Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фармрынок России. Инвестиции Урала. Газовый консорциум: Россия - Украина - Европа




- Белоруссия откладывает переход на использование российского рубля.
- На российском рынке лекарств - смена лидера.
- Инвестиции в предприятия Урала.
- Газовый консорциум: Россия - Украина - Европа.
- Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий - Одна неделя года.

"Одна неделя года "

Елена Коломийченко: Белоруссия с 1 июля НЕ перешла, как ожидалось, на параллельное использование российского рубля в безналичных расчетах - наряду с белорусскими рублями. Решение отложено на неопределенный срок. В телевизионном интервью вечером 30 июня президент Александр Лукашенко заявил, что договор с Россией о переходе на единую валюту противоречит белорусской Конституции, так как Национальный банк Белоруссии лишается права на самостоятельную эмиссию.

Дмитрий Волчек: В России с 1 июля впервые введено законом обязательное страхование автомобилей. Получить обязательную страховку обязаны получить до 1 января 2004 года все автовладельцы. Размер страхового полиса будет зависеть от мощности двигателя автомобиля, возраста и стажа водителя, а также места его проживания. Для жителя Москвы стоимость ежегодного полиса, по прогнозам, составит в среднем 130 долларов, для проживающих в сельской местности - в несколько раз меньше. При наступлении страхового случая максимальная сумма возмещения ущерба - нанесенного как здоровью водителей и пассажиров, так и самому автомобилю - 400 тысяч рублей. По нынешнему курсу - это примерно 13 тысяч 200 долларов.

Елена Коломийченко: Заработала первая из построенных в России за все годы после распада СССР новая гидроэлектростанция - Бурейская ГЭС на реке Амур. По планам, она должна стать на ближайшие годы главным производителем дешевой электроэнергии для регионов Дальнего Востока, энергосистемы которых до сих пор не связаны с общей энергосистемой страны. Бурейская ГЭС - 7 гидроэлектростанция в России. Её проектная мощность втрое меньше, чем крупнейших Саяно-Шушенской и Красноярской ГЭС, и вдвое меньше, чем Братской или Усть-Илимской.

Дмитрий Волчек: В фармацевтической промышленности России - новый лидер. Компания Millhouse Capital - подразделение нефтяной компании "Сибнефть", управляющее её непрофильными активами - купила все активы российского отделения американской фармацевтической компании ICN. В их составе - 5 фармацевтических заводов и почти 100 аптек. С учетом других фармацевтических мощностей, уже контролируемых компанией Millhouse Capital, её доля в общем объеме производства лекарств в России составит примерно 12-13%. Еще 8-10% этого производства приходится на компанию "Отечественные лекарства". Однако на долю продукции российских компаний, вместе взятых, приходится не более одной трети продаваемых в стране лекарств. Остальные - импортные.

Елена Коломийченко: Европейский парламент принял закон, регулирующий использование в странах Европейского союза генетически модифицированных продуктов питания. Главное требование - на упаковке всех продуктов, содержание модифицированных компонентов в которых превышает уровень в 0,9%, должно указываться, что они содержат такие компоненты.

США - главный оппонент Евросоюза во внешнеторговом споре об экспорте таких продуктов, указывают на опыт Японии, где этот уровень - 5%. Кроме того, согласно нынешним требованиям самого Евросоюза, реализуемые продукты питания органического происхождения могут содержать в себе до 5% неорганических компонентов.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий последних дней.

Итак, в Белоруссии 1 июля не были введены, как ожидалось, в безналичное обращение российские рубли - параллельно с рублями белорусскими. Подробности - в репортаже нашего корреспондента в Минске Валерия Калиновского:

Валерий Калиновский: С 1 июля Национальный банк Белоруссии по собственной инициативе намеревался - дополнительно к национальной валюте - ввести в стране в безналичное обращение российские рубли. Пока - в качестве иностранной валюты, однако эта мера рассматривалась как этап перехода Белоруссии на полное использование российского рубля, то есть - и в наличном обороте, с 2005 года. Однако теперь даже ввод безналичных рублей откладывается на неопределенный срок - по инициативе президента Александра Лукашенко, который поручил белорусским ведомствам провести еще одно согласование проекта собственного указа на этот счет.

Буквально за несколько часов до полуночи 1 июля по национальным телеканалам транслировалось интервью президента, в котором Александр Лукашенко вновь заявил, что рассчитывает на введение с 2008 года другой валюты, союзной. И необязательно - российского рубля. А российский рубль - с 2005 года станет переходной валютой. Однако и на этот счет у президента Белоруссии теперь возникли сомнения.

Алекссандр Лукашенко: Если мы в Беларуси вводим российский рубль, то какие это будут условия, какие при этом будут гарантии? Ведь это платежное средство другого государства. И я ставлю вопрос: где гарантии, чтобы не был нарушен наш государственный суверенитет, чтобы люди были независимы? Потому что, какая независимость без денег. И массу других вопросов мы поставили перед российской стороной. Не на все вопросы мы имеем ответы. А коль мы не имеем на все вопросы ответы, значит мы себя ведем здесь очень аккуратно, чтобы не потерять независимость.

Валерий Калиновский: Александр Лукашенко ясно дал понять, что все недавние договоренности премьер-министров двух стран о введении российского рубля в Белоруссии с 2005 года, станут лишь поводом для настоящих переговоров - его, президента Белоруссии, с президентом России.

Бывший министр внешнеэкономических связей Белорусии, ныне - президент белорусской ассоциации "Деловая инициатива" Михаил Маринич, полагает, что Александр Лукашенко всеми силами стремится по-прежнему проводить популистскую политику эмиссионной поддержки экономики, вымогательства у банков дополнительных ресурсов для колхозов:

Михаил Маринич: С введением российского рубля все эти вопросы, как говорится, уходят в историю. Влияние больше и давление Лукашенко не сможет осуществлять. А слабость экономики, а сжатость старого советского потенциала - практически до нуля. Уже нечего сжимать, убыточность предприятий зашкаливает за 50%... - все это на него нагоняет страх.

Валерий Калиновский: Александр Лукашенко, по мнению Михаила Маринича, готовится к продлению своих президентских полномочий на третий срок. Поэтому эксперт прогнозирует, что до президентских выборов 2006 года в Белоруссии российского рубля - не будет, а виновной в этом будет объявлена Россия, которая, мол, не выполняет договоренностей о создании равных условиях для субъектов хозяйствования двух стран.

Председатель Высшего Конституционного Суда Белоруссии Григорий Василевич заявил в одном из интервью, что единственная возможность, исходя из нынешнего законодательства страны, как российский рубль может стать национальной валютой Белоруссии, - это общенациональный референдум. В свою очередь, Александр Лукашенко - в том же интервью накануне 1 июля - заявил, что его поддержка идеи проведения такого референдума будет зависеть от того, как будут развиваться российско-белорусские переговоры относительно продажи белорусских газопроводов российским энергетическим компаниям. В этой истории - также 1 июля - должен был завершиться определенный этап.

Напомню, что, согласно заключенному в апреле прошлого года межправительственному соглашению, к 1 июля 2003 года на базе предприятия "Белтрансгаз", объединяющего всю газотранспортную систему страны, должно было быть сформировано совместное предприятие с участием российского "Газпрома". Было известно, что российская компания готова заплатить за 50% акций "Белтрансгаза" 500 миллионов долларов. Президент Белоруссии посчитал теперь, что этого - мало, так как этот пакет акций стоит, по его мнению, 2-2,5 миллиарда долларов. "Нет таких денег - не ходи и не клянчи!"- заявил Александр Лукашенко на недавнем совещании по проблемам "Белтрансгаза".

Александр Лукашенко: Цена будет реальная. И ни одни кланы, ни одни жулики у нас за бесценок предприятия не возьмут. Нас народ не поймет. Лучше пусть оно останется государственным предприятием, чем я где-то допущу ошибку.

Валерий Калиновский: Наблюдатели в Минске полагают, что Александр Лукашенко демонстрирует отрицательное отношение и к идее приватизации вообще, и к российским олигархам, которые, по его собственным словам, "точат шашки на границе Белоруссии и стреляют глазищами", конец цитаты.

В случае с "Белтрансгазом", уверен бывший министр внешнеэкономических связей Михаил Маринич, Лукашенко сознательно завышает цену, чтобы не отдавать белорусское предприятие под контроль "Газпрома". А вот мнение независимого экономиста из Минска Михаила Залесского:

Михаил Залесский: Здесь мы должны вспомнить бессмертную фразу монтера Мечникова: согласие - есть продукт при взаимном непротивлении сторон. Продукт есть. Согласие пытаются достигнуть, но непротивления сторон не видно. Сопротивляются со страшной силой - и "Белтрансгаз", и Лукашенко. Он занял ту позицию, которую до этого времени крепко держал господин Гузоватый из Польши - имея достаточно небольшую долю, он контролировал достаточно длинный отрезок трубы.

Валерий Калиновский: К будущей зиме белорусская экономика будет вынуждена менять структуру энергопотребления, больше использовать местное топливо, считает экономист Михаил Залесский.

Сергей Сенинский: Валерий Калиновский, наш корреспондент в Минске.

На российском фармацевтическом рынке - смена лидера. Крупнейшим отечественным производителем лекарств и лекарственных препаратов - по объему собственных мощностей - становится теперь компания, входящая в состав финансово-промышленной группы, формирующейся вокруг компании "Сибнефть". Именно она стала недавно владельцем всех активов российского отделения американской фармацевтической компании ICN. На вопросы программы отвечает в Москве руководитель отдела Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Николай Демидов.

Сама компания ICN существует уже почти полвека. Но когда она появилась на российском рынке? Сразу ли ей были приобретены в России те 5 заводов и почти 100 аптек, которые теперь проданы?

Николай Демидов: Компания ICN появилась на российском рынке в начале 90-х годов. И выступала сначала как поставщик лекарств иностранного производства. В середине 90- годов компанией были приобретены 5 российских фармацевтических заводов. Они все получили аббревиатуру ICN в свои названия. Также компания начала создавать свою розничную сеть путем открытия собственных новых розничных точек, а также приобретением существующих аптечных сетей.

В частности в конце 90-х годов ICN приобрела сеть аптек "Мультифарма", которая тогда принадлежала одной из бельгийских компаний.

Сергей Сенинский: Как тогда формулировалась цель создания российского отделения компании?

Николай Демидов: Менеджеры компании не скрывали, что их целью является создание крупнейшего в России фармацевтического холдинга, ориентированного как на производство лекарственных средств, так и розничную торговлю лекарственными средствами. При этом компания объявила о такой амбициозной цели, как создание национальной аптечной сети. То есть открытие аптек под маркой ICN во многих городах России. Тогда ставилась задача открыть около тысячи аптек. И конечной целью этого мероприятия было создание очень ценного актива, и, возможно, его последующую продажу с большой выгодой для компании.

Сергей Сенинский: Что представляет собой покупатель российского отделения ICN - компания Millhouse Capital? И действительно ли она становится теперь крупнейшим отечественным производителем лекарств?

Николай Демидов: Компания Millhouse Capital является структурным подразделением холдинга, созданного компанией "Сибнефть". Она управляет её непрофильными активами, и в частности - фармацевтическим отделением. До приобретения ICN, то есть фактически до этой недели, компания управляла в производственном секторе заводом "Уфа-Вита", это - витаминный завод в Уфе, а также рядом других фармацевтических активов. С приобретением российского отделения компании ICN, компания Millhouse формально теперь владеет фармацевтическими предприятиями, которые в целом производят 12-13% от общего объема российского фармацевтического производства.

Ее ближайший конкурент - компания "Отечественные лекарства" - владеет долей примерно в 8-9%. Другие заводы отстают еще больше. И доля крупнейших предприятий, не входящих в эти сети, не превышает 5%...

Сергей Сенинский: Почти 70% российского фармацевтического рынка занимают сегодня импортные лекарства. Причем доля российских производителей в последние годы только сокращается. Но почему, на ваш взгляд, к покупке владений ICN в России не проявила интереса ни одна из крупных зарубежных фармацевтических компаний?

Николай Демидов: В процессе ведения переговоров, которые шли достаточно долго, ряд иностранных компаний зондировали почву по поводу возможной покупки активов ICN. Но все же, я думаю, для большинства иностранных фармацевтических компаний приобретение готовых фармацевтических предприятий в России не интересно по одной простой причине: приобретая такое предприятие, крупному запанному производителю придется сносить то, что там построено, и строить завод практически заново. А в такой ситуации лучше купить просто участок земли и построить новый завод с нуля, чем платить достаточно большую сумму владельцам... Предстоит им также "выбросить" все местные бренды, которые западные производители, естественно, не будут включать в свой ассортимент. Они, увы, соответствуют уровню лишь российского рынка, но не соответствуют западному уровню. Поэтому, я думаю, для иностранных компаний бизнес ICN в России не представлял большого интереса...

Сергей Сенинский: Аптечные сети в России - в основном, региональные. Какой-то всероссийской торговой марки в этом секторе пока нет. Это - проблема роста и вопрос времени?

Николай Демидов: Да, действительно в России на сегодня не существует национальной аптечной сети. Хотя попытки создать такую сеть уже предпринимались. Вспомним хотя бы ту же ICN...

Дело в том, что российский фармацевтический рынок находится на том этапе развития, когда сети формируются на уровне конкретного региона. И только сейчас они рассматривают возможности, причем весьма осторожно, выхода на рынки других городов и других регионов.

Развитые аптечные сети существуют, например, в Самаре - аптечная сеть "Вита" и аптечная сеть "Имплозия". Санкт-Петербург считается городом, где аптечные сети уже победили различные розничные точки и занимают уже около 70% рынка. Это аптечные сети "Фармакор", "Первая помощь" и другие. Естественно, нельзя не упомянуть московскую сеть "36,6", которая в этом году также планирует начать открывать аптеки в других регионах России, тем самым претендуя на возможное занятие позиции национальной аптечной сети...

Сергей Сенинский: К 2005 году российская фармацевтическая промышленность должна перейти на международный стандарт GMP (Good Manufacturing Practice). Это - некий стандарт качества в этой отрасли?

Николай Демидов: Стандарт GMP - стандарт, который принят во всем мире. И фактически предприятия, оперирующие на рынках Западной Европы, США, не имеют возможности продавать свою продукцию, если их производство не соответствует этому стандарту.

Стандарт предусматривает полный контроль всего цикла выпуска лекарств, начиная от разработки препарата, заканчивая его упаковкой и тем, в каком виде он попадает к потребителю. Можно достаточно долго перечислять все составляющие.... Учтено и то, как должны быть одеты сотрудники, каким должно быть помещение, где они работают... В общем, масса требований, удовлетворить которые российским заводам - в нынешнем их состоянии - практически невозможно. Соответственно, речь идет о многомиллионных инвестициях в переоборудование предприятий...

Сергей Сенинский: Но ведь до 2005 остается уже меньше полутора лет...

Николай Демидов: Этот вопрос уже довольно давно обсуждается на различных уровнях, в том числе - самими производителями... Кто-то очень боится приближающегося момента, то есть 2005 года... Как заявлено российским правительством и российским министерством здравоохранения, российские заводы должны начать производство лекарственных препаратов по стандарту GMP именно с 2005 года.

Но пока ситуация такова, что не определено, кто будет устанавливать этот стандарт, будет ли российский GMP, какой стандарт примут чиновники?.. Скорее всего, именно они будут определять, соответствует предприятие стандартам GMP или нет. Так что остается очень мало времени и очень много вопросов!..

Сергей Сенинский: Известно, что некоторые российские производители лекарств уже пытаются преобразить свои производства. Так что если переход российской фармацевтики на стандарт GMP все-таки произойдет в намеченные сроки, как это может изменить саму структуру отрасли и её долю на российском рынке лекарств?

Николай Демидов: Если этот стандарт будет введен, что, в принципе, возможно, то формально получается так, что предприятие, не отвечающее этому стандарту, должно быть закрыто или перепрофилировано. Высказывалось даже мнение, что часть заводов сможет тогда работать в парфюмерно-косметической сфере. Другая часть заводов сможет работать в каких-то других отраслях, где не требуется данный стандарт.

Но, скорее всего, я думаю, эти предприятия будут сохранены, даже если они не смогут удовлетворить требованием этого стандарта. То есть будет найдено какое-то решение: либо они будут приобретены более сильными конкурентами, либо инвесторами, которые все-таки смогут их переоборудовать - возможно, даже с изменением их ассортимента под требования стандарта GMP.

И если этот этап пройдет хорошо для российских производителей, то, я думаю, у них появятся шансы для того, что хотя бы сохранить ту сокращающуюся долю российского рынка, которую они занимают сейчас...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве руководитель отдела Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Николай Демидов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 4 июля. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина: Фотоиндустрия - на перепутье. В этом году в США цифровых камер впервые будет продано больше, чем обычных, пленочных. В мире в целом этот перелом ожидается к 2005 году. Есть, впрочем, и другой прогноз. К этому же времени, не исключено, мобильных телефонов со встроенной камерой будет продаваться больше, чем фотокамер и пленочных, и цифровых, вместе взятых, пишет "Экономист".

Более того, такие телефоны становятся все более совершенными, а возможность просмотра изображений не на бумаге, а на экране - нормой, будь то мобильный телефон, компьютер или телевизор. И потому сама практика печатания снимков - сделанных цифровым фотоаппаратом или пленочным - может стать столь же не часто востребованной, как прогнозируется для самой фотопленки. Конечно, многие люди будут пользоваться встроенной в телефон камерой лишь тогда, когда под рукой нет другого фотоаппарата. Но, тем не менее, мобильные телефоны уже стали самым массовым в мире средством общения.

Появились и неожиданности. В некоторых компаниях использование мобильных телефонов, оснащенных камерой, уже запретили, дабы предотвратить попытки промышленного шпионажа. С другой стороны, процветают вэб-сайты, на которых помещаются сделанные такими камерами любительские снимки, часто сомнительные. Наконец, все больше становится таких пользователей, от которых их ревнивые жены требуют уже видеоотчета, где они в данный момент находятся, заключает "Экономист".

Экономики Германии и Франции, вместе взятые, составляет более половины ВВП всего Европейского союза. И поэтому сейчас, на фоне минимального экономического роста почти всех стран ЕС, внимание приковано к мерам его стимулирования, предпринимаемым правительствами ведущих стран, пишет "Экономист". А они все более производят впечатление скоординированных.

В Германии, где экономический рост в прошлом году составил всего 0,2%, правительство решило ускорить снижение налогов на доходы. Максимум - 42%, минимум - 15%. Граждане, разумеется, не возражают, однако дефицит бюджета Германии увеличится еще больше. Он уже два года подряд превышает установленный для всего Евросоюза единый 3% лимит, за что Германии в принципе грозят миллиардные штрафы.

Во Франции правительство также снижает налоги на доходы, а сокращать сверхлимитный дефицит бюджета - тоже сверхлимитный - просто отказывается. Наоборот, в этом году он еще более увеличится. Сходные действия левоцентристского правительства Германии и правоцентристского во Франции - по оживлению национальных экономик - все более походят на скоординированную акцию. А если так, делают вывод некоторые эксперты, им можно не опасаться штрафных санкций Еврокомиссии. Для этого достаточно всего лишь не голосовать друг против друга.

Сергей Сенинский: Спасибо, Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 4 июля.

"Место и время"

"Место и время". В этой рубрике сегодня - очерки наших корреспондентов на Урале и Украине.

В Екатеринбурге прошла недавно инвестиционная конференция, посвященная проблемам привлечения инвестиций предприятиями Уральского федерального округа. Каковы главные их источники - внутренние, из других регионов России или - из-за рубежа? И в какие секторы экономики они идут в первую очередь? Слово - нашему корреспонденту в Екатеринбурге Евгении Назарец:

Евгения Назарец: Перспективы привлечения инвестиций в Уральский федеральный округ связаны, во-первых, с увеличением в их структуре доли рынка ценных бумаг и кредитов, а во-вторых, с привлечением средств зарубежных инвесторов. Об этом и шла речь на недавней конференции. Сегодня более половины всех инвестиций в Уральском округе составляют собственные средства предприятий - такие данные привел Председатель регионального отделения федеральной комиссии по ценным бумагам Владимир Крысов:

Владимир Крысов: По заимствованию на рынке - менее одного процента. То есть там, где бумаги распространяются открытой подпиской, либо закрытой подпиской в адрес каких-то инвесторов - менее одного процента. 53% - это собственные средства предприятий. И вот эта разница остается. Большие холдинговые компании, такие как СУАЛ, УГМК, Металлургическая компания, привлекают гораздо больше инвестиций. Они манипулируют больше собственным капиталом.

Евгения Назарец: По мнению специалистов, расширению практики заимствований через рынок ценных бумаг препятствует, не в последнюю очередь, высокий налог на эмиссию, который к тому же уплачивается от заявленного объема займа, а не от реально размещенного.

Один из крупнейших промышленных холдингов Урала - УГМК - Уральская горно-металлургическая компания, объединяющая более 20 предприятий в 6 регионах России и за рубежом. Самые известные из них в Свердловской области - "Уралэлектромедь", "Среднеуральский медеплавильный завод". Компания является одним из двух крупнейших в России производителей меди. По словам генерального директора "УГМК-Холдинга" Андрея Козицына, собственные средства компании являются основным источником её инвестиций: Андрей Козицын: То, что мы тратим, грубо говоря, реинвестируем сами себя - по этому году будет около 100 миллионов долларов. Это неправильно, потому что инвестиционные проекты допустим, горные объекты, их срок окупаемости считается нормальным от пяти до семи лет. И строить за счет заработанного и тем более за счет оборотных - это неверно! А так называемых "дешевых" денег в стране нет. Ставка рублевая - и вы знаете какая. По такой ставке - это не инвестиционные деньги. Тоже никто ничего строить не будет. Может быть, где-то кто-то что-то строит, если очень высокая эффективность в короткий период времени. Если говорить о металлургии и горном производстве, которыми мы занимаемся, то для нас это не подходит.

Евгения Назарец: Андрей Козицын, генеральный директор Уральской горно-металлургической компании.

По официальным данным, почти 13% всех средств, направляемых сегодня уральскими предприятиями на собственное развитие, характеризуются как "поступившие из прочих источников". Финансисты - участники конференции не спешили делиться с журналистами предположениями, что это могут быть за источники. Речь шла о другом. О том, что "непрозрачные" источники инвестиций - следствие другой "непрозрачности". Говорит директор по экономике и финансам Ключевского завода ферросплавов Жанна Плотникова:

Жанна Плотникова: Что мешает предприятиям? Так вот это вот последнее выступление по поводу прозрачности отчетности наших предприятий. В связи с тем, что Налоговый кодекс определяет бухгалтерский отчет и финансовую отчетность только на фискальные органы, но не на банки и не на инвесторов, реально ни один из инвесторов не может оценить финансовое состояние предприятия. Из-за больших рисков, которые несут банки при кредитовании промышленного сектора они, естественно, не идут на инвестиции.

Евгения Назарец: Впрочем, Ключевской завод ферросплавов - нетипичный в этом смысле пример. Это небольшое предприятие в Свердловской области с уникальным производством, известное не только в России еще с советских времен. Благодаря этому, завод давно наладил отношения со своим основным инвестором - немецким Dresdner Bank.

А в целом, те, от кого ждут кредитов и иных инвестиций, не знают, что реально представляют собой их потенциальные заемщики. И становится понятным, почему в Свердловской области, например, банковские кредиты составляют всего 4% от общего объема инвестиций. В соседней Челябинской области - 16%, и, по оценкам начальника Главного Управления Центробанка России в Свердловской области Сергея Сорвина, показатель Челябинской области - едва ли не самый лучший среди всех регионов Уральского федерального округа.

Все участники конференции сошлись во мнении, что отсутствие доступной и достоверной экономической и финансовой информации о предприятии - основная причина низкого уровня и прямых, и других видов инвестиций. Оценка реального финансового состояния предприятия - обязательное условие и предоставления кредита. Уральская Горно-металлургическая компания сейчас как раз занимается проработкой одного из инвестиционных проектов. Говорит генеральный директор УГМК Андрей Козицын.

Андрей Козицын: Если говорить о цехе электролиза меди, то это проект детально проработан. И переговоры все проведены с инвестиционным кредитом под этот проект. Проблема только в том, что мы должны как условие сдать консолидированный отчет независимого аудитора. В данном случае у нас это будет KPMG. К сентябрю отчет такой должен быть слан в рамках УГМК. И я думаю, что перейдем к вопросу финансирования. Наверно, даст Бог, в четвертом квартале мы к этому не просто вернемся, а решим эту проблему. Потому что нужен инвестиционный кредит хотя бы минимум на три года, а лучше на 5 лет. И в деньгах на первую очередь- это порядка 50 миллионов долларов.

Евгения Назарец: Говорили на конференции и о других причинах недоверчивости инвесторов. Политические риски сегодня уже не столь для них актуальны в России, как прежде. Больше опасений вызывают регулярные конфликты между собственниками предприятий и их менеджментом, а также продолжающийся и зачастую сомнительный, с точки зрения закона, передел собственности между разными группами акционеров уральских предприятий. Особенно это отпугивает инвесторов зарубежных. Хотя и здесь - отдельная история.

По официальной статистике, доля Уральского федерального округа в общероссийском объеме иностранных инвестиций составляет весомые 13%. Но по существу - это возвращающиеся "российские" деньги, говорит председатель регионального отделения Федеральной комиссии по ценным бумагам Владимир Крысов:

Владимир Крысов: У нас по иностранным инвестициям в целом по округу порядка 2 миллиардов 300 миллионов. Они поступают извне - будем так говорить, из оффшорных зон. Если вы слышали выступление Владимира Путина, то у нас главные инвесторы и средства - это Кипр и Виргинское острова. Но это, собственно - российские бывшие деньги, которые были вывезены во время приватизации.

Евгения Назарец: И, следовательно, происхождение большинства зарубежных инвестиций, поступающих, скажем, на предприятия Свердловской области, - такое же, резюмирует областной министр экономики Галина Ковалева:

Галина Ковалева: И пока инвесторы - это все-таки наши компании, те, кто отложил средства на" черный день" в зарубежных банках.

Евгения Назарец: Вы говорили о необходимости роста производства услуг за счет, в том числе, инвестиций. Насколько сейчас тенденция увеличения инвестиций в сферу услуг и торговлю, отмечаемая во многих регионах России, типична и для Урала?

Галина Ковалева: Я думаю, что здесь тоже достаточно большой процент... Где-то от 25 до 30% инвестиций идет в сферу услуг, включая и торговлю, и общественное питание.

Евгения Назарец: Средства, направляемые в регионе в сферу услуг и торговлю, - это, выражаясь языком финансистов, в основном "короткие деньги", то есть кредиты, используемые для пополнения оборотных средств.

Впрочем, здесь ожидаются существенные перемены. О своих планах долгосрочной экспансии в Екатеринбург заявили на прошедшем недавно в Москве международном торговом форуме представители сразу нескольких крупных сетей розничной торговли - как российских, так и зарубежных. Французская торговая компания Auchan запланировала приход в Екатеринбург на начало 2004 года, крупнейшая торговая компания Германии - Metro - на 2005 год. Будущий магазин Auсhan займет 20 тысяч квадратных метров, то есть по размерам будет сопоставим с магазинами шведской компании IKEA. В Москве, в одном из районов на юге города, магазины Auchan и IKEA образуют единый торговый комплекс, и в Екатеринбурге, предположительно, они намерены использовать эту же схему.

Российская компания розничной торговли "Пятерочка" из Санкт-Петербурга уже осенью 2003 года намерена открыть в Екатеринбурге сразу четыре своих универсама. Цены для будущих покупателей "Пятерочка" обещает более низкие, чем в местных торговых сетях - за счет того, что будет дешевле закупать продукцию у местных поставщиков, компенсируя им эту скидку увеличением объемов реализации их товаров через свои магазины в других городах, включая Москву и Санкт-Петербург.

В свою очередь, владельцы местных торговых сетей в Свердловской области утверждают, что деятельность новых пришельцев в других регионах Уральского округа складывается не вполне удачно. Например, та же питерская "Пятерочка", по словам заместителя генерального директора мясокомбината "Екатеринбургский" Андрея Трунилина, столкнулась с трудностями при реализации своих проектов в Перми и Челябинске. По его мнению, основная проблема крупных торговых сетей - кадры. Вернее, нехватка в российских регионах квалифицированных менеджеров...

Сергей Сенинский: Евгения Назарец, наш корреспондент в Екатеринбурге.

Газотранспортный консорциум - Россия - Украина - Западная Европа. Тема очерка нашего корреспондента в Киеве Сергея Киселева:

Сергей Киселев: Ровно год назад президенты России и Украины Владимир Путин и Леонид Кучма сперва подписали в Санкт-Петербурге заявление о стратегическом сотрудничестве двух стран в газовой сфере, предусматривающее создание на паритетных началах консорциума по управлению и развитию газотранспортной системы Украины, а затем там же вместе с канцлером ФРГ Герхардом Шредером завизировали совместное заявление о сотрудничестве в использовании магистральных украинских газопроводов и обеспечении бесперебойных поставок газа в европейские страны.

В четыре месяца на саммите СНГ в Кишиневе был подписан договор между российским "Газпромом" и компанией "Нафтогаз Украины" - о создании общества с ограниченной ответственностью, названного так: "Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортных сетей Украины". В январе 2003 такое ООО действительно было учреждено в Киеве. Причем его учредители - российский "Газпром" и "Нафтогаз Украины" - внесли в уставный капитал по 500 тысяч долларов.

Однако с этого момента, как считают многие эксперты в Киеве, дело начало стопориться. Почему? Вот - мнение заведующего редакцией экономики газеты "Киевские Ведомости" Михаила Кухара:

Михаил Кухар: Что касается нефтегазового консорциума, то этот вопрос классически "заволынивают" - как одна, так и другая сторона. А вообще внутри газпромовских структур Украины и России поговаривают, что, если бы не политизация этого вопроса, две компании-гиганты давно между собой договорились бы на каких-то не консорциумных, но обоюдовыгодных условиях. За последний год, с момента смены руководства "Нефтегаза Украины", их сотрудничество развилось больше, чем за предыдущие пять лет. В первую очередь это касается совместных проектов по экспорту газа.

Россия перестала "ругать" Украину за реэкспорт. Украина развивает собственные возможности перепродажи туркменского газа в Европу. Но что наиболее важно, Украина проводит крайне взвешенную политику в отношении цен. И то, чего опасались в Москве, то есть демпинга со стороны Киева, у которого, мол, появится лишний миллиард-полтора кубометров в хранилищах, и он их выбросит на оптовый рынок, тем самым обрушив цены для всех поставщиков, в первую очередь, для россиян, этого - не произошло. Киев фактически не подписывает ни одного контракта, не согласовывая его с "Газпромом"...

Сергей Киселев: Иными словами, Украина прекратила так называемый "несанкционированный отбор" российского экспортного газа, что не смогло не сказаться на улучшении отношений между Москвой и Киевом. Но почему тогда говорят, что создание консорциума тормозится?

Наш следующий собеседник - директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александр Рябченко:

Александр Рябченко: Я думаю, что все стороны, реально и потенциально участвующие в процессе, убедились, что создание консорциума по такому серьезному вопросу требует времени и усилий. Первый шаг - регистрация консорциума. Фактически, как я понимаю, регистрация произведена именно для того, чтобы на какой-то позиции закрепиться. Зарегистрированы, насколько мне известно, две структуры, но всегда есть возможность подключения иных структур - с перерегистрацией на три или более, если будет принято такое решение...

Сергей Киселев: Александр Рябченко имел в виду тот факт, что, хотя изначально Германия и заявила о себе как о третьем участнике международного газотранспортного консорциума, тем не менее, когда дошло до дела, ее как-то не пригласили к переговорам в качестве равноправного партнера. Дело дошло до того, что посол ФРГ в Украине Дитмар Штюдеманн публично выразил разочарование по этому поводу. Немецкий посол заметил, что Германия как третья сторона - цитирую - "образно говоря, не сядет за стол, за которым две другие уже отобедали", - конец цитаты.

Говорит председатель подкомитета Верховной Рады Украины по вопросам газовой промышленности, участник правительственной рабочей группы по международному газовому консорциуму Александр Гудыма:

Александр Гудыма: ... Правительства несколько поспешили. Раз подписывали в Санкт-Петербурге первое соглашение президенты двух стран и канцлер третьей страны - Германии, так, на мой взгляд, следовало бы и все дальнейшие шаги делать вместе.

А в соглашении межправительственном были зафиксированы договоренности, что Россия и Украина имеют планы создать международный газовый консорциум. Но, увы, без Германии! И сейчас получается, что нужно принимать радикально иные решения: нужно как бы денонсировать соглашение между Россией и Украиной и возвращаться к более широкому формату...

Сергей Киселев: Впрочем, Германия приложила все усилия для того, чтобы в газотранспортном консорциуме о ней не забыли. Продолжает Александр Гудыма:

Александр Гудыма: После этого началось давление со стороны Германии, что она тоже хочет в чем-то участвовать. Были обращения канцлера Шредера к господину Путину и к господину Кучме, что необходимо привлекать Германию. Но эта "возня" уже продолжается около трех месяцев.

Я видел переписку между ведомствами внешнеполитическими - Украины, России и Германии... я не вижу там света в конце туннеля! То есть дипломатическими всякими финтами я вижу нежелание, в первую очередь, России задействовать Германию в переговорах на высшем уровне. То есть Германия хотела, чтобы сначала была встреча на высшем уровне представителей России, Украины и Германии, а после этого, чтобы были даны поручения привлекать те или иные структуры Германии к работе над международным газовым консорциумом.

Сергей Киселев: Киев попытался сделать все, чтобы не испортить отношения с Берлином. Выступил президент Леонид Кучма, цитирую: "Мы однозначно заявляем, что обязательно будем привлекать и третью сторону, прежде всего Германию", - конец цитаты.

Трехсторонняя встреча состоялась-таки в конце апреля. Но вот странная деталь: на столь долгожданном для неё совещании Германию представляли референт посольства в Украине и местный представитель "Рургаза". Дипломатическое ведомство Германии официально разъяснило это срочностью приглашения и невозможностью соответствующим образом к данной встрече подготовиться.

Эксперты в Киеве объяснили это иначе. Украинцы и россияне определились: их интересы будут представлять "Нафтогаз Украины" и "Газпром". Что же касается немецкой стороны, то, как предполагают киевские эксперты, правительство Германии оказалось в затруднении по поводу определения уполномоченного государством участника международного газотранспортного консорциума. Ведь помимо "Рургаза" в Германии успешно действуют еще, как минимум, три крупных компании - газотрейдеры. Вот почему, делают вывод те же эксперты в Киеве, Берлин и отмалчивается в последние месяцы. И так уж совпало, что именно в это время вновь заговорили о четвертом возможном участнике консорциума - французской компании "Газ де Франс".

Говорит директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова Владимир Сиденко:

Владимир Сиденко: Тут возникает опять-таки вопрос, как тогда делить доли? Потому что это было сначала одновременно уменьшение или уменьшение доли Украины и России в пользу западных партнеров... Либо какими-то аргументами доказывать французам и немцам, что они могут с минимальной долей участвовать. Но я не думаю, что они захотят играть такую роль, когда их будут рассматривать исключительно как доноров - без равноправного участия при голосовании о направлениях развития такого проекта...

Сергей Киселев: Тему продолжает директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александр Рябченко:

Александр Рябченко: Я думаю, конечно, "Рургаз" стоит ближе всех к тому, чтобы стать третьим членом консорциума. Но надо, прежде всего, договориться о месте и роли потребителей - либо двух, либо более двух в самом консорциуме, - что это означает? Что они приносят в работу консорциума - инвестиционный ресурс, какие-то особые гарантии потребления, либо все три потребителя будут членами консорциума? Наверное, эти вопросы не так просты, тут уже на добрых намерениях и на пожатии рук не выйдет. Разговор идет об очень больших деньгах, и предстоит договариваться очень конкретно...

Сергей Киселев: На эту же тему - председатель подкомитета Верховной Рады Украины по вопросам газовой промышленности Александр Гудыма:

Александр Гудыма: Я считаю, что это будет даже очень и очень неплохо, потому что французы, по уровню нынешнего потребления и перспективам его потребления - на ближайшие 20 лет являются не меньшим потребителем в Европе, чем Германия. Я, например, встречаюсь на следующей неделе с одним из высокопоставленных представителей компании "Газ де Франс". И активность со стороны "Газ де Франс" - логическая: "Газ де Франс" - крупнейший, вместе с Германией, европейский потребитель газа и владелец одной трети пакета в 49% газотранспортной системы Словакии. То есть собственность Франции находится у границ с Украиной, так почему бы Франции активно не работать вместе и с Германией, и с Россией, и с Украиной по вопросам использования газотранспортной системы Украины?..

Сергей Киселев: При этом Александр Гудыма решительно отвергает весьма распространенное в Киеве мнение - дескать, чем больше в газотранспортном консорциуме окажется участников, тем меньше шансов у производителя ресурсов, то есть, у России, сговориться с потребителями ресурса - то есть, с европейскими странами - о заниженных ценах за перекачку газа, невыгодных Украине.

Александр Гудыма: На мой взгляд, это - глубоко ошибочное мнение, что Украина будет иметь проблемы, если, мол, Германия и Россия "договорятся". Возьмем известный пример приватизации газотранспортной системы Словакии: 49% приватизировано не консорциумом соуправления, а консорциумом с собственностью! И никем другим, как тремя мировыми компаниями - "Газпромом", "Рургазом" и "Газ де Франс". И, оказалось, никто между собой не "договаривается", не хочет "подмять" под себя Словакию, которая процветает, имея 51% собственности! А 49% она продала компаниям, действительно заинтересованным в надежном транзите российского газа через территорию Словакии, самым крупным потребителям газа в Европе - Франции и Германии.

Это, на мой взгляд, - классический пример, как должны поступать те же немцы, те же французы, те же россияне и украинцы, если они хотят сделать нормальные шаги к решению проблемы: а что же нам делать с газотранспортной системой Украины?..

Сергей Киселев: Заведующий редакцией экономики газеты "Киевские Ведомости" Михаил Кухар:

Михаил Кухар: Никто никогда не пойдет на то, чтобы потерять контроль над собственностью на эту трубу! Поэтому мой прогноз: это произойдет после президентских выборов - как в России, так и в Украине. Когда тема консорциума перестанет быть "знаковой" и этаким "маячком" в отношениях между двумя странами, очень быстро будет найдена прагматичная экономическая модель по дальнейшему использованию этой трубы...

Сергей Киселев: Напомню, кстати, что общая протяженность украинских газопроводов составляет 37 тысяч 100 километров. То есть - почти длина земного экватора. Газотранспортная система включает также 71 компрессорную станцию, подземные хранилища газа и многое другое. И все это украинским законодательством к приватизации запрещено. А вот вопрос создания международного газотранспортного консорциума не требует утверждения в парламенте. Тем более, что за минувший год украинское законодательство по части собственности магистральных газопроводов или чего-либо с ними связанного не изменилось.

Ну, а другой живо обсуждаемый киевскими политиками и экспертами вопрос - планы строительства так называемого "Северо-Европейского газопровода", из России в Европу - через Балтийское море?

Михаил Кухар: Перспектива есть. Как известно, с 70-ых годов количество экспорта газа в Европу утроилось. Ожидается, что к 2020 году оно - еще удвоится! Поэтому спрос "на трубу" будет, и деньги на ее расширение найдутся. И не столь важно, чьи это будут деньги, просто опыт последних пары лет говорит о том, что на газовом рынке не происходит ни войн, ни противостояния! Поскольку всем выгодно, чтобы рынок был стабилен. И это выгодно и Европе, и Украине, и России!..

Сергей Киселев: Уточним. В конце прошлого года Международное энергетическое агентство обнародовало доклад, из которого следовало, что потребление природного газа в европейских странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, к 2030 году возрастет более, чем вдвое. И этот растущий спрос, по оценкам агентства, будет удовлетворяться исключительно за счет увеличения импорта.

Завершает тему - директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова Владимир Сиденко:

Владимир Сиденко: ... В любом случае Европа будет существенно расширять потребление газа. Кроме того, после иракских событий она вообще ищет пути, скажем так, некоторого ослабления своей зависимости от Ближнего Востока. Строительство вот этого Северного газопровода - оно ни в коей мере даже не может быть рассмотрено как реальная альтернатива украинской газотранспортной системе. Скорее - как дополнение, которое будет обеспечивать транспортировку дополнительных объемов газа, которые в перспективе потребуются Европе в связи с нарастанием потребностей. Поэтому здесь вопрос, по-моему, такой: Украина в ближайшее время - по крайней мере, как это выглядит сегодня - станет ключевым игроком в области транспортировки газа в Европу...

Сергей Киселев: Владимир Сиденко, директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова.

Сергей Сенинский: Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве...

XS
SM
MD
LG