Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Курс доллара к евро и экономика России. Реформы государственной почты




- Курс доллара к евро и экономика России.
- Реформы государственной почты - Россия, Казахстан, Германия, Украина - в рубрике "Панорама".
- Одна неделя года - экономические новости и события последних дней.
- Меняющийся мир: страны и рынки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна неделя года".

Дарья Жарова: Крупнейший в истории Всемирной торговой организации иск - Европейского союза к Соединенным Штатам - получил дальнейшее развитие. ВТО окончательно одобрила перечень из 1800 товаров американских компаний - от апельсинов до компонентов атомных реакторов, в отношении поставок которых в Европу могут быть введены высокие импортные пошлины на общую сумму 4 миллиарда долларов ежегодно.

Основанием для иска, впервые поданного европейцами в ВТО еще несколько лет назад, стало одно из положений американского законодательства, принятое в 1984 году для поддержки экспортеров. Оно позволяет американским компаниям выводить из-под налогообложения в США ту часть своей прибыли, которую они получают от реализации своей продукции за рубежом. Европейский союз считает такие льготы скрытыми субсидиями компаний-экспортеров, которые необоснованно повышают конкурентоспособность американских товаров.

ВТО уже дважды выносила решения в рамках этого иска в пользу Европейского союза. В 2000 году Конгресс США модифицировал спорный закон, однако представители Евросоюза сочли перемены недостаточными. Теперь ЕС заявляет, что санкции могут быть введены уже с 1 января будущего года, если до этого времени на переговорах с Вашингтоном не будет достигнуто существенного прогресса.

Эдуард Макаров: Соединенные Штаты и Сингапур подписали соглашение о взаимном режиме свободной торговли. Сингапур становится, таким образом, первой в Юго-Восточной Азии и пятой вообще страной мира, в отношениях которой с США действует режим свободной торговли.

До сих пор такие соглашения Соединенные Штаты имели только с четырьмя странами: Канадой, Мексикой, Израилем и Иорданией.

Дарья Жарова: Канада занимает второе место в мире по разведанным запасам нефти, значительно опережая Ирак и уступая лишь Саудовской Аравии. Об этом заявило министерство энергетики США, имея в виду месторождения в провинции Альберта на западе Канады, которые ранее считались слишком дорогими для разработки. Теперь, по мнению этого ведомства, современные технологии и условия, складывающиеся на мировом нефтяном рынке, делают добычу сырья здесь вполне оправданной. По оценкам экспертов нефтяных компаний, она может быть рентабельной при ценах на уровне 18-20 долларов за один баррель нефти, то есть на 5-7 долларов меньше, чем сегодня.

Речь идет о нефтяных пластах в так называемых "битуминозных" песках, открытых в провинции Альберта еще в 19 веке. С учетом этих месторождений, общие запасы нефти в Канаде оцениваются в 180 миллиардов баррелей. Доказанные запасы нефти в Ираке на сегодня - 112 миллиардов баррелей. Самыми крупными запасами нефти в мире располагает Саудовская Аравия - почти 265 миллиардов баррелей. По своему исходному качеству канадская нефть значительно уступает аравийской.

Эдуард Макаров: Тайвань - по объему валютных резервов - по-прежнему занимает третье место в мире, уступая лишь Японии и Китаю. К началу мая этого года валютные резервы Тайваня достигли 170 миллиардов долларов.

По объему валютных резервов лидирует в мире Япония - 496 миллиардов долларов. Далее следует Китай - 316 миллиардов, затем - Тайвань. Кроме них, в первой группе стран - Южная Корея - 124 миллиарда, Гонконг - 114 миллиардов и Сингапур - 83 миллиарда долларов.

Объем золотовалютных резервов России на сегодня составляет примерно 60 миллиардов долларов.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий последних дней...

Курс единой европейской валюты - евро - по отношению к американскому доллару в последние дни повысился до самого высокого уровня за минувшие четыре года - 1 доллар и 14-15 центов за один евро. Выше он был, пожалуй, лишь в первые недели после появления новой валюты на свет, тогда еще - только в безналичном обороте - в начале 1999 года. Дорожающий евро и дешевеющий доллар - последствия для экономики России. Об этом мы говорим сегодня с экспертами в Москве. Наши собеседники - вице-президент аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Катя Малофеева и старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров.

Итак, американский доллар - главная валюта, получаемая от российского экспорта. Его основу составляет нефть, а нефть на мировом рынке продается именно за доллары.

С другой стороны, евро - это валюта главного внешнеторгового партнера России, ибо на долю стран Европейского союза приходится примерно треть всей российской внешней торговли.

Сегодня курс, если можно так выразиться, "главной валюты от экспорта" снижается - по отношению к "главной валюте от импорта". Каковы, на ваш взгляд, наиболее очевидные последствия таких "ножниц" для экономики России в целом? Тему открывает Катя Малофеева, компания "Ренессанс-Капитал":

Катя Малофеева: Первое, о чем хотелось бы сказать, это - ситуация с российским внешнеторговым балансом. Действительно, при такой динамике основных мировых валют российский экспорт становится более дешевым, а российский импорт - более дорогим. Но последствия для экономики от всего этого, скорее, позитивные, чем негативные. И то, что импорт становится более дорогим - это хороший фактор. Так как это, в некоторой степени, позволит защитить российскую экономику и поддержать отечественного производителя, который производит импортозамещающую продукцию. То есть это - очень хороший фактор. Кроме того, это будет способствовать тому, что снизится "давление" на экономику с точки зрения большого притока иностранной валюты, а также снизится инфляционное давление на экономику.

Владимир Тихомиров, "НИКойл": В настоящее время порядка 40% импорта в Россию поступает из Европы, причем из Западной Европы, то есть - из зоны евро. Остальное поступает из других стран, это - различные валюты, но так или иначе у них есть привязка к доллару.

Но доллар "ослабел" не только по отношению к евро, но и к другим валютам. Поэтому, за исключением импорта из США, весь остальной российский импорт стал расти. И это сказалось на ценах.

Не секрет, что многие магазины, которые работают преимущественно с импортными товарами, свои ценники устанавливают в "условных единицах". А теперь они стали переориентировать свои "условные единицы" на евро. Это привело к ощутимому движению вверх цен...

Катя Малофеева: Второй фактор, о котором можно здесь говорить, - как себя будут вести различные финансовые активы, накопленные в экономике. Традиционные сбережения населения "под матрацами" происходят в долларах. И то, что сейчас доллар падает по отношению к рублю и по отношению к евро, если и не будет подталкивать людей к обмену своих сбережений на евро, то может быть, все-таки будет подталкивать их к сбережениям в рублях. И, в целом, это, скорее, позитивный эффект, чем негативный.

Сергей Сенинский: Теперь - о другом аспекте темы. Экономика стран Европейского союза в гораздо большей степени ориентирована на экспорт, чем экономика Соединенных Штатов. Скажем, если доля экспорта в общем объеме экономики США составляет примерно 10% (остальное потребляет гигантский внутренний рынок), то во Франции, например, доля экспорта - примерно 22%, в Германии - почти 30%. И потому нынешний рост курса евро все более негативно отражается на прежних объемах европейского экспорта - в США, в первую очередь.

Но существуют ли, на ваш взгляд, некие признаки того, что часть своего экспорта - по мере роста курса евро - европейские компании пытаются хоть в какой-то степени "переориентировать" и на российский рынок, в числе других? Владимир Тихомиров, старший экономист финансовой корпорации "НИКойл", Москва:

Владимир Тихомиров, "НИКойл": Да, в принципе, для европейских компаний было бы логично попытаться найти другие рынки сбыта для своих товаров. Но вопрос - не только о рынках сбыта, но и в их емкости, то возможности потреблять товары на других рынках, в частности, России. Российский рынок потребления импорта достаточно лимитирован. И лимитируется он, прежде всего, покупательной способностью населения. Поэтому говорить о том, что те потери, которые имеют европейские компании в США, как-то будут восполнены другими рынками, в частности, Россией, было бы, думаю, преждевременным...

Катя Малофеева: Я думаю, что здесь явно можно говорить об определенной связи, но, наверное, лишь до некоторой степени. Объем поставок европейских товаров в Россию пока невелик. Даже по сравнению с теми целями и теми прогнозами, которые эти страны перед собой здесь ставят.

По сравнению с развитыми странами, с теми же США, объем европейского экспорта в Россию, конечно же, очень невелик. Поэтому, я думаю, что довольно сложно говорить об эффекте такого прямого "замещения". Но можно говорить о том, что поставки европейских товаров в Россию будут постепенно расти.

Сергей Сенинский: И последний вопрос нашим собеседникам в Москве. В России американский доллар стал "главной иностранной валютой" потому, что нефть на мировом рынке продается именно за доллары.

Если допустить, что в ближайшие 8-10 лет нефть так и останется главным товаром российского экспорта, а продаваться на мировом рынке она по-прежнему будет за доллары, то, на ваш взгляд, возможно ли - хотя бы теоретически, что объем поступающих в Россию долларов оказался бы меньше, чем объем поступающих евро? Владимир Тихомиров, "НИКойл":

Владимир Тихомиров, "НИКойл": Теоретически, при тех предпосылках, о которых вы говорили, это маловероятно. Тем более, если большая часть экспорта номинируется в долларах и выручка идет в долларах, с какой стати Россия начнет получать больше евро.

Но в принципе изменения такого рода возможны. Российские и европейские партнеры уже несколько раз поднимали вопрос (пока, правда, это ни к чему не привело) об изменении традиционного номинирования топливных товаров в долларах и перевод их на евро. В частности, такой вопрос неоднократно поднимал "Газпром", ведущий экспортер газа в Европу из России.

Катя Малофеева, "Ренессанс-Капитал": Во-первых, могут ли цены на нефть, выраженные в долларах, упасть до столь низкого уровня, что стоимость российского экспорта, выраженного в евро, превысит стоимость российского экспорта, выраженного в долларах, то есть нефтяного и газового экспорта? Думаю, об этом довольно сложно говорить, ибо это маловероятно. Товарные рынки, конечно же, отразят нынешнее изменение баланса между основными мировыми валютами. И просто немного изменятся цены на нефть для того, чтобы отразить падающий курс доллара и растущий курс евро. Америка хотя и является очень крупным импортером энергоресурсов, но не единственным, европейские страны тоже потребляют достаточно много нефти.

Владимир Тихомиров: Другой момент, который мог бы сказаться на увеличении объема поступления евро в Россию, - это структурные реформы в самой России. Чтобы Россия понемногу меняла структуру своего экспорта и поставляла не только топливные и сырьевые товары, а поставляла больше товаров из области, например, машиностроения, которые пользовались бы спросом в Европе. Если это произойдет, - скажем, тот же самый Ford, который собирает теперь свои автомобили в России, будет поставлять свою продукцию на европейские рынки и получать за это евро, то мы увидим увеличение притока евро в Россию. Но пока, на ближайшее время, при тех предпосылках, о которых вы говорили, я не вижу причин для существенного притока евро в Россию.

Правда, еще один момент, который можно уточнить, это - рост заимствований российских компаний, либо рост прямых зарубежных инвестиций из Европы в Россию. Это будет связано с притоков евро уже не торговыми, а другими каналами. Но это связано, прежде всего, со структурными реформами в самой России.

Катя Малофеева: Если говорить о том, сможет ли российский НЕдолларовый (то есть НЕнефтяной) экспорт вырасти до такого уровня, чтобы он превысил долларовый нефтяной, то мы, конечно, очень на это надеемся. Но сначала должны произойти какие-то очень серьезные структурные изменения в российской экономике, чтобы несырьевой экспорт занял бы лидирующие позиции. Для этого должно произойти много структурных преобразований в экономике. А российская промышленность должна серьезным образом реструктурироваться, чтобы это стало возможным.

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы программы отвечали вице-президент аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Катя Малофеева и старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 9 мая. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина:

Ирина Лагунина: Курс евро к доллару вплотную приблизился к уровню, который был при появлении новой европейской валюты в январе 1999 года, в целом повысившись на 36% по отношению к минимальному своему значению два года назад. То, что тогда евро был недооценён, - очевидно. Однако темпы последовавшего затем роста его курса удивили многих экспертов. Стало уже привычным объяснять удорожание доллара в 1999-2001 годах более высокими темпами роста американской экономики. Но ведь и сегодня эти темпы опережают европейские. Так почему же тогда курс доллара падает? - задается вопросом "Экономист".

Если судить по паритету покупательной способности, то есть сравнивать относительные цены, то евро сегодня даже чуть переоценён - по отношению к доллару. Тем не менее, есть целый ряд причин, почему курс евро может повышаться и дальше. Во-первых, США в последние годы, финансируя дефицит платежного баланса за счет массового притока денег из-за рубежа, накопили немало долговых обязательств, которые теперь нужно выполнять. И чтобы как-то улучшить этот баланс, стране необходимо сокращать торговый дефицит, то есть разницу между экспортом и импортом. А это означает, что доллар должен стоить меньше уровня паритета покупательной способности.

Во-вторых, дальнейший рост курса евро возможен и потому, что на европейской валюте отразятся усилия других стран - главных торговых партнеров США, которые стремятся сдержать рост курса собственной валюты. Речь, прежде всего, идет о Японии, которая тратит миллиарды на то, чтобы удержать курс иены, и о Китае, где курс юаня к доллару, по сути, зафиксирован. Так что любое удешевление доллара по отношению к "корзине валют" главных торговых партнеров США будет "подталкивать" евро еще дальше вверх. И понятно, почему многие прогнозы не исключают дальнейшего роста курса европейской валюты к доллару - еще примерно на 10% в течение ближайшего года.

Впрочем, важен и другой аспект проблемы. Удешевление доллара по отношению к валютам ведущих торговых партнеров - на 17% только с начала этого года - с лихвой заменило собой снижение ставок по банковским кредитам - один из главных инструментов для стимулирования экономического роста. То есть кредиты эти в США становятся дешевле как бы сами по себе.

И напротив, удорожание евро - на 16% с начала года - означает, по сути, пропорционально даже большее удорожание кредитов в странах евро-зоны, так как доля экспорта в их экономиках значительно больше, чем экономике США. И не приходится удивляться, почему темпы экономического роста в Европе по-прежнему значительно отстают от американских, заключает "Экономист".

На недавней конференции в Сан-Франциско 74-летнего Гордона Мура встретили овациями, толпы поклонников просили у него автограф. Такое внимание заслуженно. Еще на заре компьютерной эпохи Гордон Мур, один из основателей компании Intel, сформулировал принцип: количество транзисторов в микросхеме данного типа будет удваиваться примерно каждые полтора года. Закон Мура не есть закон в его обычном понимании. Но предсказание оказалось весьма точным: с 1971 по 2001 год плотность транзисторов на чипах удваивалась в среднем за 1,96 года. И как следствие, процессоры, а за ними и сами компьютеры, становились - одновременно - и мощнее, и дешевле, пишет "Экономист".

Однако все меняется. Закон Мура останется в силе еще лет десять, не меньше, но очевидно, что затем быстродействие чипов будет возрастать уже не столь стремительно.

С одной стороны, уже сегодня возникают чисто технические проблемы. Процессоры Intel - по плотности выделяемой энергии (ватт на квадратный сантиметр) - уже вскоре достигнут уровня атомного реактора. Уже сегодня случается, что процессоры в лэптопах сгорают. Тем более, мало кто из пользователей захочет иметь дело с миниатюрной атомной станцией. Впрочем, сомневаться в том, что инженеры эти проблемы решат, не приходится.

С другой стороны, резко возрастают затраты на разработку новейших процессоров. Этот фактор не был решающим, пока рынок требовал все новых разработок, однако мощности уже сегодняшних процессоров вполне достаточно для подавляющего большинства компьютерных программ. Конечно, для компьютерной индустрии эта новая реальность - отнюдь не катастрофа. Более того, она позволит производителям в большей степени сосредоточиться на нуждах потребителей, чем на технологиях. А потребителям нужны не столько быстродействие, сколько надежность компьютерных систем и простота в обращении. На первый план выходит, скорее, уже не закон Мура, а, если хотите, закон Google - по названию популярной системы поиска в Интернете. Её успех обусловлен как раз ориентацией именно на самих потребителей.

Потенциал индустрии информационных технологий столь велик, что он делает возможным радикальные перемены практически в любом виде бизнеса. Однако до тех пор, пока эта индустрия не начнет уделять "закону Google" больше внимания, чем закону Мура, она все больше будет превращаться всего лишь в индустрию новых предметов потребления. И тогда уже никто в ней не сорвет оваций, даже Гордон Мур, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 9 мая.

"Панорама".

"Панорама"... В этой рубрике сегодня мы поговорим о реформировании почтовых ведомств некоторых стран.

Начинаем, как обычно, в России. В июне этого года правительство планирует рассмотреть проект "Концепции развития рынка услуг почтовой связи". На этом рынке в России, помимо государственной почты, действуют уже более 100 коммерческих операторов. А само почтовое ведомство именуется сегодня государственным унитарным предприятием "Почта России", в состав которого уже вошли более 80% региональных управлений почтовой связи. И до конца года этот процесс консолидации должен завершиться.

По планам на сегодня, государственное предприятие "Почта России" уже в 2004 году может быть акционировано. В течение трех лет 100% акций нового акционерного общества будут находиться в государственной собственности. И лишь затем намечается поэтапная его приватизация при сохранении контроля государства.

Одно из наиболее обсуждаемых ныне направлений почтового бизнеса - оказание финансовых услуг, которые уже сегодня приносят почтовым ведомствам наибольший доход, в отличие от традиционных почтовых услуг. Здесь разработчики концепции и их оппоненты говорят о двух моделях. Первая - создать Почтовый банк, филиальная сеть которого оказалась бы самой мощной в стране: ведь почтовых отделений гораздо больше, чем даже бывших "Сберкасс". Возможен и другой вариант - позволить коммерческим банкам открывать свои филиалы на базе почтовых отделений. Главным вопросом при обсуждении возможных вариантов остается, разумеется, участие во всей этой схеме государства.

Зарубежные сюжеты, подготовленные для сегодняшнего разговора в рубрике "Панорама", мы решили расположить в порядке продвижения реформы почтовых ведомств в той или иной стране. Первый сюжет - о почте Украины. Рассказывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев: Украинские почтовики гордятся тем, что древние маршруты отечественной почты прокладывались еще во времена Киевской Руси, и утверждают, будто становление "Укрпочты" началась еще в... 885 году нашей эры - именно этим годом датируется первое летописное упоминание о послании вестника-письмоносца киевским князем Олегом.

Соответственно, недоброжелатели "Укрпочты" злословят, что, мол, со времен "принявшего смерть от коня своего" киевского князя Олега система доставки корреспонденции если и изменилась, то лишь в худшую сторону. Дескать, письма идут долго и не всегда доходят, а цены на подписку и доставку периодических изданий взвинчены до такой степени, что сравнялись с покупкой газет и журналов в розницу.

Но главное обвинение, которое часто звучит, когда речь заходит об "Укрпочте" - что никакие процессы разгосударствления, акционирования или приватизации этой структуры до сих пор так и не коснулись. Поэтому она, официально именуемая Национальным оператором почтовой связи - Украинским государственным предприятием "Укрпочта", является гигантским монополистом на отечественном рынке почтовых услуг, занимая сегодня 99% этого рынка.

Говорит главный редактор журнала "Почтовый Вестник" Вячеслав Нечипоренко:

Вячеслав Нечипоренко: "Укрпочта" на сегодняшний день является государственным предприятием.

Меня лично как патриота своей отрасли всегда просто передергивает, когда по отношению к "Укрпочте" используют слово "монополист". Здесь правильней было бы использовать слово "естественный монополист".

Хотя даже природным монополистом уже нельзя назвать "Укрпочту". Почему? Потому что существуют коммерческие структуры, которые, например, проводят собственные подписные кампании на периодические издания, занимаются доставкой. Уже сегодня на украинском рынке действуют представительства некоторых западных фирм занимающихся курьерской доставкой, авиа-экспресс- доставка.

Сергей Киселев: Тем не менее, как утверждают эксперты, все "альтернативы" "Укрпочты" всерьез конкурировать с ней не могут - не говоря уже о таких проявлениях ее полного монополизма, как, к примеру, торговля маркированными конвертами и открытками.

Вячеслав Нечипоренко: Когда мы слышим обвинения в адрес "Укрпочты" в монополизме, то при этом никто не дает себе труда задуматься, что монополией для "Укрпочты" осталось сельское бездорожье - доставка почты и прессы в село.

Сергей Киселев:

Вячеслав Нечипоренко, главный редактор журнала "Почтовый Вестник", ведомственного журнала "Укрпочты".

И действительно, даже такой монополист как украинский "Сбербанк", который пару лет назад попытался перевести на себя доставку в село пенсий, вынужден был отступить перед разветвленной инфраструктурой "Укрпочты" в сельской местности. А когда в прошлом году на нее насел другой украинский монополист - компания "Укрзализныця", то есть железные дороги, повысившая тарифы на транспортировку почтовых отправлений, почтовики взяли и... отказалось от услуг железнодорожников совсем. И почти полностью перешли на автомобильные перевозки почты, благо собственный автопарк "Укрпочты" это позволяет. И теперь даже в Москву письма из Киева доставляются не по железной дороге, а по автомобильному шоссе.

И, тем не менее, отнюдь не доставка писем, пенсий и периодики, отнюдь не подписка на нее и отнюдь не продажа конвертов или открыток с марками является главной статьей нынешних доходов "Укрпочты". Кстати, её чистая прибыль увеличилась в прошлом году почти втрое и составила почти полутора процента от всех доходов компании. Основные деньги почта зарабатывает теперь отнюдь не на почте. Наоборот, в последние годы удельный вес традиционных почтовых услуг в общей структуре услуг "Укрпочты" неуклонно сокращается.

По словам члена совета директоров "Укрпочты" Людмилы Кузнецовой, курирующей вопросы экономики и финансов, нынешняя структура доходов предприятия выглядит так: доставка писем и пенсий - примерно по 18% каждая, распространение периодики - 9%, денежные переводы - 6%. А вот деятельность, подпадающая по определение "Оказание других услуг", приносит "Укрпочте" 46% всех доходов.

Вячеслав Нечипоренко: "Укрпочта" в последние годы вынуждена была - дабы выжить, дабы платить налоги государству, дабы платить своим людям зарплату, дабы иметь деньги на собственное развитие - заниматься предоставлением некоторых коммерческих услуг. Таких услуг, как, скажем, лекарства на заказ, товары почтой и прочее. В общей сложности "Укрпочта" сегодня предоставляет населению Украины более 70 видов услуг.

Сергей Киселев:

В 1999 году государственное предприятие "Укрпочта" сделала ставку на коммерциализацию почтовой деятельности. И начало продавать товары широкого потребления, телефонные и интернет-карточки, билеты лотерей, принимать коммунальные платежи, открывать интернет-центры, предоставлять клиентам такие услуги как "электронный денежный перевод", "реализация ценных бумаг", "распространение рекламы", "услуги факсимильной связи и электронной почты". Кроме того, есть и целевые проекты - "Товары - почтой", "Фотоуслуги - почтой", "Лекарства на заказ", "Табак по почте", "Доставка грузов собственным транспортом" и так далее.

То есть со своими непрофильными услугами "Укрпочта" все дальше внедряется в те секторы украинского рынка, где уже существует реальная конкуренция. В этом году должен стартовать еще один проект "Укрпочты" - под названием "Мойдодыр": торговля по почте моющими средствами отечественных производителей. Кроме того, почтовики решили закупить новые автобусы, чтобы просто перевозить людей в сельской местности - там, где сегодня зачастую автомаршруты и проложены-то одним-единственным автомобилем, который регулярно ездит по бездорожью от села к селу. И это - почтовый автомобиль "Укрпочты".

Сергей Сенинский: Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

А следующий сюжет - о почтовой службе Казахстана. Рассказывает наш корреспондент в Алма-Ате Сергей Козлов:

Сергей Козлов: Реформа казахстанской почтовой службы продолжается уже восемь лет, и до сих пор её считают незавершённой.

Самостоятельным хозяйствующим субъектом государственная почта Казахстана стала в ноябре 1995 года, а в 1999 было создано открытое акционерное общество "Казпочта", единственным акционером которого было и пока остается государство.

Сначала государственным пакетом акций почты управлял Народный Сберегательный банк Казахстана, сейчас же управление осуществляется Госкомимущества республики. Продажи каких-либо акций почтовой службы частным инвесторам в ближайшие три года не планируется.

Реформа почты предусматривала, среди прочего, передачу ей таких функций Народного Сберегательного банка, как выплата пенсий, пособий и заработной платы населению. Но помимо этого, она сегодня выполняет и многие функции финансового учреждения, оказывающего широкий спектр услуг - почтовых, агентских и банковских.

Особое внимание уделяется развитию новых направлений деятельности, присущих так называемой, "почтово-сберегательной" модели. Это - валютно-обменные операции, приём вкладов населения, операции на рынке ценных бумаг, инкассация и перевозка денег и ценностей, услуги агентов для пенсионных фондов и страховых компаний по привлечению новых клиентов и заключению с ними договоров, а также курьерская служба. Кстати, практика сотрудничества с пенсионными фондами и страховыми компаниями взята из японского опыта реформирования почтовой службы. В остальном же перенимаются, скорее, образцы функционирования почты в некоторых странах Западной Европы.

В этом году "Казпочта", по планам, должна завершить собственное компьютерное перевооружение для создания общереспубликанской информационной сети и системы электронной торговли. Кроме того, "Казпочта" получила соответствующие лицензии и вскоре приступит к проведению некоторых видов банковских операций не только в национальной, но и иностранной валюте, а также начнёт активную брокерскую и дилерскую деятельности на рынке ценных бумаг Казахстана с правом ведения счетов клиентов.

И, если сегодня все финансовые услуги в общей структуре доходов "Казпочты" занимают не более 8%, то уже в будущем году планируется довести их долю 18-20%.

Народный банк Казахстана передал "Казпочте" все свои подразделения, помещения и оборудование в сельских районах, и теперь она является монополистом в части предоставления соответствующих услуг сельскому населению и предприятиям аграрного сектора.

Наконец, для дальнейшего развития "Казпочты" было решено привлечь иностранные кредиты, в частности, со стороны Исламского банка развития.

Сергей Сенинский: Сергей Козлов, наш корреспондент в Алма-Ате.

И завершает тему - рассказ нашего корреспондента в Мюнхене Александра Соловьева, о том, как проходит реформа почтового ведомства Германии:

Александр Соловьев: Сохранившиеся исторические документы свидетельствуют, что история немецкой почты восходит к 1490 году, когда по приказу императора Максимилиана I-го было создано ведомство, в обязанности которого входила доставка писем и пакетов. А немецкая почта в современном ее понимании возникла в 1949 году. И ровно 40 лет, вплоть до 1989, это ведомство, первоначально называвшееся Bundespost, то есть Федеральная почта, управлялось министерством почтовой связи и телекоммуникаций.

Первый этап реформы немецкой почты начался в июле 1989 года, когда было принято решение выделить из единого государственного ведомства телекоммуникационную и банковскую службу, ставшие впоследствии совершенно самостоятельными организациями.

В 1990 году начался второй этап реформы: все три структуры - собственно Почтовое ведомство, Почтовый банк и Телеком были преобразованы в акционерные общества, все акции которых принадлежали государству. И лишь потом началась их постепенная приватизация. Сегодня государству принадлежат 69% акций Почтового ведомства, остальные находятся в частных руках. Кстати, акционерами являются почти 145 тысяч самих сотрудников почты. Им принадлежат акции на сумму в 400 миллионов евро, что составляет около 6% от общего объема капитала.

До начала реформы доставка писем и бандеролей в Германии была весьма убыточным делом, и убытки от неё покрывались только за счет прибыли, которую приносила служба телекоммуникаций. Так, 1990 году убытки Немецкой почты составляли почти 8% от тогдашнего её оборота. В 1995 году удалось достичь нулевого баланса, а уже в 2001 году почтовое акционерное общество получило рекордную прибыль в 1 миллиард 600 миллионов евро, то есть примерно 5% от её общего оборота, составившего уже 33,5 миллиарда евро.

При реформах почтовой службы не обошлось, разумеется, без масштабных сокращений персонала. Общей проблемой немецкой экономики был, и пока остается, разросшийся до неимоверных размеров штат государственных служащих, имеющих множество привилегий, которые, в свою очередь, стоят государству больших денег. Так вот, штат работников Почтового ведомства за последние тринадцать лет был сокращен на 150 тысяч человек, и теперь общая численность его персонала в Германии составляет 230 тысяч человек.

Сегодня все большую популярность в почтовом бизнесе завоевывает концепция One-Stop-Shoping, то есть полный сервисный пакет, когда почта берет на себя не только организационно-транспортное обеспечение перемещения тех или иных отправлений, но и - по желанию клиентов - сама заботится о финансировании дополнительных услуг. В таких случаях, конечно, основную роль играет партнер почты - немецкий Почтово-сберегательный банк, который наделен всеми функциями любого другого немецкого банка. Кстати, в 1998 году Немецкая почта выкупила у государства 100% акций этого банка.

С либерализацией почтовой службы, на этом рынке в Германии появилось немало конкурентов. Среди них - не только крупнейшая в мире американская компания UPS, но и акционерные почтовые службы Нидерландов и Великобритании.

Почтовая служба Великобритании, например, в 1999 году купила немецкую компанию German Parcels.

В свою очередь, Deutsche Post еще с 1997 года также стала покупать зарубежные компании. Среди них оказались, в частности, американские DHL, Danzas и Global Mail. Теперь все они объединены в единую структуру под названием Deutsche Post World Net, то есть Всемирная сеть немецкой почты. Частью этой сети является также уже упоминавшийся Почтово-Сберегательный банк. География деятельности Deutsche Post World Net охватывает 635 тысяч городов и населенных пунктов в 220 (двухстах двадцати) странах мира.

Кстати, вместо бывшего единого министерства почтовой связи и телекоммуникаций Германии было создано ведомство, которое теперь выдает лицензии и определяет правила бизнеса на этом рынке. Как правило, лицензию получают все компании, стремящиеся работать на рынке разнообразных почтовых услуг Германии.

И фактически единственной монополией прежней немецкой почтовой службы остается лишь доставка писем и других почтовых отправлений, вес которых не превышает 100 граммов, и извещений информационно-рекламного характера весом до 50 граммов. Однако и эта монополия, согласно решению Европейского Союза, прекратит свое существование к 2007 году.

Сергей Сенинский: Александр Соловьев, наш корреспондент в Мюнхене. Этим сюжетом мы завершаем разговор о реформировании почтовых ведомств некоторых стран, который вели сегодня в рубрике "Панорама".

"Меняющийся мир: страны и рынки".

Иван Толстой: Швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung сравнивает трудовое законодательство Швейцарии и стран Европейского союза.

Различия в этом законодательстве и вообще в представлениях о равенстве и справедливости становятся все большими. Так, в Германии, например, многие работодатели уже требуют от желающих получить у них работу не прилагать к своему заявлению фотографии - чтобы этого работодателя не заподозрили потом, якобы, в дискриминации по внешнему виду соискателя, которому был отказано. А Европейский союз в целом все активнее развивает законодательство о равноправии всех работающих. Например, теперь временно занятые работники должны с первого же часа работы получать ту же зарплату, что и их постоянно работающие коллеги, хотя тем поначалу приходиться обучать всех "новеньких". Европейские законы о труде предусматривают теперь и равные права во всем для работающих непосредственно на предприятии и тех, кто выполняет его заказы, скажем, на дому.

Принятые в 2000 году новые правила Европейского союза обязывают все страны, в него входящие, изменить национальное законодательство в соответствии с требованиями, направленными на борьбу с проявлениями дискриминации. Строгость этих правил превращается в кошмар для работодателей. Так, например, для них, по сути, отменяется сам принцип презумпции невиновности, а сами правила распространяются не только на уже работающих, но и на процесс найма на работу. Теперь работодатель должен доказывать, что у него были убедительные причины не взять на работу именно этого кандидата. Соответственно, если на одно рабочее место претендовали 80 человек, то каждый из 79 отвергнутых может подать на работодателя в суд и обвинить его в дискриминации, после чего тому придется доказывать свою правоту в каждом отдельном случае. Запрещена дискриминация по признакам религиозным, мировоззрения, инвалидности, возраста или сексуальной ориентации. Причем критерии этой дискриминации - весьма расплывчаты. Получается, что работнику или кандидату на рабочее место достаточно лишь почувствовать себя обиженным и правдоподобно описать некие факты, которые он оценил как проявление дискриминации, и уже можно начинать судебный процесс.

На фоне этих законов создается впечатление, что швейцарские суды работают как будто на другой планете. Так, заместитель директора одного швейцарского детского сада обратилась в суд, будучи недовольной тем, что она получала на 30% меньше директора сада. Но суд счел разницу в зарплате оправданной, так как заместитель выполняла свою работу лишь временно и не несла постоянной ответственности за детей.

Другой пример из Швейцарии: один банк в Лозанне уволил более ста своих сотрудников, но, помимо выходного пособия, выплатил дополнительные премии лишь некоторым из них. Однако швейцарский суд счел подобное поощрение отдельных сотрудников вполне допустимым.

Конечно, трудно представить, какое решение вынес бы в том или ином конкретном случае европейский суд. Однако сам дух законодательства Евросоюза в корне отличается от швейцарского. Суть разногласий восходит к спорам о том, что важнее - свобода или равенство? Со времен эпохи Просвещения от государства требуют равного отношения к своим гражданам. Однако когда принцип равенства - как абсолют - начинают переносить на отношения между отдельными гражданами, тогда это ограничивают их свободу. Получается, что уже не бизнесмены и не сами работники, а суды решают, кто будет или не будет принят на работу, повышен в должности или уволен. Еще примеры. В Германии запрещено заключать ограниченные по времени трудовые контракты с гражданами моложе 58 лет. Во Франции фирма, увольняющая сотрудника старше 50 лет, должна заплатить государству особый налог. Все это - примеры нарушения свободы граждан вступать в договорные отношения по собственному усмотрению. И в пользу такого приоритета равенства выдвигаются аргументы "экономической целесообразности" - мол, предприниматель всегда располагает большими возможностями, чем его работник, и то, что - в противном случае - конкуренция снизила бы до минимума само качество условий труда.

И в Швейцарии, впрочем, принимаются и готовятся все новые законы, предусматривающие особую защиту и особые правила в том, что касается отпусков, минимальных зарплат и безопасности на рабочем месте для отдельных групп населения - например, молодежи. Однако такие законы в итоге ставят разные предприятия и разные социальные группы в неравное положение - единый рынок труда разбивается на отдельные группы: молодых и пожилых, граждан страны и иностранцев, мужчин и женщин, инвалидов и здоровых, квалифицированных и неквалифицированных рабочих, и для каждой из этих групп формулируются какие-то особые правила.

В любом случае, все подобные правила и законы приводят к одному: они увеличивают текущие расходы для предпринимателей, в результате чего те все меньше стремятся расширять свое производство и увеличивать число работников на нем. А исследования показывают, что квалифицированному работнику бывает порой труднее найти себе работу, чем неквалифицированному", - заключает швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung.

Дарья Жарова: "Воля к реформам", - статья в выходящем в Гонконге еженедельнике Far Eastern Economic Report.

"В то время, как Япония все больше отходит от принципов рыночной экономики, Южная Корея добивается улучшения корпоративного управления и защиты инвесторов, - пишет еженедельник. - Когда Тосиико Фукуи был назначен недавно новым председателем Банка Японии, одним из первых его решений стало расширение прежних лимитов на покупку Национальным банком акций "проблемных" японских банков. Это было воспринято, как намерение Банка Японии продолжить политику, ведущую к постепенной национализации не только банковского сектора, но и всей японской экономики.

Банк Японии выступает сегодня в роли не только кредитора "последней инстанции", но и такого же продавца. То есть он покупает такие акции, которые не покупает никто другой, и выдает кредиты тем, кому их не дает никто другой. Он удерживает на таким образом "на плаву" не только банки, но и в целом корпоративную экономику Японии. Поддерживает он и крупнейшего из своих акционеров - министерство финансов Японии, покупая правительственные облигации.

"Правительство Японии выступает за дерегуляцию рынка и структурные реформы, однако, пока все сводится к сокращению рыночного сектора экономики и увеличению роли государственного сектора", отмечают эксперты международных инвестиционных банков. Причем на фондовом рынке вводятся все новые ограничения свободной продажи акций компаний.

Между тем, непростые времена переживает и сосед Японии - Южная Корея. Международные рейтинговые агентства и банки уже снизили и готовятся снизить её кредитный рейтинг. С точки зрения кредитных рисков, Южная Корея оценивается ими сегодня почти так же, как Малайзия. Причем, отмечают международные эксперты, настроения и потребителей, и предпринимателей в Южной Корее ухудшаются, а рост экономики все больше начинает зависеть от налоговой и финансовой политики правительства.

Но может ли правительство сделать больше? Многие эксперты опасаются того, что неясные макроэкономические перспективы Южной Кореи - в сочетании с финансовыми проблемами компаний, выпускающих кредитные карты для частных пользователей, и многочисленными бухгалтерскими скандалами - могут привести к отказу от продолжения рыночных реформ и возвращению к мощному государственному вмешательству в экономику - по примеру Японии.

Конечно, "невидимой руке рынка" всегда можно противопоставить более "видимую руку государства". Но в целом ситуация в Южной Корее выглядит намного лучше, чем в Японии.

Прежде всего, корейские банки сегодня гораздо меньше, чем еще несколько лет назад, страдают от проблем, переживаемых "чеболями" - крупнейшими финансово-промышленными группами страны, контролируемыми семейными кланами. К концу прошлого года объемы совместных операций большинства корейских банков и "чеболей" сократились в четыре раза - по сравнению с тем уровнем, который отмечался всего три года назад, в конце 1999. Да, в марте Национальная служба финансового контроля Южной Кореи объявила, что в половине всех проверенных ей в прошлом году корейских компаний были выявлены "сомнительные" бухгалтерские операции, однако уже в следующем году подобные махинации будут весьма затруднены. Вступит в силу новый закон, жестко ограничивающий возможности консолидации компаний-филиалов, в которых "чеболи" обычно и укрывали свои долги.

Кроме того, парламент Южной Кореи, вероятно, примет уже в июне закон, значительно упрощающий процедуру не только подачи акционерами групповых исков в защиту своих интересов, но и получения ими компенсации за причиненный ущерб" - завершается статья в еженедельнике Far Eastern Economic Report, издающемся в Гонконге.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG