Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Газпром" и "Роснефть". Суд ЕС поддержал санкции против Microsoft


"Газпром" и "Роснефть". Российское государство рассталось с последним активом в металлургии. Решение Европейского суда по делу компании Microsoft.

Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

Одна неделя года

Ирина Лагунина: "Газпром" заявил, что объединение с государственной компанией "Роснефть" завершится в январе будущего года. "Роснефть" выкупила компанию "БайкалФинансГрупп" - победителя аукциона по продаже 77% акций нефтяной компании "Юганскнефтегаз". В случае объединения компаний, на долю "Роснефти", включая "Юганскнефтегаз", а также нефтяного бизнеса "Газпрома", вместе взятых, придется почти 20% всей добываемой в России нефти и 90% - природного газа.

Кирилл Кобрин: Нефтяная компания "ЮКОС" намерена требовать возмещения ущерба - на сумму 20 миллиардов долларов - от компаний, участвовавших в аукционе по продаже 77 процентов акций "Юганскнефтегаза", а также всех компаний, причастных к этой сделке, отмечается в заявлении "ЮКОС".

Ирина Лагунина: Правительство России продало на аукционе последний государственный актив в металлургии - 18% акций Магнитогорского металлургического комбината. По стартовой цене - 790 миллионов долларов - его приобрела компания, представлявшая интересы менеджмента самого комбината, который теперь контролирует 97% акций крупнейшего в России металлургического производства.

Кирилл Кобрин: Правительство России одобрило план реформирования РАО "ЕЭС России", рассчитывая завершить разделение крупнейшей энергетической компании мира к концу 2006 года. Предполагается, в частности, создание 7 межрегиональных оптово-генерирующих компаний: 6 из них объединят тепловые электростанции, входящие в состав РАО "ЕЭС России", и одна - гидроэлектростанции, которые останутся под контролем государства. Форма приватизации оптово-генерирующих компаний, как ожидается, будет определена только после их фактического создания - не ранее чем через полтора года.

Ирина Лагунина: Россия в 2005 году досрочно выплатит - в счет погашения внешнего долга - 10 миллиардов долларов странам, входящим в Парижский клуб кредиторов, в том числе 6 миллиардов долларов - Германии. На сегодня задолженность России перед странами Парижского клуба составляет 40 миллиардов долларов, из которых 9 миллиардов приходится на Германию.

Кирилл Кобрин: Германская фармацевтическая компания Strada объявила о покупке - за 80,5 миллионов евро - 98% акций "Нижегородского химико-фармацевтического завода", одного из крупнейших в России производителей лекарств и медикаментов. Сегодня 25% его акций принадлежат Европейскому банку реконструкции и развития, 36% - менеджменту, а 39% - другим компаниям и частным лицам.

Ирина Лагунина: "Горьковский автомобильный завод" в Нижнем Новгороде начал серийное производство грузовиков "Валдай". В 2005 году планируется выпустить 7 тысяч таких автомобилей - грузоподъемностью до 4 тонн.

Кирилл Кобрин: Европейский суд первой инстанции решил, что антимонопольные санкции в отношении американской корпорации Microsoft, объявленные Европейской комиссией в марте этого года, должны вступить в силу немедленно. Помимо уплаты штрафа в 500 миллионов евро, компания Microsoft, по решению Европейской комиссии, должна выпустить версию операционной системы Windows без аудио-видеоприложения Media Player, а также раскрыть часть кодов своих программ, чтобы с ними были бы совместимы программные продукты конкурентов.

Ирина Лагунина: Курс американского доллара к единой европейской валюте впервые снизился до уровня 1,35 за евро. Всего с начала года курс доллара к евро снизился почти на 7%, а к японской иене - на 3,5%.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

"Газпром" и "Роснефть"

О главной новости этой недели и некоторых событиях, которые ей предшествовали. "Газпром" не участвовал 19 декабря в аукционе по продаже "Юганскнефтегаза". Более того, выяснилось, что он - еще до аукциона - продал неназванному покупателю свое дочернюю компанию "Газпромнефть" (в состав которой должна была войти государственная компания "Роснефть"). Но теперь сама "Роснефть" покупает победителя аукциона - таинственную "БайкалФинансГрупп" - вместе с её новым приобретением - "Юганскнефтегазом". И, наконец, "Газпром" заявил, что ранее объявленное присоединение к нему "Роснефти" по-прежнему продолжается. Более того, все идет "идет по плану"...

В этой схеме мы и пытаемся разобраться, насколько хватит информации. Тему открывает - из Москвы - руководитель аналитического управления инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский:

Стивен Дашевский: Несмотря на большой конфуз, который вызвал аукцион, если в этом разобраться, то картина - достаточно понятна. На аукцион компания "Газпром" шла с целью победы. Но в последний момент американский суд принял решение о том, чтобы запретить "Газпрому", его "дочке" - "Газпромнефти", а также банкам участвовать в этом аукционе. И это поставило российское правительство в затруднительное положение.

С одной стороны, они не могли не провести аукцион. Это было бы признанием юрисдикции американского суда де-факто. С другой стороны, у них было всего лишь два дня, чтобы найти нового покупателя и деньги. Поэтому был разработан новый план действий, который включал в себя привлечение никому неизвестной компании, непонятно откуда взявшееся финансирование, последующую сделку по покупке "Роснефтью" этой компании. Но финал - один и тот же!..

В финале всей этой истории будет создана крупнейшая нефтегазовая компания, в которую войдет "Газпром", "Роснефть", "Юганскнефтегаз" и другие активы "ЮКОС". И все, что мы наблюдали, было всего лишь "другим" путем к созданию этой компании - с целью устранения юридических рисков, связанных с решением американского суда...

Сергей Сенинский: Но какое место во всей этой схеме может занимать сначала - формирование, а потом - экстренная продажа новой "дочерней" компании "Газпрома" - "Газпромнефти"? Елена Ананькина, аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's:

Елена Ананькина: Очевидно, что схема менялась по ходу действия. Сначала планировалось, чтобы государство обменяло "Роснефть" на акции "Газпрома", принадлежащие его дочкам, и таким образом увеличило бы свою долю до контрольного пакета - с нынешних 38%. Для этого было создано новое юридическое лицо - "Газпромнефть". Но внести в него "Роснефть", в качестве вклада, не успели. Потому что это - долгая процедура, она требует определенных корпоративных действий, независимой оценки и так далее.

Одновременно, эта практически "пустая" структура - "Газпромнефть" - собиралась покупать "Юганскнефтегаз". После решения американского суда "Газпром" решил продать "Газпромнефть" и в аукционе не участвовал. В итоге в аукционе победила никому неизвестная структура - "БайкалФинансГрупп", неназванная в решении американского суда. И вот эту структуру уже потом и купила "Роснефть". Согласно заявлениям "Газпрома", слияние продолжается, но на наш взгляд, параметры и сроки слияния могут измениться.

Во-первых, надо прорабатывать новую схему объединения с "Роснефтью". Например, зарегистрировать новое юридическое лицо - "Газпромнефть-2" или что-то еще. Во-вторых, нужна оценка стоимости "Роснефти" уже после покупки "Юганскнефтегаза". Предстоит также оценить влияние этой покупки и на параметры обмена...

Сергей Сенинский: Сколь вероятно, на ваш взгляд, возможность разделения собственно нефтяного и газового бизнеса? Дмитрий Мангилёв, аналитик инвестиционной компании "Проспект":

Дмитрий Мангилёв: Дело в том, что "Газпром" пока утверждает, что процесс слияния с "Роснефтью" продолжается, и, соответственно, эти два бизнеса не будут разделены. Если следовать мировой практике, то, как правило, эффект от слияния газового бизнеса с нефтяным, а зачастую - даже с энергетическим, достаточно велик. И если управлять этими активами профессионально, то, пожалуй, не имеет смысла разделять эти виды бизнеса.

Но здесь весь вопрос заключается в том, насколько профессиональным будет управление, и насколько оно будет эффективным? Будут ли на этот бизнес оказывать давление, так скажем, "социальные" задачи, которые перед ним будет ставить государство?..

Сергей Сенинский: Если допустить, что новая структура - под контролем государства - объединит оба вида бизнеса. С какими другими энергетическими компаниями мира она будет сопоставима?

Елена Ананькина: Что касается физических объемов и запасов, добычи нефти и газа, то такая компания действительно могла бы оказаться в ряду ведущих мировых нефтегазовых компаний. И ее можно было бы сопоставить с такими компаниями, как американская ExxonMobil или с другими крупнейшими компаниями.

Что касается финансовых показателей, то денег на каждый баррель добываемой нефти российские компании, как правило, зарабатывают меньше. Это еще в большей степени касается газа, так как внутренние цены на газ очень низкие. И, соответственно, на каждую единицу добываемой нефти и газа российские компании, как правило, зарабатывают гораздо меньший объем прибыли, чем их зарубежные конкуренты...

Сергей Сенинский: За "Юганскнефтегаз" победитель аукциона должен заплатить почти 9,5 миллиардов долларов - деньги немалые. Из них внесены только 1,7 миллиарда - в качестве залога. Однако перечислить их победитель аукциона - "БайкалФинансГрупп" - должна лишь в течение 2 недель. А тут на третий день "Роснефть", полностью контролируемая государством, покупает целиком "БайкалФинанс". Так если этот актив уже получило государство, возможен ли, на ваш взгляд, вариант, при котором остальные деньги вообще переводиться не будут?

Дмитрий Мангилёв: Теоретически такая схема возможна. В этом случае, "БайкалФинансГрупп" или теперь уже "Роснефть" могут просто не вносить деньги за активы "Юганскнефтегаза", и в итоге этот актив просто перейдет государству. И государство сможет им распоряжаться уже по своему усмотрению.

Но, судя по тому, что сейчас происходит в связи с покупкой "БайкалФинансГрупп", скорее всего, "Роснефть" получит некий кредит, который будет передан государству. То есть номинально все юридические формальности должны быть соблюдены, иначе это значительно повредит инвестиционному имиджу России...

Стивен Дашевский: Я думаю, что эта сделка будет полностью "закрыта", и "Роснефть" полностью оплатит эту сделку к 11 января. Главное для того, кто пытается разобраться во всей этой истории, понять, что является финальным сценарием? Финальный сценарий - это одна из крупнейших в мире нефтегазовых компаний, в которую входит "Роснефть", "Юганскнефтегаз" и "Газпром", созданную на базе "Газпрома". А если деньги не будут перечислены, то "Юганскнефтегаз" может вернуться государству. А он должен перейти в собственность "Газпрома".

И с этой точки зрения такая схема - "Роснефть", покупает компанию, владеющую "Юганскнефтегазом", а потом "Газпром" покупает "Роснефть" - является вполне логичной. Поэтому мы уверены, что к 11 января "Роснефть" сможет найти внешнее финансирование от банков, поскольку "Роснефть" не "покрывается" решением американского суда. Или же финансирование может прийти от государственных банков. Или же финансирование может прийти под гарантии "Газпрома". Таким образом, эта сделка будет "закрыта"...

Сергей Сенинский: Еще один вопрос нашим собеседникам. У "Роснефти" - теперешнем обладателе главного добывающего подразделения "ЮКОС", насколько известно, активов за рубежом, нет. Таких, на которые могли бы распространяться санкции американского суда, будь такое решение в итоге принято. Однако компания экспортирует нефть... По вашим прогнозам, насколько велика вероятность обращения на эту нефть некоего взыскания в будущем?

Елена Ананькина: Естественно, что в России в отношении российских юридических лиц решения принимают российские суды и по российским законам. Решение американского суда вряд ли может быть исполнено в России, если только не будет соответствующего решения российского суда, что, на мой взгляд, маловероятно.

В каждой конкретной стране, например, в Европе, куда "Роснефть" экспортирует свою нефть, есть свои законы и свои суды. Тут, честно говоря, ни один юрист не берется предсказать, а что же эти суды будут делать? Пойдут ли они за своими американскими коллегами или за российскими?..

Здесь есть еще один важным момент. В решении американского суда компания "Роснефть" не упоминается. Дело в том, что она возникла на горизонте уже позже и не была упомянута в изначальном иске "ЮКОС". Хотя "ЮКОС" и говорил о своем намерении судиться со всеми остальными сторонами, задействованными в покупке "Юганскнефтегаза", для этого потребуется дополнительное время...

Дмитрий Мангилёв: Во-первых, "Роснефть" пока экспортирует нефть только в Европу. И в среднесрочной перспективе вряд ли будут значительные поставки со стороны "Роснефти" и "Юганскнефтегаза", который теперь включен в состав этой компании, в США. Поэтому пока европейские суды не признают этот иск, маловероятно, что экспортируемая нефть может арестовываться.

С другой стороны, "Роснефть", по схеме сделки, выступает "добросовестным" приобретателем, поэтому даже в США необходимо будет доказать, причем также - в судебном порядке, что "Роснефть" нарушила решение американского суда. И, соответственно, лишь по этому, новому решению можно будет арестовывать активы "Роснефти"...

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы передачи отвечали: аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Елена Ананькина; руководитель аналитического управления инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский и аналитик инвестиционной компании "Проспект" Дмитрий Мангилёв. Продолжаем выпуск...

Российское государство рассталось с последним активом в металлургии

На минувшей неделе в России фактически завершилась приватизация отечественной металлургии. На аукционе был продан остававшийся еще в собственности государства пакет акций "Магнитки", Магнитогорского металлургического комбината - около 18%. Остаются ли еще во владении государства какие-то активы черной или цветной металлургии? Наш собеседник в Москве - аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Василий Николаев:

Василий Николаев: Акции Магнитогорского металлургического комитата - это последний государственный металлургический актив. Но у государства еще остаются достаточно серьезные активы в смежных отраслях - например, в горно-металлургической отрасли. В частности, такие еще не до конца разведанные крупные месторождения, как "Удокан" или "Сухой Лог". В горнодобывающей отрасли у государства еще остается и такая крупная компания, как "Алроса". Но это - смежные отрасли. А если мы говорим только о металлургии, то это был последний актив...

Сергей Сенинский: Как выглядит сегодня первая пятёрка крупнейших в России компаний черной металлургии? Имея в виду их долю на рынке?

Василий Николаев: Первая пятерка компаний черной металлургии в России сейчас выглядит следующим образом. Крупнейшая компания - группа "ЕвразХолдинг". Они контролируют чуть больше 20% выпуска конечно продукции. Вторая компания - Магнитогорский металлургический комбинат, у которой 20% рынка. Третья компания - "Северсталь", у которой 17%. Потом идет Новолипецкий металлургический комбинат, который контролирует 16% рынка. И пятая компания - "Стальная группа "Мечел", у которой 7% рынка...

Сергей Сенинский: Лидер отрасли - "ЕвразХолдинг" - какие именно металлургические комбинаты объединяет?

Василий Николаев: В "ЕвразХолдинг" входят три крупных предприятия. Прежде всего, это - Нижнетагильский и Западно-Сибирский металлургические комбинаты. И еще - Новокузнецкий металлургический комбинат, он поменьше.

Сергей Сенинский: Магнитогорский комбинат теперь, после аукциона, практически полностью контролирует его менеджмент. А у двух других крупнейших комбинатов - Новолипецкого и "Северстали" - кто новые собственники?

Василий Николаев: И Новолипецкий комбинат, и "Северсталь" контролируются в принципе профессиональными металлургами. Они сравнительно молодые, но и в советские времена занимались черной металлургией. В случае "Северстали", Алексей Мордашов и в советские времена был сотрудником комбината. Он, правда, работал не на производстве, а в экономическом управлении.

В случае Новолипецкого комбината, Владимир Лисин работал и в министерстве, а также - на крупном стальном комбинате в Казахстане. То есть в советские времена он не был непосредственно связан с Новолипецким комбинатом, однако является профессиональным металлургом.

Сергей Сенинский: А в "ЕвразХолдинге", нынешнем лидере отрасли?

Василий Николаев: Корни собственников "ЕвразХолдинга" - скорее, в металлоторговле, нежели в профессиональной металлургии. Эти люди занимались торговлей прокатом. К концу 90-х годов предприятия теперешнего "ЕвразХолдинга" оказались в проблемной ситуации, с большими долгами. И эти люди смогли получить контроль над ними через процедуру банкротства, так как были крупнейшими их кредиторами, как посредники...

Сергей Сенинский: Спасибо, Василий Николаев, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог". Продолжаем выпуск...

Решение Европейского суда по делу компании Microsoft

Антимонопольные санкции в отношении американской корпорации Microsoft, объявленные Европейской комиссией в марте этого года, должны вступить в силу немедленно. Такое решение принял в минувшую среду Европейский суд Первой инстанции. Помимо уплаты рекордного штрафа в 500 миллионов евро, компания Microsoft, по решению Европейской комиссии, должна выпустить версию операционной системы Windows без аудио-видеоприложения Media Player, а также раскрыть часть исходного кода некоторых программ для серверов. Microsoft добивалась отсрочки решения суда о санкциях до завершения рассмотрения её апелляции, на что потребовалось бы несколько лет. Компания уже заявила, что версия Windows без Media Player появится в продаже к февралю 2005 года.

Но какой спрос на такую версию прогнозируют европейские эксперты? На вопросы нашего корреспондента в Бонне Дмитрия Аскоченского ответил заместитель главного редактора немецкого компьютерного журнала "СТ" Юрген Кури, Ганновер:

Юрген Кури: Я думаю, что решающим фактором, который определит популярность нового продукта, станет его цена. Если обе версии будут продаваться за ту же цену, то, естественно, большинство покупателей купят ту, в которой продукта "больше", то есть с мультимедийным приложением. Другой аспект проблемы - как поведут себя производители и продавцы самих компьютеров, которые предлагают их с предустановленной операционной системой Windows.

Теоретически, они могут, конечно, заключить договоры с производителями конкурирующих приложений - например, Apple или RealNet Player, чтобы предоставить покупателям, в том числе, запрограммированный выход на интернет-магазины этих компаний. Этот аспект, на мой взгляд, будет играть значительно большую роль, чем просто выбор конечного покупателя.

Например, в мультимедийном приложении компании Apple изначально заложена связь с магазином i-Tunes. То есть Apple выгодно, если клиент, установив новую версию Windows, через приложение Apple автоматически попадает на сайт их магазина. Совершать покупки в нем могут ведь теперь не только владельцы Apple, но и пользователи Windows. Компания Microsoft намерена в ближайшее время открыть собственный музыкальный интернет-магазин, что и объясняет повышенный интерес к проблеме мультимедийного приложения...

Сергей Сенинский: Решение Европейского суда - в части новой версии Windows - распространяется только на европейский рынок?

Юрген Кури: Это решение распространяется только на европейский рынок. Но, я думаю, оно увеличит давление на Microsoft (прежде всего - странах Азии) предложить аналогичное решение. Ведь в Азии Microsoft уже продает сокращенную версию Windows, чтобы хоть как-то конкурировать на рынке с компаниями типа Linux, предлагающими вообще бесплатную операционную систему. Решение европейского суда можно рассматривать, говоря юридическим языком, как прецедент, и потому его можно рассматривать как сигнал для рынков других континентов...

Сергей Сенинский: Другое требование Еврокомиссии к корпорации Microsoft - раскрыть конкурентам часть исходного кода некоторых программ для серверов. Сколь сравнимы для Microsoft последствия выполнения одного и другого требований?

Юрген Кури: Требование раскрытия для конкурентов части исходного кода программ для серверов гораздо серьезнее для Microsoft, чем вся эта история с мультимедийными приложениями. Ведь смысл этой акции сводится к тому, чтобы программное обеспечение других производителей было бы полностью совместимо с программами от Microsoft без каких-то сложных установочных процедур. До сих пор такое было возможно фактически только для программ, как говорится, из "одних рук", то есть от одного производителя.

Выполнение Microsoft этого требования Европейской комиссии может укрепить позиции таких компаний, как IBM, Sun Microsystems или Novell, которые давно пытаются потеснить Microsoft на рынке Интранета, то есть системных решений для предприятий. Это - большой и лакомый пирог, делиться которым с конкурентами в планы Microsoft явно не входило. Сама предпосылка, что только программные продукты от самой Microsoft совместимы на 100%, просто отпадает - за счет "приоткрытия" их технологических секретов для производителей аналогичных продуктов. Возникает ситуация, когда компьютеры, оснащенные различными операционными системами или программами, оказываются вполне совместимыми между собой, что, возможно, и потеснит продукты Microsoft на этом рынке...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы нашего корреспондента в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечал заместитель главного редактора немецкого компьютерного журнала "CT" Юрген Кури, Ганновер. Этим интервью мы завершаем очередной выпуск "Дело и Деньги"...

XS
SM
MD
LG