Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Налоги на три ближайших года. Частные инвестиции в государственную собственность



- Налоговая реформа в России - на ближайшие три года.
- Частные инвестиции в государственную собственность: Великобритания - Россия - Польша - в рубрике "Экономика региона".
- Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий.
- Меняющийся мир: страны и рынки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

Ирина Лагунина: Объем мировой торговли товарами в 2002 году составил 6 триллионов 240 миллиардов долларов. Это на 2,5% больше, чем в 2001, когда он сократился на 1%. Объем экспорта услуг (в том числе - банковских, телекоммуникационных и туристических) увеличился почти на 5% и составил 1 триллион 540 миллиардов долларов.

Наибольший рост внешней торговли продемонстрировал Китай, вступивший в конце 2001 года во Всемирную торговую организацию. Эта страна, по данным ВТО, обеспечила более 20% прироста в 2002 году объема всей мировой торговли товарами. Китай стал крупнейшим экспортером товаров в США, опередив в этом традиционного лидера - Японию. А среди ведущих торговых держав мира Китай вышел теперь на 5 место, которое раньше занимала Великобритания.

Эдуард Макаров: Вторая и пятая среди российских нефтяных компаний - "Юкос" и "Сибнефть" - объявили о предстоящем объединении. Новая компания станет крупнейшей в России и одной из самых крупных в мире.

Речь идет именно об акционерных компаниях в нефтяной промышленности мира, тех, акции которых продаются на бирже. Дело в том, что самыми крупными - по объемам добычи нефти - являются две компании, принадлежащие своим государствам.

С большим отрывом от всех остальных абсолютный лидер этой отрасли - Saudi Aramco, контролирующая почти всю добычу нефти в Саудовской Аравии. На долю одной этой компании приходится примерно 20% всего мирового нефтяного экспорта. А объемы её ежедневной добычи превышают объемы первой тройки ведущих международных частных компаний, вместе взятых. Вторая нефтяная компания мира - Petroleos Venezuela, контролирующая добычу углеводородов в Венесуэле. Третья - государственная компания Мексики.

И уже за ними следуют крупнейшие частные нефтяные компании мира, одной из которых теперь станет российская "ЮкосСибнефть".

Ирина Лагунина: Добыча нефти в северных районах Ирака возобновится в ближайшие дни, а уже к концу мая здесь может быть восстановлен довоенный уровень.

Добыча сырья на месторождениях в южной части страны уже возобновлена и к середине мая, по планам, может составить почти половину довоенного уровня.

До начала войны в Ираке ежедневно добывали около 2,5 миллиона баррелей нефти, из которых две трети - на южных месторождениях и одну треть - на северных.

Эдуард Макаров: По данным Госкомстата, наиболее прибыльными в России остаются торговля и общественное питание, а также отрасль связи. В январе-феврале этого года доля прибыльных предприятий превысила в них 70%.

За это же время наихудшим оказалось положение в жилищно-коммунальном хозяйстве и на транспорте. Прибыльными здесь были лишь 41-42% предприятий.

Среди наиболее успешных секторов экономики - трубопроводный транспорт (81% предприятий - оказались с прибылью) и газовая промышленность - более 75% всех предприятий.

Сергей Сенинский: Одна неделя года...

Основные положения налоговой реформы в России на 2003-2005 годы были одобрены правительством на минувшей неделе. О некоторых из них - наш сегодняшний разговор. На вопросы программы отвечает - в Москве - первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Всего полтора месяца назад планировалось сначала "заняться" единым социальным налогом, а лишь затем - налогом на добавленную стоимость. Теперь решено сделать наоборот: в 2004 году - снизить ставку налога на добавленную стоимость, а уже в 2005 - единого социального налога. Чем вызвана "смена главных приоритетов"? Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов: В том пакете, который сегодня предлагает правительство Государственной Думе, снижение налоговой нагрузки - примерно на 1,75% ВВП. Или если говорить в абсолютных величинах - около 260 миллиардов рублей. Это те деньги, которые останутся непосредственно в экономике. Общее снижение налоговой нагрузки составит примерно 6% по сравнению с той, которая действует сегодня.

Выбирая различные сценарии, мы, в первую очередь, обращали внимание на возможности экономического роста. Но, кроме того, хотелось бы отметить, что есть серьезные проблемы с пониманием того, каким образом должно происходить в дальнейшем реформирование обязательного медицинского страхования и социального страхования. Поскольку эти вопросы предстоит еще только решать, то приоритеты несколько изменились. Действительно, вначале - снижения налога на добавленную стоимость (НДС), а потом - единого социального налога (ЕСН). При таком сценарии уже в ближайшие три года экономический рост, только за счет этих мер, может составить порядка 0,5% -1% ВВП.

Сергей Сенинский: По налогу на добавленную стоимость, который дает примерно 18% всех поступлений в бюджеты разного уровня... Известно, что рассматривались два варианта: отменить совсем льготную 10% ставку и при этом значительно снизить базовую, 20%; либо - сохранить льготную, но базовую снизить не столь значительно. Правительство выбрало второй вариант. Но разве столь скромное снижение базовой ставки - с 20% до 18% - может оказать существенное влияние на экономику?

Сергей Шаталов: На самом деле, это - не столь уж и малое снижение. Каждый процент НДС соответствует примерно 50-53 миллиардам рублей. И за счет этого снижения мы оставляем в экономике около 100 миллиардов рублей - достаточно серьезная сумма.

Но это не последний шаг, потому что, "пройдя" в 2004 году отмену налога с продаж и снижение НДС, в 2005 году мы ставим задачу снижения единого социального налога, а в 2006 году - вновь возвращаемся к НДС. И мы полагаем, что вот тогда мы будем иметь финансовые ресурсы, чтобы ввести унифицированную ставку этого налога на уровне 15%-16%.

Сергей Сенинский: Унифицированная - то есть при полной отмене льготной ставки?

Сергей Шаталов: Совершенно верно. При отмене льгот и при отмене пониженной, 10%-ой ставки, которая существует сегодня.

Сергей Сенинский: Какие намечаются сроки вступления в силу новой ставки НДС - с 1 января 2004 года?

Сергей Шаталов: Да. С 1-го января 2004 года.

Сергей Сенинский: Сколь помнится, у правительства еще недавно были планы пересмотра уже к середине 2003 года некоторых других положений законодательства, связанных с налогом на добавленную стоимость. В частности, тех, которые порождают возможности "лжеэкспорта" и "незаконного возврата НДС". Предусматриваются ли какие-то изменения в этой части - той программой налоговой реформы, которая только что одобрена правительством?

Сергей Шаталов: В том пакете, который правительство в самые ближайшие дни внесет в Государственную Думу, таких мер нет. Но это не значит, что над этой темой правительство не работает.

"Вырисовываются" некоторые механизмы, которые позволят бороться с теми недостатками, которые есть в налоговой системе. Например, по незаконному возврату НДС. Сейчас анализируются две возможности. Первая - введение электронных счетов-фактур. И - соответственно - ускорение информирования налоговых органов о том, какие сделки происходят. Их появляется возможность проверять с двух сторон: и у покупателя, и у продавца. То есть сравнивать наличие таких счетов-фактур и принимать соответствующие меры...

Сергей Сенинский: А вторая схема из обсуждаемых?

Сергей Шаталов: Второй подход, который пока находится в стадии изучения, - это введение специальных счетов для НДС, которые могут использоваться налогоплательщиками только для того, чтобы производить расчеты по этому налогу.

Уже есть первые эксперименты такого рода в Болгарии и на Украине. Мы изучаем их опыт, и не исключено, что будем предлагать нечто подобное и в России...

Сергей Сенинский: Теперь - о планах в отношении единого социального налога. Во-первых, следует ли понимать последние решения правительства так, что на 2003 и 2004 годы никаких изменений в части этого налога не планируется вообще?

Сергей Шаталов: Да, совершенно справедливо.

Сергей Сенинский: Тем не менее, на 2005 год планируется весьма значительное снижение базовой ставки этого налога - с 35,6% до 26%. Невольно складывается впечатление, что эта ставка была изначально завышена.

Сергей Шаталов: Когда устанавливались эти ставки, конечно, исходили, в первую очередь, из тех обязательств, которые имелись перед государством, перед государственными внебюджетными фондами, перед населением. Прежде всего, перед пенсионерами. И, соответственно, устанавливали достаточно высокие ставки. Напомню, что действует еще и регрессивная шкала налогообложения, которая введена с 2001 года.

Если сравнивать Россию с государствами Восточной Европы и СНГ, то наши ставки ниже, и наше налогообложение фонда оплаты труда за счет социального налога - ниже, чем в этих странах. Тем не менее, эта проблема существует сегодня. И этот налог беспокоит очень многих.

Потому что наличие такого высокого налога, даже при низких ставках подоходного налога, создает серьезные проблемы для расширения "легализации" заработной платы. И поэтому мы готовы на то, чтобы сделать еще один важный и резкий шаг: начиная с 2005 года, практически на 10% снизить самую высокую ставку в регрессивной шкале этого налога.

Сергей Сенинский: Единый социальный налог дает сегодня примерно четверть всех поступлений в бюджет. Поэтому, снижая его базовую ставку почти на треть, правительство, видимо, рассчитывает на легализацию многих из тех зарплат, которые сегодня - в той или иной степени - остаются в тени.

Сергей Шаталов: Насколько это трудно с финансовой точки зрения? - Снижение этих ставок приведет к тому, что бюджет и внебюджетные фонды дополнительно не получат примерно 224 миллиарда рублей. Это большие суммы. Суммы, полученные прямым счетом без учета легализации. Но даже с учетом того, что легализация будет происходить, а мы "даем" на нее около 30 миллиардов рублей в первый год, то это все равно потеря около 200 миллиардов рублей.

Есть еще и дополнительные текущие обязательства фондов. И таким образом, общий недостаток средств у фондов в 2005 году может составить порядка 300 миллиардов рублей. Принимая такое решение, нам придется очень серьезно думать о сокращении расходов, о компенсации доходов фондам, а также и о том, как модифицировать систему обязательного медицинского и социального страхования.

Сергей Сенинский: 200-300 миллиардов рублей, о которых вы говорите, - как соотносятся эти суммы с общими доходами бюджета?

Сергей Шаталов: Доходы федерального бюджета находятся на уровне 2,5 триллионов рублей.

Сергей Сенинский: То есть это - примерно 10% всех доходов?

Сергей Шаталов: Да, совершенно верно. Но я назвал сумму только для федерального бюджета. Её нужно примерно удвоить, чтобы оценить общие доходы консолидированного бюджета.

Сергей Сенинский: Известно, что в целом ряде нефтедобывающих стран мира сколько-то долларов от каждого проданного барреля нефти отчисляется в специальный фонд, контролируемый государством. В нем деньги могут накапливаться для будущих поколений, когда нефть кончится, пример - Норвегия. А могут - расходоваться на благо и ныне живущих, причем - персонально. На Аляске, к примеру, местным жителям из "нефтяных денег" периодически выплачивается определенное пособие - около 8 тысяч долларов в год на каждую семью. А в наиболее благополучных странах региона Персидского залива эти деньги расходуются, скажем, на оплату, обучения гражданина страны в зарубежном университете или дорогостоящее лечение того, кто в нем действительно нуждается. Государственный "нефтяной" фонд существует и в Колумбии.

В России, как известно, создан так называемый "стабилизационный фонд", формируемый, в первую очередь, за счет дополнительных доходов от продажи нефти. Но эти деньги - обезличены, они используются для "поправки" бюджета.

Не обсуждаются ли в правительстве - хотя бы чисто теоретически пока - некие новации, сходные с практикой других нефтедобывающих стран?

Сергей Шаталов: Я не совсем согласен с постановкой вопроса о том, что эти средства обезличены. И используются для поправки бюджета. Как раз - нет. Это своего рода страховой фонд, который создается с учетом того, что "благополучие", которое мы имеем сегодня, обусловлено в очень значительной степени существующей конъюнктурой мировых цен на нефть. Цены высоки, и это дает нам дополнительные доходы. И жить в расчете на то, что это будет продолжаться вечно, конечно, было бы безрассудно.

Вот этот стабилизационный фонд как раз и будет формироваться по тем же принципам, как это делается, например в Норвегии. Правила, правда, немного другие, но принцип - такой же. Те дополнительные доходы, которые получаются за счет высоких цен на нефть, отчисляются в этот специальный фонд. И этот фонд потом будет расходоваться для решения других задач. В том числе, не исключено, - и социальных задач, когда мы столкнемся с трудностями, связанными с тем, что цены будут уже низкими...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 25 апреля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Правительству Франции в мае предстоит принять непростое решение о путях пенсионной реформы в стране. Профсоюзы уже объявили о демонстрациях протеста: 1 мая, затем - две недели спустя, и третий круг - в конце месяца, когда правительство должно определить детали реформы, пишет "Экономист".

С одной стороны, большинство французов в глубине души понимают, что нынешняя система - работающие оплачивают пенсии нынешним пенсионерам - несостоятельна, она требует дальнейшего повышения налогов. Сегодня во Франции на 10 работающих приходится 4 пенсионера, а к 2040 году - этих пенсионеров станет уже семь.

Признают французы и то, что нынешняя система - чрезмерна запутана. В ней существует 26 различных схем, которые зависят от рода занятий человека и не равноценны. Например, занятые в частном секторе, чтобы получить полную пенсию, должны отработать 40 лет, в государственном секторе - 37,5. Многие из занятых в общественном секторе - учителя начальных классов, медсестры, полицейские или машинисты поездов - имеют право выйти на пенсию в 55 лет, а в некоторых случаях - даже в 50. В общественном секторе Франции занято более четверти всех работающих. Понятно, почему 77% французов, по результатам опросов, считают, что пенсионные нормы госсектора должны стать универсальными для всех категорий работников.

Однако 59% участников тех же опросов (и 67% - из числа занятых в общественном секторе) предпочли бы работать меньше, даже если это приведет к уменьшению самой пенсии.

Новые предложения правительства вряд ли понравятся и тем, и другим. Госсектору предложат - с 2008 года - увеличить до 40 лет стаж работы, необходимый для получения полной пенсии. А тем, кто работает в частных компаниях, пенсию рассчитывать, исходя из их заработков в течение "лучших" 25 лет работы, а не 20, как сегодня. Наконец, в самом худшем положении оказываются те, кто долгое время оставался без работы.

Кроме того, накопления в частных пенсионных фондах, которые правительство всячески намерено стимулировать, подвержены той же цикличности, что и сами финансовые рынки. В Великобритании, например, в конце 1999 года объем накоплений в частных пенсионных фондах был равен объему ВВП страны. А к концу прошлого года он сократился до 66% ВВП.

Принимая во внимание множество подобных факторов, правительство Франции намерено проводить пенсионную реформу очень постепенно, анализируя уроки каждого из этапов. Вроде, разумно, но лишь до тех пор, пока непрерывная реформа не приведет к непрерывному же бунту, заключает "Экономист".

Руководители итальянского концерна FIAT в начале мая отправятся в США для решающих переговоров с руководством компании General Motors. Американцев будут просить инвестировать в Fiat Auto еще один миллиард долларов, пишет "Экономист".

Вопрос о том, что General Motors должна выкупить оставшиеся 80% акций Fiat Auto, которые ей пока не принадлежат, фактически снят с повестки дня. В руководстве итальянской компании понимают, что американцы будут всячески противиться покупке компании, убытки которой только в прошлом году составили 1,2 миллиарда долларов. Вот почему боссы Fiat решительно настроены на то, чтобы самим вывести компанию из глубокого кризиса, хотя и с помощью американского партнера.

Их стратегия - очевидна: продать большинство подразделений концерна FIAT, сохранив лишь ключевые: производство легковых и грузовых автомобилей, а также - сельскохозяйственной и строительной техники.

Кроме того, планируется гораздо чаще, чем в 90-ые годы, обновлять модельный ряд выпускаемых легковых автомобилей, а также - с помощью General Motors - восстановить былые позиции подразделения Alfa Romeo на американском рынке. Планы можно только приветствовать, но достаточно ли будет этих мер, чтобы спасти FIAT? - заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 25 апреля.

"Экономика Региона"

"Экономика региона". В этой рубрике сегодня - о частных инвестициях в государственную собственность, которая передается в управление частным компаниям, но по-прежнему принадлежит государству.

Наш первый сюжет - из Великобритании. Здесь в начале апреля было подписано соглашение о передаче в управление консорциуму частных компаний большей части лондонского метро. Рассказывает наш автор в Лондоне Михаил Смотряев:

Михаил Смотряев: Лондонское метро - старейшее в мире, оно существует с 1863 года. Разумеется, его содержание обходится городской казне в огромные суммы, а денег столичному метрополитену в последние годы катастрофически не хватает.

Поэтому в начале 2001 года британское правительство предложило привлечь к процессу переоснащения лондонской "подземки" частных инвесторов - в рамках так называемого "общественно-частного партнерства".

Сама идея такого сотрудничества не нова. Начиная с 1997 года, аналогичная схема была, как утверждают правительственные чиновники, с немалым успехом использована для постройки и переоборудования в стране нескольких десятков госпиталей и более трехсот школ. Однако в том, что касается передачи части лондонского метро на откуп частным фирмам, на протяжении всей истории существования этого проекта - более двух лет - правительство неизменно наталкивалось на упорное сопротивление не только городской мэрии и профсоюзов, но и простых жителей.

И сломить его удалось лишь недавно. 4 апреля этого года правительство подписало с консорциумом Metronet, в который входят пять частных компаний (четыре - британских и одна - канадская) договор о передаче в его ведение двух третей всех станций, путей и подвижного состава лондонского метро - сроком на 30 лет. Оставшаяся треть - с начала этого года - уже управляется другой частной корпорацией, Tube Lines Group.

Здесь следует пояснить, что в соглашениях с частными компаниями речь не идет о продаже чего бы то ни было государственного в их собственность. Общее управление метрополитеном, наём работников и выплату им зарплаты, установление тарифов за проезд, а также контроль за безопасностью - все это по-прежнему будет осуществлять Лондонское Транспортное Агентство, подчиняющееся непосредственно мэрии города. Ему же, кстати, будут поступать и все деньги пассажиров.

В обязанности частных компаний входит управление инфраструктурой метро - поддержание в порядке и реконструкция станций и переходов, ремонт путей и туннелей, закупка новых вагонов и модернизация старых поездов, установка и ремонт сигнального оборудования и тому подобное.

Консорциум Metronet, в частности, планирует уже в первые 7 лет вложить в этот проект 7 миллиардов фунтов - это в 17 раз больше, чем среднегодовые дотации, предоставляемые лондонскому метрополитену британской казной. На эти деньги и за это время предполагается отремонтировать более четверти переходящих на 30 лет под контроль консорциума 154 станций, почти треть путей, и на 10-15% обновить подвижной состав.

Напомним, прямые доходы от использования метро будут по-прежнему поступать в казну. Участники консорциума - крупные частные компании - надеются получать прибыль за счет выгодного размещения субконтрактов на ремонт и управление инфраструктурой "подземки". Но в целом финансовая ответственность частных компаний за невыполнение своих обязательств, согласно заключенным контрактам, ограничена весьма скромной суммой в 50 миллионов фунтов в год.

Ожидается, хотя такие прогнозы представляются многим здесь чересчур оптимистичными, что в результате всех этих усилий эффективность работы лондонского метрополитена уже в ближайшие три года возрастет на 20%.

Сергей Сенинский: Михаил Смотряев, наш автор в Лондоне.

Следующий сюжет из России, а точнее - из Перми. Здесь - также в начале апреля - было подписано соглашение о передаче системы городских водопроводов и канализации в аренду на 49 лет частной российской корпорации "Современный город". На вопросы нашего автора в Перми Сергея Лекомцева отвечает вице-мэр Илья Шулькин:

Илья Шулькин: Точных цифр, какой объем инвестиций необходимо вложить в эту отрасль, нет, его никто не знает. Потому что не проводилась детальная ревизия сетей. Многие сети сейчас оказались без хозяина. Предприятия от них либо отказались, либо предприятий уже не существует, на балансе которого находились эти сети. Документация утеряна, без документации город их принять не может. Соответственно, сеть - бесхозная.

Но если говорить в общем, то степень износа значительная. Сейчас у нас на каждые 10 километров в год происходит несколько десятков аварий. Можно только констатировать то, что все последние годы отрасль недополучала финансирование кратно. Необходимы не сотни миллионов, а миллиарды, потому что нарастающим итогом копятся проблемы.

Сергей Лекомцев: Отсюда - и соглашение с частной компанией?

Илья Шулькин: Городская администрация планирует получить инвестиции в отрасль, которые сама городская администрация сделать не может по объективным причинам.

Сергей Лекомцев: Исходя из условий соглашения с компанией "Современный город", следует ли ожидать изменения тарифов?

Илья Шулькин: Когда шел разговор о тарифах, в соглашении было указано, что тарифы подниматься не будут. Потому что огромную экономию можно получать от приведения сетей в нормальное состояние. Основная прибыль, которую планирует получить корпорация, это прибыль от экономии и за счет сокращения потерь. Сейчас у нас существует норматив 300 литров на человека, реально же потребляется 370.

Сергей Лекомцев: То есть при нормативе потребления- 300 литров в день на одного человека реально потребляется 370 литров... Если базовое условие соглашение - тарифы расти не должны, то какие возможны исключения?

Илья Шулькин: Единственное, когда они могут вырасти, это в случае инфляции... В тариф входят потери. Вот когда люди платят по тарифу за воду, они, в том числе, платят и за потери. Если потери исключить, а тариф не изменить, получается прибыль. Другое дело, что определить точный объем инвестиций сейчас не может никто. Базовое соглашение, которое заключено, не есть договор во всех его деталях. Я бы правильно его назвал генеральное соглашение о намерениях. А технические вопросы, имеющие узкое направление внутри самой системы, будут обсуждаться и разрабатываться специалистами. Но никто никогда не позволит, чтобы миллионный город подвергнуть необоснованным рискам.

Сергей Лекомцев: Как понять саму схему соглашения с частной компанией: передача сетей и оборудования в аренду, но - без перечисления за них арендной платы?

Илья Шулькин: Механизм передачи очень сложный. Арендная плата, по сути, это - инвестиции. Можно говорить о том, что будет платиться арендная плата, и город должен будет ее вкладывать в ту же инфраструктуру, и инвестиции будут не прямые. Либо можно говорить о том, что арендатор вкладывает свои средства в неотъемлемые улучшения и это является арендной платой. Это нормальная правовая схема, когда неотъемлемые улучшения являются арендной платой. Однако инвестиции не должны быть меньше объема амортизационных отчислений. Это - очень сложная сделка.

Сейчас прошел первый этап, и я думаю, что вопрос многих месяцев, когда уже будут все правовые документы достаточно грамотно оформлены, проработаны и мы уже сможем говорить о готовом продукте. Я думаю, что осенью мы сможем сказать уже все достаточно четко: "Вот она, организация, вот они, деньги, вот - ближайшая перспектива"...

Сергей Лекомцев: Говорил вице-мэр Перми Илья Шулькин.

Добавлю, что по условиям соглашения корпорация "Современный город" обязуется инвестировать в обновление и развитие системы коммунального водоснабжения и канализации Перми не менее 20 миллионов долларов в течение уже первых пяти лет действия договора. Кроме того, на компанию "Современный город" возлагаются дополнительные обязательства по улучшению качества питьевой воды, обеспечению бесперебойного снабжения потребителей, повышению надежности систем водоснабжения и канализации, соблюдению экологических требований. Однако, есть оговорка: соглашение действует только в отношении магистрального водопровода.

Как отмечают в пермской городской администрации, потери при доставке воды до потребителей составляют сегодня около трети всего объема поставок. Ежегодно необходимо менять, как минимум, 100 километров ветхих сетей водоснабжения, фактически меняют лишь 20. Наконец, сегодня обсуждается состав ликвидационной комиссии "Пермводоканала" - той самой структуры, которая ранее отвечала за водоснабжение Перми.

Сергей Сенинский: Сергей Лекомцев, наш автор в Перми.

И последний сюжет в этой рубрике сегодня - из Польши. Наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих рассказывает о том, как в частный сектор были переданы многие услуги городского жилищно-коммунального хозяйства.

Ежи Редлих: В середине 90-х годов в Польше были приняты два закона: о жилой площади в собственности и об условиях аренды жилья. Не вникая в подробности этих актов, можно сказать: оба они положили начало переводу жилищно-коммунального хозяйства страны на рыночную основу.

С одной стороны, уровень квартплаты приблизился к уровню реальных затрат на содержание жилья. С другой стороны, ЖЭКам и жилищным кооперативам пришлось теперь руководствоваться принципами экономического расчета. Тогда же у жильцов появилась возможность приобретать в собственность жилье, принадлежащее муниципалитетам и кооперативам, - за сумму примерно от 5 до 20% процентов его полной стоимости. В тех домах, где хотя бы часть квартир была выкуплена жильцами, образовались так называемые "жилищные общины", которые и решают теперь, сколько потратить на администрирование, содержание и ремонт жилья.

ЖЭКи лишились своих штатных ремонтников, существовавших во времена социализма - электриков, слесарей, плотников, сантехников, маляров... Кое-где эти бывшие ЖЭКовские работники образовали собственные фирмы, которые стали работать по заказам ЖЭКов. Но большинство нынешних администраторов жилья пользуется услугами уже существующих частных специализированных фирм. Причем есть законодательно установленное правило: если стоимость ремонтных работ превышает сумму, эквивалентную трем тысячам евро, администратор ремонтируемого жилья обязан объявить и провести открытый конкурс. Заказ получит та ремонтно-строительная фирма, которая предложит лучшие условия. Именно так и появилась в этом секторе конкуренция.

Приведу пример: 15 лет назад в моей муниципальной квартире штатные работники ЖЭКа проводили ремонт. Длился он неделями, после него осталось множество недоделок, а администрации дома он обошелся дорого. Два года назад (то есть уже при новой системе) в моей квартире меняли окна. Специализированная фирма, выбранная по результатам конкурса администрацией нашего муниципального дома, выполнила всю работу за один день, причем качественно, чисто и относительно недорого.

На сегодня в Польше все бывшие ЖЭКовские услуги переведены в частный сектор. Это касается не только ремонта жилья, но и более мелких работ - например, по содержанию электропроводки в общих помещениях, лифтов или даже по уборке лестничных клеток и дворов. ЖЭК вместе с жильцами, выкупившими свои квартиры (то есть жилищная община), формируют специальный ремонтный фонд - в него отчисляется примерно 6% от суммы квартплаты. Этот фонд и используется на ремонтные работы, причем на какие именно и в каких объемах - решает сама жилищная община.

Муниципальный сектор составляет примерно одну треть всего жилого фонда в городах Польши. Большинство в нем составляет кооперативное жилье. Но система выполнения и оплаты коммунальных работ здесь такая же, как и в муниципальном секторе. С одной лишь разницей: на какой ремонт и сколько потратить - решает правление кооператива или общее собрание кооператоров.

В некоторых (пока - лишь немногих) городах Польши ЖЭКовская система упраздняется совсем. Жилой фонд может оставаться собственностью муниципалитетов, однако управление им передается специализированным предприятиям, которые занимаются и ведением бухгалтерии, и техническим обслуживанием, и организацией ремонтов, и текущим администрированием. Такой способ оказывается экономически более выгодным, хотя, как показывает опыт, не все муниципалитеты, да и не все даже жилищные общины, готовы отказаться от своих прежних полномочий.

Сергей Сенинский: Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве. Этот сюжет завершает разговор о частных инвестициях в государственную и муниципальную собственность, который мы вели сегодня в рубрике "Экономика региона".

"Меняющийся Мир: страны и рынки".

Иван Толстой: "Модель Аляски" - статья в немецкой Sueddeutsche Zeitung о планах США по восстановлению Ирака.

"В эти дни американская Федеральная резервная система открывает свои сейфы для Ирака. 50 миллионов долларов (в соответствии с предписаниями Пентагона - в долларовых и пятидолларовых банкнотах) будут отправлены в Багдад для выплаты первых зарплат сотрудникам послевоенной администрации Ирака. Чтобы избежать полной анархии американское правительство решило в качестве экстренной выплаты для начала дать каждому чиновнику по 20 долларов. Это немалые деньги для страны, где месячная зарплата даже квалифицированного рабочего-нефтяника - 50 долларов.

Ключевым этапом восстановления страны является, по мнению американской администрации, реформа ее нефтяной отрасли. Вице-президент США Дик Чейни утверждает, что наличие у Ирака нефти упростит создание здесь рыночной экономики. Однако многие экономисты предостерегают, что возможно и прямо противоположное развитие событий. В прошлом никогда еще наличие нефтяных запасов не способствовало демократизации развивающейся страны и формированию в ней рыночной экономики. Наоборот, нефтедоллары зачастую позволяют содержать обширную бюрократию. Правительство может найти на нее средства и без повышения налогов. А если государство не финансируется гражданами, оно и не имеет корней в гражданском обществе. Сегодня в мире, за исключением Норвегии, не существует ни одной подлинно демократической страны с рыночной экономикой - их тех, которые имеют большие запасы нефти.

Одним из путей решения проблемы могла бы стать массовая приватизация нефтяной промышленности Ирака, но этот вариант американское правительство не поддерживает, ссылаясь на не слишком успешные примеры подобной приватизации в других странах, в частности, в России. Соединенные Штаты опасаются, в первую очередь, появления в Ираке нефтяной олигархии. Поэтому США предпочитают другой вариант: проведение аукционов по квотам добычи с участием международных компаний, а также создание специального государственного фонда доходов от нефти, который будет пополняться средствами, полученными от продажи лицензий. Такая модель уже много лет практикуется на Аляске. Утверждается, что, как и жители Аляски, граждане Ирака смогут рассчитывать на ежегодные выплаты из этого фонда.

Достаточно серьезна и проблема новой иракской валюты. На первый взгляд, разумной кажется её привязка к доллару или евро. Однако эта идея не бесспорна, так как для развития эффективной экономики нужна и стабильная, авторитетная национальная валюта. А в перспективе наращивание добычи нефти приведет к значительному росту курса валюты, чему нефтедобывающие страны всегда старались противодействовать - ради сохранения конкурентоспособности других отраслей.

С другой стороны, долларизация иракской экономики сделала бы ее весьма зависимой от колебаний мировых цен на нефть, что стало бы для нарождающейся рыночной экономики еще одной серьезной проблемой", - пишет немецкая Sueddeutsche Zeitung.

Александра Финкельшейн: "Содействие послевоенной реконструкции Ирака стало важным аспектом мировой экономики. Однако не менее важной проблемой является обменный курс китайского юаня" - пишет японская газета Yomiuri.

Юань считается потенциальным виновником глобальной дефляции, вот почему все чаще звучат требования его ревальвации. Официально китайская система обмена валют основана на "управляемо-плавающем" курсе. Но на деле Центральный банк Китая постоянно корректирует курс юаня к доллару. Начиная с 1994 года, он был зафиксирован на уровне 8 юаней за один доллар и в последние годы колеблется на уровне 8,27.

В результате стремительного роста китайского экспорта и иностранных инвестиций в страну хлынули потоки долларов. Однако хождение доллара на внутреннем рынке в Китае запрещено, а объем валютных средств, которые могут держать иностранные компании на территории Китая, ограничен. Соответственно, весь поток долларов попадает в Центробанк, который покупает их и продает юани. Такая система и помогает удерживать постоянный курс. Немудрено, что по объему валютных резервов Китай вышел на второе место в мире, уступая лишь Японии. К концу 2002 года они составили 286 миллиардов долларов.

В нормальной ситуации, с ростом экспорта и валютных резервов курс национальной валюты растет. Например, курс йены повышался по мере роста самой японской экономики. С юанем этого не происходит. С тех, пор как в Китае начали проводить открытую экономическую политику и рыночные реформы, курс юаня только падал. В 1981 году он составлял 1,7 юаня за доллар, то есть, почти в пять раз больше, чем сейчас. Политика китайского правительства сознательно была направлена на девальвацию юаня - ради защиты китайских производителей. Сегодня, по оценкам Всемирного банка, курс юаня составляет лишь 20% от его реального уровня, если оценивать по покупательной способности.

Многие страны - в том числе Япония, США и Южная Корея - критикуют политику китайского руководства. Беспокойство всего мира "дешевый" юань вызывает в силу того, что дешевые, благодаря валюте, китайские товары могут заполонить мировой рынок, а это приведет к глобальной дефляции. Однако премьер-министр Китая заявил недавно, что курс юаня должен оставаться стабильным, дав понять, что Пекин не собирается менять свою политику.

Китай сегодня страдает и от неэффективности государственных предприятий, и от растущего объема "проблемных" кредитов, выданных китайскими банками, и от все возрастающего разрыва в благосостоянии между центральными городами и провинцией. По словам одного из японских экспертов, пока эти проблемы не решат, политика курса юаня не будет пересмотрена. Подобной точки зрения придерживаются и многие специалисты по Китаю из других стран мира.

Однако Китай мог бы извлечь и выгоды из повышения курса юаня, что, например, снизило бы цены на импортное сырье и товары. Кроме того, повышение курса юаня всего на 10% к 2010 году, по оценкам аналитиков, позволило бы Китаю скорректировать свой торговый дисбаланс и преобразовать экономику страны из работающей на экспорт в движимую, в первую очередь, внутренним спросом.

Китай по-прежнему находится под тотальным контролем коммунистической партии. А для неё сегодня приоритетными являются отношения с США. Китай уже занял место Японии - как страны, в торговле с которой США имеют наибольший дефицит. На переговорах с Вашингтоном китайская политика "дешевого" юаня наверняка станет "больным" вопросом", - делает вывод японская ежедневная газета Yomiuri.

Эдуард Макаров: Швейцарская Neue Zuercher Zeitung пишет о кризисе мировой гражданской авиации. "Сокращение количества пассажиров и избыточный парк лайнеров привели огромным убыткам авиакомпаний. Улучшение ситуации ожидается не ранее 2006 года", - таков основной вывод статьи.

"Авиакомпании, похоже, ставят рекорды по убыткам, - пишет Neue Zuercher Zeitung. - Всего за два года они превысили 40 миллиардов швейцарских франков. Вот уже многие месяцы значительная часть пассажирских самолетов простаивает. Удары по авиаиндустрии следовали один за другим: 11 сентября 2001 года, экономический спад, война в Ираке. А теперь - атипичная пневмония. Только в марте количество авиарейсов между Европой и Азией сократилось на 15%, на Ближний Восток - на 20%, через Атлантику - на 12%.

Сегодня во всем мире "на приколе" оказались почти 2400 пассажирских лайнеров - это 13-15% всего мирового авиапарка. Соответственно, возрастает себестоимость полетов. Ситуация может измениться не ранее 2005 года, считают некоторые американские эксперты. А настоящий подъем, по их прогнозам, может начаться не ранее 2006 года.

Впрочем, проблемы гражданской авиации мира начались задолго до 11 сентября 2001 года. Просто компании не хотели их замечать.

Многим авиакомпаниям сегодня угрожает коллапс. Так, убытки немецкой Lufthansa составляют, по словам главного финансиста компании, 50 миллионов евро в неделю. Загруженность лайнеров на дальневосточных рейсах - всего 25%. Из-за распространения атипичной пневмонии отменила 42% своих рейсов гонконгская компания Cathay Pacific, причина - резкое падение спроса на билеты. Компания American Airlines с огромным трудом сумела избежать банкротства - благодаря тому, что почти 100 тысяч её сотрудников согласились на 25%-ое сокращение зарплаты. Тем не менее, полностью угроза банкротства не миновала. Air Canada заявила о банкротстве в начале апреля. У компании - 40 тысяч сотрудников и 357 самолетов. Уже не первый месяц в кризисе пребывает и United Airlines.

Все авиакомпании стараются теперь сократить свои расходы, но при этом - не хотят выходить из бизнеса. На мировом рынке пассажирских перевозок конкурируют сегодня 270 компаний, и пока не произойдет их укрупнение - кризиса не преодолеть, полагают эксперты. Закупая самолеты малыми партиями, большинство этих компаний не могут, например, рассчитывать на скидки от производителей. На фоне общего кризиса индустрии вперед вырвались компании, предлагающие авиабилеты по максимально низким ценам - например, британская Easy Jet или ирландская Ryanair.

Теперь уже и состоятельные пассажиры либо не хотят "переплачивать" за билеты, как раньше, либо наоборот, предпочитают летать личными или небольшими частными лайнерами, чтобы избежать очередей в аэропортах. В США, например, так поступили 10% тех пассажиров, которые летали раньше первым классом. А компания General Electric теперь проводит совещания менеджеров своих региональных филиалов по видеофону, чтобы им не надо было лететь на совместные конференции.

В будущем крупным авиакомпаниям удастся вновь стать прибыльными только тогда, когда они избавятся от избыточного парка самолетов и начнут проводить разумную коммерческую политику, - пишет швейцарская Neue Zuercher Zeitung.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG