Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда начнут страховать частные вклады? Оплата больничных: Финляндия, США, Германия, Израиль


- Страхование частных вкладов в российских банках - какова судьба законопроекта?
- Как в России оплачивается отпуск по болезни?
- "Панорама" - Системы оплаты временной нетрудоспособности в Финляндии, США, Германии и Израиле.
- "Одна неделя года" - аналитический выпуск новостей.
- В рубрике "Меняющийся мир: страны и рынки" - о Китае и Кубе.


Сергей Сенинский: Законопроект о создании в России системы страхования частных вкладов в банках существует уже почти 8 лет. В последние месяцы его многократно обсуждали в правительстве. А буквально в канун 2003 года - судя по многочисленным заявлениям представителей российского правительства - законопроект должны были передать, наконец, в Государственную Думу. Спустя неделю после наступления нового года мы говорили с ведущим разработчиком этого законопроекта, председателем подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павлом Медведевым:

Павел Медведев: Где сейчас находится законопроект, я сказать не могу. Я могу сказать, что у нас - очень недисциплинированное правительство. 26 декабря на заседании правительства я слышал распоряжение его председателя - причем, слышал уже в пятый раз - о том, чтобы немедленно внесли этот закон. С 26 декабря уже прошло довольно много времени, а закона в Думе до сих пор нет.

Сергей Сенинский: Можно ли говорить о том, что в последние месяцы обсуждались, скорее, условия будущего допуска банков в систему страхования частных вкладов, а не собственно механизм и объемы компенсаций вкладчикам - в случае банкротства того или иного банка?

Павел Медведев: Вопрос допуска в систему страхования действительно очень важен. Но он является лишь частным случаем значительно более сложного вопроса, даже грандиозной проблемы, которая стоит перед Центральным банком, - проблемой улучшением надзора.

Центральный банк взялся за эту проблему, ну, во всяком случае, он об этом объявил. И примерно в течение года он ищет подходы к улучшению надзора. Я думаю, что для закона о страховании вкладов проблема надзора не будет критически важной. А она будет критически важной для Центрального банка. И я думаю, что если законопроект поступит, и даже если он в соответствующем пункте не будет совершенным, он все-таки пройдет.

Сергей Сенинский: Если допустить, что требования к банкам, которые содержатся в законопроекте - в том виде, в каком он на сегодня существует, начали бы действовать уже сегодня, то много ли российских банков, по вашим оценкам, оказалось бы за рамками системы страхования вкладов?

Павел Медведев: Я думаю, что львиная доля банков попадет в систему страхования. Может быть, даже вне зависимости от того, что будет написано в соответствующей статье окончательного варианта. В статье, где описаны критерии допуска.

Дело в том, что играют роль не только критерии, но и жесткость их применения. Я думаю, что сотрудники Центрального банка будут поставлены перед такой сложной дилеммой: "уполовинить" количество российских банков или сделаться немного "мягче" по отношению к ним. Я думаю, что общественное мнение устроено так, что очень резко сократить количество банков невозможно.

А "недопуск" в систему страхования фактически означает уход банка с рынка. Скорее всего, тот банк, который работал с вкладами населения, потеряв эту возможность, на рынке не удержится...

Сергей Сенинский: Законопроект о страховании частных вкладов - был ли частью пакета необходимых законопроектов, больше известного как "пакет ВТО", то есть Всемирной торговой организации?

Павел Медведев: Насколько мне известно из документов и из контактов с теми представителями ВТО, которые периодически приезжают в Россию, этот вопрос ВТО не интересует. Их интересует возможность допуска иностранных компаний, в данном случае банков, на российский рынок. И такие тонкие детали в законодательстве, как наличие или отсутствие закона о страховании вкладов, их не интересуют...

Сергей Сенинский: То есть их больше интересовала система банковского надзора?

Павел Медведев: Система надзора их, безусловно, интересует, потому что одной из деталей системы надзора является условие допуска на рынок...

Сергей Сенинский: Оценки частных накоплений граждан России колеблются в очень широких пределах - от 40 до 80 миллиардов долларов и даже больше. Какие из этих оценок вам представляются более реальными, и как они соотносятся с теми суммами, которые уже сегодня хранятся на частных счетах в российских банках?

Павел Медведев: В банках хранится примерно 950 миллиардов рублей. То есть, если пересчитать это в доллары, мы получим примерно 30 миллиардов долларов. Сколько храниться "под матрасами", точно никому не известно, но совершенно очевидно, что это - много десятков миллиардов долларов. А также, очевидно, что больше, чем в банках. В два, в три или в четыре раза больше - можно только гадать. Но то, что больше - абсолютно очевидно.

Сергей Сенинский: Если вернуться к законопроекту о страховании частных вкладов в банках, будут ли чем-то отличаться условия вхождения в новую систему банков российских и иностранных, которые захотят работать в России со вкладами населения?

Павел Медведев: Нет. Для тех банков, которые в просторечье называются "иностранными", никаких особенностей нет, потому что они на самом деле не иностранные, а это банки, которые действуют по российским законам, и они могут отличаться от других банков только тем, что их капитал принадлежит иностранным инвесторам. Да, капитал-то принадлежит иностранцам, но зарегистрированы все эти банки в Центральном банке РФ. Так что все российские законы к ним применимы.

Сергей Сенинский: По вашим прогнозам, как скоро законопроект о страховании вкладов может стать законом?

Павел Медведев: Мы звоним в соответствующее подразделение Государственной Думы и спрашиваем, пришел ли законопроект, примерно каждый час. Я надеюсь, что мы не зря узнаем это с такой частотой, так как скорее всего он придет в течение ближайших часов. Ну, мне так хочется думать.

После того, как он поступит, я думаю, он будет окончательно принят и подписан президентом в течение трех месяцев. Это срок, который технически необходим для того, чтобы закон прошел.

Я не вижу возражающих:. Так как президент и правительство, и, конечно, парламент, этот закон поддерживают, то я думаю, что технически необходимого срока будет достаточно для того, чтобы закон был принят.

Сергей Сенинский: Замечу, что спустя двое суток после этого интервью, закон так и не появился в Государственной Думе:.

Само по себе вступление закона в силу и завершение формирования системы страхования, то есть отбор банков для участия в ней, насколько разнесены во времени?

Павел Медведев: Закон вступает в силу, как и всякий закон, после публикации, но банки вовлекаются в систему страхования постепенно. И по закону последний по очереди банк должен быть включен не позже, чем через год и девять месяцев после того, как закон вступит в силу. То есть после официального опубликования.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев, ведущий разработчик законопроекта о страховании частных вкладов в российских банках.

Как оплачивается период временной нетрудоспособности по болезни - в России и других странах мира? Во второй части сегодняшней программы мы расскажем о том, как это делается в Финляндии, Соединенных Штатах, Германии и Израиле. Это теме будет посвящен очередной выпуск рубрики "Панорама".

Но, чтобы иметь возможность сравнивать, вспомним сначала, как, кто и в течение какого времени оплачивает больничные листы в самой России. Наш московский коллега Иван Трефилов обратился к руководителю Департамента социального развития Аппарата правительства России Евгению Гонтмахеру.

Иван Трефилов: В России пособие по временной нетрудоспособности выдается с первого дня болезни. Однако его размер зависит от стажа. На 100%-ую компенсацию зарплаты могут рассчитывать люди, которые непрерывно работают 8 и более лет. В тоже время, работникам, которые имеют стаж менее 5 лет, выплачивается лишь 60% заработка. Но существуют ли какие-нибудь законодательные ограничения самого периода нетрудоспособности, который в той или иной степени оплачивается?

Евгений Гонтмахер: Если человек находится на больничном более трех месяцев, то его должны направить на освидетельствование в службу специальной экспертизы. И если это необходимо, то ему дают статус инвалида, но - временно, если потом человек еще в состоянии выйти на работу. Или - постоянный статус инвалида, если человек заболел до такой степени. Но если человек становится инвалидом, то вместо больничного листа ему назначается пенсия по инвалидности.

Иван Трефилов: Кто именно и на каких этапах периода временной нетрудоспособности платит заболевшему работнику - сам работодатель, местный власти или федеральный бюджет?

Евгений Гонтмахер: У нас существуют страховые взносы в фонд социального страхования. Сейчас работодатель платит в фонд социального страхования 4% от фонда оплаты труда, и из этих 4% и выплачиваются больничные. То есть это оплачивает государственный внебюджетный фонд социального страхования.

То есть получается, что вот из этих 4%, которые платит работодатель в фонд социального страхования, и выплачиваются больничные. То есть, фактически, платит работодатель.

Иван Трефилов: Иногда бывают случаи, когда работник получает серьезную травму или перенес сложную операцию, и ему необходим длительный восстановительный период. Как, в таком случае, может меняться система выплаты пособия по временной нетрудоспособности?

Евгений Гонтмахер: Если, допустим, человеку пересадили сердце, и восстановительный период после такой операции продолжается год, то, конечно, человек переводится на временную инвалидность. И уже в зависимости от того, как у него идет развитие ситуации, через год уже решается: если он в состоянии выйти на работу, то инвалидность с него снимается, и он выходит на работу. А если нет, то тогда он будет получать пенсию по инвалидности пожизненно. А пенсия по инвалидности платится из Пенсионного фонда, а не фонда социального страхования.

Пенсионный фонд живет тоже за счет работодателей. Каждый работодатель платит в Пенсионный фонд 28% от фонда оплаты труда.

Иван Трефилов: Какие серьезные перемены в формах оплаты временной нетрудоспособности произошли в России в последние годы? И какие результаты они дали? Существует ли необходимость проведения еще каких-нибудь реформ, и как быстро они могут произойти?

Евгений Гонтмахер: Введен максимум пособия по временной нетрудоспособности. Сейчас это - 11 тысяч 800 рублей. То есть, если человек получает зарплату 20 тысяч рублей и уходит на больничный, то ему выплачивается только 11 тысяч 800 рублей. То есть - неполная его зарплата. Два года назад произошло это изменение, и мы считаем, что оно позитивно.

С 1 января 2003 года произошли небольшие изменения, связанные с оплатой больничных у малых предпринимателей, а именно тех, кто переходит на упрощенную схему налогообложения. Так как там практически нет взносов в фонд социального страхования (то есть они очень небольшие), то там размер больничного листа ограничивается минимальной заработной платой. Сейчас это 450 рублей. Если человек хочет получать на больничном больше, чем 450 рублей, то он должен обратиться к работодателю, который будет ему напрямую доплачивать, например, до размера его фактической зарплаты из своих средств.

Что касается других изменений в оплате больничных, то они в ближайший год не планируются...

Иван Трефилов: Это был руководитель правительственного департамента социальной политики Евгений Гонтмахер.

К сказанному им следует лишь добавить, что размер предельного пособия по временной нетрудоспособности ежегодно устанавливается в законе о бюджете фонда социального страхования и постепенно увеличивается. Так, в 2002 году это пособие не могло быть больше 11 тысяч 700 рублей, что на 100 рублей меньше, чем в текущем году.

Сергей Сенинский: Очень кратко подведем итог. Итак, больничный лист оплачивается в течение не более чем трех месяцев. Дальше - следует вести разговор об инвалидности, которая, впрочем, может оказаться лишь временной. Размер компенсации, то есть выплат, зависит от трудового стажа. Если не рассматривать исключения, то в целом схема такова: до 5 лет - 60% зарплаты, от 5 до 8 лет - 80%, и свыше 8 лет - 100%. Однако компенсируется - в случае болезни - не любая зарплата. Ежегодно законодательно устанавливается максимально возможная сумма выплат по больничному листу. На 2003 год такой лимит установлен на уровне 11 тысяч 800 рублей в месяц. Это примерно две с половиной средних по стране ежемесячных зарплаты на сегодня.

Средства на оплату больничных в течение указанных трех месяцев поступают от работодателя, но не напрямую заболевшему работнику, а лишь через государственную структуру - фонд социального страхования. Взносы в этот фонд составляют, как мы слышали, 4% от фонда оплаты труда. Эта ставка теперь включена в общую ставку так называемого "единого социального налога". Мы подробно говорили о его структуре в программе буквально неделю назад.

Во второй части этого выпуска - о том, как оплачивается период временной нетрудоспособности в некоторых других странах мира.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 10 января. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Политики всегда бурно реагируют на любые предложения по изменению налогов. Программа "роста экономики и занятости" в США за счет сокращения налогов, представленная на этой неделе президентом Бушем, вызвала именно такую реакцию. Главным её пунктом стало предложение отменить существующий ныне налог на дивиденды по акциям, которые платят частные акционеры. "Циничная политическая уловка, - отреагировали представители демократической партии. - Очередная уступка наиболее обеспеченным, замаскированная под программу стимулирования экономики". "Ничего подобного! Необходимое и сбалансированное предложение, как раз то, что так необходимо экономике" - парировали представители республиканской администрации.

Если следовать собственно налоговой логике, то правы и те, и другие, пишет "Экономист". С одной стороны, президент использует фактор замедления роста экономики, чтобы провести весьма политизированную программу сокращения налогов, которая мало что имеет общего с программой экономической стабилизации. Забудьте и о той части названия программы, в которой говорится о росте занятости. Если она будет реализована, программа окажет минимальный эффект на уровень занятости населения.

Но с другой стороны, она может дать новый импульс росту производительности труда - если иметь в виду долгосрочные перспективы. Дело в том, что отмена налога на дивиденды по акциям снижает бремя налогов на накопления - относительно налогов на потребление. И это - правомерно. Если в целом говорить о налоговой системе США, то в ней явно избыточно облагаются налогами именно накопления, и явно недостаточно - потребление. А это сдерживает накопление капитала и подрывает долгосрочный экономический рост.

Так что критики из рядов демократической партии правы, скорее, в том, что касается последствий масштабных налоговых сокращений для перспектив государственного бюджета. Вряд ли стоит оспаривать и то, что предложения администрации могут привести к смещению налогового бремени от более обеспеченных американцев к менее обеспеченным. И если г-н Буш хочет войти в историю как серьезный реформатор налоговой системы, ему следует обратить внимание не только на дефицит бюджета, но и на пропорциональное обложение доходов разных групп населения. Тем более, что это - вполне выполнимая задача, но требующая, скорее, стратегического видения проблем, чем тактического, заключает "Экономист".

Спустя год после громкого дефолта Аргентины и девальвации национальной валюты, в стране появляется все больше признаков того, что худшее - уже позади. Сокращение общих объемов экономики прекратилось. Объемы промышленного производства начали увеличиваться - впервые за последние два года. Обменный курс песо остановился на уровне 3,5 за доллар, а теперь - даже растет. Безработица сократилась - с 22% до 18%. И, наконец, долгожданное соглашение с Международным валютным фондом может быть подписано уже в этом месяце. На днях министр экономики Аргентины Роберто Лаванья заявил даже, что четырехлетняя рецессия в стране закончилась. Но, увы, такой оптимизм может быть ошибочным, пишет "Экономист".

Да, аргентинская экономика перестала сокращаться - по крайней мере, пока. Правительство страны, к удивлению многих, добивалось хотя бы минимальной стабильности с гораздо большей настойчивостью, чем от него ожидали. История страны изобилует девальвациями национальной валюты, которые, как правило, приводили к гиперинфляции. Теперь - все иначе. Хотя песо и обесценилось в прошлом году на 70%, розничные цены в стране выросли лишь на 40%. Это объясняется, в первую очередь, тем, что последняя девальвация пришлась на период, когда экономика уже была в подавленном состоянии, а безработица - высока. Но вопрос теперь - как долго продержится это хрупкая стабильность?

Соглашение с МВФ станет первым шагом к прекращению финансовой изоляции Аргентины. Но правительству предстоит также добиваться нового соглашения и с частными кредиторами. Даже если они согласятся в итоге на масштабное списание общей задолженности им в 100 млрд. долларов, обслуживание остальной части долга потребует от Аргентины куда большего профицита бюджета, нежели планируемые на этот год 2,5% ВВП. Так что заявления о том, что худшее для Аргентины уже позади, - явно преждевременны, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 10 января.

"Панорама".

"Панорама". В этой рубрике сегодня - мы продолжаем разговор о том, как, кем и в течение какого времени оплачивается период временной нетрудоспособности в некоторых странах мира. Первый сюжет - из Германии. Рассказывает наш корреспондент в Мюнхене Александр Соловьев:

Александр Соловьев: В Германии работник имеет право отсутствовать на работе по болезни до трех дней - без каких-либо последствий для его заработка. В большинстве случаев достаточно лишь телефонного звонка на службу с извещением о том, что он заболел.

При более длительном заболевании работник непременно должен представить работодателю выданный врачом бюллетень. В этом случае работодатель, по закону, обязан в течение шести недель - то есть полутора месяцев - выплачивать заболевшему работнику его заработную плату в полном объеме.

Когда этот срок выходит, платежные обязательства по такому больничному перенимает у работодателя так называемая "больничная касса". Их в стране - множество, и все они входят в федеральную систему социального страхования, которая охватывает примерно 90% всего работающего населения Германии. Работник может сам выбрать, услугами какой именно из этих касс он хотел бы воспользоваться.

Итак, шесть недель заболевшему работнику его полную зарплату платит работодатель. Когда - по их прошествии - в дело вступает "больничная касса", заболевший, как правило, получает от нее 70% суммы своей заработной платы "до уплаты налогов" или не более 90% от суммы "чистой" зарплаты. Но если уже вначале очевидно, что срок лечения заболевшего будет явно больше шести недель, то выплату компенсации работодатель может передать "больничной кассе", и не дожидаясь окончания 6-недельного срока.

Впрочем, в системе социального страхования есть свои важные ограничения. Установлено, что в течение каждых трех лет заболевший работник может находиться на иждивении системы социального страхования в общей сложности не более 78 недель, то есть примерно полутора лет.

Если же и эти сроки вышли, а состояние здоровья все еще не позволяет ему вернуться на работу, то компенсация в остальное время лечения переходит уже в компетенцию биржи труда, причем - с тем же объемом денежной поддержки.

Наконец, при особо длительных заболеваниях или при инвалидности может быть задействована пенсионная система, и тогда нетрудоспособный досрочно переходит на ее иждивение.

Сергей Сенинский: Александр Соловьев, наш корреспондент в Мюнхене.

Из Германии - на северо-восток. Следующий сюжет - из Финляндии. Наш автор в Хельсинки Геннадий Муравин обратился к руководителю одного из департаментов министерства социального обеспечения и здравоохранения Финляндии Яркко Эскола:

Яркко Эскола: Прежде всего, все законы, касающиеся оплаты временной нетрудоспособности, - федеральные. Они действуют во всех районах страны и для всех ее граждан - от премьер-министра до уборщицы, а также распространяются на всех постоянно проживающих в стране иностранцев.

Практика такова, что если человек отсутствует по болезни два-три дня, - скажем, легкая простуда или что-то желудочное, - то ему даже не требуется справки от врача. Достаточно, если он просто сообщит об этом работодателю. И эти дни ему оплачиваются полностью.

При более длительной болезни требуются справки врача. Они в Финляндии бывают двух форм - "А" и "В". Справка по форме "А" освобождает от работы по болезни на срок до двух месяцев, и в ней от врача требуется только указать диагноз. Справка по форме "В" выдается при освобождении от работы на более длительный срок, и здесь требуется уже не только сам диагноз, но и детальное обоснование.

Длительность периода временной нетрудоспособности, который будет в той или иной степени оплачен, - 300 дней. Потом уже надо решать, как быть дальше.

Первые 70 или 75 дней оплачиваются полностью, затем - 2/3 зарплаты. Причем все эти выплаты производит работодатель. Лишь небольшую их часть ему компенсирует специальное федеральное Ведомство по народным пенсиям, которое занимается и выплатой пособий по безработице, и многими другими социальными выплатами.

Если срок временной нетрудоспособности работника превысит уже 300 дней, то далее он переходит либо на досрочную пенсию, либо на иждивение исключительно Ведомства по пенсиям, а суммы, которые ему выплачиваются, не могут быть выше обычного пособия по безработице.

Длительный восстановительный период после сложной операции, как правило, входит в упомянутый срок в 300 дней. В некоторых случаях, по отдельному заявлению, можно получить дополнительное специальное пособие на восстановление своего здоровья.

Геннадий Муравин: Говорил руководитель Департамента семьи и социального обеспечения Министерства социального обеспечения и здравоохранения Финляндии Яркко Эскола.

Добавлю к этому. Интереснейшая особенность Финляндии - законодательно закрепленная возможность оплаты отпуска по уходу за младенцем ОТЦУ, а не только матери, как в большинстве стран. Мать - таким образом - получает возможность работать. В Финляндии это новшество введено недавно и широко используется. Пример, кстати, подал премьер-министр Пааво Липпонен. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр во время визита в Финляндию пришел в восторг от этого и заявил, что намерен предложить то же самое англичанам. О том же подумывают шведы...

Сергей Сенинский: Геннадий Муравин, наш автор в Хельсинки.

Продолжает тему рассказ нашего корреспондента в Тель-Авиве Александра Гольда. Итак, как оплачивается период временной нетрудоспособности в Израиле?

Александр Гольд: В Израиле каждый работник имеет право на денежную компенсацию периода временной нетрудоспособности. Будь то обычная болезнь, производственная травма, последствия теракта или автомобильная авария. В первом случае (болезнь) платит работодатель на основании предъявленного ему больничного листа. В последнем случае (авария) - частная страховая компания. В остальных (травма или теракт) - государственное Управление национального страхования.

Рассмотрим прежде всего схему оплаты в период болезни. Здесь существуют следующие правила. При 6-дневной рабочей неделе работник имеет право на компенсацию, как минимум, за 18 дней болезни в год. При 5-дневке - за 15 дней. Если работник не болел вовсе или болел меньше разрешенных 18 или 15 дней, то неиспользованные дни накапливаются, и в следующем году он сможет проболеть больше. Скопить можно до 90 оплачиваемых дней, по закону это - максимум. Однако коллективные или индивидуальные трудовые соглашения могут повысить данный предел, а также обязать работодателя отчислять оплату больничного листа на специальный счет в пенсионной кассе.

То же - и с суммой оплаты. По закону, первый день болезни не оплачивается вовсе. За второй и за третий дни работник получает 37,5% от своего дневного заработка. Начиная с четвертого дня, - по 75% от дневного заработка. Это - минимум. Однако в коллективном или индивидуальном договоре может быть предусмотрена и более высокая оплата. Скажем, государственные служащие получают 100%-ую оплату, начиная уже с первого дня болезни.

В понятие дневного заработка входят: основная зарплата, оплата постоянных сверхурочных часов работы и другие постоянные надбавки. Возврат транспортных расходов, оплата содержания автомобили или телефонных разговоров в это понятие не входят.

Теперь разберемся в том, что происходит при производственной травме работника, когда требуется период реабилитации. Во-первых, в этом случае пострадавший, пройдя определенное медицинское освидетельствование, будет в течение 90 дней получать от Службы национального страхования по 75% от своего дневного заработка. То есть заработок "брутто" за последние 3 месяца перед аварией, поделенный на 90. Если срок потери трудоспособности не превышает 12 дней, то за первые два дня пособие не выплачивается. Если после 90 дней человек не в состоянии вернуться к работе, то он вправе претендовать на инвалидность и соответствующее пособие. Во-вторых, при необходимости профессиональной реабилитации или переквалификации Служба национального страхования консультирует, выделяет необходимое пособие, оплачивает учебу и транспортные расходы. Пострадавшим в результате терактов выделяется особая помощь. Например, - от еврейского агентства "Сохнут".

Следует отметить, что в последние годы государство вынуждено ужесточать принятые нормы компенсации. Скажем, 90-дневный срок государственный оплаты временной нетрудоспособности при производственной травме установлен лишь с 1-го марта 2002 года. Ранее Служба национального страхования оплачивала 180 дней.

Кроме того, согласно закону об антикризисной программе, с 1 июля 2002 года соответствующие пособия снижены на 4%. Это связано с тяжелым экономическим положением страны, три года фактически находящейся в состоянии войны...

Сергей Сенинский: Александр Гольд, наш корреспондент в Тель-Авиве.

И завершит тему сюжет из Соединенных Штатов. Наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов обратился к Фрэнку Скэнлэну, сотруднику расположенной в штате Виржиния общественной организации Society for Human Resources Management, что можно перевести и как "Общество по изучению проблем управления персоналом".

Фрэнк Скэнлэн: Если речь идет лишь о недомогании на пару дней, то все решает каждая компания или предприятие, исходя из собственных возможностей. Федеральных законов на этот счет просто не существует.

Если же говорить о более продолжительной болезни, то в силу вступает закон об отпуске по болезни работника или членов его семьи. Этот закон гарантирует до 12 недель неоплачиваемого отпуска. Но на этот срок за вами сохраняется ваше рабочее место.

Владимир Морозов: То есть закон лишь сохраняет за человеком право вернуться на свое рабочее место. А как много американских компаний и предприятий оплачивают больничные листы своим работникам?

Фрэнк Скэнлэн: 82% всех существующих в США компаний в тех или иных размерах оплачивают больничные листы. В наиболее богатых и щедрых организациях - 10 и даже 15 дней в году, в тех, что победнее, - меньше. Но неиспользованные дни можно накапливать.

Владимир Морозов: Мистер Скэнлэн, выходит, что работающие на разных предприятиях находятся в разном положении?

Фрэнк Скэнлэн: Да, это так. В США только 75% всех компаний и предприятий малого и среднего бизнеса - где заняты от одного 1 до 99 наемных работников - оплачивают им больничные листы.

Из предприятий, где более 100 сотрудников, больничные листы оплачивают 86%.

Бизнес может быть и небольшой закусочной, где вместе с хозяином заняты всего 3 человека. И они, не исключено, едва сводят концы с концами - тут уж не до больничных.

Но это вовсе не значит, что, заболев, человек может остаться почти без средств к существованию. Чтобы компенсировать своим работникам потерю зарплаты, большинство американских компаний и организаций покупают для своих сотрудников специальные страховки - на случаи временной потери трудоспособности. Эти-то страховки и компенсируют заболевшему человеку - полностью или частично - его обычный заработок. Как и оплачиваемые больничные дни, такого рода страховки имеют 82% всех американских компаний и организаций.

Владимир Морозов: Как понимать, что неиспользованные больничные дни можно накапливать? Мой второй собеседник - Боб Хауп, представитель нью-йоркского профсоюза учителей.

Боб Хауп: Каждый год, согласно нашим правилам, учитель в Нью-Йорке может использовать до 10 больничных дней, которые ему оплатят полностью. Если вы отсутствуете более 3 дней подряд, то необходимо представить справку от врача.

Однако если вы не использовали эти "полагающиеся" вам каждый год 10 больничных дней, то их можно накапливать впрок - но не более 200 дней. Одна моя пожилая коллега совсем недавно - в ноябре прошлого года - перенесла серьезную операцию на желудке. Она не сможет работать еще несколько месяцев. Но к моменту операции она накопила целых 160 неиспользованных больничных дней, которыми теперь и воспользуется. Другими словами, она может не выходить на работу в школе чуть ли не 8 месяцев подряд, но при этом получать свою обычную зарплату.

Владимир Морозов: Мистер Хауп, а если - наоборот, человек уже использовал все свои "больничные дни", а на работу выйти все еще не может?

Боб Хауп: Тогда вы можете авансом использовать те дни, которые вам положены в последующие два года. Но если болезнь серьезная и даже этого мало, то, например, наш профсоюз учителей Нью-Йорка будет платить своему участнику полную зарплату в течение 3 месяцев. Далее - надо уже оформлять инвалидность.

Причем, если приведшие к инвалидности болезнь или травма были получены учителем на работе, то он будет получать 80% своей зарплаты всю оставшуюся жизнь. Если - не на работе, то оплата ниже. В обоих случаях эти пособия выплачиваю власти города Нью-Йорка, которые и платил зарплату учителю.

Владимир Морозов: А, кстати, как много ли платит Нью-Йорк учителям своих школ?

Боб Хауп: Стартовая зарплата учителя обычной школы в Нью-Йорке - 40 тысяч долларов в год. А максимальная - при стаже работы более 30 лет - 81 тысяча долларов.

Владимир Морозов: Это был Боб Хауп, представитель профсоюза учителей школ Нью-Йорка.

Сергей Сенинский: Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке. Этим сюжетом мы завершаем разговор в рубрике "Панорама".

"Одна неделя года", о некоторых событиях в мировой экономике, которыми, прежде всего, и запомнится уходящая неделя...

"Одна неделя года".

Александра Финкельштейн: Обе политических партии США представили на этой неделе свои предложения, как стимулировать рост американской экономики.

Ключевой пункт плана республиканской партии - отмена налога на дивиденды по акциям, который платят частные акционеры. Ими являются сегодня более половины всех американских семей. Среди других предложений администрации президента Буша - ввести пониженные ставки подоходного налога уже с 1 января наступившего года, а не в 2004, как планировалось ранее. Для малого и среднего бизнеса предлагается втрое увеличить суммы необлагаемых налогом затрат на собственное развитие.

Ключевой пункт предложений демократической партии США - сокращение общей суммы, которую каждый работающий выплачивает в виде подоходного налога. Кроме того - предоставление дополнительных средств американским штатам на строительство автомобильных дорог, обеспечение внутренней безопасности, финансирование здравоохранения и программ сокращения безработицы.

Одно из главных опасений экспертов с обеих сторон - сокращение налоговых поступлений еще более увеличит бюджетный дефицит США. Пока его объем - в 3-4 раза меньше максимальных значений за последние 20 лет - в 1983 и 1992 годах, то есть на выходе американской экономики из очередной рецессии.

Ярослав Шимов: Сразу о двух объединениях в сталелитейной промышленности США было объявлено на этой неделе. Две из крупнейших компаний заявили, что готовы купить обанкротившихся конкурентов поменьше. За последние 5 лет в США обанкротились 30 металлургических компаний. Одна из главных причин - масштабные социальные обязательства перед своими работниками, которые эти компании оказались не в состоянии выполнить. Цены на сталь падали, а сократить затраты на её производство компаниям не позволяли, в том числе, условия коллективных соглашений.

Поэтому теперь компании-покупатели - на переговорах с отраслевыми профсоюзами - ставят одним из условий покупки компании-банкрота возможность значительного сокращения как общей численности занятых - на 30-40%, так и былых социальных гарантий и обязательств. Если в итоге объявленные сделки состоятся, они могут стать моделью дальнейшей реструктуризации отрасли.

Александра Финкельштейн: В Японии на этой неделе объявили о планах объединения в фотоиндустрии. В единый холдинг намерены войти компании Konica - третий в мире производитель фотопленки, и компания Minolta, один из ведущих в мире производителей фотокамер.

Однако предстоящее объединение в первую очередь связано отнюдь не с производством фотопленки или фотокамер. Цель обеих компаний - объединить усилия в производстве прежде всего копировальной и цифровой техники. Сегодня это - самый прибыльный сегмент рынка для ведущих японских электронных компаний. Уже сейчас доходы и Konica, и Minоlta от этого бизнеса намного превышают доходы от продажи фотопленки или зеркальных камер. Но даже после объединения, объемы их продаж копировальной техники составят лишь одну треть от продаж лидера этого рынка - компании Canon, и две трети - от продаж компании Ricoh, занимающей второе место.

Ярослав Шимов: В Германии на этой неделе стало известно о предстоящей продаже иностранным владельцам одного из символов послевоенного экономического возрождения страны. Компания Grundig, крупнейший в Германии и второй в Европе производитель бытовой электроники (после голландской Phillips) будет продана тайваньской компании Sampo. Предстоящая сделка спасает Grundig (некогда - ведущего в Европе производителя радиоприемников) от банкротства. Оно стало неминуемым после того, как банки отказали недавно в новых кредитах.

Компания Sampo, которая купит почти весь пакет акций Grundig, была основана на Тайване еще в 1936 году и теперь является одним из ведущих в регионе производителей бытовой техники. Sampo намерена использовать торговую сеть немецкой компании для расширения своего присутствия в Европе, а также сохранить марку Grundig для многих моделей телевизоров, стиральных машин и холодильников.

На заводах Grundig в Германии сегодня работают примерно 2 тысячи человек. На двух заводах Sampo на Тайване - одна тысяча 400. Еще два завода Sampo находятся в Китае.

Сергей Сенинский: "Одна неделя года" - о некоторых событиях этой недели...

И в завершение программы - новый выпуск рубрики "Меняющийся мир".

"Меняющийся мир: страны и рынки".

Ирина Лагунина: Британская газета Times пишет о так называемых "проблемных" кредитах - как угрозе для банковской системы Китая.

"Когда предприниматель Лэрри Лонг приходит в местный банк, он сталкивается именно с тем, что многие считают едва ли не основной угрозой для коммунистического руководства Китая. Недавно бизнесмен хотел снять 8 тысяч фунтов (примерно 13 тысяч долларов) со своего счета в пекинском отделении банка Everbright. Однако банковский клерк предупредил, что клиент не может снять больше 1300 долларов. Этот крупнейший и наполовину приватизированный китайский банк - неожиданно и не предупредив клиентов - ввел новые правила: в течение месяца снять со счета можно не более 10% вклада. Господина Лонга это возмутило, но - не удивило.

Уже не первый месяц ходят слухи о том, что Китай - на грани финансового кризиса. И ограничения на снятие денег со счетов, вводимые некоторыми банками, подтверждают наихудшие опасения. По мнению ряда экспертов, китайскому "экономическому чуду" угрожает кризис, аналогичный поразившему пять лет назад страны Южной Азии. Банк Everbright, тем временем, уже сократил ежемесячный лимит на снятие денег со счетов до 5% общей суммы вклада. Четыре крупнейших китайских государственных банка пока держатся, но у некоторых получастных просто нет денег для вкладчиков. А хуже всего то, что в такой ситуации им крайне трудно будет привлекать новых клиентов.

Причина - "проблемные" кредиты, доля которых в банковской системе Китая, не исключено, превышает даже их долю в Японии, что является сегодня одной из главных проблем японской экономики. Во время экономического "бума" последнего десятилетия китайские банки выдавали кредиты без особых вопросов к тем, кто за ними обращался. Или за взятки, или по прямому требованию чиновников банкиры зачастую финансировали не самые реальные проекты, а порой и просто мошеннические.

Те из проектов, которые "удались", привели к подъему китайской экономики, но многие - потерпели крах. По экспертным оценкам, от 30 до 50% всех выданных китайскими банками кредитов можно списывать. Аналитики международного агентства Standard&Poor's полагают, что общая сумма потерянных таким образом денег - около 500 миллиардов долларов, то есть 43% объема ВВП Китая за год.

Более того, из-за финансовых проблем в затруднительном положении оказываются местные власти в регионах Китая. По последним сообщениям китайских газет, в некоторых городах муниципальные власти начали брать деньги в кредит у криминальных структур, так как своих средств на неотложные расходы у них нет. "Если уж правительственным чиновникам приходится просить деньги у бандитов, это значит, что финансовая политика Китая рушится", - говорит один из экспертов.

Сочетание растущей безработицы, банкротства местных властей и неплатежеспособности банков наводит на опасения, что финансовая катастрофа может стать катализатором и политических потрясений", - пишет британская газета Times.

Иван Толстой: "Тяжелые времена для сахарной промышленности Кубы", - статья в американской газете Christian Science Monitor.

"По крайней мере, 70 из 156 кубинских сахарных заводов уже закрылись, около 100 тысяч рабочих уволены в рамках программы реформы отрасли, являвшейся еще недавно основой экономики коммунистического острова.

Текущая ситуация лишь подчеркивает трудности, которые еще впереди. Например, сахарная ферма "Гранма" - коммуна, названная так в честь яхты, на которой в 1956 году на Кубе высадились революционеры во главе с Фиделем Кастро. Из поколения в поколение здесь выращивали тростник и возделывали из него сахар. Работникам разрешалось использовать принадлежащие коммуне грузовики и поезда даже в личных целях. Получаемых ими продуктов хватало на целые семьи. Производители сахара, особенно в первые годы правления Фиделя Кастро, считались на Кубе национальными героями.

Сегодня, когда заводы закрыты, а плантации сахарного тростника заброшены, обитатели коммуны чувствуют себя забытыми. Правительство прекратило снабжать их продуктами и товарами, принадлежавшие коммуне поезда и грузовики вышли из строя, а работники - оказались на обочине. "Здесь, в коммуне, вся жизнь крутилась всегда вокруг сахара. Теперь 10 тысяч человек, напрямую от него зависевших, оказались в безнадежном положении, и то же самое можно сказать о десятках других сахарных коммун по всей Кубе", - говорит местный диссидент.

Фидель Кастро пообещал потерявшим работу людям новые рабочие места или направить их в школы переквалификации, но многие здесь не слишком верят подобным обещаниям. "В этих новых школах учитель - не более чем просто самый образованный человек в коммуне, и обидно видеть, как опытные, талантливые рабочие прозябают, ожидая дальнейших приказов начальства", - говорит оставшийся без работы механик из "Гранмы".

Социальные последствия новой политики кубинских властей в отношении сахарной промышленности пока еще никто не оценивал, но некоторые эксперты уже предсказывают приток бывших рабочих сахарных комбинатов в Гавану и другие города, а также рост преступности. Другие предупреждают о возможных попытках бегства этих людей в США.

Пока Куба - в течение 30 лет - находилась под опекой Советского Союза, кубинский сахар приобретался другими социалистическими странами по завышенным ценам, либо в обмен на нефть и различные товары. Но в начале 90-ых годов - после коллапса СССР - кубинская сахарная промышленность столкнулось с безжалостной конкуренцией мирового рынка. Урожаи тростника сократились за последние 10 лет в два раза. Мировые цены на сахар упали. А на Кубе его себестоимость резко возросла после того, как прекратились поставки дешевой нефти.

Нынешнюю реформу отрасли кубинский Госплан готовил не один год, надеясь дать новый импульс отрасли, ставшей при режиме Фиделя Кастро "священной коровой". Официальные лица утверждают, что в результате реформы общее производство сахара в стране не сократится, однако эксперты - иного мнения.

Новая директива правительства, принятая в июле 2002 года, предусматривает, что на бывших сахарных плантациях будут возделываться другие культуры, чтобы уменьшить зависимость Кубы от импорта продовольствия. Между тем, сами эти земельные участки по-прежнему принадлежат министерству сахарной промышленности. По мнению критиков, правительство просто не в состоянии провести настоящую аграрную реформу. Это означало бы, что крестьяне получили возможность работать на себя, на что режим Кастро не готов ни при каких обстоятельствах.

Сегодня Куба - четвертый в мире экспортер сахара, после Бразилии, Европейского Союза и Таиланда. Однако, эпоха, когда сахарная отрасль была главной опорой всей кубинской экономики, похоже, осталась в прошлом. Основным источником валютных поступлений в страну уже стал туризм. Несмотря на тяжесть социальных проблем, специалисты убеждают, что выгоднее закрывать сахарные комбинаты, чем продолжать производить сахар, неся при этом убытки", - пишет американская газета Christian Science Monitor.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG