Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Курс доллара к евро и экономика России. Российский рынок акций


Курс доллара к евро и экономика России. Российский рынок акций и инвестиции пенсионных фондов. Обзор публикаций британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

Одна неделя года

Ирина Лагунина: Государственная дума России одобрила в третьем, предпоследнем чтении проект федерального бюджета на 2005 год. Бюджет рассчитан, исходя из среднегодовой цены российской нефти 28 долларов за баррель и обменного курса 30 рублей за доллар. Прогнозный объем ВВП России - 640 миллиардов долларов. Доходы бюджета - 110 миллиардов долларов.

Андрей Шарый: Банк России снижает норматив обязательной продажи валютной выручки российскими экспортерами с 25 до 10%. Решение вступит в силу после опубликования.

Ирина Лагунина: Форма приватизации оптово-генерирующих компаний в российской электроэнергетике будет определена только после их фактического создания, на что уйдет год-полтора, заявил министр промышленности и энергетики Виктор Христенко. По планам реформы РАО "ЕЭС России", предполагалось создание 10 таких компаний: 6 из них объединят тепловые электростанции и еще 4 - гидроэлектростанции.

Андрей Шарый: Центральный банк России не исключает возможности увеличения доли евро в валютных резервах. Их объем составляет почти 114 миллиардов долларов. В структуре валютных резервов Банка России одна треть приходится на евро, а остальная часть - в основном на доллары США.

Ирина Лагунина: Государственная Дума одобрила в первом чтении изменения в Трудовой кодекс, меняющие количество праздничных и нерабочих дней в году. Предполагается, что общенациональных праздников станет на два меньше. При этом общее количество выходных дней - начиная с 2005 года - увеличится на один - за счет продления новогодних праздников до 5 января.

Андрей Шарый: Совет директоров нефтяной компании "ЮКОС" исключил из повестки собрания акционеров, назначенного на 20 декабря, вопрос об антикризисной программе, оставив в ней лишь вопросы о банкротстве или ликвидации компании. Все ведущие менеджеры компании находятся за пределами России, опасаясь новых арестов в руководстве компании.

Ирина Лагунина: Государственная дума России одобрила во втором чтении законопроект, продлевающий на два года сроки бесплатной приватизации жилья. Эта возможность будет предоставлена российским гражданам, получившим квартиры по договору социального найма до 1 января 2005 года.

Андрей Шарый: Правительство Литвы объявило о закрытии к 31 декабря первого из двух блоков Игналинской атомной электростанции, аналогичных тем, которые были установлены на Чернобыльской АЭС. Второй блок планируется закрыть в 2009 году. Сегодня на долю Игналинской АЭС приходится 80% всей производимой в Литве электроэнергии.

Ирина Лагунина: Парижский клуб стран-кредиторов согласился списать поэтапно в течение четырех лет до 80% задолженности Ирака этим странам, сократив её сумму с 39 до примерно 8 миллиардов долларов. 30% долга будут списаны немедленно. Крупнейшими кредиторами Ирака являются Россия и Франция.

Андрей Шарый: Президент ОПЕК - Организации стран-экспортеров нефти - полагает, что спрос на нефть в мире начнет сокращаться во втором квартале 2005 года, что неминуемо повлечет за собой снижение цен. Нынешний высокий их уровень, по его словам, не является следствием каких-то фундаментальных причин.

Ирина Лагунина: Правительство Франции намерено впервые продать на рынке часть акций государственной компании Electricite de France - крупнейшей энергокомпании мира, на долю которой приходится 20% всей производимой в Европе электроэнергии. Однако под контролем государства останется не менее 70% акций компании.

Андрей Шарый: Британская автомобильная компания Rover ведет заключительные переговоры о создании совместного предприятия с "Шанхайской автомобильной корпорацией", контролируемой правительством Китая. Если они завершатся успешно, китайская компания намерена инвестировать около 2 миллиардов долларов в развитие автомобильного производства британской компании. Оно перейдет под контроль совместного предприятия, которое на 70% будет принадлежать "Шанхайской автомобильной корпорации".

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Курс доллара к евро и экономика России

Курс доллара к евро снизился до рекордного уровня за все время существования единой европейской валюты. В январе 2002 года евро стоил 86 американских центов, сегодня - 1 доллар и 32 цента.

В минувший вторник первый заместитель председателя Центрального банка России Алексей Улюкаев заявил, снижение курса доллара к евро на 1 цент приводит к повышению "реального" курса рубля к доллару на 10-15 копеек. Если с начала года евро подорожал к доллару уже на 6 центов, значит "укрепление" российской валюты должно было бы - по идее - составить от 60 до 90 копеек.

В этом контексте можно ли говорить о заметных проявлениях влияния падения курса доллара к евро на экономику России? Или Центральному банку удавалось - за счет массовой скупки долларов на валютном рынке - нивелировать это влияние? Тему открывает - из Москвы - главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков:

Евгений Гавриленков: Я думаю, что здесь надо говорить даже не о действиях ЦБ, а о естественном "фоне", на котором происходило укрепление евро по отношению к доллару. По мере удешевления доллара дорожали сырьевые товары, дорожала нефть, дорожали металлы... И это все компенсировало отечественным экспортерам те потенциальные потери, которые могли бы возникнуть от слишком крепкого рубля...

Сергей Сенинский: Это - экспортеры. А - российские импортеры?

Евгений Гавриленков: Что касается импортеров, то ситуация тоже очень похожа. Существенная часть импорта идет в Россию из Европы. И поскольку идет укрепление рубля по отношению к доллару, а также удешевление доллара в такой же пропорции относительно евро, то, соответственно, для внутренних производителей импорт из Европы оказался более дорогим. Поэтому я бы не стал говорить о каком-то заметном влиянии, и о каких-то активных действиях ЦБ. Это, скорее, результат естественного "фона".

Сергей Сенинский: Тот же вопрос - о влиянии курса доллара к евро на экономику России - главному экономисту "Альфа-Банка" Наталье Орловой:

Наталья Орлова: Изменения соотношения евро к доллару привело к тому, что ЦБ имел возможность допустить номинальное укрепление рубля к доллару, так как рубль одновременно ослаблялся к евро. И мы это видим на движении номинального курса. С точки зрения экономики, это однозначно приводит к трансформации в рубли. Так как население пытается избежать потери денежных средств в результате ослабления доллара. И в любом случае, несмотря на динамику валютных курсов, происходит реальное укрепление рубля, то есть потеря конкурентоспособности. И соответственно - рост импорта.

Сергей Сенинский: "Дорогая" валюта - в смысле её курса по отношению к другим валютам - способствует, в том числе, сдерживанию темпов инфляции в стране (как в Европейском союзе сегодня, например) - за счет того, что дешевеет импорт. Но почему этот фактор фактически не срабатывает сегодня в России? - И курс рубля растет, и инфляция - более 10%... Проявилась ли здесь некая "специфика"? С одной стороны, общий рост цен вызван не столько удорожанием импортных товаров, сколько повышением тарифов на энергоносители, цен на бензин (то есть - сугубо "внутренними" причинами), а с другой стороны, Центральный банк максимально сдерживает удорожание рубля?..

Евгений Гавриленков: Я думаю, что повышенная инфляция, которая в этом году будет близка к 11,5-12%, - это не результат монетарных факторов, это не результат политики ЦБ, а это, скорее, результат действий властей в целом на экономическом поприще. В частности, речь идет о том, что, когда состоялся банковский кризис, и очень сильно ослабло доверие к национальной валюте, то есть к рублю, произошел отток депозитов из коммерческих банков. И вот эти деньги пошли на потребительский рынок, что стимулировало высокую инфляцию в июле и особенно - в августе. В августе мы обычно имеем дефляцию, а здесь было - 0,4% инфляции.

Кроме того, на фоне непонятной экономической политики мы наблюдаем стагнацию экономики. Получается, что инфляция в осенние месяцы была уже результатом балансирования между спросом, который оказался достаточно высоким, и предложением, которое оказалось не таким высоким.

Наталья Орлова: Да, здесь проявилась специфическая структура и причина инфляции. То есть фактически 2004 год показал, что ЦБ не имеет возможности полностью контролировать инфляцию. Такая ситуация сохранится и в 2005 году. Факторы, которые будут двигать инфляцию вверх, они - немонетарного характера.

С одной стороны, мы увидим использование средств стабилизационного фонда, то есть проявление бюджетной политики. Эта мера, безусловно, будет инфляционной, так как средства будут напрямую направляться на монетизацию льгот.

Кроме того, еще существует фактор повышения тарифов. Я напомню, что "Гзапром" в этом году увеличил тарифы на 20%, а в следующем году это будет уже 23%. И также - фактор высоких цен на нефть, которые также переходят на конечные цены...

Сергей Сенинский: Но, вроде, правительство собиралось потратить часть средств стабилизационного фонда, который формируется за счет экспорта нефти, на погашение внешнего долга...

Наталья Орлова: В бюджет на следующий год официально закладывается использование средств стабилизационного фонда - на компенсацию потерь Пенсионного фонда. Но понятно, что средства, использованные из этого стабилизационного фонда на погашение долгов, освобождают другие бюджетные средства, из которых есть возможность профинансировать ту же самую монетизацию льгот. Но если даже для этих целей средства не используются напрямую, то фактически все равно у государства освобождаются средства для индексации.

Сергей Сенинский: Если исходить из сценария, что курс доллара к евро и дальше (какое-то еще время) будет снижаться... Существует ли, по вашим оценкам, некий "пороговый" уровень этого снижения, за которым его негативное влияние на конкурентоспособность российских компаний станет значительным?

Евгений Гавриленков: Когда мы говорим о конкурентоспособности российских товаров и влияния курса доллара к рублю, то я думаю, что так ставить вопрос не совсем корректно. Скорее, нужно говорить о взвешенном курсе рубля к корзине валют.

И здесь мы видим такой расклад.... Этот средневзвешенный курс рубля к "корзине" валют торговых партнеров России остается практически неизменным. То есть, когда, например, доллар "падает" по отношению к европейской валюте или к другим мировым валютам, то он точно также падает по отношению к рублю. Но одновременно происходит ослабление рубля к тем, другим мировым валютам.

Поэтому эффективный курс остается посередине. И говоря о внешней торговле и о конкурентоспособности, мы должны смотреть именно на этот, эффективный курс рубля. И я в этом смысле не вижу никаких серьезных проблем...

Наталья Орлова: Безусловно, есть такой показатель - это некий реальный уровень допустимого курса. Напомню, что сейчас эффективный курс еще процентов на 15 ниже, чем докризисный уровень 1998 года. То есть это означает, что рубль может еще укрепиться на 15% в реальном выражении. Но с другой стороны, существует еще и психологический уровень. И этот уровень составляет 28 рублей за доллар.

И если номинальное укрепление будет до 27,5, то мы просто можем увидеть некий спекулятивный выход из долларов и бегство в рубли, что может сделать рынок гораздо более спекулятивным и гораздо менее предсказуемым.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы передачи отвечали в Москве главный экономист "Альфа-Банка" Наталья Орлова и главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков. Продолжаем выпуск...

Российский рынок акций и инвестиции пенсионных фондов

Всего через год-два Россия может потерять внутренний рынок акций российских компаний, который до сих пор так и не стал для них источником инвестиций для собственного развития. Этим компаниям оказывается куда выгоднее размещать свои акции на зарубежных рынках. Если в начале 2003 года на долю Московской межбанковской валютной биржи и Лондонской фондовой биржи приходилось примерно по 45% всего оборота российских акций, то сегодня доля Лондонской биржи - 60%. Все эти данные и выводы были включены в доклад Федеральной службы по финансовым рынкам, который обсуждался в четверг на заседании правительства России. Об этом - и наш разговор сегодня - с аналитиком международного рейтингового агентства Standard&Poor's Ириной Пенкиной.

Можно ли, на ваш взгляд, из заявлений руководства Службы по финансовым рынкам сделать вывод о том, что могут быть созданы некие барьеры для свободного размещения акций российских компаний за рубежом, чтобы, по идее, российские инвесторы (в том числе пенсионные фонды) получили возможность вкладывать накопления в более привлекательные активы?

Ирина Пенкина: Насколько мы понимаем смысл доклада, который был сделан Федеральной службой по финансовым рынкам, то, скорее всего, речь идет об улучшении инвестиционного климата внутри России, а не о мерах по ограничению свободного перехода российского капитала за рубеж.

Сергей Сенинский: Почему именно?

Ирина Пенкина: В докладе приведены факторы, которые пока ограничивают привлекательность российского фондового рынка для иностранных инвесторов. И предложены механизмы, которые способствовали бы повышению качества инвестиционной среды внутри России. Именно поэтому этот доклад, скорее, следует рассматривать как документ, который будет способствовать принятию законодательных мер, которые могли бы помочь повысить объемы российского фондового рынка, а также повысить привлекательность акций именно российских эмитентов для зарубежных и внутренних инвесторов.

Сергей Сенинский: Представим себе, все так называемые "первичные размещения акций", проведенные за последние год-два крупными российскими компаниями на зарубежных рынках, были бы осуществлены в России. Могли бы они привлечь на внутреннем рынке такие же суммы, которые они получили за рубежом? И на тех же условиях...

Ирина Пенкина: Безусловно, российский фондовый рынок является гораздо более узким, по сравнению с зарубежными. И поэтому привлечь столько же денег внутри страны, по сравнению с зарубежными рынками, является проблематичным.

К тому же стоимость заимствования на зарубежных рынках ниже, чем в России. Причем, по двум обстоятельствам: во-первых, в России выше инфляция, что отражается на базовой ставке инвестирования. И во-вторых, в России выше премия за риск. То есть уровень страновых рисков в России достаточно высок, поэтому во все заимствования, которые можно осуществить внутри страны, уже интегрирована эта премия за риск. И поэтому общая стоимость заимствования здесь выше, чем на зарубежных рынках.

Сергей Сенинский: Один из выводов доклада, подготовленного Службой по финансовым рынкам к заседанию правительства в этот четверг, примерно таков: Россия может уже через год-два потерять национальный рынок капитала, если власти экстренно не предпримут мер для повышения его конкурентоспособности...

Ирина Пенкина: Нам кажется, что эти выводы вполне справедливы. Несмотря на достаточно существенный рост российского фондового рынка, он продолжает оставаться узким. И если посмотреть на совокупную рыночную капитализацию российских компаний, то она на сегодня составляет порядка 200 миллиардов долларов. Что даже меньше, чем рыночная капитализация всего лишь одного такого крупного эмитента, как, например, компании WalMart или Pfizer.

Кроме того, несмотря на рост объемов, который был зафиксирован в последние годы, на рынке - очень большая концентрация. Примерно половина оборота торгов на Московской межбанковской валютной бирже приходится на акции лишь одного эмитента - РАО "ЕЭС Росси". Поэтому повышение качества рыночной инфраструктуры и создание предсказуемой операционной среды - это те факторы, которые могли бы способствовать дальнейшему росту объемов фондового рынка и его диверсификации...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы передачи отвечала в Москве аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Ирина Пенкина. Продолжаем выпуск...

Обзор еженедельника The Economist

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 26 ноября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Распад нефтяной компании "ЮКОС" представляется неизбежным. На 19 декабря назначен аукцион по продаже пакета голосующих акций "Юганскнефтегаза" - главного добывающего подразделения компании.

Кто же его купит? - пишет "Экономист". После всех событий вокруг "ЮКОСа" за последний год стать покупателем этих акций решится разве что структура, весьма близкая к власти. Один из кандидатов - "Газпром". Не исключено - в альянсе с другим, еще более состоятельным партнером. Однако стартовая цена, установленная для предстоящего аукциона, - 8,7 миллиарда долларов - оказалась выше, чем ожидалось. Возможно, вообще никто не купит "Юганскнефтегаз", и правительство просто сохранит его за собой.

Другой большой вопрос - кто может стать следующим в нефтяной отрасли России? И будет ли? Совсем недавно британо-российская компания ТНК-ВР получила умеренный счет на доплату налогов. Все больше появляется слухов о том, что еще больший счет, хотя и не разрушительный, может быть выставлен компании "Сибнефть", контролируемой любителем футбола Романом Абрамовичем. Это может означать попытку представить дело "ЮКОСа" частью некой унифицированной, единой для всех политики, чтобы подвести черту под печальной, деструктивной историей. Может быть..., заключает "Экономист".

Со дня последних президентских выборов в США самой значимой экономической новостью в стране стало падение курса доллара. По отношению к евро он достиг рекордно низкого уровня, а иностранные инвесторы озаботились, наконец, дисбалансами в американской экономике.

Странно, что этого не случилось раньше, пишет "Экономист". Дефицит платежного баланса США беспрецедентен - как по масштабам, так и объемам финансирования за счет зарубежных инвестиций. Тем не менее, падение курса доллара не обернулось пока ни финансовым кризисом, ни резким ростом процентных ставок, а также не оказало заметного влияния на американский фондовый рынок: с начала ноября индекс Доу-Джонса повысился почти на 5%.

Может ли так продолжаться и дальше? Экономическая теория говорит, что нет. Рано или поздно падение курса доллара приведет к повышению процентных ставок. Зарубежные инвесторы будут требовать большей отдачи на вложенный капитал, чтобы они не вывели его из США. Кроме того, любые инвесторы захотят получить больше за инфляционный риск, который несет в себе обесценение валюты.

Президент Буш вдруг заговорил о налоговой эффективности. Любые признаки того, что правительство намерено сокращать огромный дефицит американского бюджета - а значит, по сути, регулировать снижение курса доллара, - безусловно, успокоили бы зарубежных инвесторов.

Прогнозы относительно дефицита бюджета на ближайшее время - значительно лучше, чем всего пару месяцев назад. Вдруг обнаружилось, что налоговые поступления в американский бюджет значительно возросли в последние месяцы. И дефицит бюджета к началу октября составил 3,6% ВВП - значительно меньше, чем ожидалось. На фоне нынешнего роста американской экономики дефицит бюджета всего за пару лет может сократиться до 2,5%, если удастся не наращивать расходы.

Но даже при таких благоприятных условиях намерение президента Буша к 2008 году сократить дефицит бюджета вдвое представляется делом сложным. Нужно, чтобы изменения в налогах совпали бы с ростом частных сбережений в США, контролируемое падение курса доллара - с экономическим ростом в других странах. В этом случае г-ну Бушу удастся относительно безболезненно ликвидировать нынешние дисбалансы в американской экономике. Но, увы, в этой схеме - слишком много составляющих, развитие которых может пойти совсем иначе, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн. Обзор некоторых публикаций номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 26 ноября, завершает очередной выпуск "Дело и Деньги"...

XS
SM
MD
LG