Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская электроэнергетика: неприметные реформы. Проводные телефоны: рынок и потребители


- Российская электроэнергетика: неприметные реформы.
- Услуги проводной телефонной связи в России. Абоненты и тарифы. Оплата повременная и абонентская - в рубрике "Рынки и потребители"
- Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий - Одна неделя года.

"Одна Неделя Года".

Ирина Лагунина: Новый руководитель Европейского центрального банка будет назначен не ранее октября, на несколько месяцев позже, чем планировалось. По планам, сменить нынешнего председателя - голландца Вима Дуйзенберга - должен Жан-Клод Трише, глава Банка Франции. Однако лишь на этой неделе французский суд снял с него предъявленные ранее обвинения по делу об искажении финансовой отчетности контролируемого государством банка Credit Lyonnais в начале 90-ых годов. В то время Жан-Клод Трише возглавлял казначейство Франции, а правительство спасало банк Credit Lyonnais от банкротства.

По договоренности 12 европейских стран, перешедших в 1999 году на единую валюту, Вим Дуйзенберг возглавляет Европейский центральный банк в течение 4 лет, то есть половины установленного для этой должности срока. А затем - 9 июня нынешнего года - его должен был сменить Жан-Клод Трише, причем на полный, 8-летний период.

На только что завершившемся в греческом городе Салоники саммите Европейского союза смена руководства Центрального банка стран евро-зоны формально не рассматривалась, несмотря на давление Франции. Сначала кандидатура преемника Вима Дуйзенберга будут обсуждать министры финансов и Европейский парламент.

Андрей Шарый: Перемены в первой тройке крупнейших компаний мира - по общей стоимости их акций. Американская фармацевтическая корпорация Pfizer, производитель известного препарата "Виагра", вышла на вторую позицию среди лидеров, обойдя корпорацию Microsoft, крупнейшего производителя программного обеспечения для персональных компьютеров. Общая стоимость компании Pfizer превысила 285 миллиардов долларов, у Microsoft - 278 миллиардов. Крупнейшей компанией мира по-прежнему остается американская General Electric - она стоит почти 312 миллиардов долларов.

Ирина Лагунина: В Швеции - всего за три месяца до намеченного на сентябрь референдума по поводу введения в стране евро - резко возросло число противников перехода на единую европейскую валюту. Последние опросы общественного мнения показали, что "за" готовы проголосовать лишь 33% всех опрошенных, а "против" - 43,5%. Еще 23% из числа опрошенных - их более 7 тысяч - пока не определились с выбором. Примечательно, что еще полгода назад число сторонников перехода на евро составляло 40% опрашиваемых, тогда как противников - лишь 35%.

Из 15 участниц Европейского союза не перешли пока на единую валюту три страны: Великобритания, Швеция и Дания.

Андрей Шарый: В России Государственная Дума приняла новый закон "О связи". Он предусматривает, в частности, что граждане могут сами выбрать форму оплаты телефонных переговоров по обычным линиям - повременную или абонентскую. Кроме того, все компании - операторы проводной телефонной связи обязаны перечислять часть своей прибыли в специальный, контролируемый государством фонд, за счет средств которого будут финансироваться проекты телефонизации отдаленных и малонаселенных регионов. Более половины всех населенных пунктов в России сегодня вообще не имеют телефонных линий.

Ирина Лагунина: Планы реформирования электроэнергетики на 2003-2005 годы одобрены правительством России. В частности, должны быть разработаны правила становления оптового рынка электроэнергии, предельных объемов её продажи по свободным ценам. В ближайшее время будет определен состав и порядок формирования на базе 10 крупнейших электростанций, принадлежащих холдингу РАО "ЕЭС России", крупных оптовых генерирующих компаний.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий...

Итак, правительство России обсуждало в минувший четверг ход реформы электроэнергетики и одобрило некий план реформирования этой отрасли на период с 2003 по 2005 год. Напомню, все правительственные законопроекты об этой реформе стали уже законами еще в апреле нынешнего года. Однако для их принятия в канун как парламентских, так и президентских выборов - любые сколько-нибудь понятные контуры конкретных этапов реформы этой отрасли были "сокрыты" за лаконичной формулировкой "устанавливается правительством Российской Федерации". Собственно, в этих рамках оно теперь и действует. И чтобы понять, что именно происходит в каждой из главных составляющих этой отрасли - производстве, передаче и реализации электроэнергии - и чего можно ожидать в ближайшие месяцы, мы пригласили к разговору эксперта. Наш собеседник в Москве - аналитик по электроэнергетике финансовой корпорации "НИКойл" Матвей Тайц.

Начнем с того, к чему, собственно, сводятся планы реформы отрасли - по состоянию на сегодня, если иметь в виду участие государства в каждой из её составляющих?

Матвей Тайц: Суть предполагаемых изменений - в снижении доли государства в генерации электроэнергии и одновременно увеличении государственной доли в монопольных видах бизнеса, таких как передача электроэнергии.

Увеличение доли государства в монопольных видах бизнеса будет достигаться за счет обмена акций РАО "ЕЭС России" на акции вновь создаваемых оптовых генерирующих компаний (ОПГ). Именно этот механизм заложен одним из пунктов в стратегии реструктуризации РАО "ЕЭС России"...

Сергей Сенинский: Правительство России - на заседании в минувший четверг - решило в течение ближайших двух недель окончательно определиться с будущими участниками так называемых "оптовых генерирующих компаний". Таковых планируется создать десять. Что это за компании? И как их планируемое количество соотносится с нынешним количеством региональных энергетических компаний, для краткости называемых "АО-Энерго", коих в России - более 70?

Матвей Тайц: Оптовые генерирующие компании будут созданы на базе крупнейших электростанций. То есть сравнение 70-ти "АО-Энерго" и этих 10-ти "выделенных" компаний - не совсем корректно, поскольку компании будут сформированы на базе электростанций, которые не входят в состав региональных энергокомпаний.

Таким образом, правительство планирует утвердить список из 10 оптовых генерирующих компаний, 6 из которых будут созданы на базе теплогенерации, а 4 - на базе гидрогенерации. Компании будут сформированы из крупнейших электростанций таким образом, что установленная мощность одной тепловой оптовой генерирующей компании будет равна примерно 9 тысячам мегаватт.

Сергей Сенинский: 9 тысяч мегаватт установленной мощности для каждой из оптовых генерирующих компаний - это много или мало? С чем можно сравнить?

Матвей Тайц: Для сравнения можно сказать, что установленная мощность всех электростанций, входящих в холдинг РАО "ЕЭС России", составляет примерно 156 тысяч мегаватт.

Сергей Сенинский: Речь идет о компаниях, которые будут сформированы вокруг 6-ти тепловых и 4 гидроэлектростанций. А различается ли как-то участие государства в отдельных секторах генерации, то есть производства электроэнергии?

Матвей Тайц: На данном этапе планируется уменьшение доли государства только в том, что касается "тепловых" генерирующих компаний. Доля государства в гидрогенерации будет сохранена.

Сергей Сенинский: Теперь - о другом секторе отрасли, о передаче электроэнергии. Вот вы говорили, что здесь участие и влияние государства будет только возрастать - за счет сокращения в других секторах? Как именно?

Матвей Тайц: Увеличение доли государства в сетевом хозяйстве будет достигнуто путем выделения из холдинга РАО "ЕЭС России" оптовых генерирующих компаний, с последующим обменом акций РАО "ЕЭС России" на акции выделенных компаний.

В дальнейшем предполагается проведение аукционов, на которых будет произведена продажа оставшейся доли этих оптовых генерирующих компаний. И "валютой" на этих аукционах будут выступать опять-таки акции РАО "ЕЭС России".

Таким образом, после выделения из РАО "ЕЭС России" оптовых генерирующих компаний, доля сетей в активах РАО "ЕЭС России" останется неизменной. Но за счет того, что акции частных инвесторов были обменены на "генерацию", доля государства в "сетях" будет увеличиваться.

Сергей Сенинский: А - по структуре этих планов? Речь идет о так называемых Федеральной сетевой компании и Системном операторе, то есть диспетчерской службе...

Матвей Тайц: Действительно, планируется создание Федеральной сетевой компании. Собственно, она уже создана, но на данный момент является 100%-ной "дочкой" РАО "ЕЭС России".

И - Системный оператор, это - вообще отдельная история. Здесь государство будет стремиться к полному контролю над этим видом деятельности путем выкупа региональных диспетчерских управлений из собственности "АО-Энерго".

Что касается Федеральной сетевой компании, то уже сейчас она наделена имуществом магистральных сетей, принадлежащих РАО "ЕЭС России", а оставшиеся магистральные сети, находящиеся в собственности "АО-Энерго", также будут передаваться различными способами в Федеральную сетевую компанию.

Сергей Сенинский: Но ведь, помимо магистральных линий электропередачи, есть еще региональные и местные линии. В чьей собственности они окажутся в итоге?

Матвей Тайц: Что касается распределительных сетей, то они сейчас находятся в собственности "АО-Энерго". И в процессе реструктуризации региональных энергокомпаний региональные распределительные компании будут выделены из их состава. На следующем этапе реструктуризации они будут объединены в межтерриториальные распределительные компании.

Структура акционерного капитала региональных распределительных компаний будет "зеркальной" по отношению к "АО-Энерго". То есть структура акционеров будет первоначально сохранена.

Вероятно, в дальнейшем доля государства будет увеличена по мере укрупнения этих региональных сетевых активов.

Сергей Сенинский: Теперь - о третьем сегменте отрасли, сбыте электроэнергии. Здесь планируется, как и в секторе её производства, создать конкурентный рынок, на котором в итоге потребитель мог бы сам выбирать себе поставщика. Какие-то первые шаги в этом направлении уже сделаны?

Матвей Тайц: В ближайшее время ожидать каких-то изменений не приходится. Дело в том, что возможность конечного потребителя выбирать себе поставщика - завершающая стадия всей реформы электроэнергетики.

Все те мероприятия, которые сейчас проводятся, отчасти и направлены на то, чтобы создать розничный конкурентный рынок электроэнергии. Но реальных механизмов пока еще не создано. Недостаточна и законодательная база...

Сергей Сенинский: Сегодня органы власти разного уровня имеют разные полномочия в том, что касается установления и изменений тарифов на электроэнергию. Существует Федеральная энергетическая комиссия и Региональные энергетические комиссии. Но баланс их полномочий уже меняется?..

Матвей Тайц: До сих пор действуют нормативные акты, которые позволяют Региональным энергетическим комиссиям устанавливать тарифы на отпускаемую электроэнергию. Вместе с тем, сейчас происходит процесс, направленный на увеличение федерального контроля установления тарифов.

Что для этого делается? Предполагается принять законодательные акты, которые будут обязывать Региональные энергетические комиссии согласовывать устанавливаемые ими тарифы с Федеральной энергетической комиссией.

Сергей Сенинский: То есть если сегодня Федеральная энергетическая комиссия может давать Региональным комиссиям лишь рекомендации, то уже вскоре Региональным комиссиям предстоит согласовывать устанавливаемые ими в своих регионах тарифы с Федеральной комиссией?

Матвей Тайц: Да. И таким образом тарифы на региональном уровне будут регулироваться из федерального центра.

Сергей Сенинский: Мой последний вопрос - о формировании и постепенном расширении свободного рынка электроэнергии - такого, на котором оптовые тарифы на электроэнергию устанавливаются не государством, а соотношением спроса и предложения. Были планы создания так называемого рынка "5-15"... Как далеко они продвинулись на сегодня?

Матвей Тайц: Рынок "5-15" предполагает продажу от 5% до 15% всей потребляемой энергии по нерегулируемым ценам. То есть в этом сегменте должно быть свободное ценообразование. Этот проект должны были окончательно подготовить к 1-ому июля этого года. Однако в силу ряда причин запуск этого проекта откладывается. И как заявляют представители РАО "ЕЭС России", вероятное окончательное утверждение последних деталей проекта перенесено на рассмотрение правительства в третьем квартале этого года.

Сергей Сенинский: Но ведь какая-то часть производимой в России электроэнергии уже продается по свободным ценам...

Матвей Тайц: Действительно, небольшая часть электроэнергии покупается на оптовом рынке по ценам, которые не устанавливает Федеральная энергетическая комиссия. Но это - "избыточные" объемы энергии. И доля их в общем объеме энергопотребления ничтожно мала...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве аналитик по электроэнергетике финансовой корпорации "НИКойл" Матвей Тайц.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 20 июня. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Почему многие русские, зарабатывая в пять раз меньше, чем московский корреспондент нашего журнала, покупают себе одежду и мобильные телефоны вдвое дороже, чем он? Ответ прост: русские предпочитают сегодня тратить, а не копить. Модные одежда и телефоны, которые можно увидеть на улицах крупнейших российских городов, свидетельствуют не только о росте экономике, но и её слабости, пишет "Экономист".

Россия сегодня вновь бурлит - совсем как в 1998 году, в канун дефолта. К счастью, о повторении той ситуации речь не идет. Пять лет назад в России были и огромный дефицит бюджета, и жестко регулируемый курс рубля, и гигантский внутренний долг с огромными процентами. Сегодня - деньги от продажи нефти наполнили казну, а относительная стабильность последних лет привела к сокращению оттока из страны капиталов и привлекла новые инвестиции. Крупнейшая торговая компания Германии - Metro - объявила о планах вложить в российские проекты миллиард евро. Французская Danone обдумывает покупку российской Вимм-Билль-Данн, а Deutsche Bank, отвернувшийся было от России после августа 1998 года, обсуждает покупку крупного пакета акций российского инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа".

Но при всем этом оптимизм, возможно, опережает реальную экономику. Денег в ней стало гораздо больше, однако управление ими оставляет желать лучшего. Большинство из 1300 российских банков являются, по сути, кассами крупнейших компаний. Банковская система в целом неэффективна, опыт кредитования - минимален. И как результат - ей не доверяют.

Крупнейшие компании могут получить кредиты без труда, однако они по-прежнему остаются почти недостижимыми более мелких компаний, особенно за пределами крупных городов. Кроме того, экономика России в целом слишком медленно переключается от ориентации лишь на нефть и другие природные ресурсы, цены на которые подвержены сильным колебаниям. И, например, внезапное падение мировых цен на нефть может привести к утрате многими зарубежными инвесторами интереса к России, а нынешний подъем внезапно застопорится.

Впрочем, такой сценарий не является неизбежным, полагают эксперты. Банковская реформа, которая обсуждается ныне в парламенте, позволит регулирующим органам сфокусировать основное внимание на тех банках, которые принимают деньги во вклады, а не заниматься "карманными" банками. В планах этой реформы также - создание системы страхования вкладов. Её появление, как полагают зарубежные эксперты, тормозится и некоторыми российскими коммерческими банками. Возможно, они опасаются новых правил регулирования банковской деятельности. А возможно - стремятся потратить больше денег на собственное развитие и рекламу до того, как им придется отдать часть этих денег в систему страхования. Если это так, то российская экономика - как и многие посетители дорогих магазинов - по-прежнему будет выглядеть лучше, чем она есть на самом деле, заключает "Экономист".

В попытке "разогреть" почти застывшую экономику Германии, канцлер Шрёдер готов на два года раньше, чем планировалось, снизить подоходный налог, чтобы стимулировать внутренний спрос. Сокращение поступлений в бюджет еще больше увеличит её дефицит, который и так уже два года подряд превышает установленный для всех стран евро-зоны 3-процентный лимит.

Однако министр экономики уже намекает, что правительство Германии должно добиваться от коллег по евро-зоне более гибкой трактовки жестких правил финансовой политики. Они не учитывают, полагает министр огромных расходов Германии, связанных с воссоединением страны. Ежегодно восточные земли Германии получают из казны 75 миллиардов евро - эти почти 4% ВВП всей Германии. И привести баланс бюджета страны в нормальное состояние удастся лишь не ранее 2008 года, признает министр - на два года позже, чем планировалось.

Что же касается надежд правительства на то, снижение подоходного налога подвигнет граждан на большие траты, то большинство экономистов такого оптимизма не разделяют. Они опасаются, эффект от сокращения налогов может быть сведен на нет увеличением расходов на платежи по безработице и социальному страхованию, повышением налогов на сигареты и взносов, которые граждане должны делать в систему обязательного медицинского страхования, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 20 июня.

"Рынки и Потребители".

Рынки и потребители. В этой рубрике сегодня - о российском рынке проводной телефонной связи. Абоненты и тарифы.

Новый закон "О связи" - в минувшую среду - принят в третьем чтении Государственной Думой России. Среди важнейших его положений - право самого абонента выбирать, какую форму оплаты обычных телефонных переговоров предпочесть: повременную или абонентскую, как сейчас. Можно предположить, что много говорящие пользователи предпочтут сохранить за собой абонентскую плату, а те, кто говорит мало, передут на повременную оплату. В модели - так, но, как мы вскоре выясним, - только в модели. Почему? - Разговор впереди.

И второе положение нового закона. Действующие в России компании - операторы проводной телефонной связи должны будут перечислять определенную часть своей прибыли в специальный, контролируемый государством фонд. За счет средств этого фонда будут финансироваться проекты телефонизации отдаленных и малонаселенных регионов России. Их, как выясняется, гораздо больше, чем может показаться...

Сегодня наши собеседники в Москве - аналитики по российскому рынку телекоммуникаций: Надежда Голубева, инвестиционная компания "АТОН"; Александр Казбеги, инвестиционная компания "Ренессанс-Капитал"; и Евгений Голоссной, инвестиционная компания "Тройка-Диалог".

Самое, видимо, заметное событие прошлого года в этой отрасли - её консолидация: более 80-ти телефонных компаний - региональных операторов были преобразованы в 7 межрегиональных компаний. Какой бы один из проявляющихся уже сегодня (или из тех, которые проявятся уже в ближайшие месяцы) результатов этой консолидации вы бы отметили прежде всего и почему? Тему открывает Александр Казбеги, руководитель аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс - Капитал":

Александр Казбеги: Если отметить один главный результат консолидации сегодня, то, скорее всего, это - укрупнение компаний и упрощении их структуры. Когда у нас было порядка 80 компаний, а сейчас - всего 7 компаний, то естественно, что их выручка, их финансовые показатели и операционные показатели сильно растут. И с точки зрения чисто портфельного инвестора, и с точки зрения рынка, это гораздо более интересно. Так как можно "отслеживать" одну компанию вместо того, чтобы смотреть на множество мелких компаний, которые не сильно отличаются друг от друга...

Надежда Голубева: Консолидация привела к существенному увеличению масштабов предприятий связи. И это открывает возможности для повышения рентабельности компаний. Из основных факторов роста рентабельности я бы выделила возможность экономии на масштабе, удешевление кредитов и возможность усиления команды менеджмента компаний.

Лучшее подтверждение позитивных изменений от консолидации - это реакция фондового рынка. С начала года мы наблюдали резкий приток инвестиций в акции компаний связи. Например, бумаги "Уралсвязьинформ" подорожали на 71%, акции "ВолгаТелеком" - на 61%.

Сергей Сенинский: Итак, завершилась консолидация этого сектора: более 80-ти региональных телефонных компаний превратились в 7 межрегиональных. Как можно представить ближайшие этапы преобразования структуры собственности этих компаний? Евгений Голоссной, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог":

Евгений Голоссной: Контрольный пакет акций в каждой из этих региональных компаний принадлежит холдингу "Связьинвесту". А будущее самого "Связьинвеста" уже определено. Государство намерено продать, по крайней мере, 25% акций этой компании. Конечно, еще остается очень много вопросов - в частности, когда и сколько? Так, существует вероятность того, что продадут не 25%, а все 75%. Но в целом решение о приватизации компании уже принято.

Это значит, что в ближайшем будущем - может быть, даже в этом году или в следующем - приводная связь в России "перейдет" в частные руки.

Сергей Сенинский: Напомните, что являет собой компания "Связьинвест"? Когда она была создана и какую роль в индустрии проводной телефонной связи в России выполняет? Сколь помнится, несколько лет назад - в июле 1997 - 25% акций именно этой компании было продано международному консорциуму, ведущим участником которого был известный американский финансист Джордж Сорос... Это была крупнейшая сделка в истории российской приватизации - 1 миллиард и почти 900 миллионов долларов.

Евгений Голоссной: "Связьинвест" был создан в 1993 году, как компания, которая должна управлять государственными пакетами акций всех региональных операторов связи. В 1997-ом году 25% акций самого "Связьинвеста" были проданы консорциуму иностранных инвесторов во главе с Джорджем Соросом. Этот консорциум назывался Mustcom.

Теперь в плане российской приватизации на 2003 год - продажа еще 25% акций "Связьинвеста". Но, скорее всего, этот пакет не будет представлять интереса для потенциальных инвесторов. И государство, не исключено, примет решение о продаже большего пакета акций. А для того, чтобы сохранить контроль над этой компанией, возможно, будет введена "золотая акция".

Ну, а сам "Связьинвест" владеет контрольным пакетом акций в каждой региональной компании. То есть речь идет о 51% "голосующих" акций в каждой региональной телефонной компании, что примерно соответствует 38% уставного капитала.

Сергей Сенинский: Какова нынешняя плотность линий проводной телефонной связи в России - из расчета на 100 жителей? Александр Казбеги, компания "Ренессанс-Капитал":

Александр Казбеги: Показатели проводной телефонной связи в России сильно отличается между Москвой, Санкт-Петербургом и регионами. Если взять средний показатель по стране, то получается примерно 24-25 линий на 100 жителей. В Москве этот показатель - уже около 48-49%. В Петербурге - немного меньше. А в регионах, считается, этот показатель - порядка 20%.

Сергей Сенинский: Получается, что показатель плотности линий проводной телефонной связи для Москвы и Санкт-Петербурга почти в полтора раза выше среднего показателя в целом для стран Восточной Европы. Но этот средний показатель по Восточной Европе остается в полтора раза выше среднего по России. Ну, а московский или питерский уровни плотности телефонных линий, в свою очередь, примерно в полтора раза отстают от показателей ведущих стран Западной Европы. Но если вернуться к российским показателям, как быстро менялись они в течение, скажем, последних 5-7 лет?

Александр Казбеги: Что касается темпов роста этого показателя, то в последние 4-5 лет он рос достаточно медленно. В среднем количество линий увеличивалось на 3% в год. Я думаю, что в будущем ситуация не сильно изменится. Особенно с приходом сотовой связи в регионы, которая сейчас является достаточно конкурентоспособной и вполне может "отобрать" некоторую часть потребителей от проводной связи.

Сергей Сенинский: В одной из недавних публикаций в российской прессе встретил такие данные: примерно 55% "жилых территорий" в России не телефонизированы. Что имеется в виду? Что это за "территории"? И все ли эти регионы можно отнести к так называемым "неплатежеспособным" - в том, что касается их телефонизации? То есть к таким, в пользу которых теперь - за счет части прибыли компаний - операторов - и будут теперь формировать специальный фонд... Надежда Голубева, инвестиционная компания "АТОН":

Надежда Голубева: Это означает, что почти в половине населенных пунктов России телефонная связь отсутствует вообще. То есть туда не проложены линии. В основном, это отдаленные поселки и деревни, как правило, мало населенные. Если говорить о доле населения, которое проживает на таких территориях, то они составляют только 10-15% от общего количества жителей России.

Проблема состоит в том, что себестоимость организации проводной связи на этих территориях в разы, а иногда и даже на порядок превышает тарифы за установку телефонов. Поэтому в каком-то смысле эти регионы действительно неплатежеспособны. То есть население там просто не может заплатить настоящую цену за прокладку линий. И если бы компании электросвязи инвестировали в такие проекты, то они бы просто разорились.

Вы абсолютно правы, "Фонд универсальных услуг" создается как раз для субсидирования экономически невыгодных проектов.

Сергей Сенинский: По новому закону "О связи" - абсолютно все компании - операторы, работающие на этом рынке в России, должны будут отчислять часть своей прибыли в этот специальный фонд, он называется "фонд универсальных услуг"? И - получат ли они что-то взамен? Здесь я имею в виду подобные методы финансирования заранее убыточных проектов в других странах мира: скажем, каким-то компаниям предлагается "скинуться" на некие разработки фундаментальной науки или на проекты в каких-то депрессивных регионах, а взамен государство предлагает им ряд временных льгот, в том числе налоговых... Евгений Голоссной, компания "Тройка-Диалог":

Евгений Голоссной:

Вы знаете, я не видел окончательного текста закона о связи, так как он сейчас только обсуждается в Государственной Думе. Но в целом идея была такова, что все операторы будут делать определенные отчисления в этот фонд. И, возможно, мои слова не понравятся альтернативным операторам, и к тому же я далек от убеждения, что государственное регулирование телекоммуникационного сектора лишено недостатков, но, тем не менее, если мы признаем за государством право устанавливать определенные регулирующие функции в экономике, то тогда идея создания такого фонда выглядит вполне оправданной.

Надеюсь, что интересы альтернативных операторов будут как-то учтены, но, наверное, по этому поводу не стоит строить иллюзий, и платежи в этот фонд, скорее всего, стоит рассматривать именно как безвозмездный вклад в развитие отсталых областей и регионов России.

Сергей Сенинский: В недавно принятом законе "О связи" особо выделяют два его положения: формирование специального фонда, о чем мы только что говорили, а также - предоставление частному абоненту выбора между повременной оплатой и абонентской. Но кроме этих двух положений нового закона, какие бы еще 1-2 вы бы отметили как наиболее существенные, новые? И почему? Александр Казбеги, "Ренессанс-Капитал":

Александр Казбеги: Я думаю, что еще есть два пункта, которые следует отметить. Первое, что в законе теперь прописано, что за "Ростелекомом" теперь сохранено право, как единственного оператора, иметь доступ к иностранным сетям. В предыдущем "чтении" закона такое право не было явно прописано, и это давало возможность разным альтернативным операторам пользоваться свободным чтением закона для того, чтобы контролировать трафик в/из России. То теперь эта функция прописана законом только для "Ростелекома".

Сергей Сенинский: Другими словами, монополия компании "Ростелеком", оператора дальней телефонной связи, теперь закреплена окончательно?

Александр Казбеги: Да, именно так. Присоединение к иностранным сетям прописано только для "Ростелекома". До сих пор прерогативой этой компании была только монополия на внутренние линии дальней связи и - на международную связь. Но это не было прописано в законе настолько четко. А в данном законе уже абсолютно четко прописано, что только "Ростелеком" имеет право присоединяться к иностранным сетям общего пользования. И никто другой больше по стране.

Сергей Сенинский: Вы назвали одно из двух важнейших, на ваш взгляд, положений нового закона, помимо формирования специального фонда для телефонизации отдаленных регионов и выбора между повременной и абонентской формами оплаты. А какое - второе?

Александр Казбеги: Второй пункт - это закон о правилах присоединения к сетям связи. Например, сигнал, который исходит из Самары в Москву. Он проходит через линии трех операторов. То есть через местного оператора в Самаре, затем через сети "Ростелекома" и потом - через местного оператора в Москве (МГТС). И теперь присоединение самарского оператора к "Ростелекому", а "Ростелекома" - к МГТС будет регулироваться гораздо более четко, чем это было раньше. Это касается операторов не только проводной связи, но также и сотовых операторов.

Сергей Сенинский: Вновь вернемся к компании "Ростелеком", к той роли, которую она играет в финансировании всей отрасли проводной телефонной связи в России. Евгений Голоссной, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог":

Евгений Голоссной: "Ростелеком" - такой же актив "Связьинвеста", как и межрегиональные компании. И структура собственности самого "Ростелекома" почти полностью соответствует собственности других компаний. То есть примерно 38% акций принадлежит государству в лице "Связьинвеста". И "Ростелеком" отличается от них в связи с тем, что значительную долю капитала компании держат иностранные инвесторы: им принадлежит порядка 40% акций, как обычных, так и привилегированных.

Но, тем не менее, "Ростелеком" - очень важное звено в системе перекрестного субсидирования. Поскольку те доходы, которые компания недополучает от междугородней связи, они практически идут на покрытие убытков региональных компаний.

Сергей Сенинский: Поясните это положение...

Евгений Голоссной: "Ростелеком" - практически монополист дальней связи в России. Почти 90% трафика междугородней связи в России, а также и международного трафика, проходит через её сети. "Ростелеком" имеет право устанавливать тарифы на международную связь. А рентабельность междугородней связи регулируется министерством по антимонопольной политике. И именно оно распределяет доходы "Ростелекома" от междугородней связи так, что региональные компании получают почти 80% от этих сумм.

Сергей Сенинский: Если обратиться к российскому опыту последних лет, встречалось ли уже где-то в регионах сосуществование двух разных форм оплаты (повременная и просто абонентская) - именно по выбору самого абонента? То есть именно та модель, которая заложена теперь новый закон "О связи"... И какие результаты такое "сосуществование" продемонстрировало в этих регионах? Тему продолжает Надежда Голубева, аналитик инвестиционной компании "АТОН":

Надежда Голубева: Пока у абонента возможности выбирать между повременной и фиксированной оплатой не было. Это и не удивительно: если такое право было бы дано, тот, кто говорит много, платил бы фиксированный тариф, а тот, кто говорит мало, перешел бы на повременную оплату. И в итоге доходы компаний связи резко бы упали.

Александр Казбеги: Пока что опыт перехода на повременную оплату не такой уж большой. Компания "Уралсвязьинформ" перевела часть своих абонентов на повременную оплату около года назад. В остальных регионах и в некоторых их частях такие преобразования проходят в рамках "пилотных" проектов.

И в принципе, результаты везде более или менее похожи. То есть в первое время наблюдается резкое уменьшение количества минут разговора на одного абонента. Это вызвано, как психологическим причинами, так и незнанием того, каков будет в итоге телефонный счет. Как правило, через 6-7 месяцев наблюдается некоторое увеличение количества разговоров из-за того, что абонент, наконец, начинает понимать, что не все так страшно, как ему казалось с самого начала.

Сергей Сенинский: И все же ... Теперь, когда выбор - повременная оплата или абонентская - предлагается распространить на всю страну, можно ли вообще прогнозировать, каким окажется соотношение (или в среднем по России или - по каким-то группам регионов) уже на первом этапе перемен тех частных абонентов, которые предпочтут повременную оплату, и тех, кто сочтет за благо сохранить абонентские платежи за телефон? Надежда Голубева, компания "АТОН":

Надежда Голубева: Я сильно сомневаюсь, что даже теперь право такого выбора будет предоставлено - при существующих тарифных планах! Это просто очень негативно отразится на доходах компаний связи.

Скорее всего, сначала изменится тарифная сетка, то есть она станет похожей на ту, что предлагается сотовыми операторами. Вы знаете, что там можно выбрать безлимитный тариф, например, но на практике он выгоден только очень ограниченному кругу лиц. Так как это означает очень высокую фиксированную плату в месяц.

Евгений Голоссной: Вы знаете, я считаю, что принятие этого положения - ошибка! Я не знаю других стран, где потребителям было бы предоставлено такое же право. И мне кажется, что оно было принято под влиянием каких-то сиюминутных политических соображений накануне парламентских выборов.

Фактически, обсуждая вопрос о способах и методах оплаты, депутаты уходят в сторону от основной проблемы отрасли - общего низкого уровня тарифов связи в России. И мне кажется, что со временем, после выборов, по крайней мере, я надеюсь, что это решение будет отменено. Мне представляется совершенно очевидным, что тарифы нужно доводить до уровня себестоимости. А в каком виде потребители будут оплачивать услуги телефонной связи, в виде повременной оплаты или в виде тарифной оплаты, это - второй вопрос!..

Александр Казбеги: Для компаний особой прибыли переход на повременную оплату не принес. Так как он требует дополнительных инвестиций. Требуется установить нормальные биллинговые системы, которые позволят отсчитывать каждую минуту разговора. А при этом увеличения платы, по сравнению с нормальной месячной оплатой до этого, было незначительным. И поэтому операторы относятся даже немного скептически к вопросу о переходе на повременную оплату...

Сергей Сенинский: Тогда логичен, как мне представляется, и такой вопрос. С вашей точки зрения, не обречено ли вообще такое "сосуществование" - повременная оплата - абонентская, по выбору абонента, как декларируется в новом российском законе "О связи"? Или - при каких-то условиях - эти две формы оплаты все-таки могут "ужиться" друг с другом?

Надежда Голубева:

Надежда Голубева: С моей точки зрения, речь идет о том, что будут изменены тарифы. То есть планка фиксированной платы будет резко повышена. Поэтому формально абонент сможет, конечно, выбрать фиксированную плату за телефон, но на практике она будет составлять 30-40 долларов в месяц. Поэтому она просто будет невыгодна большинству потребителей. И большинство будет выбирать повременную систему оплаты...

Александр Казбеги: Я думаю, что эти две формы вполне смогут ужиться. По крайней мере, с точки зрения операторов, я думаю, имеет смысл переводить их биллинговые системы на возможность повременной оплаты в любом случае. Если даже и не переводить абонентов на повременную оплату, это делается для того, чтобы развивать разные службы в будущем. Например, доступ в Интернет. С такой биллинговой системой оператор уже будет точно знать, сколько времени абонент провел в Интернете и, исходя из этого, выставлять ему счет.

С точки зрения абонента, возможность выбора предоставляет большую широту принятия решений. И понятно, что абонент, который в принципе говорит не очень много, скорее всего, выберет повременную систему оплаты, а тот, кто говорит достаточно много, скорее всего, останется на фиксированной системе оплаты. Ведь это дает ему практически безлимитное время разговоров за определенную плату, которая сейчас колеблется от 2,5 до 3,5 доллара.

Сергей Сенинский: Прежде, чем говорить о самих тарифах... В секторе проводной телефонной связи в России - в нынешнем его состоянии - сколь велики возможности сокращения компаниями - операторами своих внутренних издержек, чтобы не повышать действующие тарифы? Или эти тарифы придется повышать в любом случае, чтобы получить деньги, необходимые для модернизации оборудования и сетей? Евгений Голоссной, аналитик инвестиционной компании "Тройка- Диалог":

Евгений Голоссной: Мне кажется, что компании электросвязи не являются примером неэффективной работы. Как раз наоборот! В данных условиях, в условиях низких тарифов на связь, они работают просто на грани возможного. И их основная проблема - не высокие издержки, а, скорее, низкие тарифы.

А что касается резервов, то, конечно, всегда есть возможности оптимизации работы с расходными статьями.

Хороший пример - расходы на персонал. Конечно, можно оптимизировать расходы и сократить персонал, скажем, на 30-40%, но при этом нужно повышать зарплату всем оставшимся сотрудникам для того, чтобы из компании не произошел отток квалифицированных кадров. А это значит, что общий уровень издержек все равно не изменится.

Структура себестоимости у компаний связи в России сейчас в принципе соответствует этой же структуре операторов в других странах.

Сергей Сенинский: И - вопрос ко всем нашим собеседникам. По вашим примерным оценкам, намного ли должны вырасти нынешние тарифы на различные услуги проводной телефонной связи в России, чтобы те самые 7 межрегиональных компаний (в их нынешнем состоянии) работали с прибылью? Начинает - Александр Казбеги, инвестиционная компания "Ренессанс-Капитал":

Александр Казбеги: Существуют, в принципе, три разные тарифные сетки. Это тарифы на международную связь, тарифы на междугороднюю связь и тарифы на местную связь. У всех этих тарифных сеток - разные перспективы.

Тарифы междугородней связь и международной связи, скорее всего, будут понижаться. Они и так были достаточно высокими, и они всегда субсидировали "местные" переговоры. В то время как тарифы на местную связь будут повышаться.

И, я думаю, можно говорить, как минимум, о 50%-ом увеличении среднего тарифа для того, чтобы у оператора была возможность работать с какой-то нормальной прибыльностью. Местные тарифы, скорее всего, удвоятся. От примерно 3 долларов в месяц сейчас - до примерно 5-6 долларов, в течение двух-трех лет. В то время как тарифы на международную и междугороднюю связи должны уменьшаться - возможно, на 15-20% в год. Частично это будет компенсироваться увеличением трафика. Так что в итоге, я думаю, средний тариф должен повыситься примерно на 50% для того, чтобы обеспечить прибыльность операторам проводной связи.

Евгений Голоссной: Нужно уточнить, что в целом все компании связи рентабельны и сейчас. Но во многом эта рентабельность - искусственная. Она появляется за счет перекрестного субсидирования компаний со стороны "Ростелекома". Это приводит к определенным искажениям в экономике отрасли и распределении потоков капиталовложений. С этим компании намерены бороться.

В случае устранения перекрестного субсидирования, тарифы на местную связь, мне кажется, могут легко дойти до уровня тарифов в странах Восточной Европы. То есть будут составлять примерно 6 долларов фиксированной абонентской платы в месяц и 2-3 цента - за одну минуту разговора. В целом это в полтора-два раза выше, чем сегодня.

Надежда Голубева: По нашим оценкам, компании должны получать в среднем с абонента 6-7 долларов в месяц, чтобы просто выйти на примерный уровень рентабельности. Это означает увеличение тарифов примерно на 70% по сравнению с существующим уровнем. И мы думаем, что такое повышение может произойти в течение ближайших двух-трех лет...

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам в Москве - аналитикам по российскому рынку телекоммуникаций.

Сегодня в рубрике "Рынки и потребители" мы говорили об услугах проводной телефонной связи в России. Напомню, в программе участвовали: Надежда Голубева, аналитик инвестиционной компании "АТОН"; Александр Казбеги, руководитель аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал"; и Евгений Голоссной, аналитик инвестиционной компании "Тройка - Диалог"...

XS
SM
MD
LG