Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Платная" национализация. Рынок сотовой телефонной связи в России




- Реформа электроэнергетики прошла третье чтение.
- Почему государство выкупает у частной структуры пакет акций ведущего производителя двигателей для пассажирских авиалайнеров?
- Рынки и потребители. В этой рубрике сегодня - об услугах сотовой телефонной связи в России: компании, тарифы, регионы...
- О некоторых событиях последних дней в международной экономике - в рубрике "Одна неделя года".


Сергей Сенинский:

Проекты реформы российской электроэнергетики - только что одобрены Государственной Думой в третьем чтении. Наш разговор сегодня - о том, каких именно существенных перемен можно ожидать не когда-то в перспективе, а в ближайшее время. Если таковые вообще предусматриваются и если исходить из того, что законопроекты и станут законами в их нынешнем виде. Вместе с экспертом в Москве попробуем разобраться лишь в основных положениях планов реформирования отрасли.

Напомню, они в принципе предусматривают разделение единой ныне компании РАО "ЕЭС России" на сектор производства электроэнергии, в котором будут конкурировать приватизированные компании; сектор передачи электроэнергии, который останется под контролем государства; и сектор сбыта электроэнергии, где, по планам, также предполагается формирование конкурентной среды. Под её влиянием и будут формироваться в будущем тарифы на электроэнергию. Но все это - в перспективе. А каких перемен можно ожидать в ближайшие год-два? Наш собеседник в Москве - аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Хартмут Джейкоб:

Хартмут Джейкоб: Что касается этого года, то я лично не ожидаю серьезных изменений в этом секторе, так как скоро - выборы в Государственную Думу. Серьезные изменения начнутся, на мой взгляд, только после президентских выборов, которые намечаются на весну следующего года.

Сергей Сенинский: А если говорить о механизмах формирования тарифов на электроэнергию... В нынешнем году они понятны: правительство будет стараться сдерживать их рост - с тем, чтобы он в среднем по России не превысил за год установленного лимита в 14%.

Ну, а в планах реформы электроэнергетики какие предусматриваются этапы реформирования самого тарифообразования?

Хартмут Джейкоб: Конкретных изменений тарифообразования тоже можно ожидать только после президентских выборов, когда должен начать работать свободный рынок электроэнергии.

Вначале это будет касаться только промышленных потребителей, и только они будут покупать электроэнергию с оптового рынка. А со временем население и бюджетные организации тоже смогут покупать электроэнергию на рынке. В законе четко записано, что для бюджетников и для населения будет переходный период. И этот переходный период будет длиться три года...

Сергей Сенинский: Об этом 3-летнем переходном периоде говорится напрямую в тексте законопроектов о реформе электроэнергетики?..

Хартмут Джейкоб: Да, это так. В законе есть положение о запрете продажи электроэнергии по нерегулируемым ценам для населения и бюджетных организаций в течение трех лет.

Есть положение, в котором четко написано, что генерирующие компании должны продавать до 35% своей электроэнергии бюджетному сектору и населению по регулируемым ценам.

Сергей Сенинский: Это обязанность - поставлять 35% производимой электроэнергии по регулируемым ценам - будет распространяться на генерирующие компании только в течение 3 лет, то есть только переходного периода?

Хартмут Джейкоб: Да. Здесь имеется в виду период в три года после начала либерализации. Если планируется начать либерализацию этого рынка в 2005 году, то это означает, что до 2008 года население будет получать электроэнергию по регулируемым ценам.

Сергей Сенинский: Известно, что правительство намерено постепенно расширять продажу электроэнергии по нерегулируемым ценам. Его часто называют "рынком 5-15", имея в виду, что на нем уже в ближайшее время будет продаваться от 5% до 15% всей производимой в России электроэнергии. В пакете законопроектов о реформе электроэнергетики содержатся ли некие положения, соответствующие таким планам? Или они существуют сами по себе?

Хартмут Джейкоб: Если посмотреть закон, то там нечетко написано об этом рынке - "5-15". И одновременно не существует запрета на его работу. Руководство РАО "ЕЭС России" и правительство недавно согласились, что этим рынком стоит заняться в качестве эксперимента.

Что касается тарифов на этом рынке.... Даже если в этом году рынок уже будет работать, а мне кажется это вполне вероятным, то тарифы на этом рынке не будут сильно превышать тарифы на регулируемом рынке. А может быть - вообще не будут превышать их.

Почему? Потому что выбор всегда за потребителем, где купить. Либо - на рынке "5-15", либо - на регулируемом рынке.

Сергей Сенинский: Но, тем не менее, известно, что такой рынок - с нерегулируемыми ценами - в России уже существует. Какая часть производимой в стране электроэнергии на него попадает сегодня и - каковы на этом рынке тарифы? Сколь они отличаются от тарифов всего остального, то есть регулируемого рынка?

Хартмут Джейкоб: Да, такой рынок уже существует. Но он - небольшой. Этот рынок составляет примерно 5% от всей электроэнергии, которая производится сегодня в России.

Что касается тарифов на этом рынке... то они ниже, чем те тарифы, которые сейчас существуют на регулируемом рынке. Потому что для покупателя имеет смысл обращаться к этому рынку только при более низких тарифах. Поэтому спрос там будет только при условии низких тарифов. И эти тарифы ниже там примерно на 10%...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" по электроэнергетике Хартмут Джейкоб.

На этой неделе было объявлено о том, что государство российское выкупает крупный пакет акций ведущего в стране производителя двигателей для пассажирских самолетов - Пермского моторного завода. Именно выкупает - у частной структуры, финансово-промышленной группы "Интеррос". О возможных причинах этой необычной сделки мы говорим в Москве с аналитиком инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Еленой Сахновой.

Прежде всего, уточним, что именно выкупается, пакет акций каких компаний, если говорить о производстве двигателей пассажирской авиации?

Елена Сахнова: "Интеррос" продает весь пермский моторный комплекс, в который входит достаточно большое количество предприятий. В их числе - "Пермский моторный завод". Эта компания производит двигатели и газотурбинные установки. Также в число этих предприятий входит "Авиадвигатель" - разработчик моторов. Есть и другие компании...

Сергей Сенинский: Можно, по крайней мере, предположить, что для группы "Интеррос" продажа этих и некоторых других пакетов акций есть один из этапов, когда она избавляется от так называемых "непрофильных" активов. Но вот вопрос: почему на эти активы не нашлось частного покупателя? Они ему неинтересны? Ваше мнение.

Елена Сахнова: У нас недостаточно информации, чтобы делать определенные выводы. Относительно частного покупателя - могу сказать, что компания продана достаточно дорого. И поэтому я думаю, что частные инвесторы просто не были заинтересованы в приобретении этих предприятий по такой цене. Вообще до этой сделки я и не подозревала о том, что государство готово что-то покупать. Обычно оно действует другими путями. То есть оно говорит, что мы предоставим вам документацию, мы предоставим вам лицензии, а вы - отдайте нам пакет акций. И это - первый случай, по крайней мере, в предприятиях ВПК, когда государство что-то купило! Но нужно дождаться детального объяснения этой сделки, чтобы делать какие-то выводы.

Сергей Сенинский: Если предположить также, что выкуп у частной структуры акций "Пермского моторного завода" есть некое проявление государственной промышленной политики, как вам представляется интерес государства в этом конкретном случае? Ваши предположения и аргументы.

Елена Сахнова: Государственный интерес может быть связан с тем, что государство собирается объединить разрозненные предприятия гражданского и военного авиастроения. Сейчас в России очень много предприятий, которые иногда занимаются производством "дублирующей" продукции. И, естественно, после того, как в 90-х годах был резко сокращен государственный заказ, на все эти предприятия не хватает ни денег, ни заказов. И они все находятся в полубанкротном состоянии.

И поэтому государство приняло весьма правильное решение - объединить эти предприятия в холдинги. Частные предприятия очень сложно объединить. А если в предприятии присутствует государственная доля, то объединение будет проще - достаточно просто внести госпакет акций. Возможно, что эта сделка объясняется именно этими причинами...

Сергей Сенинский: Если в целом говорить о производстве авиадвигателей в России, то кто они, ведущие производители? И можно ли говорить о существовании в этом секторе хотя бы какой-то конкуренции?

Елена Сахнова: Основными игроками на этом рынке являются "Пермский моторный завод", НПО "Сатурн", который объединило КБ "Сатурн" и "Рыбинский моторный завод" и "Уфимский моторный завод". Эти компании практически не конкурируют между собой, так как они производят абсолютно разные двигатели для совершенно разных типов самолетов.

В частности, "Пермский моторный завод" производит новые двигатели ПС-90А для российских гражданских самолетов "нового поколения" - ИЛ-96 и ТУ-204. Также эти двигатели будут устанавливаться и на ТУ-214, который, по сути, является модификацией ТУ-204.

"Рыбинский моторный завод" производит двигатели для уже устаревших самолетов - ИЛ-76, ИЛ-62 и ТУ-154. Еще раз напомним, что этот моторный завод входит в НПО "Сатурн". Также "Рыбинский моторный завод" производит двигатели для истребителей.

"Уфимский моторный завод" практически полностью сосредоточен на выпуске двигателей для истребителей...

Сергей Сенинский: Ну, мы в данном случае говорим только о двигателях для пассажирских самолетов.

Вернемся к "Пермскому моторному заводу". Известно, что один из крупнейших его акционеров - американская компания Pratt & Whitney, один из крупнейших в мире производителей авиадвигателей, входящая в состав корпорации United Technologies. В неё же, кстати, среди прочих, входит и компания Otis, известный производитель лифтов и эскалаторов, а также компания Sikorsky Helicopters, производитель вертолетов.

Как меняется теперь, после выкупа государством пакета акций "Пермского моторного завода" структура его акционерного капитала? По крайней мере, насколько об этом известно.

Елена Сахнова: "Интеррос" принадлежало 37%. То есть, видимо, государство купило у него весь этот пакет. Плюс - непосредственно министерству имущества принадлежало еще 14%. И соответственно 25% - блокирующий пакет - остается у Pratt & Whitney.

Сергей Сенинский: Насколько соответствуют сегодня друг другу структура спроса в России на те или иные типы авиадвигателей (который, понятно, диктуется запросами авиакомпаний) и структура предложения этих двигателей от российских производителей?

Елена Сахнова: Спрос этот в России очень и очень слаб. Слишком большое количество авиакомпаний в России... И крупные компании, с трудом могут позволить себе приобрести новый самолет, а о более мелких - и говорить не приходится.

К примеру, в прошлом году из магистральных лайнеров в России было заказано всего 5 самолетов (2 - ТУ-214, 2 - ТУ-204 и 1 - ТУ-154М). При этом два из них были поставлены на экспорт, и только три остались в России. Таким образом, вся авиационная отрасль России в прошлом году приобрела только три самолета. А это - очень мало!

Сергей Сенинский: Если спрос так мал, то за счет чего же живут эти моторные заводы, за счет каких заказов?

Елена Сахнова: В основном, моторостроительные компании получают выручку не столько от продажи новых двигателей для новых самолетов, сколько от продажи новых двигателей для уже существующих самолетов, так как ресурс их всегда имеет пределы, или - от ремонта и поставки запчастей.

Причем, конечно, можно ожидать, что количество заказов у НПО "Сатурн" будет постепенно сокращаться, так как оно производит двигатели для устаревших моделей. А заказы "Пермского моторного завода" будут постепенно расти, по мере того как авиакомпании будут укрупняться. И у них будет все больше и больше финансовых возможностей приобретать новые самолеты.

Сергей Сенинский: От конкуренции из-за рубежа российский рынок двигателей для пассажирских лайнеров закрыт высокими пошлинами. Сколь они высоки?

Елена Сахнова: Когда вы ввозите зарубежный двигатель, то, в первую очередь, вы должны заплатить НДС, который состоит 20%, плюс к тому - таможенную пошлину, которая составляет тоже 20%, и - небольшой сбор. В общем - пошлины, НДС и сбор могут доходить до 50% от стоимости ввозимых двигателей. А это - очень много. Так что ввозить западные двигатели и ставить их на российские самолеты сегодня очень невыгодно...

Сергей Сенинский: На ведущихся сейчас переговорах России о вступлении во Всемирную торговую организацию какой позиции - в отношении этого рынка - придерживается российская сторона?

Елена Сахнова: Действительно, это большая проблема при вступлении в ВТО. Но насколько известно, правительство заняло достаточно жесткую позицию. Мы уже говорили о формировании холдингов в отрасли. И, по крайней мере, пока правительство намерено поддерживать отечественное авиастроение. Так как стоит лишь "открыть" границы, и отечественное авиапроизводство просто не сможет конкурировать с зарубежным...

Сергей Сенинский: Спасибо, на вопросы нашей программы отвечала в Москве аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Елена Сахнова.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 21 февраля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: В Канаде за последние два года осознали, что страна вовсе не обречена подхватывать простуду каждый раз, когда её южный сосед начинает кашлять. Сегодня, когда экономика США балансирует на грани повторной рецессии, экономика Канады - наоборот, демонстрирует уверенный рост. В прошлом году он составил 3,3% - это самый высокий показатель среди стран "большой семерки". В отличие от США, у Канады и во внешней торговле, и в бюджете - солидный профицит, пишет "Экономист".

"Настоящий "северный тигр" - так охарактеризовал экономику своей страны министр финансов Канады, представляя на днях в парламенте проект бюджета на очередной финансовый год.

Но, тем не менее, зависимость канадской экономики от американской возрастает, а не сокращается в последние 10 лет. Доля США в общем объеме канадского экспорта увеличилась с 73% до 85% - за время после того, как в 1988 году две страны подписали соглашение о зоне свободной торговле, к которому спустя шесть лет присоединилась Мексика. Относительное благополучие экономики Канады в последнее время отчасти объясняется меньшей её ориентацией на отрасли современных телекоммуникаций, переживающие ныне не самые лучшие времена.

Однако последние данные являют собой первые признаки того, что нынешняя слабость экономики США начинает оказывать влияние и на экономику соседней Канады. Производство автомобилей в Канаде, еще недавно бывшее на подъеме, теряет прежние темпы. Объемы строительства новых домов сократились в январе почти на 9%, а количество новых заказов в промышленности уменьшается в течение уже нескольких месяцев. И уже появились прогнозы о том, что темпы роста канадской экономики в нынешнем году могут оказаться гораздо ниже уровня в 3%, предполагавшегося до сих пор, заключает "Экономист".



Два из четырех крупнейших частных банков Германии - HypoVereinsbank и Commerzbank - объявили в последние дни о том, что 2002 год стал едва ли не самым худшим за всю их историю. Весьма вероятно, что вскоре такое же заявление последует от Dresdner Bank - еще одного из первой четверки. В чуть лучшей форме оказывается лишь Deutsche Bank, который - после многолетней ориентации на инвестиционный бизнес - занялся, наконец, своим убыточным подразделением по работе с частными вкладчиками. Кроме того, банк продал некоторые из своих активов в других компаниях.

Но в целом, пишет "Экономист", можно выделить три основных причины, почему банковский сектор Германии оказался в таком смятении. Во-первых, следует говорить об общем состоянии немецкой экономики. В недавнем обзоре, подготовленном шестью ведущими исследовательскими институтами, содержится предположение о том, что экономика страны вновь может оказаться в рецессии. А рекордное количество банкротств в стране приводит к тому, что банки вынуждены выделять все большие средства на покрытие выданных ими ранее кредитов, теперь ставших "безнаджными".

Во-вторых, крупнейшие немецкие частные банки расплачиваются за ошибки недавнего прошлого, когда они слишком полагались на свои подразделения инвестиционного бизнеса, который теперь в целом во всем мире переживает не лучшие времена.

Но важнее других, видимо, третья причина - сама структура банковского сектора Германии. В частности, крупнейшие частные банки, в отличие от своих коллег во Франции или Германии, занимают лишь малую часть рынка частных накоплений в стране - всего 4%, а их общая доля на рынке кредитов составляет всего 14%. Зато 520 действующих в Германии "сберегательных банков", принадлежащих в основном муниципальным властям, аккумулируют более 50% всех частных накоплений в стране и 20% всех выданных кредитов. Еще 16% всех выданных в Германии кредитов приходится на 12 региональных банков, которыми владеют региональные власти и ассоциации сберегательных банков.

Сберегательные банки, находящиеся в общественной собственности, могут позволить себе не столь переживать о прибыльности своего бизнеса, сколь обычные частные банки. По крайней мере, они не менее заняты поддержкой местного бизнеса. А региональные банки, сверх того, имеют государственные гарантии.

Правда, под давлением Европейского союза, к 2005 году эти гарантии должны быть отменены. И тогда положение обычных частных банков может улучшиться. А может - и нет... Владельцы общественных банков по-прежнему будут определять их политику, пусть даже и не так явно, как сейчас, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 21 февраля.

"Рынки и Потребители".

"Рынки и потребители". В этой рубрике сегодня - о рынке сотовой телефонной связи в России.

В России сегодня насчитывается примерно 20 миллионов абонентов сотовой телефонной связи. Из них - примерно 7 с половиной миллионов, то есть более одна трети, сосредоточены в Москве и Московской области. Я привожу данные аналитических агентств J'son & Partners и "Сотовик".

А в целом четверо из каждых пяти российских абонентов сотовой связи (примерно 16 миллионов из 20 миллионов) приходятся всего на три крупнейших компании - "Мобильные Телесистемы" или МТС, "Вымпелком" (торговая марка - "Би-Лайн") и "МегаФон".

Именно с участников этого рынка мы начнем разговор. Его открывает аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS Warburg Дмитрий Виноградов:

Дмитрий Виноградов: Одной из проблем российской телекоммуникационной отрасли, на мой взгляд, являлась сильная фрагментация. А это - прямое следствие того, что в свое время министерство связи выдало огромное количество "сотовых" лицензий.

Однако за последнее время сформировалась четкая тенденция: три ведущих оператора - МТС, "Вымпелком" и "МегаФон" - так называемые игроки "большой тройки", стабильно "подключают" около 80% всех новых абонентов. И эта тенденция становится еще более явной в свете экспансии "большой тройки" в регионы страны.

Сергей Сенинский: Дальнейшая консолидация этой отрасли в России так и будет продолжаться именно за счет все новых поглощений более мелких региональных операторов сотовой связи московскими компаниями "большой тройки"? Или возможна в каких-то случаях и региональная консолидация? Наш следующий собеседник - Павел Кочанов, аналитик международного рейтингового агентства Standard & Poor's:

Павел Кочанов: Прежде всего, нужно сказать, что региональная экспансия национальных операторов - МТС, "Вымпелком" и "МегаФон" - уже довольно значительно продвинулась вперед. Наиболее "лакомые куски" рынка поделены. То есть наиболее интересные компании в регионах уже были куплены.

Сергей Сенинский: Тему продолжает - аналитик инвестиционной компании "Тройка - Диалог" Евгений Голоссной:

Евгений Голоссной: У меня нет сомнения в том, что конкуренция между московскими операторами и региональными будет возрастать. С другой стороны, все крупные региональные операторы уже куплены. А мелкие сети московские операторы в состоянии строить и сами.

Поэтому, как мне кажется, ближайшие 3-4 года - это практически тот срок, который "отведен" местным операторам, до того момента, как окончательно развернут собственные сети в регионах московские операторы...

Павел Кочанов: Стратегии здесь существуют разные. Можно строить собственные сети в регионах, а можно просто покупать местных операторов. И такая компания как "МегаФон", например, обладая лицензией на всю территорию России, придерживается стратегии строительства собственных сетей и практически не рассматривает варианты покупки местных операторов. В то же время "Вымпелком" или МТС каждый раз вынуждены оценивать альтернативы вхождения в тот или иной региональный рынок.

Говорить о преимуществе той или иной стратегии довольно сложно. В конечном счете все сводится к цене и срокам вхождения на этот рынок...

Дмитрий Виноградов: Конкурировать с национальными операторами местным региональным игрокам очень сложно. Поэтому разумной представляется стратегия продажи бизнеса. МТС и "Вымпелком" за последнее время приобрели немало региональных компаний.

По моему твердому убеждению, в перспективе большинство региональных сотовых операторов либо продаст бизнес, либо обанкротится. Когда я говорю "большинство", понятно, исключения, конечно же, будут.

Но в итоге, по нашим прогнозам, примерно к 2005 году "большая тройка" будет контролировать в России около 90% национального рынка сотовой телефонной связи. Так что, я думаю, нынешние тенденции только укрепятся...

Павел Кочанов: Хотелось бы также отметить намерение базовых операторов фиксированной связи в Поволжском и Уральском регионах выступить серьезными "игроками" на рынке мобильной связи на своих территориях. Недавно они объявили о своих планах консолидации активов сотовой связи, которые они имеют на этих территориях. Может быть, даже за счет покупки дополнительных пакетов акций в тех компаниях, которые они уже сейчас контролируют.

Все это, конечно, повышает уровень конкуренции и риски всех компаний. Поскольку на сегодня в некоторых регионах представлены уже по четыре игрока, а где-то - и более. Это - если мы говорим только о GSM-операторах. А есть еще и более старые NMT-операторы, и кроме того, в ближайшее время возможно появление новых стандартов...

Сергей Сенинский: Если говорить о тарифах сотовой телефонной связи в России, то сколь примерно они отличаются сегодня по регионам или, скажем, в регионах - от московских тарифов?

Дмитрий Виноградов: Как это ни странно, но тарифы на услуги сотовой связи в регионах зачастую выше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Причина - вполне прозаическая: слабая конкуренция. До прихода "большой тройки" в регионы в большинстве из них местные операторы являлись практически монополистами в сотовой связи. А там где существует монополия, отсутствует стимул для снижения цен.

Характерно, что приход игроков "большой тройки" в регионы сопровождался взрывным ростом абонентской базы - именно в силу снижения тарифов, в результате чего услуга становилась более доступной. Кстати говоря, ограниченный опыт местных операторов в условиях работы в жесткой конкуренции будет способствовать сокращению их доли на рынке. И - дальнейшей консолидации отрасли...

Евгений Голоссной: Еще 2-3 года назад эти тарифы существенно различались, потому что местные операторы были практически монополистами на своих региональных рынках. Например, на Урале еще 2-3 года назад средний тариф был около 35 центов за одну минуту разговора, в то время как в Москве - 24 цента.

С приходом московских операторов, местные операторы были вынуждены снизить свои тарифы, чтобы не терять абонентов. И теперь их тарифы, в принципе, сопоставимы с московскими...

Дмитрий Виноградов: Скажем, если вы возьмете средний доход на одного абонента "Вымпелкома" в Москве, то он составляет порядка 20 долларов. До прихода МТС, "Вымпелкома" и "МегаФона" в регионы средний доход на абонента там составлял порядка 25 долларов. И эта разница показывает разницу в тарифах...

Сергей Сенинский: Для оценки распространения услуг сотовой телефонной связи в том или ином регионе эксперты обычно используют понятие "уровень проникновения". В Москве он составляет уже примерно 50%, а в регионах - намного меньше. Насколько меньше и чем, на ваш взгляд, объяснить такой разрыв? Дмитрий Виноградов, инвестиционный банк Brunswick UBS Warburg:

Дмитрий Виноградов: Вы совершенно верно отметили, что сегодня существует большой разрыв между Москвой, где уровень проникновения достиг 50%, и регионами. По нашим оценкам, уровень проникновения в среднем по регионам России составляет всего около 7%.

Однако здесь можно заметить, что этот показатель значительно колеблется от региона к региону. Например, в Краснодарском крае или в Калининградской области уровень проникновения уже превысил 20%. В то время как на промышленно развитом Урале он не превышает 5%...

Сергей Сенинский: А почему так, на ваш взгляд?

Дмитрий Виноградов: По моему мнению, основная причина - это не плотность населения и не располагаемые его доходы, как это может показаться на первый взгляд. Оба показателя значительно выше на Урале, чем на Кубани. А причина здесь - менее развитая конкуренция.

На Урале, например, до недавнего времени практически монопольное положение занимали сотовые компании укрупненного оператора фиксированной связи - "Уралсвязьинформ".

В целом же, по нашим оценкам, окупить инвестиции на развертывание базовой сети возможно при наличии 40-50 тысяч абонентов, которые генерируют средний доход 10-12 долларов США. А в России довольно много таких населенных пунктов, где сотовая услуга будет востребована таким количеством абонентов.

Сергей Сенинский: Продолжает - Евгений Голоссной. О какой минимальной базе потенциальных абонентов сотовой связи в том или ином регионе говорят сами компании, как достаточной для того, чтобы они заинтересовались этим регионом?:

Евгений Голоссной: Действительно, существует разница между уровнем охвата населения сотовой связью в Москве и регионах. В Москве этот уровень порядка 48-50%, а в регионах порядка 6-7%. Однако я считаю, что низкий уровень сотовой связи в регионах в первую очередь связан с тем, что рынок находится в самом начале своего развития.

В принципе, для безубыточной эксплуатации сети достаточно 20-30 тысяч абонентов. И по мере того, как московские и региональные крупные операторы охватят своими сетями наиболее крупные города, они придут и к более мелким населенным пунктам...

Сергей Сенинский: Евгений Голоссной, инвестиционная компания "Тройка-Диалог".

В недавнем обзоре рынков сотовой телефонной связи стран Восточной Европы, подготовленном международным рейтинговым агентством Standard & Poor's, отмечается, что, несмотря на бурный рост на этих рынках ведущих компаний-операторов, их рейтинги все равно находятся на "спекулятивных" уровнях. В том числе - российских компаний. Почему? Павел Кочанов, аналитик Standard & Poor's:

Павел Кочанов: Как ни странно, но получается так, что одним из главных рисков для мобильных операторов в России является именно их быстрый рост, поскольку он сопряжен с большими инвестициями. На самом деле, рынок сотовой связи в России еще окончательно не сформировался. И быстрый рост абонентов сотовой связи в стране продолжается за счет регионов.

Но - спрос на услуги сотовой связи в регионах вполне может оказаться недостаточным для того, чтобы существующие на сегодня три крупных национальных оператора (МТС, "Выспелком" и "МегаФон"), а также их местные конкуренты, построили прибыльный бизнес и окупили свои инвестиции...

Сергей Сенинский: А как это будет меняться по мере насыщения рынка?

Павел Кочанов: По мере насыщения рынка услугами сотовой связи конкуренция, конечно же, будет усиливаться. Пока рынок "растет", на нем "уживается" достаточно большое количество игроков. Но по мере насыщения они все больше и больше будут пытаться отнять друг у друга абонентов. И конечно, это - дополнительные риски для всех компаний.

В целом, очень немногие операторы сотовой связи даже в Западной Европе имеют относительно высокий инвестиционный рейтинг, если иметь в виду их бизнес-риски. Ведь для этого необходимо иметь устойчивый и диверсифицированный бизнес на сформировавшемся рынке...

Сергей Сенинский: Как можно оценить степень распространения в России услуг сотовой телефонной связи по предоплате, чаще всего - с помощью специальных карточек, а - не в кредит?

Павел Кочанов: Наибольшее распространение в России на сегодня получила именно система предоплаты услуг сотовой связи. Все новые тарифные планы у большинства операторов предусматривают именно эту систему оплаты.

"Кредитная" система оплаты действует сегодня только для ограниченного круга пользователей. Например, для бизнес-клиентов и для наиболее активно говорящих физических лиц.

Когда-то большое внимание "кредитной" системе уделяла компания "Вымпелком", но по мере освоения массового рынка система предоплаты, как более подходящая именно для малоговорящих абонентов, стала играть все большую роль...

Сергей Сенинский: Соотношение абонентов, если можно так выразиться, "на предоплате" и "на кредите" в какой степени влияет на определение рейтинга того или иного оператора?

Павел Кочанов: С точки зрения кредитного рейтинга, система оплаты, которая предусматривает кредитование абонента, несет в себе дополнительные риски, связанные именно с неспособностью или нежеланием клиентов оплачивать предоставляемые им услуги. При оценке кредитного рейтинга мы обращаем внимание на уровень и "качество" именно такой задолженности клиентов перед компанией...

Сергей Сенинский: А в целом у ведущих российских компаний-операторов какова примерно доля абонентов на предоплате? Дмитрий Виноградов, инвестиционный банк Brunswick UBS Warburg.

Дмитрий Виноградов: Если взять "Вымпелком" в качестве примера, то 90% "новых" абонентов компании пользуются услугами сотовой связи по предоплате. В регионах - почти все абоненты этой компании пользуются предоплатой. И исключение составляют лишь корпоративные клиенты. Мы предполагаем, что эта тенденция сохранится в будущем.

До недавнего времени МТС не пользовался тарифными планами, которые позволяли бы оплачивать карточками услуги сотовой связи. Однако в декабре прошлого года компания ввела новый, именно такой тарифный план, и компания будет активно продвигать его как в Москве, так и в регионах.

Сергей Сенинский: А третий из крупнейших операторов - "МегаФон":

Дмитрий Виноградов: "МегаФон" также активно продвигает услуги на основе предоплаты, как в Москве, так и в регионах. Так что он очень немногим отличается в этом плане от МТС или "Вымпелкома".

Наш прогноз таков: как и во всем мире, в России будет становится все больше и больше абонентов, которые пользуются услугами сотовой связи по предоплате, поскольку эта услуга нацелена именно на массовый рынок.

Сергей Сенинский: Еще об одном соотношении. Если условно взять 100 неких среднестатистических переговоров в России по сотовому телефону. Какова в них окажется доля таких, когда абоненту нужно платить не только за исходящий звонок, но и за входящий?

Дмитрий Виноградов: Это зависит от конкретного оператора. В "Вымпелкоме" и МТС бесплатными являются только входящие "внутрисетевые" звонки. Таких звонков - около 40%. У "МегаФона" на некоторых тарифных планах все входящие звонки - бесплатные после первой минуты. По моему мнению, бесплатный входящий звонок - это хороший маркетинговый ход для того, чтобы привлечь новых абонентов.

Однако для того, чтобы это стало повсеместной практикой, необходимо пересмотреть существующую систему взаиморасчетов между операторами. И конечно, необходимо ввести поминутную тарификацию звонков с фиксированных телефонов. Пока это не будет сделано, повсеместный отказ от платных входящих звонков маловероятен...

Сергей Сенинский: Поясните это на примере, пожалуйста:

Дмитрий Виноградов: Если в качестве примера взять компанию МГТС, то она не получает дополнительных денег за увеличивающееся количество звонков на мобильные телефоны. А с развитием сотовой связи количество таких звонков, безусловно, увеличилось, и, соответственно нагрузка на сеть компании возросла.

Сейчас в Москве такая ситуация, когда МГТС получает плату, например, от "Вымпелкома" или от МТС, если клиент МГТС делает звонок сотовым операторам. При нормальной системе МГТС получала бы деньги со своего абонента за звонок и при этом платила бы определенную плату сотовому оператору, который доводит этот звонок до своего абонента.

Но пересмотр системы возможен только в том случае, если все звонки с фиксированных телефонов станут оплачиваться по времени разговора...

Сергей Сенинский: Обратимся к факторам регулирования этого рынка в России. Кто и как решает, сколько может быть выдано лицензий на услуги сотовой связи в том или ином регионе, и кто определяет победителей конкурсов на эти лицензии? Павел Кочанов, агентство Standard & Poor's:

Павел Кочанов: Выдача всех лицензий на все стандарты осуществляет министерство связи РФ. Все регулирование отрасли связи сейчас сосредоточено именно на федеральном уровне.

К сожалению, порядок выдачи лицензий не достаточно специфицирован. Министерство обладает значительной свободой в принятии решений по поводу выдачи или невыдачи лицензии тому или иному оператору. Есть, конечно, какие-то общие требования, которыми должно руководствоваться министерство, но они явно недостаточно подробно прописаны. И это, на наш взгляд, один из главных недостатков...

Сергей Сенинский: А помимо лицензий - что еще необходимо?

Павел Кочанов: Помимо собственно выдачи лицензии, важную роль играет процесс получения необходимого спектра частот. Это - совершенно самостоятельный процесс. Принцип "получения" частот в России также нуждается в большей "прозрачности" и большей независимости от лоббирования своих интересов отдельными политическими силами и бизнес-группами.

Здесь достаточно вспомнить выдачу лицензий компании "Вымпелком" на территории Санкт-Петербурга и Северо-западного региона России. Длительная задержка их получения привела к тому, что компания последней входит на второй по величине рынок в России, когда уже основная часть клиентов поделена между "МегаФоном" и МТС.

Сергей Сенинский: И последняя тема сегодняшнего разговора - перспективы появления в России сетей мобильной связи так называемого "3-го поколения". Реально работают они пока только в Японии, но результаты пока не оправдывают ожиданий. А в Европе, по сути, - пока так и остаются только ожидания... Дмитрий Виноградов, Brunswick UBS Warburg:

Дмитрий Виноградов: Будущее сетей "третьего поколения", действительно, во многом не определено, причем не только в России, но и в гораздо более развитых странах. Основная проблема здесь - высокая стоимость проектов "третьего поколения", в частности, из-за того, что лицензии были проданы по очень высоким ценам. Другая причина - отсутствие ясных перспектив в сфере передачи данных по мобильным сетям. Ведь "третье поколение" сотовых сетей ориентировано уже не столько на передачу голоса, сколько большого объема данных.

Первоначальные прогнозы такой передачи данных оказались слишком оптимистичными. Этим и объясняется довольно вялое продвижение сетей "третьего поколения" на рынке.

Сергей Сенинский: В России - тоже?

Дмитрий Виноградов: Что касается России, то мне кажется, что здесь в ближайшие несколько лет будут доминировать именно сети GSM. Потенциально, сети "третьего поколения" могут быть развернуты в Москве, Петербурге и некоторых других крупных городах. Однако, на мой взгляд, вряд ли у стандарта "третьего поколения" есть перспективы на массовом рынке...

Сергей Сенинский: Вы сказали, что спрос на услуги мобильной связи третьего поколения будет, на ваш взгляд, невелик в обозримом будущем. Вообще или в России?

Дмитрий Виноградов: И вообще, и на российском рынке - в частности. Мне просто сложно представить, что в регионах услуги по передаче больших объемов данных по мобильным сетям будут востребованы в значительной степени.

Возможно, есть какие-то перспективы на московском рынке, принимая во внимание деловую и финансовую активность в Москве. Но я бы очень скептически отнесся к перспективам сетей "третьего поколения" именно в регионах...

Сергей Сенинский: Продолжает - Евгений Голоссной, компания "Тройка-Диалог":

Евгений Голоссной: Технологически российские сети являются частью Европы. И поэтому само географическое положение страны не дает преимущества российским операторам. Единственное преимущество России состоит в том, что российские компании могут учиться на примере своих западных коллег. И если системы "третьего поколения" не получили до сих пор широкого коммерческого применения в странах Западной Европы, то российские компании наверняка не будут ими заниматься...

Сергей Сенинский: Но ведь в России сегодня действуют как стандарт второго поколения, GSM, так и еще первого - NMT. Каковы прогнозы относительно сосуществования двух несовместимых стандартов - аналогового и цифрового?

Евгений Голоссной: Принципиальное решение о переходе операторов, работающих в стандарте NMT- 450, на цифровой стандарт - CDMA-450, уже принято. Поэтому этот переход - всего лишь вопрос времени. Все необходимое для ввода стандарта CDMA-450 уже есть. Есть технологии, есть подстанции и есть сами "трубки". К тому же, как говорят многие эксперты, этот стандарт представляет собой промежуточный шаг на пути к "третьему поколению". То есть именно он будет являться тем звеном, которое свяжет сети "первого поколения" и сети "третьего поколения".

Дмитрий Виноградов: По моему мнению, Россия гораздо ближе к Европе, чем к Азии - с культурной и экономической точки зрения. Поэтому совместимость именно с европейскими сетями "третьего поколения" будет являться определяющей в этом вопросе...

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам в Москве. Напомню, в программе участвовали: Дмитрий Виноградов, аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS Warburg; Павел Кочанов, аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's; и Евгений Голоссной, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог".

"Одна неделя года".

Обзор некоторых экономических событий последних дней - в рубрике "Одна неделя года"

Дмитрий Волчек: Рейтинг 82-ух стран мира - по эффективности использования в них современных информационных технологий - возглавила Финляндия. Исследование проводилось экспертами Всемирного банка, Всемирного экономического форума и французской школы бизнеса INSEAD. Среди 64 критериев оценки - использование современных телекоммуникаций гражданами и правительствами, а также эффективность законодательства, регулирующего эту сферу, и состояние коммуникационных сетей.

Вслед за Финляндией, в первую десятку рейтинга вошли, соответственно, США, Сингапур, Швеция, Исландия, Канада, Великобритания, Дания, Тайвань и Германия. Россия оказалась на 69 месте, пропустив вперед такие страны, как Панама, Таиланд, Китай, Филиппины и Турция.

Дарья Жарова: Переговоры России о вступлении во Всемирную торговую организацию зашли в тупик. По признанию главы российской делегации на этих переговорах, камнем преткновения остаются внутренние российские цены на энергоносители. В Москве дешевые энергоносители считают "естественным преимуществом" страны и не намерены от него отказываться. Европейский союз, признавая за Россией право использовать это преимущество, тем не менее, требует отказаться от государственного регулирования энергетических тарифов в пользу рыночного ценообразования.

Россия, в свою очередь, обвиняет ЕС и ВТО в том, что от кандидатов на вступление в эту организацию требуют больше, чем от её участников. В качестве примера "двойных стандартов" приводится Франция, где рынки газа и электроэнергии практически полностью контролируются государством.

Дмитрий Волчек: Одна из самых известных в мире Интернет-компаний - калифорнийская AltaVista, продана владельцами за сумму, в 17 раз меньше той, за которую они сами купили её всего три года назад. Компания AltaVista, возникшая в 1995 году, получила всемирную известность благодаря своей системе поиска в Интернете. Однако в последние годы она оказалась не в силах конкурировать с новейшими поисковыми машинами, предложенными компаниями "Yahoo!" и Google.

В 1999 году компания Compaq, тогдашний владелец AltaVista, продала её инвестиционной компании CMGI за 2 миллиарда 400 миллионов долларов. Теперь CMGI смогла продать AltaVista лишь за 140 миллионов. Покупателем стала американская компания Overture Services, занимающаяся - по заказам клиентов - размещением приоритетных ссылок именно на на их сайты среди результатов поиска в Интернете источников той или иной информации.

Дарья Жарова: Соединенные Штаты приняли решение приостановить во Всемирной торговой организации свой иск к Европейскому союзу, представленный в 1998 году в связи с введением запрета на продажу в Европе генетически модифицированных продуктов сельского хозяйства. Исключение было сделано лишь для сои.

США настаивали на том, что такой запрет является нарушением правил ВТО и что Европа не в праве требовать от американских производителей выделять генетически модифицированные продукты специальной маркировкой.

Теперь, по словам одного из официальных представителей США в Лондоне, американская сторона готова к совместному поиску новых путей решения проблемы. Однако если они не увенчаются успехом, решение о приостановке иска к Европейскому союзу в ВТО может быть пересмотрено.

Дмитрий Волчек: Цены на электроэнергию в Калифорнии этим летом могут вновь достичь уровня во время кризиса двухлетней давности. В прогнозе одного из федеральных агентств в регионе указывается, что - из-за малых осадков - уровень воды в водохранилищах местных гидростанций может оказаться, как минимум, на 25% ниже нормы. Некоторые метеорологи прогнозируют даже большее падение.

Дефицит гидроресурсов на местных электростанциях стал одной из причин энергетического кризиса в Калифорнии в 2000 и 2001 годах. К тому времени власти штата - в рамках программы либерализации энергетического рынка - отменили регулирование оптовых цен на электроэнергию, но сохранили при этом жесткий лимит для роста цен розничных. Когда - на фоне засушливой погоды и нехватки резервных мощностей - производство электроэнергии сократилось, и оптовые цены на неё возросли во много раз, ведущие энергетические компании штата не смогли расплатиться с электростанциями и оказались на грани банкротства.

Властям штата пришлось тогда срочно заключать с компаниями новые, долгосрочные контракты - на поставку электроэнергии по ценам, намного превышающим обычный их уровень, а разницу - оплачивать из бюджета.

XS
SM
MD
LG