Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евразийская интеграция - из Киева и Минска. Российский рынок пива



- Евразийская интеграция - из Киева и Минска.
- Российский рынок пива. Крупные и малые производители, предпочтения покупателей. Марки пива: международные - национальные - местные. В рубрике - "Рынки и потребители".
- Одна неделя года - обзор экономических новостей и событий.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама некоторых экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна неделя года".

Александра Финкельштейн: Соединенные Штаты начали поставлять в Ирак американские доллары. Они будут использоваться здесь в наличном обороте параллельно с действующими иракскими динарами - до тех пор, пока в стране не появится новая национальная валюта. На это, по оценкам экспертов, потребуется от трех до шести месяцев.

В ближайшие дни экстренные пособия - по 20 долларов - будут выданы примерно двум с половиной миллионам государственных служащих Ирака. Эта сумма в три раза больше их среднемесячной зарплаты по состоянию на начало года.

По установленному официальному курсу, который не менялся в Ираке с 1982 года, один иракский динар стоил 3 доллара и 22 центов. Однако обмен валюты на таких условиях был доступен лишь ближайшему окружению Саддама Хусейна. Курс "черного" рынка в последнее время - 3 тысячи иракских динаров за один доллар.

Иван Толстой: Крупнейшая фармацевтическая компания мира, на долю которой приходилось 8% мирового рынка лекарств по рецептам, стала еще крупнее. Американская Pfizer, создатель препарата Viagra, получила разрешение Комиссии по торговле США на покупку другой американской фармацевтической компании - Pharmacia. Общая сумма сделки - почти 55 миллиардов долларов.

Доля объединенной компании на мировом рынке рецептурных препаратов составит теперь 11%, на 4% больше, чем у ближайшего конкурента - британской компании GlaxoSmithKline.

Чтобы получить разрешение антимонопольной инстанции на объединение, каждой из двух компаний пришлось отказаться от разработки некоторых препаратов, близких к тем, которые уже производит партнер. В частности, Pharmacia отказалась от подготовки выпуска препарата, сходного по назначению с Viagra компании Pfizer.

Александра Финкельштейн: Немецкая компания Grundig обратилась в суд по банкротствам. В течение многих лет она несла убытки, не выдерживая конкуренции с более эффективными производителями теле- и радиоаппаратуры из стран Азии. Предпринятые владельцами компании в последние месяцы попытки продать её - сначала тайваньским, а затем - турецким инвесторам - потерпели неудачу.

Макс Грюндиг, основавший компанию в 1946 году, начинал с ремонта довоенных радиоприемников, так как производство новых было запрещено. Запрет этот был снят союзниками в 1949 году, и первый же портативный приемник Grundig стал в Германии бестселлером. Спустя четверть века компания одной из первых в мире начала выпуск цветных телевизоров.

В 1984, перед выходом на пенсию, Макс Грюндиг продал компанию голландской Philips. Однако в 1997 и Philips решила от неё избавиться.

Нынешнее обращение в суд даст Grundig временную защиту от кредиторов, непосредственное руководство компанией передано аудитору.

Иван Толстой: Сменился лидер в винной индустрии мира. Крупнейшим производителем стала американская компания Constellation Brands - после завершения покупки одной из ведущих винных компаний Австралии - Hardy. Сумма сделки превысила 1 миллиард долларов - деньгами и акциями. До этого крупнейшей винной компанией мира - по объемам продаж - была калифорнийская Gallo Winery.

Constellation Brands - одна из немногих компаний этой индустрии, которая производит все три её составляющих: вино, пиво и крепкие напитки.

Александра Финкельштейн: Deutsche Telecom продала еще 10% акций российской компании "Мобильные телесистемы" - крупнейшего в стране оператора сотовой телефонной связи. За несколько дней до этого были проданы 5% её акций. Покупатель - тот же: российская финансовая корпорация "Система", второй из ведущих акционеров "МТС". За оба пакета её акций компания "Система" заплатила 500 миллионов евро.

Все эти деньги Deutsche Telecom направит на частичное погашение своих долгов. Их общая сумма составляет почти 60 миллиардов евро, большая часть которых была потрачена два года назад на покупку лицензий на сети мобильной телефонной связи "третьего поколения" в Германии, не появившиеся и до сих пор.

В России Deutsche Telecom, тем не менее, сохраняет за собой более 25% акций компании "МТС".

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий...

На минувшей неделе президенты сразу двух стран - Украины и Белоруссии, входящих в образованную всего два месяца назад так называемую евразийскую "четверку" (вместе с Россией и Казахстаном) - выступили перед национальными парламентами с ежегодными обращениями. В обоих выступлениях особое внимание было уделено именно вопросам экономической интеграции. Причем - как на Восток, так и на Запад. Вот об этом мы и решили поговорить сегодня.

Наши корреспонденты (в Киеве - Сергей Киселев, и в Минске - Валерий Калиновский) обратились к экспертам и политологам с предложением высказаться, как им лично представляется позиция своих стран в отношении экономической интеграции - в первую очередь, с Россией. И насколько совместимы, с их точки зрения, - во времени и по интересам - интеграция евразийская и просто европейская, или, скажем, вступление во Всемирную торговую организацию?

Начинаем - в Минске. Причем здесь мы предложили нашим собеседникам, оба они - экономисты - назвать по одному наиболее существенному, на их взгляд, положению ежегодного послания из тех, которые относятся к реформированию экономики. Тему открывает Ярослав Романчук, заместитель председателя Объединенной гражданской партии Белоруссии:

Ярослав Романчук: Наконец-то прозвучала мысль, что здравоохранение и социальные услуги будут покупаться населением сверх того, что государство будет обеспечивать бесплатно. Был призыв к рыночным отношениям в области социальной сферы и в области здравоохранения.

Президент также сказал о том, что будет развиваться медицинское страхование. Но оно будет развиваться в рамках государственной системы. То есть Лукашенко подмечает растущее социальное напряжение и растущие проблемы в социальной сфере, но при этом те решения, которые он предлагает, это предложения из другой эпохи. Это предложения в рамках государственных монополий. В рамках нереформированной экономики. И очень легко прогнозировать к чему могут привести попытки реформировать социальную сферу, когда не реформирован реальный сектор, когда не реформирован банковский сектор, когда в стране нестабильная валюта, непрозрачный бюджет и так далее. Это может привести к тому, что некоторые "обязательные" платежи будут концентрироваться в целом ряде государственных структур. Эти деньги будут тратиться, прежде всего, на проекты, которые имеют политизированный характер и которые обладают меньшим эффектом, чем те, которые предлагает свободный рынок...

Сергей Сенинский: Продолжает - председатель республиканского общественного объединения "Альтернатива-21" Леонид Злотников:

Леонид Злотников: Лукашенко остался верен себе. Он не меняет белорусской экономической модели. И поэтому все существенное, что он сказал, уже не ново, а что новое - уже не существенно...

Я приведу пример. Он сказал, например, что необходимо трансформировать торговые организации в производственные предприятия. Это - новое! Раньше он просто считал, что их нужно устранить и подавлять их развитие. А сегодня он сказал, что их нужно трансформировать. Это - новое. Но это - несущественно. Ставка все равно делается на развитие крупных предприятий. Крупные предприятия у нас - государственные. А те, которые акционированы, как сказал Лукашенко, все равно останутся под контролем государства, так как контрольные пакеты акций в большинстве случаев находятся в руках у государства. То есть ничего существенно не меняется.

Сергей Сенинский: Теперь - в Киев. Президент Леонид Кучма, выступая во вторник с ежегодным посланием, сказал, частности, следующее: "Украина имеет все основания ставить целью вступление во Всемирную торговую организацию не позднее, чем в 2004 году", конец цитаты.

Наш первый собеседник - Александр Гудыма, председатель подкомитета Верховной Рады Украины по вопросам газовой промышленности:

Александр Гудыма: Я думаю, что Украина является лидером в понятии "удивительная страна". Мы продолжаем удивлять мир тем, что мы пытаемся одновременно прибывать в экономическом пространстве Европы и в евразийском экономическом пространстве.

Но чтобы интегрироваться в европейское сообщество, нужно будет доказать, что евросообщество будет получать те же самые преимущества в Украине, как и Россия, скажем, в вопросах приватизации...

Сергей Сенинский: Продолжает - Михаил Бродский, предприниматель, председатель партии "Яблуко":

Михаил Бродский: Во-первых, я считаю, что Украине на сегодня еще рано вступать в ВТО. Мы пока не готовы. Мы не готовы достаточно широко и полномасштабно, на равных конкурировать с западными товарами. И открывать свой рынок нам нужно потерпеть, я думаю, еще год-два. Несмотря даже на те преимущества, которые нам даст, казалось бы, ВТО.

Вы знаете, когда уменьшается оборот нашей торговли с Россией, я с одной стороны, расстраиваюсь, а с другой стороны, радуюсь. Потому что это говорит о том, что наши бизнесмены начинают осваивать новые, нетрадиционные для Украины рынки. Они наконец-то начали понимать, что наш путь - на Восток, в Африку, что там ждут наши товары. Вместе с тем, мы становимся более конкурентоспособными, когда продаем свои товары в Евросоюз, достигая, таким образом, их более высокого качества, конкурируя на мировых рынках, а не в России, куда можно продавать и некачественный товар.

Поэтому, если говорить о преимуществах вступления в ВТО или торговли с Россией, я думаю, что нам надо искать себя там, где наша экономика будет лучше развиваться. Но, конечно же, идти одновременно в две стороны невозможно. Нужно для себя выбрать одну сторону и одно место... Я думаю, что нужно торговаться и там, и там, а решение принимать еще пока рано.

Сергей Сенинский: Возвращаемся в Минск и продолжаем тему экономической интеграции с Россией. Мнение Ярослава Романчука, заместителя председателя Объединенной гражданской партии Белоруссии:

Ярослав Романчук: Лукашенко не отреагировал на альтернативный вариант "четверки". Он по-прежнему считает, что Россия "обречена" говорить с Белоруссией в рамках союзного договора. И я думаю, что его ждет глубокое разочарование в ближайшие годы.

Он еще раз доказал, что не приемлет реальные интеграционные механизмы. Он считает, что единственный способ интеграции Белоруссии и России это, по сути, формирование как бы нео-Советского Союза. Ну, и затягивание переговоров с Россией налицо...

Сергей Сенинский: Продолжает - председатель республиканского общественного объединения "Альтернатива-21" Леонид Злотников

Леонид Злотников: Лукашенко четко сказал: да, наши экономические системы - России и Белоруссии - отличаются. И поэтому он четко и ясно предложил: один союз и две системы. Как, например, Гонконг и Китай. То есть "давайте будет интегрироваться, но направление развития белорусской экономической политики менять не будем".

И здесь Лукашенко можно понять. Для него конечной целью интеграции является получение дешевых российских энергоресурсов и, например, внутрироссийских тарифов на железнодорожные перевозки. Это - он уже получил! Какую еще ставить цель перед собой? Любая цель при экономической интеграции - это некая потеря власти. Поэтому и задача дальнейшей интеграции экономических систем в принципе не стоит.

Что касается интеграции в рамках "четырех" - евразийского сообщества, то ясно, что если нет интеграции экономических систем России и Белоруссии, то о какой интеграции четырех может идти речь? Поэтому Лукашенко совершенно справедливо отнесся к этому скептически: ну, вот пусть попробуют интегрировать теперь "четырех"...

Ярослав Романчук: Что касается отношения с Западом, то здесь Лукашенко опять себя проявил как "батька", который "защищает" интересы белорусского народа и белорусской экономики. Напомню, что когда речь шла о росте цен на жилищно-коммунальные услуги в этом году, а они повысились практически в три раза, то шла ссылка на МВФ, как будто именно МВФ вынудил Белоруссию это сделать. На самом деле, МВФ здесь - абсолютно не при чем!

В отношении ВТО Лукашенко опять-таки говорит, что мы, мол, с удовольствием будет интегрироваться, но при этом же говорит, что интегрироваться нужно "с учетом национальных интересов". Национальные интересы в его понимании - опять-таки жесткий протекционизм. Причем не только в отношении товаров из Западной Европы, но и российских товаров.

Напомню, что в октябре этого года исполнится 10 лет с момента начала переговоров Белоруссии по членству в ВТО. Хотя стандартно эти переговоры длятся 5-7 лет - до вступления страны.

Леонид Злотников: Логически можно заключить, что если у нас нерыночная модель, то интеграции в ВТО быть не может. А если нет интеграции в полурыночную модель и, скажем, невозможна интеграция в полурыночную модель России, то и в другие системы не может быть такой же интеграции. Это просто очевидно.

Пока остается неизменной "белорусская экономическая модель", интеграции не будет, сколько бы на эту тему ни говорили и что бы ни утверждали...

Сергей Сенинский: И завершаем разговор - в Киеве. Говорит директор Европейского института интеграции и развития Дмитрий Выдрин:

Дмитрий Выдрин: Я думаю, что пока преждевременно говорить о чем-то, так как украинская экономика не прошла периода даже первичной реструктуризации. И в Украине не создана та рыночная экономика, о которой мы все говорим, как о ритуальном и нереальном явлении.

Вот если бы в Украине был реальный рынок, то можно было бы говорить о том, ориентирован ли этот рынок на Восток или на Запад. И насколько этот рынок совместим с Востоком и Западом. А поскольку реальной рыночной экономики нет, то и говорить-то особенно не о чем. Непонятно даже, куда эта экономика будет ориентирована, так как неясно, по каким принципам она будет развиваться...

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам - в Белоруссии и на Украине. Напомню, с ними беседовали наши корреспонденты: в Киеве - Сергей Киселев и в Минске - Валерий Калиновский.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 18 апреля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: На только что состоявшейся в Вашингтоне весенней сессии Всемирного банка и Международного валютного фонда говорили в основном о восстановлении Ирака и о том, что делать с его долгами. Проблемам беднейших стран мира, увы, внимания было оказано мало, пишет "Экономист".

Некоторые из них просто насущны. Прежде всего - либерализация правил внешней торговли. Продвижение на переговорах о сокращении субсидирования сельского хозяйства - блокируется, в основном, усилиями Европы. А переговоры о более широком доступе беднейших стран к дешевым лекарствам - усилиями, в основном, Соединенных Штатов. В переговорах по обеим темам необходим прорыв, но те, от кого он зависит, демонстрируют все меньше желания что-либо сделать для этого.

Облегчение налогового бремени беднейших стран мира - еще одна проблема, требующая безотлагательного решения. Недавние громкие заверения ведущих стран в том, что они готовы серьезно исправить ситуацию, как-то незаметно забылись. А разговоры о том, чтобы представители беднейших стран могли шире использовать возможности, предоставляемые форумами Всемирного банка и МВФ, так и остаются пока разговорами.

Впрочем, развивающиеся страны уже привыкли к тому, что разрыв между обещаниями, с которыми выступают ведущие страны, и их реальными действиями все возрастает. Немудрено: призывать к свободе торговли намного проще, чем эту свободу обеспечить, а подписаться под декларацией куда менее хлопотно, нежели на чеке к оплате, заключает "Экономист".

Приватизация железных дорог в Великобритании, по сути, была наполовину обращена вспять, когда в прошлом году компания, владеющая железнодорожными путями, оказалась под временным управлением. Новая компания - её преемник - полностью зависит от правительственных гарантий. Но теперь и компании-операторы подвижного состава решают свои финансовые проблемы за счет казны, теряя, таким образом, свою независимость, пишет "Экономист".

6 из 25 таких компаний-операторов работают лишь по краткосрочным контрактам, а 7 компаний уже получили из бюджета на 100 миллионов фунтов субсидий, которые спасли их пока от краха. Собственно, и стимулов всячески привлекать пассажиров у них нет. Ведь если количество пассажиров сократится на 6% и более от установленного среднего уровня, бюджет компенсирует им 80% недополученной прибыли. А сокращение от 2% до 6% принесет 50%-ую компенсацию.

Все меньше простора для предпринимательской инициативы остается у них и в мелочах. Например, согласно новым контрактам, на руководство компаний-операторов поездов возлагается ответственность и за наличие салфеток, и за то, чтобы в туалетных бачках в вагонах поездов было строго определенное количество воды.

Правительство всячески стремится показать, что ни одна из компаний - операторов железнодорожных поездов просто не может обанкротиться. Но в итоге бизнес этих компаний не развивается ни по рыночным законам, ни по правилам государственных компаний, когда расходы контролируются, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 18 апреля.

"Рынки и потребители"

"Рынки и потребители". В этой рубрике мы поговорим сегодня о российском рынке пива. О компаниях-производителях - крупных и малых. Кому они принадлежат и какую долю на рынке занимают. О предпочтениях покупателей. Дело не только, скажем, в темных или светлых сортах пива, но и в типах упаковки, соотношение между которыми серьезно меняется. И, конечно, о торговых марках пива на российском рынке - международных, национальных и местных. Каково соотношение между ними сегодня и в какую сторону оно меняется?.. Обо всем этом - разговор с экспертами в Москве.

Начнем с того, а сколь велик рынок пива в России - по сравнению с другими странами? По общему потреблению и по объемам на душу населения в год? Тему открывает аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS Владимир Савов:

Владимир Савов: Точных оценок объема потребления нет. Но примерно можно сказать, что он выходит где-то на 6 миллиардов долларов по розничным ценам. Тут сравнивать с другими странами все же не вполне корректно, потому что цены очень разнятся от страны к стране. Но, конечно, можно сравнить по объемам.

На сегодня Россия является 5-ым по величине рынком пива в мире - после Китая, США, Германии и Бразилии.

По потреблению пива на душу населения Россия пока еще заметно отстает от лидеров. Первая страна в мире по этому показателю - Чехия. Там потребление доходит до 150 литров пива в год на душу населения. В США - на уровне 90 литров. В Финляндии - примерно 65-70 литров. В Польше - около 60-ти. А в России по итогам 2002 года - около 40 литров...

Сергей Сенинский: Пиво российских торговых марок и марок зарубежных - как просто ввозимых из-за рубежа, так и производимых в самой России по лицензии. Каково примерно соотношение между этими группами? Тему продолжает аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Наталья Загвоздина:

Наталья Загвоздина: Еще совсем недавно в России совсем не производилось лицензионного пива. И его доля как была, так и остается ничтожно малой. Собственно импортированные западные сорта пива сейчас занимают на рынке менее 1%. А что касается лицензионного пива, то есть которое производится на территории России, то его доля растет. Но все равно пока не превышает 2,5%.

Оставшиеся 98% - это все российские сорта пива, которые производятся российскими же производителями.

Сергей Сенинский: Другое соотношение в структуре продаж также обращает на себя внимание. Почти 95% всего продаваемого в России пива - это пиво "светлых" сортов. Доля "темных" сортов пива составляет - по разным регионам - от 1,5% до 5%. Как аналитики рынка объясняют такую структуру - только вкусовыми предпочтениями и традициями или чем-то еще?

Наталья Загвоздина: Да. Скорее всего, это - только вкусовые предпочтения и традиционная приверженность к пиву светлых сортов. Потому что технологически для пивоваров выпуск темного или светлого пива особой разницы не представляет. Темное пиво не дороже, чем светлое. И действительно, все ориентировано только на предпочтение потребителей.

Сергей Сенинский: Сколько вообще сегодня пивоваренных предприятий в России - приблизительно? Каково соотношение в общем объеме производства между крупными и мелкими? И как в целом изменилась "география" этой отрасли за последние лет 10-15? Наш третий собеседник в Москве - аналитик инвестиционной компании "Объединенная финансовая группа" Алексей Кривошапко:

Алексей Кривошапко: На сегодня в России насчитывается около 300 пивоваренных компаний разного размера. Доля крупных компаний выросла за последние 3 года примерно с 65% от общего объема производства до примерно 75-78% на сегодня.

С точки зрения географии, стратегия, которую большинство компаний избрали, сводится к тому, что они стараются диверсифицировать свое производство и располагать свои мощности ближе к потребителю. За последние 4 года производство в регионах уже становится гораздо более равномерным, чем это было 5-6 лет назад.

Сергей Сенинский: Теперь - подробнее о самих компаниях. Кто они - 3-4 крупнейших производителя пива в России? Кому они принадлежат и какова примерно доля каждого из них на российском рынке? Владимир Савов, инвестиционный банк Brunswick UBS:

Владимир Савов: Самый большой игрок на российском рынке пива на сегодня - компания Baltic Beverage Holdings. Это - совместное предприятие между двумя мировыми пивоваренными компаниями: Scottish&Newcastle и Carlsberg. Каждая из этих компаний владеет по 50% акций в Baltic Beverage Holdings. А этот холдинг, со своей стороны, владеет российской компанией "Балтика" и еще несколькими более мелкими компаниями. В совокупности этому холдингу принадлежит 32-33% российского рынка пива.

Сергей Сенинский: Итак, крупнейший производитель - почти треть всего рынка в России - международный Baltic Beverage Holdings, которым владеют британская компания Scottish&Newcastle и датская компания Carlsberg. А кто - следом?

Владимир Савов: На втором месте компания Sun Interbrew. Главным акционером у этой компании является бельгийская Interbrew, вторая в мире по производству пива. Ее доля в Росси - около 12%.

Далее идут две компании, которые являются чисто российскими по своей структуре. Первая называется "Очаково", она базируется в Москве, и ей принадлежит 7-8% рынка. Примерно такая же доля рынка - у компании "Красный Восток", которая базируется в Казани.

Сергей Сенинский: Итак, примерно 33% российского рынка у Baltic Beverage Holdings, владеющего компанией "Балтика", еще 12% - у Sun Interbrew, и еще по 7-8% у двух российских компаний - московской "Очаково" и казанской "Красный Восток". А как нынешнее соотношение разных групп участников этого рынка может меняться в ближайшие лет 5-7? Наталья Загвоздина, инвестиционная компания "Ренессанс-Капитал":

Наталья Загвоздина: В настоящее время уже более 60% российского рынка пива контролируют западные компании. Другое дело, что они производят российские пивные бренды, поэтому-то это и не столь очевидно. Примерно 17% рынка - крупные российские производители. И около 20% - это мелкие региональные производители пива. И вот их доля будет достаточно быстро сокращаться.

Что касается перспективы на 5-7 лет, то где-то 2/3 рынка будет контролироваться крупными западными производителями, я не сомневаюсь в этом.

Алексей Кривошапко: Что будет дальше с этими тремя группами, во многом зависит от акционеров двух больших российских компаний - "Очаково" и "Красный Восток". Решат они продать этот бизнес, или они будут его дальше "растить"? Потому что бизнес этот - достаточно сильный. Их доля рынка может увеличиться до 25% за ближайшие 10 лет. Если они решат свой бизнес продать, то можно быть уверенным, что через 5 лет уже около 75% рынка будут контролировать западные компании. И доля российских компаний сведется к доле мелкого регионального производителя.

А если этого не произойдет, то мы увидим вот такие два центра консолидации, которые станут флагманами отечественного рынка. И тогда уже 55-60% рынка - у западных компаний, и 40% - у российских.

Сергей Сенинский: Теперь - обратимся к недавнему прошлому. Как менялись объемы потребления пива в России за последние 10-15 лет? И в какой степени, на ваш взгляд, можно говорить о том, что особенно быстрый их (объемов потребления) рост в последние годы был вызван соответствующим сокращением потребления более крепких напитков - в первую очередь, водки? Или же эти два процесса, хотя и связаны, но не столь непосредственно? Наталья Загвоздина, компания "Ренессанс-Капитал":

Наталья Загвоздина: Вообще, если говорить о том, сколько россияне потребляли пива 15-20 лет назад, то средний уровень колебался между 16-20 литрами в год на душу населения. А в прошлом году мы увидели, что этот показатель возрос до 48 литров. Это - достаточно существенный скачек.

Но как бы то ни было, россияне всегда потребляли водки на душу населения примерно в два раза меньше, чем пива. Если в 1989 году потребление пива было 25 литров, то водки потреблялась около 12 литров. А в 1992 году было около 18 литров пива и 10 литров водки.

Интересно, что сейчас потребление водки в этом сравнительном диапазоне "отстает" от пива и составляет около 15 литров водки на душу населения в год. Поэтому, как это ни прискорбно, россияне пьют больше и водки и пива, но водки относительно пива - пьют меньше...

Владимир Савов: В советские времена "пиковое" потребление пива было где-то около 30 литров на душу населения в год. В начале 90-х годов оно упало до 16 литров. То есть почти в два раза. А потом, с повышением доходов населения, оно стало бурно расти. С чем это связано? Я думаю, что это связано с изменениями культуры потребления пива и с ростом доходов людей.

В то же время должно было наблюдаться "замещение" потребления водки. Но тут нужно сказать, что такого не произошло. Потребление "твердого" алкоголя - водки - находится примерно на одном и том же уровне, плюс-минус...

Сергей Сенинский: Рынок пива иногда называют чуть ли не "самым рыночным сектором" российской экономики. В какой мере вы лично разделяете такие оценки и почему? Алексей Кривошапко, банк "Объединенная финансовая группа":

Алексей Кривошапко: Я думаю, что "самый рыночный" - пожалуй, гипотетическое выражение. Потому что многие рынки потребительских товаров являются достаточно нерегулируемыми, в них действуют практически все законы свободной рыночной конкуренции. Например, молочный рынок, рынок соков и вообще практически все упакованные продукты питания являются рынками свободными для конкуренции. То есть с этим утверждением я, скорее, не согласен...

Наталья Загвоздина: Да, действительно, пивной рынок практически вышел из-под контроля государства. Производство тары - бутылок - было налажено внутри страны, и государство уже не могло вводить таможенные пошлины на этот вид товара. Ввоз сельскохозяйственного сырья, под который попадает и ячмень, и хмель, не облагается налогами настолько высоко как, например, какое-то технологическое оборудование.

Действительно, все, что пивовары покупают за границей, - это пивоваренное оборудование. И собственно на этом вмешательство государства заканчивается. А поскольку темпы роста этого рынка были достаточно высоки, то естественно этот рынок привлек внимание и российских предпринимателей, и западных компаний.

Владимир Савов: Я с этим утверждением почти полностью согласен. Я не знаю, является ли он "самым рыночным" сегментом, но в очень большой степени, конечно, это - рыночный сегмент. Это связано с тем, что пока государство практически не регулирует рынок пива - пожалуй, за исключением акциза. Реклама пива пока вполне законна. И она не запрещена ни на телевидении, ни где-либо. Конкуренция стала уже очень жесткой. В России представлены почти все ведущие мировые производители пива. А еще есть несколько достаточно сильных российских игроков. И конкуренция между ними очень жесткая.

Это стало особенно заметно в 2002 году, когда рост потребления пива замедлился. И цены на пиво не выросли. То есть пивовары вынуждены были "принять" как-то на себя инфляцию, и не смогли повысить цены в соответствии с инфляцией.

Сергей Сенинский: Кстати, буквально на днях министерство по налогам и сборам России выступило с предложением повысить акциз на пиво в полтора раза. Союз пивоваров России тут же заявил, что реализация такого предложения может привести к остановке половины пивоваренных заводов России. Речь, в первую очередь, идет о небольших производствах.

Но продолжим тему. Российская пивоваренная промышленность почти на 90% зависит сегодня от поставок импортного сырья - ячменя, солода и хмеля. В чем причина - в более суровых природных условиях, чем в той же Чехии или Германии, откуда этот импорт в основном и поступает, или просто не умеют? И - ваш прогноз, скажем, лет на 7-10 вперед, как может измениться соотношение сырья ввозимого и отечественного?

Наталья Загвоздина: Дело не в том, что российские климатические условия не позволяют вырастить достаточное количество ячменя. Хотя и объемы его производства тоже не хватает, и они не могут "насытить" всю пивоваренную отрасль.

Проблема в том, что российское сельское хозяйство и его участники не могут обеспечивать постоянно высокое качество этого сырья. Для производства пива нужен ячмень более высокого качества, чем тот, который идет в производство других пищевых продуктов.

Но, я думаю, с развитием технологии выращивания ячменя, эта пропорция, когда сейчас преобладает импортное сырье, может измениться. И, безусловно, доля отечественного сырья будет возрастать. Мы знаем, что пивовары строят уже свои собственные солодовни. И, конечно, пытаясь сократить издержки, они, не исключено, станут поддерживать и отечественных производителей ячменя или солода.

Алексей Кривошапко: Если мы говорим о структуре закупок, то в принципе, единственной причиной, почему российские компании использовали импортное сырье, является то, что российское сырье было просто недостаточно высокого качества. То есть тут дело даже не в цене.

Но сейчас мы видим, что многие пивоваренные компании инвестируют в российские солодовни, а операторы рынка начинают инвестировать непосредственно в сельское хозяйство. И вот эта вот структура - 90:10 - лет через десять изменится примерно на 40:60.

Владимир Савов: Я думаю, что соотношение, может быть, не совсем такое... Я согласен, что самые крупные пивовары - "Балтика" и некоторые другие, которые тоже принадлежат международным компаниям - практически весь свой ячмень импортируют.

Но эта ситуация постепенно меняется. Скажем, компания Sun Interbrew развивает свою программу, то есть она инвестирует в производство ячменя на месте и постепенно переходит на российский ячмень. На сегодня уже 70% ячменя этой компании - российский ячмень. А через год, по их словам, эта компания полностью перейдет на российское сырье...

Сергей Сенинский: Еще одно любопытное соотношение - пива в банках и различных бутылках. Каково сегодня соотношение между ними в общем объеме производства пива в России? Как аналитики объясняют именно такое соотношение? И как оно меняется в последние годы? Алексей Кривошапко, "Объединенная финансовая группа":

Алексей Кривошапко: Структура упаковки на рынке в принципе - достаточно интересная тема. За последние два года доля бутылок уменьшилась с 80% до 60%. При этом доля пластиковых бутылок выросла с 18% до 30%. Доля банок возросла, хотя и составляет меньше 10%.

Сергей Сенинский: А как это объяснить?

Алексей Кривошапко: Вызвано это своими причинами. В случае пластиковых бутылок, это - просто очень удобная упаковка, в которой люди предпочитают употреблять продукт, когда они едут на дачу или, скажем, идут гулять в парк с друзьями. Или когда покупают его домой и не хотят тащить с собой 3 или 4 бутылки, так как они тяжелые и могут разбиться.

Это - интересный эффект, который возникает лишь в некоторых странах мира. Например, в России, Прибалтике, Украине. А в других странах - скажем, Восточной и Центральной Европы - этого эффекта, по сути, нет.

Сергей Сенинский: А от чего, прежде всего, зависит доля баночного пива, и как может меняться в ближайшем будущем доля на рынке каждого из этих видов упаковки?

Алексей Кривошапко: Рост баночного пива в вызван тем, что отечественные производители банок достаточно серьезно подошли к рекламе категории банки, как таковой. Но сдерживающим фактором является то, что банка все еще очень дорога, как упаковка. К примеру, банка в Америке стоит около 5 центов, а банка в России стоит около 12 центов. Это - очень большая разница. И она, банка, не сможет значительно увеличить свою долю в структуре упаковки до тех пор, пока не подешевеет.

Но в то же время мы видим, что обычные бутылки будут по-прежнему терять в доле. А будут расти доли бутылок "невозвратных", произвольной формы, так как это одной из проявлений конкуренции. Также будет расти доля банок. А вот доля полиэтиленовой упаковки будет, скорее, оставаться стабильной, по нашему мнению.

Сергей Сенинский: Торговые марки пива. Условно - международные, национальные и местные.

Скажем, пиво Tuborg, Carlsberg, Heineken, Amstel и т.п. вы найдете в магазинах в любой стране Европы. Но если, оказавшись в той или иной стране, начнете сравнивать, то почти наверняка предпочтение отдадите либо какой-то национальной марке в этой стране, либо вообще - местной, пиво под которой производится в "соседней деревне" и подается в нескольких местных ресторанчиках... Но при этом, конечно, процесс укрупнения отрасли никуда не делся, он - продолжается по всей Европе.

Именно в этом контексте - вопрос о российском рынке. Каково примерное соотношение "международные - национальные - местные" торговых марок пива в России сегодня и как оно будет меняться в ближайшие годы, на ваш взгляд? Начнем - с международных марок. Владимир Савов, инвестиционный банк Brunswick UBS:

Владимир Савов: На сегодня международные марки, такие как Tuborg, Carlsberg, Heineken, Amstel и все остальные, занимают очень небольшую долю на рынке. Я думаю, что их доля будет расти, но очень и очень медленно. И вряд ли у них получится когда-нибудь выйти за 5%...

Сергей Сенинский: А - национальные и местные марки?

Владимир Савов: Есть "сильные" национальные бренды, которые уже хорошо сложились на рынке, - "Балтика", "Очаково", "Ярпиво", "Толстяк", "Клинское", "Старый Мельник" и другие. Они в совокупности занимают где-то 50-55%. Это - национальные бренды.

Но есть и третья группа, это совсем небольшие, местные производители. Они занимают примерно 40-45% рынка.

Алексей Кривошапко: Я думаю, что с точки зрения марок мы увидим несколько тенденций. Во-первых, мы увидим общее сокращение их количества. На данный момент у нас рекламируется порядка 40 марок, и это только на телевидении. Это совершенно немыслимое количество для любого рынка. Это количество должно, конечно, превратиться в 15-20.

Что касается сегментации, то мне кажется, что вы достаточно правильно разделили рынок на международные, национальные и местные производители. Именно в эту сторону и идет рынок.

Сейчас доля международных марок, как импортных, так и производимых в России, колеблется между 2,5% и 3%. Доля национальных марок составляет около 68-70%. Остальной рынок занимают небольшие местные марки.

Сергей Сенинский: Но ведь местные марки могут производить и не только небольшие местные же производства.

Алексей Кривошапко: Конечно, местные марки производятся, как небольшими локальными производителями, так и относительно них возникает интерес у крупных производителей. Те региональные марки, которые они унаследовали во время покупки этих заводов, они пытаются не то чтобы "перезапустить" или поддержать, а просто постараться уделять им больше внимания. Локальные марки по-прежнему пользуются успехом. Есть категория людей с доходом ниже среднего, которые меньше внимания обращают на рекламу, а больше - на цену. И в этом смысле местные марки будут продолжать существовать.

Но с нашей точки зрения, их доля все же будет снижаться. Мы считаем, что с 15% на данный момент она упадет где-то до 9-10% в 2010 году. И вызвано это будет прежде всего ростом доходов населения.

Владимир Савов: Надо отметить, что в России раздробленность пивоваренного производства все еще очень высока. Кроме национальных игроков, на рынке существует еще около 170-180 мелких локальных компаний.

На мой взгляд, тенденция на будущее будет развиваться так, что они будут вынуждены или выйти из рынка или консолидироваться. Так как вряд ли они смогут конкурировать с национальными брендами.

Алексей Кривошапко: При прочих равных условиях, доля лицензионных сортов вполне может достичь 5-6% рынка через 7-8 лет. А разницу между 5% лицензионного и 10% местного пива будут покрывать национальные бренды, которых, с нашей точки зрения, должно остаться около 10-12...

Наталья Загвоздина: На мой взгляд, в России никогда не изменится ситуация, когда более 90% всех продаваемых сортов пива являются национальными. Уже хотя бы потому, что произвести в России Heineken качества настоящего Heineken достаточно тяжело, так как даже качество воды очень разнится по регионам. А производить его в одном месте в России и возить его потом по всей стране - очень дорого.

Дорогие лицензионные, национальные и межнациональные бренды всегда будут достаточно дороги для российского потребителя. А поскольку российские пивовары уже доказали, что они в состоянии создавать сильные национальные бренды, то я думаю, что по этому пути Россия и пойдет...

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы программы отвечали - Наталья Загвоздина, аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал"; Алексей Кривошапко, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа"; и Владимир Савов, аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS. Разговор о российском рынке пива мы вели сегодня в рубрике "Рынки и потребители"...

XS
SM
MD
LG