Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Microsoft открывает Windows. Российский рынок безалкогольных напитков


- Проекты российских нефтепроводов в Китай и до порта Находка: а хватит ли нефти, если построят оба?
- Microsoft готова приоткрыть исходные коды Windows для правительств многих стран мира.
- Автомобильная компания FIAT - три альтернативных проекта её спасения.
- Рынки и потребители. В этой рубрике сегодня - о российском рынке безалкогольных напитков и соков.
- "Одна неделя года".
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Уже не первый в год в России обсуждаются возможные маршруты новых экспортных нефтепроводов в восточном, а не западном направлении. Недавний визит в Москву премьер-министра Японии, которая выражает заинтересованность в строительстве одного из них, вновь напомнил о предстоящем выборе.

Впрочем, почему именно выборе? Строить ли нефтепровод из Ангарска, что возле Байкала, в северо-восточный Китай (проект, который активно разрабатывает нефтяная компания "Юкос") или тянуть его севернее - примерно вдоль маршрута Байкало-Амурской магистрали, а уже в Хабаровском крае повернуть круто на юг - к порту Находка, что недалеко от Владивостока? А если допустить, что - вдруг - выбор делать не обязательно... что нашлись деньги на строительство обоих нефтепроводов... Тогда - возникает другой вопрос: а хватит ли добываемой в Восточной Сибири нефти, чтобы заполнить обе трубы? С этого вопроса мы начали разговор с экспертами в Москве.

Наш первый собеседник - аналитик финансовой корпорации "НИКойл" Эркин Нусуров:

Эркин Нусуров: Предварительные расчеты говорят: чтобы нефтепровод из Ангарска в Находку был хотя бы минимально прибыльным, нужно, чтобы его пропускная способность была на уровне от одного миллиона баррелей в день.

Но по этому направлению пока ни одна из российских компаний не готова работать. Так как нефтяные резервы в Восточной Сибири еще недостаточно разработаны, и много неподтвержденных запасов. Ну, может быть, кроме запасов "Юкоса". И в настоящее время компании, в основном, концентрируются на Западной Сибири, где добыча более выгодна...

Сергей Сенинский: Тему продолжает аналитик инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский:

Стивен Дашевский: С высокой долей вероятности, думаю, ответ на этот вопрос - нет. В Восточной Сибири недостаточно нефти, чтобы обеспечить полную или адекватную загрузку обоих нефтепроводов. Если сложить предполагаемые мощности нефтепроводов до Находки и в Китай, то мы получаем 80 миллионов тонн потенциальной мощности в год. При том, что на данный момент, как таковой, добычи в Восточной Сибири просто нет. И достичь в течение 5-10 лет уровня добычи в 80 миллионов тонн - практически невозможно.

Для справки можно сказать, что это равнялось бы 20% всей суммарной добычи российской нефти. И, скажем, на нынешний уровень добычи, включая месторождения в Западной Сибири и в Волго-Уральском бассейне, Россия выходила 30-40 лет. Поэтому в долгосрочном плане может быть и возникнет необходимость в двух нефтепроводах, но на ближайшие 10-25 лет одного будет более чем достаточно...

Сергей Сенинский: Другая сторона проблемы. Буквально в тот же день, когда премьер-министр Японии говорил в Москве об интересе своей страны к строительству нефтепровода до Японского моря, его российский коллега - Михаил Касьянов - заявил, что и существующие, и будущие трубопроводы будут по-прежнему принадлежать государству.

Эркин Нусуров: В свете последних событий довольно маловероятно, что появятся частные трубопроводные проекты. И, конечно, это ставит большой вопросительный знак на проекте "Юкоса" и на проекте Мурманского терминала четырех крупных российских нефтяных компаний, о котором было недавно объявлено...

Сергей Сенинский: Мнение - Стивена Дашевского, "АТОН". И, кстати, ведь есть уже пример негосударственного нефтепровода - проложенного по территории России в рамках КТК, Каспийского трубопроводного консорциума:

Стивен Дашевский: Господин Касьянов достаточно четко дал понять, что магистральные нефте- и газопроводы в ближайшем будущем будут оставаться в собственности государства. Похоже, это поставит крест на планах "Юкоса" по строительству собственного нефтепровода, а также на планы четырех компаний построить их собственный нефтепровод до Мурманска.

Пример КТК здесь не совсем правильный, так как КТК - это некий международный консорциум, а сам трубопровод берет начало в другой стране. То есть это такой межгосударственный проект, в рамках которого участвовали и другие компании...

Сергей Сенинский: Частные нефтяные компании и по-прежнему государственные нефтепроводы, в том числе и новые. Какие здесь возможны компромиссы, на ваш взгляд?

Эркин Нусуров:

Эркин Нусуров: Развивать экспортные маршруты для российских компаний - и в интересах правительства. Поэтому, я думаю, будет найден какой-то компромисс между российскими нефтяными компаниями и правительством. Пока еще не ясно, в какой форме.... Это могут быть какие-то совместные проекты с "Транснефтью", или это будет какое-то финансирование от компаний в обмен на будущие льготы по тарифам за прокачку нефти. Я думаю, все равно будет найден какой-то компромисс...

Стивен Дашевский: В теории, главная идея российского правительства - иметь контроль над нефтепроводами. Но это не означает обязательно 100%-ый контроль! Скажем, те нефтяные компании, которые захотят участвовать в строительстве нового нефтепровода, теоретически могут ведь и договориться с правительством о какой-то доле владения. Или о каком-то специальном тарифе, который будет компенсировать инвестиции, которые предпримут компании. Но с точки зрения энергетической безопасности страны на данном этапе, желание российского правительства владеть "хребтом" нефтегазового сектора - логически понятно...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечали в Москве аналитики по нефтегазовому сектору - Стивен Дашевский, инвестиционная группа "АТОН", и Эркин Нусуров, финансовая корпорация "НИКойл".

Корпорация Microsoft, крупнейший в мире производитель программного обеспечения для персональных компьютеров, объявила, что готова открыть правительствам многих стран мира и международным организациям исходные коды своего главного продукта - разных версий операционной системы Windows. Кстати, среди первых, кто уже подписал соглашение с Microsoft, - Россия и НАТО.

В какой мере открываются пользователям коды Windows? Насколько это расширяет возможности вмешательства в операционную систему? Наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов обратился к американским экспертам:

Владимир Морозов: Еще недавно, даже под давлением судебных инстанций, компания Microsoft соглашалась раскрывать лишь малую толику своих технологических секретов. Главный довод - коды операционных систем имеют огромную ценность и являются интеллектуальной собственностью компании. Что же изменилось теперь?

Представитель корпорации Салах Дэндан заявляет, что Microsoft проявляет добрую волю по отношению к правительствам, доверяет им и хочет с ними сотрудничать. Другой представитель Microsoft - Крэйг Мандай - признал: именно правительственные организации, как правило, являются в своих странах крупнейшими покупателями создаваемых корпорацией программных продуктов.

Ну, а как оценивают инициативу Microsoft независимые эксперты? Моя собеседница - Лара Дидио, аналитик расположенной в Бостоне консультационной компании Yankee Group.

Лара Дидио: Это очень интересный шаг, и шаг в правильном направлении. Хотя, конечно, Microsoft раскрывает не весь исходный код, а - в зависимости от типа компьютерных систем - примерно 50-60% его.

Понятно, что инициатива Microsoft в значительной степени продиктована именно коммерческими соображениями, потому что многие правительственные и крупные частные организации все чаще стали использовать теперь открытые системы Linux. А это может уменьшить количество продаваемых Microsoft программных продуктов.

Поэтому корпорация и раскрывает свои коды крупным правительственным организациям - перспективным покупателям, соответствующим определенным стандартам. Например, у такого крупного покупателя должно быть не менее полутора тысяч отдельных пользователей Windows.

Владимир Морозов: Миссис Дидио, а по оценкам вашей компании, насколько серьезным конкурентом главному продукту Microsoft - операционной системе Windows - уже сейчас является операционная система Linux - с открытым кодом?

Лара Дидио: Более 90% всех персональных компьютеров в мире работают с Windows и всего 5-10% - с Linux. Что касается серверов, то там соотношение иное: 50-60% - Windows, 10% - Linux, а оставшуюся часть рынка делят Unix, Apple и еще несколько систем.

Через какое-то время Linux, вероятно, сможет более успешно конкурировать с Microsoft. Но не надо забывать, что ни у одного из дистрибьюторов Linux нет таких ресурсов, какие есть у Microsoft. Это все еще - соотношение Давида и Голиафа.

Владимир Морозов: Насколько расширяются соответствующие возможности организаций, которым Microsoft откроет теперь исходные коды своих операционных систем?

Лара Дидио: По-прежнему нельзя будет что-либо менять в этом коде, но они теперь получат право заглянуть в него, очистить систему от вирусов или что-то подправить. Можно создавать свои собственные программы, которые будут совместимы с операционными системами Microsoft.

Но при этом сам код нельзя модифицировать! Нельзя создавать свою операционную систему на его основе! В переводе на язык автомобилистов, можно сказать так: вам не разрешается менять рисунок протектора на вашей шине, зато вы теперь можете ее залатать, если надо. Но, на мой взгляд, любое раскрытие кода, пусть даже только для борьбы с вирусами и обеспечения безопасности, это - уже хорошо.

Владимир Морозов: Это была Лара Дидио, аналитик расположенной в Бостоне консультационной компании Yankee Group.

Мой второй собеседник, президент базирующейся в Вашингтоне Ассоциации предприятий компьютерной и телекоммуникационной индустрии США Эдвард Блэк, гораздо более скептически оценивает решение Microsoft:

Эдвард Блэк: Это событие имеет гораздо меньшее значение, чем кажется. Если Microsoft частично раскрывает свои коды и разрешает посторонним подправлять свою операционную систему, это признание корпорации в том, что ее продукт - ненадежен. И Microsoft придется еще немало сделать, чтобы переубедить тех пользователей, которые уверены, что операционные системы Microsoft слабоваты с точки зрения обеспечения безопасности и защищенности от внешнего вторжения. А именно так думают сегодня все больше специалистов крупных, солидных организаций, в том числе и правительственных.

Владимир Морозов: Но, мистер Блэк, разве корпорация не сделала лишь то, к чему ее призывали и что заставляли сделать с помощью суда?

Эдвард Блэк: Инициатива Microsoft - это рекламный трюк. Они хотят использовать частичное раскрытие кода для того, чтобы пригласить в свои представительства множество представителей правительств самых разных стран мира. Делается это, якобы, для ознакомления с исходным кодом операционной системы, а на самом деле - тут просто прием умелого продавца.

Но корпорации это сходит с рук. Она хорошо подготовила публику к своему так называемому "неожиданному" шагу. Еще совсем недавно, во время судебного процесса, в ходе которого Microsoft была признана виновной в нарушении антимонопольного законодательства, адвокаты корпорации вздымали руки к небу и твердили, что компания, ну, никак не может раскрыть коды своих операционных систем! Потому что, говорили они, для неё это - святая святых, жемчужина короны, и мы не может никому их показать.

Владимир Морозов: Это был Эдвард Блэк, президент базирующейся в Вашингтоне Ассоциации предприятий компьютерной и телекоммуникационной индустрии США.

Сергей Сенинский: Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

Автомобильное подразделение итальянской промышленной компании FIAT пребывает в глубоком финансовом кризисе. Еще недавно большинство экспертов связывало будущее этого автомобильного производства лишь с продажей его американской компании General Motors. Ей уже принадлежат 20% акций FIAT Auto, и по действующем соглашению, в 2004 году она может купить и оставшиеся 80%.

Однако в последние недели в Италии заговорили и о собственных проектах спасения одного из национальных символов. Их выдвинули известные предприниматели. Об этом рассказывает наш автор в Милане Юрий Мальцев:

Юрий Мальцев: Еще месяц назад ситуация в автомобильном подразделении компании FIAT казалась безнадежной. Выхода из кризиса не было видно. Утвержденный администрацией FIAT план реструктуризации, ни у кого не вызывал энтузиазма: ни у акционеров, ни у профсоюзов, ни у правительства. Акции FIAT на бирже продолжали падать. И вдруг в последние дни положение резко изменилось. У компании объявились спасители...

Сначала появились сообщения о том, что известнейший итальянский менеджер, предприниматель и финансист Роберто Коланнино, который до недавнего времени был президентом и генеральным директором компании Telecom Italia, собирается предложить свой план оздоровления FIAT. Он готов вложить в автомобильный сектор концерна 1 миллиард евро и привлечь инвестиции некоторых швейцарских банкиров. Кроме того, Коланнино намерен представить совету директоров FIAT свой план реорганизации. И если план будет принят, то сам Коланнино, разумеется, намерен занять руководящую должность в административном совете.

Его промышленный план предусматривает коренную перестройку автомобильного подразделения - сокращение убыточных производств, выпуск в рекордные сроки восьми новых моделей автомобилей и реорганизацию всей торговой сети.

Но едва в финансовых и промышленных кругах начали обсуждать эту новую перспективу для FIAT, как появились сообщения о том, что с альтернативным планом оздоровления FIAT выступил другой известный итальянский предприниматель - финансист и глава холдинговой компании Hopa Эмилио Ньютти. Заводы Alfa Romeo, кстати говоря, расположены на земельном участке, который принадлежит именно Ньютти. Акционерами холдинговой компании Нора являются не только крупнейшие итальянские банки, но и - что особенно любопытно - одновременно компания FinInvest семейства Берлускони, нынешнего премьер-министра Италии, и банк Unipol, тесно связанный с партией левых демократов, бывшей коммунистической.

Помимо тесных связей с правительственными кругами и с самим Сильвио Берлускони, у Ньютти есть и другой козырь. Он не претендует, в отличие от Коланнино, на непосредственное участие в административном совете FIAT, а предлагает лишь свое финансовое участие - 500 миллионов евро сразу же и привлечение других заинтересованных кредиторов.

На этой неделе FIAT направил руководителей в США - для переговоров с руководством корпорации General Motors. Дело в том, что одним из условий обоих новых планов реструктуризации Fiat Auto является требование аннулировать действующее ныне соглашение, по которому оставшиеся 80% акций FIAT-Auto с 2004 года могут быть проданы GM.

Но и это еще не все. Буквально в последние дни в Италии появились сообщения о том, что Роберто Аньелли, брат почетного президента FIAT Джованни Анбелли, готов предложить свой собственный альтернативный план оздоровления FIAT, а также увеличить на 500 миллионов евро вложения всего семейства Аньелли, которое владеет сегодня 30% акций всего концерна FIAT. То есть вновь утвердить активную роль семьи в делах компании.

Между тем, курсы акций FIAT на миланской фондовой бирже решительно идут вверх...

Сергей Сенинский: Юрий Мальцев, наш автор в Милане. Можно предположить, что в Нью-Йорке руководители FIAT намерены обсуждать, скорее, собственные планы, а не альтернативные. Например, чтобы General Motors частично финансировала программу реструктуризации итальянской автомобильной компании, разработанную самим её руководством.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 17 января. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Непросто припомнить более трудные времена в новейшей истории медиа-бизнеса и индустрии развлечений, чем нынешние, - после еще недавнего бума. Доходы от рекламы катастрофически упали даже у самых солидных газет и журналов как в США, так и в Европе. Сразу в нескольких крупнейших медиа-компаниях мира в последнее время сменилось руководство. Объемы продаж только музыкальных записей сократились в прошлом году на 9%.

Впрочем, отмечает "Экономист", за всем этим прослеживается резко возросшая требовательность потребителей, которые наоборот, стали тратить на развлечения даже больше, чем раньше. Так почему тогда эта индустрия на спаде?

Во-первых, у потребителей резко расширился выбор. И они теперь меньше тратят на газеты, журналы, книги или компакт-диски, зато гораздо больше - на видеоигры, DVD или платное телевидение.

Вторая причина - "пиратство" в Интернете, от чего особенно страдает индустрия звукозаписи. При этом, однако, она так и не смогла до сих пор предложить эффективную модель платного распространения записей через Интернет.

Но, пожалуй, главная причина проблем индустрии развлечений - явный дефицит по-настоящему качественных продуктов, за которые потребители были бы готовы платить. Увы, серьезные творческие разработки, рассчитанные на длительную перспективу, все чаще приносятся в жертву сиюминутному коммерческому успеху. В разрешении именно этой проблемы - настоящее будущее индустрии развлечений, заключает "Экономист".

Европейская компания Airbus обошла американскую компанию Boeing по выпуску и продажам пассажирских лайнеров. Всего за один год Boeing вынуждена была сократить их производство почти вдвое. Представление концептуально новой модели сверхзвукового пассажирского лайнера Boeing авиакомпании встретили весьма прохладно: сегодня они хотят, чтобы пассажирские самолеты становились дешевле, а не быстрее...

Впрочем, теперь сокращение этого производства уже не столь драматично для американской компании, как оказалось бы еще несколько лет назад. Сегодня более половины своих доходов Boeing получает от военных заказов.

Еще один аспект конкуренции в производстве пассажирских лайнеров. Boeing имеет возможность оперативнее менять количество занятых в нем, чем европейский конкурент. Зато на треть меньший по численности, чем у Boeing, персонал Airbus выпускает сегодня больше лайнеров, чем американская компания. Пусть эта конкурентная схватка продолжается и дальше, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 17 января.

"Рынки и Потребители".

Рынки и потребители. В этой рубрике сегодня - разговор с экспертами о российском рынке безалкогольных напитков и соков, их производителях и покупателях. В программе участвуют - аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Наталья Загвоздина и аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Алексей Кривошапко.

Разные сегменты этого рынка весьма отличаются друг от друга. Мы начнем с рынка овощных и фруктовых соков. Сегодня его почти полностью контролируют российские компании. Крупнейшие среди них - московская "Вимм-Билль-Данн" (наиболее известные ее марки - J-7, Чудо-Ягода или Любимый сад); далее - компания "Мултон" из Санкт-Петербурга (марки Nico или Добрый сок); Лебедянский завод в Липецке (торговые марки "Тонус" и "Фруктовый сад"), и компания "Нидан" из Новосибирска (марка "Чемпион").

На долю этих четырех производителей сегодня приходится не менее 80% всего российского рынка соков. А как менялась структура участников этого рынка в России в течение последних 10 лет? Тему открывает Наталья Загвоздина, "Ренессанс-Капитал":

Наталья Загвоздина: Как и пять, и семь, и десять лет назад на этом рынке доминируют российские производители. А в течение последних пяти лет доля "Вимм-Билль-Данн", которая был первопроходцем и является лидером в производстве упакованных соков, немного сократилась.

С 2000 года появились на этмо рынке еще три крупных российских производителя - компания "Мултон", Лебедянский завод и "Нидан". Причем Лебедянский завод демонстрировал наиболее высокие темпы роста. И сейчас эти четыре производителя, включая "Вимм-Билль-Данн", контролируют, по разным оценкам, от 82% до 90% российского рынка соков. И по нашим оценкам, этот рынок так и останется практически закрытым для западных производителей в будущем...

Сергей Сенинский: Продолжает - Алексей Кривошапко, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа":

Алексей Кривошапко: Еще в 1997 году доля импорта на современном рынке соков достигала в России 23-24% . Соответственно, оставшаяся часть производилась в стране. Но эта часть производилась фактически только одной крупной компанией - тогда это была только "Вимм-Билль-Данн". То есть эти дополнительных три российских игрока выросли всего за последние три года. И практически - из ниоткуда, с нуля. Это - только их талант, способность изменяться...

А доля импорта за последние годы серьезно сократилась. Еще в 1998 году она уже составляла 20%. Тогда это были соки из Венгрии, Чехии, Германии и Австрии. А в 2002 году доля импорта составила всего 6-7%. Да и то, из этих 7% на Молдову и Украину приходится 4%...

Сергей Сенинский: Сколько в среднем выпивается сегодня соков в течение года в России на душу населения - по сравнению с некоторыми другими странами?

Наталья Загвоздина:

Наталья Загвоздина: Вспомним, раньше ведь соки никогда не были "естественным" компонентом ежедневного рациона питания в России. И только с появлением компании "Вимм-Билль-Данн" в стране возникла, если хотите, своеобразная "мода" на соки.

Но даже сейчас, несмотря на это, среднедушевое потребление соков в целом по всей стране остается на очень низком уровне. Это всего 5 литров в год на человека. Эти данные резко отличаются, например, от московских показателей, где потребляется 9 литров в год на одного человека. Не говоря уже о Европе, где среднедушевое потребление составляет 20-25 литров в год на душу населения...

Алексей Кривошапко: В принципе, в абсолютном выражении, соков в России пили раньше достаточно много. В 1990 году, например, потребление составило чуть меньше 10 литров в год на человека. И из этих десяти литров очень большая часть приходилась на яблочный и томатный соки. Причем сок был непастеризованный и хранился максимум 20 дней. Помните, были такие большие стеклянные банки...

Как это сравнивается с другими странами? В принципе, мы считаем, что сравнивать литры - не совсем правильно. Потому что в разных странах зарабатывают по-разному. И мы обычно сравниваем в долларах. В долларах мы, в России, потребляем соков примерно сопоставимо нашим доходам. А если говорить о "литрах", то в Германии в прошлом году было "выпито" 60 литров сока на человека в год, а мы выпиваем десять. В Италии выпивается 20 литров. В Испании - 25 литров. То есть в литрах мы недопотребляем, а в "деньгах" мы пьем соков столько, сколько и должны были бы их пить.

Сергей Сенинский: Сколь помнится, во времена СССР практически все продававшиеся в России соки были свежеотжатыми. Сегодня же - обратная ситуация: почти все соки делаются из привозных концентратов...

Наталья Загвоздина: Да, раньше практически все производимые в России соки были свежеотжатые. Но при этом они не были абсолютно подготовлены для длительного хранения. А сейчас, действительно, львиная доля всех производимых в стране соков делается из концентратов.

Нужно еще иметь в виду, что раньше в России практически не продавались манговые, апельсиновые и какие-то другие экзотические соки. Просто потому, что эти фрукты не производятся в стране. И, понятно, что такой крупный производитель, как "Вимм-Билль-Данн", как бы приобщил российских потребителей к более экзотическим сокам. А эти соки в России и могут производиться только из концентратов.

Алексей Кривошапко: В принципе, "причиной" свежеотжатых соков являлось тогда дешевое сырье, которое прямо на консервных заводах отжимали, немного пастеризовали - конечно, не так, как сейчас. Но - тоже нагревали и держали при 60-70 градусах довольно долгое время. И из соков практически полностью выпаривались витамины. То есть тогда сама технология пастеризации была гораздо менее "продвинутой", чем сейчас. И были только два местных вкуса соков...

Сергей Сенинский: Скажите, из каких стран в Россию в основном привозят концентраты соков? Что они собой представляют и как, собственно, из них потом получается готовый продукт, который и продается в магазинах?

Наталья Загвоздина:

Наталья Загвоздина: Концентраты практически всех фруктов, которые используются в изготовление всех соков и даже йогуртов, закупаются на биржах, которые расположены, в большинстве своем, в Голландии. Поэтому все производители - будь то Coca-Cola, которая разливает апельсиновый сок в России, или российские производители - идут по одному и тому же пути. Они покупают концентрат - он бывает в жидком состоянии, а иногда, если он более низкого качества, то в порошковом состоянии - и ввозят в Россию.

Алексей Кривошапко: Скажем, апельсины собираются во Флориде. Далее, чтобы не везти "воду" через океан, выжимка из этих апельсинов определенным образом выпаривается. Остается такая взвесь: витамины в чистом виде, немного воды и мякоть. Это все загоняется в такие 50-литровые бочки, которые в танкерах и перевозят через океан.

А уже на месте все это разбавляется ключевой водой. И по консистенции этот продукт ничем уже не отличается от, того, что было первоначально отжато из фруктов во Флориде. Эту технологию разработали в 50-60-ых годах, и она сейчас является в мире самой распространенной. В России по ней производится 96-98% всего сока.

Наталья Загвоздина: Процесс приготовления сока, по большей части, состоит из простого смешивания концентрата с водой. Иногда добавляют еще витамины и минеральные элементы, иногда сахар. Но главный вопрос в том, какого качества концентрат был куплен? Именно это определяет ценовое положение готового сока - среднее или "премиальное". Это же определяет и его вкусовые качества.

Сергей Сенинский: А чем тогда то, что называется "натуральным соком", отличается от того, что называется "нектаром" того же фрукта или овоща?

Наталья Загвоздина: Соки и нектары прежде всего отличаются содержанием в них натурального сока. Есть для этого определенные стандарты. Если добавляются какие-то побочные вещества, в том числе сахар, сиропы или иные жидкости, то это уже не сок, а нектар. В нектарах содержится только 5% собственно сока.

Сергей Сенинский: Не так давно довелось читать в одной из тематических статей, что в Европе более 80% всех продаж соков приходится всего на три их типа - апельсиновый, яблочный и томатный. А какие существуют примерные оценки видовой структуры продаж соков в России?

Наталья Загвоздина: В смысле структуры потребления соков Россия не отличается особо от Европы. Действительно, наиболее популярный сок, по нашим оценкам, - апельсиновый. На втором месте и третьем месте - яблочный и томатный соки. Иногда еще грейпфрутовый или другие экзотические соки делят второе и третье места.

Но интересно, что в России потребление томатного сока на душу населения даже выше, чем в Европе. В Северной Америке около 90% потребления приходится только на один сок - апельсиновый..

Алексей Кривошапко: "Лидирующие" вкусы в России, по нашим оценкам, - яблоко (около 20%), далее, как ни странно, идет абрикос (около 10%) и апельсин (тоже 10%). Остальные вкусы - это около 5% или меньше. Ну, и около 40% - это всевозможные смешанные вкусы...

Сергей Сенинский: Обратимся к типам упаковки соков. Весьма распространено мнение, что соки, которые подешевле, те - в пакетах, а которые подороже, - в стеклянных банках. Действительно ли существует такая зависимость?

Наталья Загвоздина: На мой взгляд, неверно делить упаковку сока по его премиальности. Что будто бы более дорогие сорта разливаются в бутылки, а более дешевые сорта - в пакеты.

На самом деле разница возникает тогда, когда нужно транспортировать соки на большие расстояния. Стеклянная тара не может обеспечить настолько же длительного и безупречного хранения, как это возможно в пакетах. А Россия - большая страна. И если какой-то крупный производитель делает все соки в одном месте, а потом их надо транспортировать, то, безусловно, дешевле и легче транспортировать коробки, чем стеклянные бутылки. И я думаю, именно поэтому в России около 90% всех соков продается в пакетах.

Алексей Кривошапко: В общем-то обычный свет плохо действует на любую пастеризованную жидкость. Поэтому любой тип упаковки, который включает в себя защиту от света, является, по определению, более предпочтительным для того, чтобы сохранить вкусовые качества продукта.

Из этого делается нехитрый вывод: тот сок, что находится долго в стекле и подвергся воздействию солнечных лучей, он уже модифицирован. И вкус, и "витамины" немного меняются, причем - не в лучшую сторону.

Другими словами, сок в картонных пакетах, с точки зрения вкусовых качеств, ничуть не хуже, а возможно - даже лучше, чем сок в пластике или стекле... именно по только что названной причине...

Сергей Сенинский: Если вернуться к самому производству соков в России. Более половины всех его мощностей находятся в Москве. Почти все остальные - всего в трех-четырех регионах. Чем, на ваш взгляд, можно объяснить столь неравномерное распределение этого производства по территории страны?

Наталья Загвоздина: На мой взгляд, неравномерность производства соков по стране, которая в принципе сконцентрирована в Центрально-европейской части России, просто связана с историческими причинами. Например, почему около половины всех соков в России производится в Москве? Просто потому, что крупный Лианозовский молочный комбинат расположен именно в Москве. А именно на этом комбинате компания "Вимм-Билль-Данн" 10 лет назад разместила свою первую свою линию по производству соков, и именно там находится базовая линия компании в настоящее время.

То же - с Лебедянским заводом в Липецке. Ну, вот просто там его когда-то построили. И переносить такое производство куда-то просто не имеет смысла. И доставка продукции в другие регионы наиболее удобна и наиболее эффективна в данный момент из Центральной части России...

Алексей Кривошапко: В целом, можно сказать, что производство соков в России никак не связано сегодня, за исключением всего одной компании, с сырьевой базой. А связано размещение производства с тем, что в каком-то месте когда-то нашлись люди, которые захотели продавать соки, и у них было определенное место, где они могли их производить.

Прекрасный пример - компания "Вимм-Билль-Данн", которая возникла в Москве. И сейчас у нее 80% продаж и производства соков сосредоточено именно в Москве. Другая причина: Москва - это 36-40% всего потребительского рынка России.

Второй пример - компания "Мутон". Эта вторая по величине компания на рынке соков исторически родом из Санкт-Петербурга. Центр производства у этой компании в Питере.

Компания "Нидан" - из Новосибирска. У нее, соответственно, центр производства - Новосибирск.

И единственная компания, которая возникла на базе бывшего консервного завода, а не была создана "с нуля" - Лебедянский консервный завод. Он находится в Липецке, где достаточно широкая сырьевая база по яблокам.

Сергей Сенинский: В завершении разговора о рынке соков - еще один вопрос. Сколь вероятно, на ваш взгляд, в обозримом будущем расширение производства соков в России из собственного сырья?

Наталья Загвоздина: Безусловно, все российские производители были бы заинтересованы в том, чтобы закупать сырья у производителей в России, поскольку это снизит их издержки. Но как бы то ни было, большого шага вперед здесь ожидать не приходится.

Если мы говорим об обыкновенных, более привычных для нас соках - яблочном, виноградном или томатном, то состояние сельского хозяйства в России и бывших республиках СССР сейчас такое, что качество поставляемой продукции для изготовления соков не удовлетворяет их производителей. Причем как местных, так и западных. Если российские производители и хотели бы сейчас производить соки - скажем, виноградный, яблочный и томатный - из более дешевого местного сырья, то просто его качество не позволяет этого делать.

Алексей Кривошапко: Понятно, что о сырьевой базе можно говорить только в рамках двух вкусов - яблоко и помидор. Так как они произрастают в России. Но как-никак это - около 25% всех продаваемых соков. И весь вопрос - экономический.

По совершенно разным причинам, не зависящим от российского сельского хозяйства, в таких странах, как Польша или Китай, яблоки иногда бывают дешевле, чем у нас. И концентрат из яблок за тонну получается дешевле, чем у нас. Так зачем же покупать у нас, если те, другие делают дешевле?

С томатами ситуация еще более сложная. В основном, томатная паста в России не всегда более дешевая. И даже из Турции она будет дешевле, чем, например, из Казахстана или самой России.

То есть экономика сельского хозяйства России не позволяет иметь конкурентные цены на концентрат - ни по яблоку, ни по томатам. И единственное, что может изменить существующее положение, так это желание самих производителей соков сокращать свои издержки и начать для этого инвестировать на месте в технологии, семена, оборудование и прочее. Это уже начинается, но первые результаты будут не через год-два, а лет через пять...

Сергей Сенинский: От рынка соков - к рынку минеральной воды и безалкогольных напитков. Начнем вновь с того, как менялась структура его участников в последние годы?

Наталья Загвоздина: Если мы вспомним российский рынок минеральной воды 10 лет назад, то у нас были именно минеральные воды. "Боржоми", "Ессентуки" и прочее - это была минеральная или, вернее, минерализованная вода. В продаже практически не было питьевой воды. Это не было модно, популярно.

Когда эта мода пришла с Запада, и укоренилось мнение о том, что пить очищенную воду - полезно для здоровья, то, как ни странно, этот рынок быстрее завоевали западные же производители.

Сергей Сенинский: И кто сегодня лидирует на этом рынке?

Наталья Загвоздина: Сейчас на этом рынке в России являются лидерами компании Coca-Cola и Pepsi-Cola. У Pepsi-Cola даже большая доля на рынке - порядка 20%. Наиболее покупаемая питьевая вода это - "Aqua Minerale". Далее следует Coca-Cola и ее брэнд "BonAqua". И только потом - "Святой Источник", который является самым развитым и самым успешным национальным брэндом. Но он недавно был приобретен швейцарской компанией Nestle, то есть ее подразделением, которое производит напитки. И теперь мы уже не можем сказать, что есть хотя бы один крупный российский производитель питьевой воды.

А из минеральных вод - "Боржоми" все еще присутствует на рынке. И позиции "Боржоми" именно в этом сегменте - минерализованных вод - достаточно сильны.

Алексей Кривошапко: Следует иметь в виду, что Pepsi-Cola, например, присутствует в России уже 25 лет. Coca-Cola - уже больше 20 лет. То есть свое присутствие здесь они "застолбили" достаточно давно. Общая доля этих двух гигантов на российском рынке достигала в 1997 году 40%. Остальное приходилось на долю небольших местных производителей с максимальной долей рынка у каждого не более 2%.

После кризиса 1998 года общая доля двух ведущих компаний сократилась до 27%. Ведь цены на ввозимые концентрат и полиэтиленовую упаковку номинируются в долларах... И поэтому их доля в 1999 году достигла своего минимума - около 27%. Но на данный момент совместная доля этих компаний уже вновь превышает 40%.

Сергей Сенинский: А если говорить о ведущих производителях безалкогольных напитков в России.

Наталья Загвоздина: Рынок безалкогольных напитков сейчас выглядит примерно также, как и рынок питьевой воды. Доминируют Coca-Cola и Pepsi-Cola с основными своими брэндами. На рынке присутствуют также российские некрупные производители. Но их рынок, скорее, - низкий ценовой сегмент.

В России у Coca-Cola - несколько десятков заводов, которые расположены по всей стране, от Калининграда до Владивостока. И компания очень уверенно себя чувствует на рынке. Единственный конкурент для Coca-Cola в России - это лишь Pepsi-Cola.

Сергей Сенинский: Давайте вспомним, кому из лидеров рынка какие наиболее известные торговые марки принадлежат?

Наталья Загвоздина: Coca-Cola владеет тремя наиболее популярными брэндами - Coca-Cola, Sprite и Fanta. А Pepsi-Cola владеет собственно самой Pepsi-Cola, 7Up и Mеrinda.

Сергей Сенинский: Какие существуют экспертные оценки объемов поддельной продукции в этом сегменте?

Алексей Кривошапко: Все дело в том, что, поскольку рынок очень конкурентный и региональный, нет большого смысла производить поддельную продукцию известных брэндов. Для того, чтобы произвести продукт, похожий, например, на Aqua Minerale, потребуется вложить немалые деньги в упаковочное оборудование, чтобы просто повторить форму бутылки и изображение на ней. Упаковка тоже ведь стоит немалых денег. И если это все посчитать, то можно увидеть, что экономического смысла в этом - немного. К тому же подделку очень просто отличить от оригинала.

Так вот, по данным самих компаний, в начале и середине 90-х годов, когда форма и бутылки, и упаковки была относительно простой, производились некоторые подделки. Но сейчас этого уже практически нет. И связано это как с усилиями самих производителей, направленных на защиту своей продукции, так и достаточно высокой стоимостью оборудования для того, чтобы ее просто повторить.

Сергей Сенинский: Спасибо обоим нашим собеседникам в Москве. Напомню, это были - Наталья Загвоздина, аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", и Алексей Кривошапко, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа". О российском рынке безалкогольных напитков и соков мы вели разговор в рубрике "Рынки и потребители".

"Одна неделя Года".

Елена Коломийченко: Новая британо-российская компания станет шестым в мире производителем алюминия...

Британская инвестиционная компания Fleming и российская "СУАЛ" (Сибирско-Уральская алюминиевая компания) создают новый металлургический холдинг с активами более чем на 2 миллиарда долларов. Доля в нем британской компании составит 23%.

В отличие от нефтяных компаний России, которые - для привлечения новых инвестиций - предпочли недавно раскрыть большую часть информации о своих акционерах и финансовых операциях, производство алюминия по-прежнему остается одной из самых "непрозрачных" отраслей.

Новой, британо-российской, компанией, которая сохранит название "СУАЛ", будет руководить западный менеджер.

Ярослав Шимов: Компания Microsoft объявила, что раскроет коды своих операционных систем - для правительств и международных организаций...

Речь идет об исходных кодах различных версий операционной системы Windows - главном источнике доходов компании. Коды, однако, лишь приоткроют - по оценкам экспертов, примерно на 50-60%. И - лишь для самых крупных организаций, насчитывающих не менее полутора тысяч отдельных пользователей. Частичное раскрытие кода Windows не позволяет вносить изменения в саму систему, но расширяет возможности как её защиты от взлома, так и создания собственных компьютерных программ, которые будут с ней совместимы.

Впрочем, инициативу Microsoft называют и обычным маркетинговым ходом. По данным самой компании, в большинстве стран мира именно правительства являются крупнейшими покупателями программного обеспечения для компьютеров. Некоторые из них, в том числе Германии и Китая, не исключают, что уже в ближайшем будущем предпочтут прямых конкурентов Windows - операционные системы с полностью открытым кодом.

Елена Коломийченко: Аргентина приняла условия Международного валютного фонда...

Теперь МВФ уже в ближайшем будущем может возобновить кредитование Аргентины, полностью остановленное в декабре 2001 года. Тогда за этим последовал крупнейший в мировой экономике дефолт государства по своему внешнему долгу. Его общая сумма превышала 140 миллиардов долларов. Среди условий возобновления кредитов - профицит госбюджета 2003 года в 2,5% ВВП и экономический рост в 2-3%.

Новые кредиты помогут Аргентине, в первую очередь, обслуживать прежние долги. Правительство отказывалось использовать для этого свои резервы до тех пор, пока оно не получит от международных кредиторов твердых гарантий возобновления финансовой помощи.

Ярослав Шимов: Автомобили Volkswagen, чтобы они стали дешевле, будут собирать, за меньшую плату, бывшие безработные...

Полтора года назад руководство Volkswagen поставило профсоюзы перед жестким выбором: или 5 тысяч новых рабочих мест будут созданы в Германии, но - на условиях меньшей оплаты, или компания построит новый завод за рубежом, где труд намного дешевле.

Выбрали первое. Теперь всем этим вновь нанимаемым будут платить одинаково и - без дополнительных пособий и льгот, как на других немецких заводах Volkswagen. Профсоюзы настояли, чтобы этими вновь нанятыми становились бы только те, кто какое-то время уже были без работы.

На таких условиях к маю этого года будут наняты 3,5 тысячи человек для производства на головном заводе Volkswagen в Вольфсбурге новой модели - минивэна Touran, официально представленной публике в минувший понедельник. А в 2005 году - еще 1,5 тысячи человек на заводе в Ганновере, где начнут выпускать новую модель, ориентированную на рынок США.

XS
SM
MD
LG