Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон о реформе ЖКХ. Панорама обязательного медицинского страхования


- Новый закон о реформе жилищно-коммунального хозяйства России.
- Панорама обязательного медицинского страхования - как работают эти системы в России, Германии, Великобритании и Чехии.
- Одна неделя года - обзор экономических новостей и событий последних дней.
- Новый выпуск рубрики "Меняющийся мир: страны и рынки".
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама некоторых экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна неделя года".

Эдуард Макаров: Смена руководства Европейского центрального банка переносится на неопределенный срок. Нынешний глава банка, голландец Вим Дуйзенберг, согласился повременить с намеченным на июль этого года уходом на пенсию, пока не будет утвержден его преемник.

По планам, им должен стать глава Национального банка Франции Жан-Клод Трише. В 1998 году Франция добилась от партнеров по Европейскому союзу согласия на то, что следующим - после Вима Дуйзенберга - председателем Европейского центрального банка должен стать именно представитель Франции.

Однако главе банка Франции были предъявлены обвинения по делу, связанному с принадлежащим государству банком Credit Lyonnais, который в начале 90-ых годов оказался на грани банкротства. Жан-Клод Трише в то время руководил казначейством и отвечал за благополучие государственных банков. Решение суда по делу Трише ожидается в середине июня, но даже если обвинение будет снято, процедура его назначения в Европейский центральный банк займет не менее четырех месяцев. В числе других претендентов на этот пост - также французы: бывший вице-президент Европейского центрального банка Кристиан Нуайе и президент Европейского банка реконструкции и развития Жан Лемьер.

Александра Финкельштейн: Завершается 27-летняя история сверхзвуковых пассажирских авиаперевозок. Авиакомпании British Airways и Air France объявили, что к 1-ому октября этого года они полностью отменят все авиарейсы, совершаемые лайнерами Concord.

Первый коммерческий рейс Concord состоялся в январе 1976 года. Сегодня на них в среднем занято лишь одно место из каждых пяти, а стоимость билета в оба конца - на разных рейсах - может достигать от 7 до 13 тысяч долларов. Одна минута трехчасового перелета из Лондона в Нью-Йорк обходится пассажиру примерно в 40 долларов.

Эксперты полагают, что нынешние "Конкорды" могут стать достоянием разве что музеев, ибо расходы на их эксплуатацию столь высоки, что вряд ли на них согласится какая-либо авиакомпания или частное лицо. Сегодня 7 лайнеров Concord - в парке British Airways и 5 - у Air France.

Эдуард Макаров: Две автомобильных компании - американская General Motors и немецкая BMW - создают совместное предприятие для разработки проектов инфраструктуры для заправки будущих автомобилей жидким водородом. Речь идет об автомобилях, работающих на так называемых топливных элементах, в которых энергия выделяется в процессе превращения водорода в обыкновенную воду. Обе компании заявляют, что их цель - уже к 2010 году начать выпуск конкурентоспособных автомобилей, работающих на водородном топливе. А ключом для её достижения является именно создание простых и эффективных заправочных станций.

Александра Финкельштейн: Немецкая компания Volkswagen будет выпускать свои автомобили на Украине - для продажи в странах Восточной Европы. С украинской компанией Evrocar подписана декларация о намерениях - организовать на её заводе в Ужгороде сборку моделей Passat, Golf, Bora и Polo из привозных комплектующих.

На этом заводе с декабря 2001 года собираются автомобили Skoda моделей Fabia и Octavia. Чешская компания Skoda Auto полностью принадлежит немецкой Volkswagen.

Две недели назад другая немецкая компания - Opel, принадлежащая американской General Motors - также подписала соглашение о сборке своих автомобилей на Украине - на автомобильном заводе в Запорожье.

Эдуард Макаров: Государственная Дума России приняла в третьем чтении законопроект, определяющий принципы ценообразования на услуги в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Планируется, в частности, до 2005 года сохранить большинство ныне действующих льгот по оплате этих услуг населением, но далее эти льготы будут определять региональные и местные власти, исходя из возможностей своих бюджетов.

Федеральные стандарты оплаты жилья и коммунальных услуг будут ежегодно устанавливаться правительством. Законопроекту теперь предстоит обсуждение в Совете Федерации.

Сергей Сенинский: Одна неделя года. Панорама новостей и событий...

Итак, Государственная Дума России приняла на этой неделе в третьем чтении законопроект, касающийся системы оплаты коммунальных услуг в стране. О некоторых его положениях мы и будем говорить сегодня с двумя российскими законодателями, которые, кстати, придерживаются полярных точек зрения. Наши собеседники в Москве - председатель комитета Государственной Думы по промышленности и строительству Мартин Шакуум и заместитель председателя комитета Государственной Думы по вопросам местного самоуправления Сергей Митрохин, который и начинает:

Сергей Митрохин: Этот закон направлен на то, чтобы в кратчайшие сроки ликвидировать дотации предприятиям жилищно-коммунального хозяйства. Эту цель можно было бы приветствовать, если бы она не ставилась так жестко и грубо - чтобы по всей стране одновременно ликвидировать эти дотации.

Это стремление не соответствует разнообразию условий в российских регионах, связанных с платежеспособностью населения и состоянием жилищно-коммунальной инфраструктуры. Большая часть населения просто не сможет оплачивать 100% коммунальных услуг. Это означает, что денег у коммунальщиков станет не больше, а меньше!..

Сергей Сенинский: Продолжает - Мартин Шакуум, председатель комитета по промышленности и строительству:

Мартин Шакуум: Дотации бюджета в этом законе становятся целевыми и адресными. Они делятся на две основных категории. Одна часть - адресные субсидии. Они выплачиваются непосредственно гражданам.

Кроме того, дотации бюджета могут быть в виде субвенций. Субвенции перечисляются в предприятия, которые оказывают услуги льготникам. Вот что следует из этого закона...

Сергей Сенинский: Обоим нашим собеседникам - депутатам мы предложили назвать три наиболее принципиальных, на их взгляд, положения только что принятого Государственной Думой законопроекту, которому теперь, напомню, предстоит рассмотрение в Совете Федерации. Сергей Митрохин, заместитель председателя комитета по вопросам местного самоуправления:

Сергей Митрохин: Первое - это "сбрасывание" с государства ответственности за состояние ЖКХ на население и регионы, у которых нет денег на эти цели.

Второе - поощрение монополиста. Или можно даже сказать резче - развращение монополиста. Вместо того, чтобы создавать проблемы для монополиста, государство полностью поощряет ту практику, при которой монополист может устанавливать любые тарифы и при этом ничего не менять в своей работе.

Третье - это ликвидация федеральных обязательств перед так называемыми "льготниками". Причем - в крайне лицемерной форме. Вместо того, чтобы честно сказать, что у государства денег нет и мы отменяем льготы, применяется такой вот иезуитский метод, как "сваливание" ответственности на регионы. Вот, мол, пусть регионы к 2005 году и решат, есть ли у них деньги на то, чтобы финансировать льготников или нет...

Сергей Сенинский: Тот же вопрос - о трех наиболее важных, на его взгляд, положениях нового законопроекта - Мартину Шакууму, председателю комитета по промышленности и строительству:

Мартин Шакуум: Правительству этим законом вменяется в обязанность устанавливать единый порядок ценообразования в сфере ЖКХ. Потому что сегодня главная проблема в том, что тарифы не являются экономически обоснованными, и тарифы устанавливаются каждым муниципалитетом в отдельности.

Второй вопрос - средства, которые выделяет федеральный бюджет, а их несколько десятков миллиардов, на ЖКХ, должны стать адресными и целевыми. Потому что сегодня средства, хотя и поступают, но расходуются, как правило, на другие цели.

И третье. В этом законе все-таки разграничивается ответственность различных уровней власти.

Сергей Сенинский: Многократно уже говорилось о том, что потребление населением в России воды, электроэнергии или газа намного превышает объемы их потребления в других странах мира. Только что принятый закон - будь он реализован - меняет ли что в этой части? Сергей Митрохин, заместитель председателя комитета по вопросам местного самоуправления:

Сергей Митрохин: Потребление воды в России не превышает уровень других стран. Другое дело, что нормы потребления, за которые коммунальщики заставляют платить население, конечно, выше, чем в некоторых других странах.

В качестве примера возьмем Москву. Мы установили счетчик в одной из квартир, и убедились в том, что семья, которая проживает в этой квартире, потребляет 12 тонн воды в месяц. При этом коммунальная служба выставляет счет аж на 60 тонн! И заставляет оплачивать практически в пять раз больше, чем реально потребляют граждане. Поэтому данные о том, что в России потребляют в два раза больше, чем на Западе, это данные, основанные не на реальном потреблении, а на тех абстрактных и произвольных нормативах, которые коммунальные службы устанавливают для потребителей в попытке получить дополнительную прибыль...

Мартин Шакуум: Граждане должны платить именно за конкретные услуги, которые им оказывают и в том объеме, в котором оказываются эти услуги. Что касается темы ресурсосбережения в этом законе, то в нем есть положение о том, что все местные органы самоуправления должны принять программу ресурсосбережения, которая, в частности, будет включать в себя установку счетчиков. А предприятиям ЖКХ вменяется в обязанность участие в этих программах по ресурсосбережению.

Кроме того, в этом законе есть достаточно много положений, которые все-таки уравнивают предоставление льгот и оплату. То есть если услуги ненадлежащего качества, то они не должны оплачиваться в полном объеме или не должны оплачиваться вовсе!

Сергей Сенинский: В последние месяцы значительный интерес к сфере жилищно-коммунального хозяйства проявили две других российских монополии - "Газпром" и РАО "ЕЭС России". Только что принятый закон - в целом - благоприятствует их непосредственному участию или наоборот, как-то препятствует этому?

Мартин Шакуум: Что касается вопроса о том, что необходимо внедрять конкуренцию и развивать рынок услуг, то данный закон эту сферу не регулирует. Для этого нужно принять еще ряд законов, чтобы подключить рыночные инструменты. Нужно решать вопрос о приватизации предприятий ЖКХ или "особенностях" этой приватизации. Делать это необходимо очень осторожно!

Закон необходим о концессиях, а также нужно решать вопрос с долгами. Если мы решим вопрос с долгами, тогда можем обеспечить приток инвестиций в сферу ЖКХ.

Сергей Митрохин: Безусловно, закон этому благоприятствует. Не случайно Анатолий Чубайс сделал заявление, что РАО "ЕЭС России" готово "взять на подряд" ЖКХ, причем - уже на следующий день после принятия закона.

И это сделано для чего? Чтобы крупные монополии сразу почувствовали интерес к сектору ЖКХ. Потому что после принятия закона они поняли, что смогут получать прибыль, работая в секторе ЖКХ. Что означает эта прибыль? Это означает, что сегодня Чубайс и "Газпром" приносят 500 миллионов долларов в качестве инвестиций в ЖКХ, но очень крупно ошибается тот, кто думает, что эти 500 миллионов долларов - подарок для тех 10 городов, где будет работать Чубайс. Это - не подарок! А это - инвестиции, которые должны окупиться!

Мартин Шакуум: Допускаем мы не монополию. Доля участия в этом и РАО "ЕЭС России" и "Газпрома" только 50%. А еще 50% - это 10 коммерческих структур, в том числе и банков. Поэтому эти две больших компании участвуют здесь не как монополии, а все-таки в определенном смысле на рыночной основе.

И то что вот эта крупная корпорация, которая будет образована, поможет наведению порядка в сфере ЖКХ, на мой взгляд, не вызывает сомнений. А вот вопросы ценообразования, вопросы льгот - это уже должно решать федеральное правительство!

Сергей Сенинский: Спасибо, нашим собеседникам в Москве. Это были - Мартин Шакуум, председатель комитета Государственной Думы по промышленности и строительству, и Сергей Митрохин, заместитель председателя комитета Государственной Думы по вопросам местного самоуправления...И, напомню, законопроект, о некоторых положениях которого они только что говорили, теперь передается на рассмотрение Совета Федерации.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 11 апреля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Худшие опасения экономистов - в связи с войной в Ираке - не оправдались. О жутких сценариях глобальной рецессии теперь можно забыть. Проблема, однако, в том, что война была не единственным, и даже не главным, поводом для беспокойства относительно перспектив мировой экономики. Здесь следует иметь в виду два других фактора, пишет "Экономист": во-первых, все еще проявляются последствия несостоявшегося технологического бума 90-ых годов; во-вторых, мир все еще слишком полагается именно на США, как на главную движущую силу мировой экономики.

Действительно, за последние 7-8 лет более половины прироста экономики всего мира пришлось на Соединенные Штаты. И эта тенденция, судя по всему, сохранится. В Европе экономический рост в этом году прогнозируют на уровне примерно одного процента - это в два с лишним раза меньше, чем в США. При этом крупнейшая из европейских экономик - немецкая, не исключено, окажется даже в худшем положении, чем японская.

Более сильные позиции США объясняются здесь не только большей гибкостью их экономики, но продуманной макроэкономической политикой. Центральный банк немедленно стал снижать ставки по кредитам, едва в США два года назад наметился спад темпов экономического роста. И нет никаких сомнений в том, что, если понадобиться, они будут снижены еще больше. И хотя планы сокращения налогов, объявленные недавно президентом Бушем, и встретили серьезное противодействие в Конгрессе, тем не менее, снижение налогов весьма вероятно.

Все это - неплохо и для мировой экономики в целом, но - лишь в краткосрочной перспективе. Проблема - в дефиците платежного баланса США. Сегодня он уже превысил 5% ВВП. Не исключено, что в недалеком будущем он может возрасти до 7% и более, что станет абсолютно неприемлемым. Чем больше этот дефицит, тем выше риск того, что он может спровоцировать падение курса доллара. За этим последуют жесткие протекционистские меры, а за ними, не исключено, и общемировой спад.

Вот почему мировой экономике остро необходим солидный рост и за пределами Соединенных Штатов. Прежде всего - двух крупнейших её составляющих, пребывающих ныне в стагнации: континентальной Европы и Японии. Европе необходимы скорейшая либерализация рынков и внятная макроэкономическая политика. Когда экономика почти не растет, а избыточных мощностей в ней - больше, чем когда-либо, то уже дефляция, то есть постоянное снижение цен, а не инфляция представляет большую угрозу. Европейскому банку следует, наконец, это осознать и срочно снизить ставки по кредитам - для оживления экономики. Только её рост сможет обеспечить и сбалансированные бюджеты. А чтобы понять, сколь трудна денежная политика в условиях дефляции, достаточно взглянуть на Японию. Там правительство не очень пока преуспело, убеждая потребителей, что именно борьба с дефляцией является сегодня главной его целью.

Все эти меры, даже вместе взятые, не приведут, конечно, в мировой экономике к переменам в одночасье. Но они приведут к постепенному сокращению нынешней зависимости от положения дел в США. В долгосрочной перспективе именно в этом - залог её устойчивости, заключает "Экономист".

Финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, в 1997 году поражавший одну страну за другой, назвали "азиатским гриппом". Аналогия была понятна, но проблемы экономики и массовых эпидемий связаны не только аналогиями, пишет "Экономист".

Атипичная пневмония, распространившаяся в регионе из Китая, уже заставила экономистов пересмотреть недавние прогнозы. Например, для Гонконга экономический рост в нынешнем году прогнозируется теперь в объемах вдвое меньших.

Пострадала не только местная индустрия туризма. Даже местные жители стараются по возможности избегать магазинов и ресторанов. В Гонконге многие рабочие просто остаются дома. Предвидеть все экономические последствия невозможно, однако, как считают местные эксперты, если эпидемию обуздают к июню, то на результатах 2004 года она может и не отразиться вовсе.

Конечно, среди напастей человечества за всю его историю атипичная пневмония занимает весьма скромное место. Её не сравнить, скажем, со СПИДом - как в человеческом, так и экономическом измерении. И уж тем более - с бубонной чумой, которая в 14 веке унесла четверть всего населения Европы. Но все же подсчитать возможные экономические последствия эпидемий очень трудно, что доказывает опыт исследований влияния СПИДа на экономику отдельных стран. Одна из моделей, в которую заложили данные, близкие к нынешним показателям Южной Африки, например, дала такие результаты: если бы не СПИД, то в стране в течение всего трех поколений можно было бы достичь полной грамотности - на фоне умеренного экономического роста. Но если принять во внимание масштабы распространения СПИДа и допустить, что в стране не будет предприниматься особых мер для его обуздания, то модель прогнозирует полный экономический коллапс страны уже через четыре поколения. Конечно, моделей для расчетов существует множество, но вывод напрашивает один: как и экономические кризисы, эпидемии лучше предотвращать, нежели потом лечить, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 11 апреля.

"Панорама".

Панорама. В этой рубрике сегодня - о системах обязательного медицинского страхования. Россия, Чехия, Германия, Великобритания.

Прежде всего, представим - в самых-самых общих, разумеется, чертах, как устроено обязательное медицинское страхование сегодня в России.

Итак, для работающих граждан средства на ОМС формируются за счет специальных налоговых отчислений работодателей - они составляют 3,6% от фонда оплаты труда предприятия.

Для неработающих граждан - средства на ОМС формируются за счет отчислений из региональных и местных бюджетов.

Отметим, что и в одном, и в другом случае сам полис ОМС для человека является бесплатным.

А теперь - какие планы реформирования системы обсуждаются? Пока - это только планы и не более.

Для работающих - подвигнуть граждан к тому, чтобы они массово переходили к частному и добровольному медицинскому страхованию. А государство подумывает о том, чтобы таким людям компенсировать (как и в каких объемах - пока не решили) часть их затрат на приобретение этих, более дорогих полисов.

Для неработающих граждан - нынешняя схема остается в принципе прежней, но предполагается, что ОМС пенсионеров будут оплачивать из своих средств не только местные бюджеты, но и Пенсионный фонд России. А вот кто будет оплачивать страховку для детей - пока не решили.

А теперь - первый из зарубежных материалов. Рассказывает наш корреспондент в Праге Владимир Ведрашко:

Владимир Ведрашко: Система всеобщего медицинского страхования возникла в Чехии уже через три года после "бархатной революции" 1989 года. И сегодня она охватывает практически все население страны Чехии - более 10 миллионов человек.

Действующую систему можно сравнить с общим котлом, куда каждый вкладывает сумму, соответствующую его доходам. При этом бесплатные медицинские услуги равным образом доступны и молодому предпринимателю, и старику-пенсионеру, и ребенку. Все участники системы всеобщего медицинского страхования обязаны регулярно отчислять страховые взносы в любое из действующих в стране агентств медицинского страхования. Таких агентств в стране - девять.

В зависимости от социального статуса застрахованного, плательщиком взносов является либо он сам, либо его работодатель, либо государство. Индивидуальные предприниматели платят свой взнос сами - он составляет 13 с половиной процентов от размера их прибыли. Все работающие по найму также платят 13 с половиной процентов - но уже от размера заработной платы. При этом сам работник платит лишь четыре с половиной процента, а остальные девять - его работодатель.

Еще одна деталь, присущая именно всеобщему медицинскому страхованию в Чехии. При заключении или расторжении трудового соглашения с работником, работодатель обязан в течение восьми дней информировать об этом то агентство медицинского страхования, с которым у него заключен контракт о сотрудничестве.

Еще один плательщик страховых взносов - само государство. Оно платит за всех детей или студентов в возрасте до 26 лет, за пенсионеров, за женщин в декретном отпуске, неработающих родителей с одним ребенком до 7 лет или двумя детьми до 15 лет. Государство платит также страховые взносы за военнослужащих срочной службы и за тех, кто отбывает наказание в местах заключения.

За граждан всех этих категорий государство вносит ежемесячно в фонды обязательного медицинского страхования по 470 крон (примерно 16 долларов). Здесь же уместно сказать, что расходы чешских агентств медицинского страхования по покрытию медицинских услуг и стоимости медикаментов в 2001 году, например, составили примерно 400 долларов на одного человека. Местные или региональные бюджеты в формировании фондов обязательного медицинского страхования в Чехии не участвуют вообще.

Теперь - о самих медицинских услугах и их страховом покрытии. Все учреждения и специалисты, предоставляющие в Чехии медицинские услуги, имеют контракты с одной из компаний медицинского страхования. Клиенты этой компании имеют право самостоятельно выбрать себе медицинское учреждение или лечащего врача. Но бесплатную помощь они получат лишь в том случае, если обратятся в медицинское учреждение, с которым у данной страховой фирмы есть договор о сотрудничестве.

Покрываемые страховкой медицинские услуги включают в себя практически все необходимые медицинские процедуры, медикаменты и вспомогательные средства. Страховкой не покрываются услуги, выходящие за условный стандартный перечень - например пластические операции или медикаменты, предназначенные для косметических целей, и так далее.

Тем не менее, на практике цена даже стандартного лекарства может превышать ту сумму, которую оплачивает страховая компания. Тогда - разница покрывается из кармана самого пациента. В этом, как считают местные эксперты, - один из минусов действующей системы. Страховые компании всячески стремятся занизить свое участие в оплате некоторых, особенно - более дорогих медикаментов. И эффективного законодательного противодействия такой практике пока не найдено.

Сергей Сенинский: Владимир Ведрашко, наш корреспондент в Праге.

Следующий сюжет - о практике в Германии. На наши вопросы отвечает Михаэла Готтфрид, сотрудница Федерального Союза медицинских страховых обществ для служащих.

Михаэла Готтфрид: Большинство жителей Германии застрахованы в так называемых государственных больничных кассах. Однако это не является обязательным для всех. Скажем, государственные служащие застрахованы в частной медицинской кассе, большинство предпринимателей также пользуются услугами частных медицинских страховых обществ.

В принципе обязательная медицинская страховка обязательна для всех, чей месячный доход - меньше определенной суммы: на сегодня это - 3 тысячи 450 евро, то есть примерно в полтора раза больше средней по стране зарплаты. Если человек зарабатывает еще больше, то обязательная медицинская страховка уже не является для него обязательной. Он может - по своему усмотрению - заключить с государственной или частной страховой компанией договор о добровольном медицинском страховании.

В целом, практически всё население Германии имеет обязательную медицинскую страховку. 88% застрахованы в государственных страховых компаниях, остальные - в частных.

Сергей Сенинский: Как именно формируются фонды обязательного медицинского страхования? За счет каких и чьих отчислений?

Михаэла Готтфрид: Ежемесячный взнос в медицинскую страховую кассу зависит от размера дохода. Речь идет, напомню, о тех, кто зарабатывает до 3 тысяч 450 евро в месяц. В среднем их страховой взнос составляет 14,3% от размера заработной платы - до уплаты подоходного налога. Почему "в среднем"? Потому что суммы взноса могут различаться в разных государственных страховых компаниях. Но сам взнос выплачивается пополам - предприятием и самим работником.

Для пенсионеров в Германии система оплаты медицинской страховки отличается от её оплаты работающими людьми лишь тем, что половину страховой суммы вносит за них не предприятие, а федеральный Пенсионный фонд. Ну, и, разумеется, те пенсионеры, которые предпочли добровольное и частное медицинское страхование, выплачивают полную сумму страховки сами.

В целом же, в финансировании системы обязательного медицинского страхования - как для работающего, так и для неработающего населения - коммунальные или муниципальные бюджеты не участвуют.

Сергей Сенинский: А как соотносится, сколько человек платит, и то, какие услуги он за это получает?

Михаэла Готтфрид: Государственные страховые медицинские компании имеют обширный перечень медицинских услуг, которые они оплачивают. В принципе, в него включено практически все, что, с медицинской точки зрения, может понадобиться пациенту.

Естественно, у каждого пациента могут возникнуть разного рода пожелания - например, пройти ультразвуковое исследование, которое ему, с медицинской точки зрения, не особо нужно, но для собственного успокоения - весьма желательно. Или, скажем, консультация у главного врача клиники. В таких случаях пациент может либо заключить дополнительный страховой договор с частной компанией, готовой оплачивать такие услуги, либо - просто оплачивать их из своего собственного кармана.

Но в принципе в общем перечне содержатся практически все медицинские услуги, которые когда-либо могут понадобиться человеку.

Сергей Сенинский: Сами работники этой системы о каких её плюсах и минусах на сегодня обычно говорят?

Михаэла Готтфрид: Существующая в Германии система обязательного медицинского страхования основана на так называемом "принципе солидарности". То есть молодые платят за старых, много зарабатывающие платят за малоимущих, а предприятие платит половину взноса работника. Это, с моей точки зрения, положительная черта нашей системы. Кроме того, мы гарантируем любому человеку квалифицированную медицинскую помощь в полном объеме.

К негативным сторонам системы обязательного медицинского страхования в Германии можно отнести, во-первых, слишком большое количество государственных страховых компаний, что не способствует "прозрачности" всей системы. Во-вторых, государственные кассы оплачивают слишком много видов медицинских услуг и обследований, в которых зачастую нет никакой необходимости, но при этом выделяют слишком мало средств, например, для ухода за хроническими больными.

Сегодня в стране ведутся дискуссии, как улучшить положение в этой области. Что касается "излишних" исследований, то чаще всего сам пациент здесь ни при чем. Скажем, врач, который купил для своей практики новый и дорогостоящий прибор, должен каким-то образом его окупить. Соответственно, он направляет многих своих пациентов на обследование с использованием именно этого прибора, хотя с медицинской точки зрения это может быть и не обязательно.

Сергей Сенинский: Спасибо, на вопросы программы отвечала - в Германии - Михаэла Готтфрид, сотрудница Федерального Союза медицинских страховых обществ для служащих. И завершает сегодняшнюю панораму обязательного медицинского страхования - наш автор в Лондоне Михаил Смотряев:

Михаил Смотряев: Как таковой, системы обязательного медицинского страхования в Великобритании не существует. Основанная в 1948 году Британская Национальная Служба Здравоохранения, которая оказывает бесплатные медицинские услуги всему населению страны, полностью финансируется из государственного бюджета. Большая часть её расходов покрывается из так называемого Фонда Национального Страхования, отчисления в который обязаны производить как сами работники, так и работодатели.

Британская система налогообложения весьма сложна, и поэтому суммы, которые выплачивают в этот Фонд работники, не поддаются усреднению. Люди со скромными заработками не платят вообще ничего, а для остальных эти суммы могут составлять от 1 до почти 6 процентов (5.85%) их заработка.

Платежи британских работодателей представить проще - с апреля этого года для большинства из них отчисления в Фонд Национального Страхования увеличиваются на 1% и составят теперь 12,8% от общих доходов предприятия. В целом на содержание Национальной Службы Здравоохранения уходит 10.7% годового бюджета страны, и деньги эти расходуются не только на собственно медицинское обслуживание, но и на медицинские исследования, а также строительство и ремонт больничных помещений.

Несмотря на то, что в последние годы сектор частного медицинского страхования в Великобритании развивается особенно быстрыми темпами, большинство британцев по-прежнему пользуется услугами именно Национальной Службы Здравоохранения. Она занимается абсолютно всем - от амбулаторного лечения до сложнейших операций, и даже гарантирует экстренную медицинскую помощь любому иностранцу, оказавшемуся на территории Соединенного Королевства. Практически все услуги - бесплатные. Исключение составляет лишь визиты к зубным врачам - пациенту придется оплатить 20% выставленного счета, остальное - доплачивает государство.

Главная проблема такого подхода к системе здравоохранения - её "пропускная" способность. Конечно, пациентам, состояние здоровья которых требует немедленного врачебного вмешательства, помощь будет оказана немедленно. А ждать плановой операции можно долго - вплоть до года, а иногда и больше. С амбулаторным лечением ситуация еще острее - по статистике, в среднем доктор проводит с каждым из своих пациентов не более 8 минут.

Кроме того, даже если больной намерен пройти курс лечения в частной клинике, он - в большинстве случаев - обязан получить прежде направление на лечение у соответствующего специалиста Национальной Службы Здравоохранения, что еще более увеличивает нагрузку на её врачей.

Еще одна проблема - утечка кадров. Квалифицированные врачи специалисты предпочитают работу в частном секторе. Здесь и зарплата выше, и работы меньше. Но, чтобы получить право работы в частной клинике, любой врач - по закону - обязан не менее пяти лет отработать сначала в государственной системе здравоохранения.

Сегодня, несмотря на все усилия правительства, листы ожидания в большинстве британских больниц продолжают расти. Проведенные недавно инспекции показали, что качество медобслуживания существенно разнится на севере и на юге страны, а явным предпочтением пользуются молодые пациенты.

Планы модернизации Национальной Службы Здравоохранения обсуждаются в британском парламенте чуть ли не ежедневно, в том числе - привлечение в эту сферу частных инвестиций. Однако о возможности хотя бы частичной приватизации этой службы речь пока не идет.

Сергей Сенинский: Михаил Смотряев, наш автор в Лондоне. Этим сюжетом мы завершаем разговор о системах обязательного медицинского страхования, о которых мы говорили в рубрике "Панорама".

"Меняющийся мир: страны и рынки".

Иван Толстой: "Не все немцы читают об этом" - статья, опубликованная в американском еженедельнике BusinessWeek. Речь идет о кризисе, в котором оказались многие немецкие газеты.

Когда сразу после Второй мировой войны американская оккупационная администрация начала создавать в Германии свободную прессу, первую лицензию получила команда полуголодных редакторов будущей газеты Frankfurter Rundschau. Начав в подвале дома в разбомблённом городе, газета быстро завоевала репутацию защитника демократии - бывшей тогда для многих немцев все еще чуждой идеей. Rundshau - Обозрение - стало ведущим левоцентристским еженедельником Западной Германии, грозой политиков-консерваторов, от Конрада Аденауэра до Гельмута Коля. Поэтому есть нечто грустно-ироническое в том, что в начале нынешнего года переживающая финансовые проблемы газета была вынуждена просить помощи у консервативного правительства федеральной земли Гессен.

Frankfurter Rundshau - лишь одна из жертв наиболее, вероятно, серьезного кризиса германской прессы с 40-ых годов. На прошлой неделе прекратился выпуск - давно ставшего убыточным - общественно-культурного еженедельника Die Woche ("Неделя"). А ведущее из ежедневных консервативных изданий страны - газета Frankfurter Allgemeine Zeitung - вынуждено было уволить десятки журналистов, чтобы компенсировать потери от сокращения доходов от рекламы - основного финансового источника газеты. А мюнхенская Sueddeutsche Zeitung, имеющая в германии самый большой тираж среди небульварных изданий тираж, в прошлом году понесла убытков на 40 миллионов долларов и была вынуждена продать почти 19% своих акций одному из местных издательств.

Хотя антимонопольное законодательство Германии препятствует укрупнению медиа-концернов, очевидно, что средства массовой информации Германии переживают период радикальной консолидации. И тем немногим издателям, чьи дела идут хорошо, кризис многих коллег предоставляет - впервые в послевоенной немецкой истории - реальный шанс создать крупную газетную империю. В Германии пока нет структур, подобных, например, американской Gannett Corporation, которой принадлежит более 100 ежедневных американских газет. Однако издатель газет Berliner Zeitung и Berliner Kurier Торстен-Йорн Кляйн уверен, что буквально через 10 лет на рынке прессы в Германии возникнет ситуация, аналогичная нынешней американской.

Консолидация газетного бизнеса выгодна коммерчески, но не факт, что это - хорошо и для читателей. Сегодня газетный ландшафт Германии потрясающе разнообразен, здесь есть всё - от самых солидных, типа Frankfurter Allgemeine Zeitung, до пестрых таблоидов с фотографиями обнаженных красоток на первой полосе - таких как Bild. Только в Берлине выходят сразу 9 ежедневных газет, а, например, в совсем небольшом северогерманском Билефельде - две.

Однако в последние годы тиражи газет стали сокращаться. Подобная тенденция, кстати, наблюдается и в США - молодые люди все чаще предпочитают другие, более технологичные источники информации. В прошлом году в немецких газетах, которые распространяются по подписке, объемы рекламы упали на 12%. Объявления о найме на работу - на фоне роста безработицы в стране - принесли доходов на 41% меньше. Конечно, по мере оживления экономики часть рекламодателей вернется, но, вероятно, не все. Значительная часть их уже перекочевала в Интернет, и газеты не смогли вернуть их, даже вложив немалые деньги в развитие собственных веб-сайтов.

Так что, под угрозой - само качество немецкой журналистики? Издатель Berliner Zeitung, например, утверждает, что охота за читателями уже провоцирует газеты на более бульварный тон публикаций. Но не стоит забывать, что часть нынешних проблем немецких газет вызвана самодовольством и плохим менеджментом в 90-е годы. Тем не менее, даже первопроходцам - как Frankfurter Rundshau - придется учиться тому, что газета может быть независимой только тогда, когда у нее все в порядке с финансами", - пишет американский еженедельник BusinessWeek.

Мелони Леонова: Австрийская газета Die Presse пишет о Боснии. В этой балканской стране принимается закон о банкротстве.

Боснийское экономическое законодательство постепенно приближается к европейским стандартам. Сегодня наиболее важной мерой является закон о банкротстве и ликвидации предприятий, который в ближайшее время вступит силу в обеих частях государства. Парламент Республики Сербской его уже одобрил, а к лету, вероятно, закон будет поддержан и законодателями Хорватско-мусульманской Федерации.

Иностранные эксперты приветствуют эту, по их словам, давно назревшую меру оздоровления экономического климата. Но главный вопрос - сколько же предприятий в стране обанкротится? В местной прессе пишут о 100 тысячах - столько людей потеряет работу в ближайшее время. Международные организации, правда, считают такие оценки преувеличенными. А профсоюзы, наоборот, предсказывают появление 200 тысяч новых безработных.

До сих пор убыточные предприятия поддерживались государством. После вступления нового закона в силу, банкротство уже в ближайшее время угрожает, по оценкам торгового представительства Австрии, примерно 80-ти крупным компаниям, в каждой из которых работают сотни людей. Правда, значительная часть из них и так уже работает там чисто формально, не получая зарплаты. По официальным данным, уровень безработицы в Боснии и Герцеговине - 40%, но реально - около 20%, так как половина так называемых "безработных" занята в "сером" секторе экономики.

До конца мая в Боснии должен быть принят также закон о приватизации, которой подвергнутся наиболее крупные государственные предприятия. Приватизация более мелких, общей стоимостью до 25 тысяч евро, уже фактически завершена", - пишет австрийская Die Presse.

Сергей Данилочкин: Немецкая Sueddeutshe Zeitung пишет о кризисе компании Grundig, известного производителя теле- и радиоаппаратуры.

Новый совет директоров компании считает весьма вероятным, что в ближайшие дни она окончательно объявит о своем банкротстве. В то же время Grundig по-прежнему надеется на модернизацию и превращение в конкурентоспособную структуру. Ради этого продолжается поиск инвесторов. Сегодня в компании работают 3800 человек, в полтора раза меньше, чем всего в прошлом году. Цель нынешнего руководства - сохранение, в первую очередь, технологического ядра компании и дочерних компаний, из которых наиболее перспективной считается подразделение, выпускающее аудиотехнику и навигационное оборудование для автомобилей. Почти 25% акций этой компании принадлежат японской корпорации Fujitsu.

Итак, пишет Sueddeutshe Zeitung, на очереди - Grundig. В послевоенной истории Германии было немало уже банкротств компаний-ветеранов. Например, разорились автомобильный завод Borgward или сталелитейный Horf. Теперь та же судьба ожидает производителя электроники из Нюрнберга, который когда-то первым в мире начал выпускать цветные телевизоры. В последние месяцы Grundig, как известную марку, собрался было купить сначала - тайваньская, затем - турецкая компания, однако обе передумали.

История Grundig началась 56 лет назад, когда основатель компании, Макс Грундиг, начал свой бизнес с продажи конструктора, из которого человек мог сам собрать радиоприемник. В лучшие времена на заводах Grundig работало до 37 тысяч человек. Но закат компании начался не вчера, а еще 30 лет назад. Ее основатель оказался слишком своенравным. Он, например, отказывался сотрудничать с другими компаниями и даже надеялся создать новый видеостандарт, который бы принял весь мир. И это было в то время, когда на этом рынке уже безраздельно царствовали японцы.

В 1972 году Грундигу пришлось продать свою компанию. Но и потом ее дела шли ни шатко, ни валко. То - государство поможет, то баварские земельные власти найдут новых инвесторов. Увы, все это не помогло. Не последнюю роль в крахе Grundig сыграла непримиримая позиция профсоюза металлистов, который всячески противился переносу производства за границу, хотя это могло бы сохранить хоть какую-то часть рабочих мест и в самой Германии.

Даже в Германии, с её весьма дорогой рабочей силой, вполне можно выпускать недорогие телевизоры - это доказали другие производители. Но - необходима четкая коммерческая стратегия. А если менеджмент компании не справляется со своей работой, то и помощь государства не спасет", - заключает газета Sueddeutsche Zeitung.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG