакета" - для льготников. В Министерстве утверждают, что в этом перечне - в основном, лекарства известных мировых фирм. При этом общая доля лекарств в "социальном пакете" - всего 400 рублей в месяц. Как это совместить?..

И что вообще представляет собой сегодня российский рынок лекарств и нелекарственных препаратов? Какие из них люди покупают больше всего и почему?

Начнем со структуры продаж лекарств... Соотношение всех импортируемых и всех, производимых на территории России, как менялось в последние годы и как - сегодня? Наш первый собеседник в Москве - исполнительный директор Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Николай Демидов:

Николай Демидов: В течение последних нескольких лет соотношение между импортными препаратами и отечественными на российском фармацевтическом рынке сохранялось примерно такое: 30% - отечественные и 70% - импортные препараты. В разные годы это соотношение немного менялось, но в целом наблюдается тенденция увеличения доли импортируемых препаратов на российском фармрынке.

Сергей Сенинский: Компании-производители из каких именно стран являются сегодня крупнейшими поставщиками своих лекарств в Россию?

Николай Демидов: Если говорить о географии ввозимых медикаментов, то это, прежде всего, препараты, ввозимые из Германии, и производимые немецкими компаниями. Хотя, конечно, в период глобализации бизнеса говорить о какой-то конкретной "национальности" ввозимой продукции, можно двояко. Достаточно большой объем препаратов на российский рынок завозится из Франции. И традиционно достаточно сильные позиции имеют венгерские и индийские компании...

Сергей Сенинский: Во всем мире сегодня больше всего продается лекарств трех групп: во-первых, снижающих уровень холестерина в крови. Во-вторых, препаратов для лечения язвы. В-третьих, разного рода антидепрессантов, то есть препаратов, как их иногда называют, "от нервов".

А какие именно группы препаратов доминируют сегодня в продажах в России? Тему продолжит заместитель генерального директора российского отделения международной компании маркетинговых исследований GFK Марина Безуглова:

Марина Безуглова: В принципе разница, конечно, есть. Так, на российском рынке за последний год можно видеть увеличение продаж антибактериальных препаратов. За ними следуют витамины, анальгетики. Потом - препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. В основном это - препараты, снижающие артериальное давление. А далее - психотропные препараты... Как видим, этот "рейтинг" в России несколько другой....

Сергей Сенинский: Чем объясняется, на ваш взгляд, такое отличие? Только ли некими покупательскими предпочтениями?..

Марина Безуглова: Здесь, собственно говоря, можно говорить не о покупательских предпочтениях... Скажем, на первом месте по продажам в мире находятся препараты для снижения уровня холестерина в крови. Эта группа включает в себя достаточно дорогие препараты, и применяются они для профилактики инфарктов и инсультов. То есть это препараты профилактического направления. Однако наш рынок, в плане профилактических препаратов, ориентирован, в основном, на витамины.

А если говорить о препаратах, которые занимают первое место по продажам на нашем рынке, то это - антибактериальные препараты. То есть это те препараты, которые просто необходимо применять для борьбы с инфекциями и так далее.

По сути, такие разные рейтинги связаны с различной покупательной способностью населения. Во многих странах уже лидируют достаточно дорогие, оригинальные препараты, которые применяются в профилактических средствах, но у нас это пока еще не приобрело такой популярности...

Сергей Сенинский: Если иметь в виду производство разного рода лекарственных препаратов на территории самой России - что именно здесь производится? Так называемые "дженерики" - то есть лекарства, срок патентной защиты которых, когда их могли производить только компании, их разработавшие, уже истек и теперь их могут производить любые другие компании? Или - более "традиционные", простые лекарства?

Николай Демидов: В целом ассортимент российских производителей на сегодня состоит из "дженериков", которые включают в себя и традиционные препараты, которые производились еще в Советском Союзе. Это такие известные торговые марки, как "Корвалол", "Анальгин" и другие массовые препараты, к которым привыкло население и продолжает их потреблять, несмотря на все усилия современных производителей...

Российская фармацевтическая промышленность выпускает также "дженерики", которые стали производиться в последние 10-15 лет. Соотношение внутри этой группы отечественных препаратов несколько меняется. И все большую долю в стоимостном объеме занимают импортные "дженерики", которые производят наиболее прогрессивные отечественные предприятия, делающие ставку на маркетинг и на развитие каких-то рыночных механизмов. И постепенно эти "дженерики" вытесняют из объемов производства традиционные, старые препараты. Однако именно эти старые препараты остаются основой потребления российских граждан...

Сергей Сенинский: Что представляет собой большинство фармацевтических фабрик в России: оставшиеся с прежних времен или относительно новые?

Николай Демидов: В целом фармпроизводство в России можно разделить на несколько типов. Во-первых, "гиганты" советской фарминдустрии, которые в большинстве своем остаются на уровне 70-х годов, имея в виду их оборудование и территории, которые они занимают. Ведь эти предприятия строились по представлениям советской эпохи о том, каким должен быть фармацевтический завод.

Есть предприятия, которые также вышли из советской эпохи, но потом перешедшие в частные руки и достаточно успешно трансформировавшиеся в производителей импортных "дженериковых" препаратов.

И, наконец, есть предприятия, которые появились уже в 90-е годы. Это - новые проекты, которые были созданы "с нуля". Как правило, это - современные производственные мощности, на которых можно производить современные препараты. Однако не все даже такие заводы сегодня успешно работают. И есть очень много вопросов по поводу их эффективности...

Сергей Сенинский: А - соотношение между тремя этими группами?

Николай Демидов: Первая группа - "фармгиганты" советской эпохи, которые постепенно теряют свою рыночную долю. Правда, налицо попытки менеджмента изменить эту ситуацию, но пока это не приносит реальных успехов. Эти предприятия занимают порядка 20% рынка.

Вторая группа - это предприятия, которые акционировались и уже достаточно долго существуют в частном сегменте. Они весьма серьезно увеличивают свою долю, и сегодня занимают порядка 40-45% рынка. Всего таких - около 30 компаний.

И третья группа - новые компании. Они занимают порядка 10% рынка...

Сергей Сенинский: В любой аптеке сегодня вы найдете множество самых разных препаратов "для здоровья", как их часто называют. Тех, на которых написано "не является лекарством". Специалисты называют их "БАДами", то есть "биологически активными добавками". В последние годы этот сегмент российского рынка переживает настоящий бум. Какова, на ваш взгляд, его главная причина? Он - просто новый и растет "с нуля"?

Марина Безуглова: Нельзя сказать, что это - абсолютно новые препараты для рынка. Дело в том, что биологически активные добавки - это препараты, сделанные на основе витаминов и растительного сырья. И в них в принципе не содержится каких-то веществ, которые не были бы медицине известны. Как правило, это вещества, которые разрешены к применению. И поэтому, несмотря на то, что у них нет специального разрешения Минздрава, эти продукты обязательно сертифицируются, и вреда здоровью они не наносят. Другой вопрос, что это - препараты профилактического направления, которые достаточно доступны и покрывают нужды населения в оздоровлении организма и так далее...

Сергей Сенинский: В этом контексте - сколь сравнимы лекарства и БАДы, то есть биологически активные добавки?

Марина Безуглова: Если говорить о лекарствах, то в аннотациях к ним можно писать только о тех показаниях, которые были доказаны в ходе каких-то крупных международных клинических испытаний...

Для "БАДов" нет таких строгих стандартов. Поэтому зачастую обещания, которые даются в аннотациях к ним, достаточно широкие и потому легко заинтересовывают население. И создают у него ошибочно мнение, что это - панацея. Хотя они - конечно же, не панацея.

Тем не менее, будучи препаратами на основе растительного сырья и витаминов, они, безусловно, оказывают какое-то положительное и профилактическое воздействие...

Сергей Сенинский: Специальное разрешение Министерства здравоохранения - для лекарств и лишь сертификация - для биологически активных добавок? Чем отличаются эти процедуры?

Марина Безуглова: Минздрав примет к рассмотрению препарат, который имеет много данных по клиническим испытаниям. Это - достаточно жесткая процедура. И только такие препараты будут считаться лекарством и будут разрешены Минздравом.

Что касается БАДов, то здесь достаточно просто пройти сертификацию. И, насколько я знаю, эти сертификаты выдают также и центры государственного эпидемиологического контроля. Эти сертификаты подтверждают, что данный препарат не содержит каких-то вредных для здоровья веществ. При этом никто не предоставляет результатов крупных клинических испытаний, которые говорят о том, что в таком-то проценте случаев достигалась такая-то эффективность и тому подобное...

Конечно, это разный уровень и проверки, и так далее. Но, однако, это страхует от того, что какое-то неизвестное вещество может быть выпущено на рынок в виде биологически активных добавок без знания того, как это может повлиять на организм человека.

Сергей Сенинский: И все же - почему именно в последние годы в аптеках появилось множество препаратов, называемых "биологически активными добавками" или "препаратами для здоровья"?..

Николай Демидов: Рынок "препаратов для здоровья" или говоря более привычным языком - рынок "биологически активных добавок", то есть препаратов, которые не являются лекарственными средствами, но также продаются в аптеках, действительно в последние годы развивается очень быстро. Причин здесь, наверное, несколько. Прежде всего, это тот факт, что еще в начале 90-ых годов такого рода препараты распространялись путем сетевого маркетинга.

Но на сегодня очень многие производители таких средств обратили внимание и на аптечный сегмент, как на весьма эффективный способ расширения продаж своих продуктов, и выстраивают теперь свои технологии продаж, учитывая розничную аптечную сеть. Безусловно, это дало серьезный импульс продажам такого рода продукции. И аптеки тоже заинтересованы - прежде всего, финансово - в больших объемах и широком ассортименте биологически активных добавок...

Сергей Сенинский: Вы говорите о "финансовой заинтересованности" самих аптек в такого рода препаратах... Что имеется в виду?

Николай Демидов: Причина очень простая. Ограничений по наценкам для этих препаратов не существует. И зачастую мы видим, что многие аптеки зарабатывают свои прибыли прежде всего на подобной продукции, а объемы "делают" на лекарственных средствах, где очень часто существуют ограничения по торговым надбавкам. Это жестко контролируется.

И аптеки просто в какой-то мере вынуждены выживать за счет расширения ассортимента нелекарственных средств, и в том числе - за счет биологически активных добавок...

Сергей Сенинский: В России - тысячи мелких аптек и только формируются более или менее крупные аптечные сети. По вашим оценкам, в каких именно аптеках покупается сегодня большая часть лекарств и препаратов в России? Каково примерно соотношение между ними, если иметь в виду общий объем продаж?

Марина Безуглова: Действительно, рынок можно разделить таким образом: существуют мелкие аптечные киоски, существуют аптеки, в которых несколько отделов, и только сейчас мы видим, как стали развиваться крупные аптечные сети в Москве, в Санкт-Петербурге и в других крупных городах. Надо сказать, что примерно ? всех покупок люди делают именно в "самостоятельных" аптеках. На киоски приходится значительно меньшая часть покупок. А крупные аптечные сети, хотя и достаточно сильно развиваются, но пока их доля не превышает 20%. Это - если мы говорим о всей России.

Но если взять отдельные сети - например, "36,6", это очень развитая сеть в Москве. В Петербурге есть свои сети. Конечно, они развиваются, и их доля в продажах медицинских препаратов увеличивается. Но пока основной объем все же приходится на простые аптеки...

Сергей Сенинский: 26 октября советник министра здравоохранения и социального развития Людмила Безлепкина заявила, что министерством только что утвержден перечень лекарств, которые со следующего года будут предоставляться "льготникам" - в рамках так называемого "социального пакета": денежные компенсации вместо прежних льгот. По её словам, в этот перечень включены "300 международных наименований, около тысячи торговых марок... В основном, включены лекарства известных мировых производителей...", конец цитаты.

О каких "лекарствах известных мировых производителей" идет речь, если в будущем "социальном пакете" доля лекарств составит лишь 400 рублей в месяц?

Николай Демидов: Действительно, сегодня хорошо известно о том, как будет функционировать новая система льготного "лекарствообеспечения", которая разработана Министерством здравоохранения и социального развития. Тем не менее, список лекарственных средств, которые будут компенсироваться льготникам из бюджетных средств по новой схеме, пока широкому кругу участников фармацевтического рынка неизвестен.

Очевидно, что речь идет о наборе международных непатентованных наименований, которые могут производить многие производители. То есть о тех самых "дженериковых" препаратах, а также веществах, которые могут находиться еще под патентной защитой. Это так называемые "инновационные" препараты.

Видимо, в этом случае и идет речь о том, что в этом списке присутствуют какие-то известные препараты известных мировых производителей. А о том, будут ли они доступны для российских граждан, пока говорить еще рано, так как не совсем понятна система доставки этих препаратов до потребителей. И очевидно нам нужно дождаться до конца года, когда будут объявлены последние "детали" этой новой системы...

Сергей Сенинский: "Международные непатентованные наименования"... О какого рода лекарствах идет речь?

Николай Демидов: Международные непатентованные наименования - определенные вещества, имеющие какие-то названия. Для примера можно назвать антибиотик "Азитромицин", который производится и в России, и за рубежом. Он является международным непатентованным наименованием. Однако он также производится и под патентованными наименованиями в Восточной Европе и мировыми компаниями в различных формах.

Что касается льготного лекарственного обеспечения, то, очевидно, что населению может попасть, в зависимости, от условий, по которым будут осуществляться закупки, как брэндовый препарат, так и "Азитромицин" в его чистом виде под названием "Азитромицин" с обозначением производителя, который его произвел.

Сергей Сенинский: Мы уже говорили о том, как отличаются группы наиболее продаваемых сегодня лекарств в России и в мире. За рубежом (речь, правда, следует вести, скорее, о странах с уровнем экономического развития не ниже среднего) доминируют препараты, снижающие уровень холестерина в крови, а также препараты, способствующие лечению язв и нервных расстройств. В России, как мы слышали, лидеры продаж иные: антибактериальные препараты, витамины и анальгетики, то есть обезболивающие. Каких изменений в этой группе - наиболее продаваемых в России лекарств - можно ожидать в ближайшем будущем?

Марина Безуглова: Безусловно, изменения будут происходить. Через сколько лет этот рейтинг изменится абсолютно - сказать очень сложно. Конечно, будут в рейтинге повышаться те группы препаратов, в которых присутствуют дорогие, оригинальные препараты. Их много среди препаратов сердечно-сосудистого направления и препаратов, которые снижают уровень холестерина, среди препаратов для лечения язв, а также психотропных препаратов. То есть это те лекарства, которые существуют в том сегменте рынка, где сейчас много дорогостоящих, оригинальных препаратов. И я думаю, что со временем количество таких препаратов будет увеличиваться...

А вот доля витаминов и анальгетиков со временем сократится, на мой взгляд. Причем не потому, что их станут меньше покупать. Просто в структуре закупок будут лидировать уже те группы, где доминируют достаточно дорогостоящие препараты.

Сергей Сенинский: Фармацевтическая индустрия России и иностранные инвесторы... В августе этого венгерская Egis (2-ая среди фармацевтических компаний Венгрии, после Gedeon Richter) купила небольшую фармацевтическую фабрику в Московской области. Но в целом зарубежные фармацевтические компании (не только западноевропейские или американские, но даже индийские) мало интересуются российским рынком - в части организации здесь каких-то своих производств. Почему?

Николай Демидов: Дело в том, что российские фармпредприятия все-таки находятся еще в достаточно "сложном" технологическом состоянии, чтобы они стали интересны для современных фармацевтических компаний. Но даже при этом эти предприятия стоят очень дорого, так как владельцы не хотят их продавать за бесценок. С другой стороны, продать их за те деньги, за которые владельцы согласились бы с ними расстаться, практически невозможно. И потому приобретение российского фармпредприятия иностранной компанией - дело практически нереальное. Кроме того, строительство в России своих заводов иностранные компании считают весьма рискованными операциями.

Если же говорить о самых крупных транснациональных компаниях, то для них российский рынок - не очень большой. И также - не очень-то привлекательный, с точки зрения дистрибуции этих препаратов в какие-то соседние регионы. Ну, и риски достаточно высоки.

Тем не менее, насколько нам известно, вопрос о том, чтобы приобрести в России предприятие или построить новое, рассматривался уже достаточно многими крупными транснациональными компаниями...

Сергей Сенинский: Но ведь для некоторых зарубежных компаний российский рынок - традиционный. Например, для компаний из стран Восточной Европы или той же Индии?

Николай Демидов: Да, эти игроки в достаточной степени заинтересованы в работе на российском рынке. И надо ожидать того, что тенденция, которая проявилась в последние годы - мы знаем, что завод строит сербский производитель Hemopfarm, уже построила свой завод словенская компания Krka - скорее всего, сохранится...

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы передачи отвечали - заместитель генерального директора российского отделения международной компании маркетинговых исследований GFK Марина Безуглова и исполнительный директор Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Николай Демидов...

XS
SM
MD
LG