Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Железные дороги: государство и частный капитал. Как устроен российский валютный рынок?


- Как будут приватизировать в России железные дороги?
- Российский валютный рынок: как он формируется и как действует? Почему сегодня иностранной валюты вывозится из страны больше, чем ввозится? В рубрике - "Рынки и потребители".
- Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".





Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна неделя года".

Тенгиз Гудава: Экономический рост в 12 странах евро-зоны и Европейском союзе в целом, по предварительным данным Еврокомиссии, оказался во втором квартале нулевым - по сравнению с показателем первых трех месяцев нынешнего года. В крупнейшей экономике ЕС - немецкой - зафиксирован отрицательный рост - на 0,1%. Сокращение ВВП Германии отмечается уже второй квартал подряд, что соответствует классическому определению экономической рецессии.

Татьяна Шарая: В Ираке вновь заработал экспортный нефтепровод от северных месторождений в районе города Киркук к порту Джейхан на средиземноморском побережье Турции. Его запуск после войны неоднократно переносили из-за многочисленных диверсий и саботажа. До этой недели экспорт иракской нефти осуществлялся через единственный порт на побережье Персидского залива. Известие о возобновлении работы северного нефтепровода в Ираке стало одной из главных причин снижения текущих мировых цен на нефть в последние дни - почти на 5%.

Тенгиз Гудава: Европейский союз и Соединенные Штаты достигли предварительного соглашения о мерах по либерализации торговли продуктами сельского хозяйства. Переговоры на эту тему займут центральное место на очередной министерской сессии Всемирной торговой организации, которая пройдет в сентябре в мексиканском городе Канкуне.

Трансатлантическое соглашение подразумевает перемены в трех ключевых сферах - поддержка фермеров, экспортные субсидии и допуск на внутренние рынки, - однако не содержит конкретных предложений. В целом объем финансовой поддержки ведущими странами мира собственных фермеров превышает 300 миллиардов долларов в год. Развивающиеся страны требуют сокращения этих дотаций, что, по их мнению, создаст условия для равноправной конкуренции.

Татьяна Шарая: Министерство по антимонопольной политике России одобрило слияние компаний "Юкос" и "Сибнефть", в результате которого образуется четвертая по величине нефтяная компания мира. Объединенной компании предъявлен, однако, ряд требований, выполнение которых, по мнению министерства, сохранит конкуренцию на рынке нефти. В частности, "ЮкосСибнефть" не должна препятствовать, во-первых, переработке на собственных НПЗ, при наличии свободных мощностей, сырой нефти других компаний; во-вторых, доступу на региональные рынки независимых торговцев нефтепродуктами; в-третьих, при эксплуатации новых нефтепроводов не препятствовать транспортировке по ним нефти других компаний - пропорционально доле их участия в строительстве этих трубопроводов.

Тенгиз Гудава: Почти половина жителей Швеции - на референдуме, который пройдет 14 сентября - готова проголосовать против перехода страны на использование единой европейской валюты. Только что проведенные опросы общественного мнения показали, что переход на евро не поддерживают от 45% до 49% шведов, в то время как "за" готовы голосовать лишь 35-36%.

Из 15 стран Европейского союза на евро перешли 12. В трех странах - Великобритании, Дании и Швеции - до сих пор используются национальные валюты - фунты и кроны.





Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий...

Железные дороги: государство и частный капитал

... Итак, железные дороги в России отныне приватизировать можно. Президентским указом все их имущество исключено из перечня той федеральной собственности, которая вообще не подлежит разгосударствлению. Однако это вовсе не означает, что железные дороги в России уже вскоре могут стать частными. Для начала - почти все имущество Министерства путей сообщения предполагается - до конца нынешнего года - передать в уставный капитал вновь образуемого акционерного общества "Российские железные дороги". Ну, а дальше?

Наш собеседник в Москве - аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Михаил Галкин. В этой передаче имущества - от министерства к новому акционерному обществу - и заключается главное содержание первого этапа реформирования системы российских железных дорог или в него включены еще какие-то реальные преобразования? Михаил Галкин:

Михаил Галкин: Действительно, разделение регулирующей и хозяйственной функций и передача всей хозяйственной деятельности от Министерства путей сообщения в акционерное общество "Российские железные дороги" - ключевое событие первого этапа реформирования железнодорожной отрасли России.

Сергей Сенинский: Почему это считается столь важным? Что министерство - государственная структура, что новое акционерное общество - также структура, полностью принадлежащая государству.

Михаил Галкин: Это важно потому, что при совмещении регулирующей и хозяйственной функций возникает очевидный конфликт интересов. Когда объект или группа, которая занимается установлением требований тарифного регулирования, с другой стороны, занимается выполнением этих же предписаний. Таким образом, вместо того, чтобы защищать интересы государства, требуя от хозяйствующих субъектов повышения эффективности и повышения качества предоставляемых услуг, мы получаем "вещь в себе". То есть объект, который сам себя регулирует! И поэтому не занимается, конечно, никаким повышением эффективности...





Сергей Сенинский: Если разделение регулирующих функций и хозяйственной деятельности - это первый этап реформирования отрасли, то в чем смысл других этапов?

Михаил Галкин: В принципе, в рамках всей реформы МПС выделяют три этапа. Первый - разделение регулирующей и хозяйственной функций, а также попытка формирования раздельного учета в рамках группы ОАО "РЖД" - по видам услуг, для более четкого понимания, насколько эффективно действует каждый из сегментов этой группы. То есть - структура перевозок, а также вспомогательные производства.

На втором этапе в рамках этой группы предполагается выделить уже самостоятельные акционерные общества, которые будут на 100% принадлежать ОАО "РЖД". Например, акционерное общество, занимающееся пассажирскими перевозками, или отдельное акционерное общество, занимающееся грузовыми перевозками и так далее. Кроме того, - будут предприняты попытки адекватного "выравнивания" тарифной политики, ведь пока пассажирские перевозки субсидируются за счет тарифов на грузовые перевозки. Второй этап реформы, который начнется в следующем году, предполагается завершить в 2005-2006 годах.





Сергей Сенинский: А - третий этап реформы?

Михаил Галкин: Что касается третьего этапа, то на сегодня он "прописан" наименее четко, однако планируется продолжить деятельность по привлечению инвестиций в сектор, а также по стимулированию развития частных перевозок, то есть - формирование конкуренции в сегменте грузовых и частных перевозок. Третий этап, по моим оценкам, может быть завершен где-то к 2010-2012 годам. Но на самом деле - это процесс непрерывный, и я думаю, что реформирование будет продолжаться даже дольше.





Сергей Сенинский: Михаил Галкин, аналитик международного рейтингового агентства S&P. К этому интервью мы вернемся чуть позже...

А пока - обратимся к опыту других стран мира. Реформой железнодорожного транспорта занимались во многих из них. Считается, например, что Япония - это пример достаточно удачной приватизации железных дорог. А опыт последних лет в Великобритании - пример неудачной приватизации, которая завершилась, по сути, частичной ренационализацией. С другой стороны, есть опыт Франции, где железные дороги были и остаются структурой исключительно государственной. Но об этом вспоминают всякий раз, когда во французском бюджете перестает хватать денег и угрожающе растет его дефицит - как сейчас, например.

За последние пару лет к теме реформирования систем железнодорожного транспорта мы обращались неоднократно. И сегодня, говоря о российских планах, мы приведем короткие фрагменты некоторых из тех материалов. Первый - о реформе в Германии. Полтора года назад в нашей программе участвовал руководитель одной из трех региональных дирекций немецких железных дорог Герман фон Шулленбург:

Герман фон Шулленбург: Реформа структуры немецких железных дорог началась на рубеже девяностых годов. Под крышей единого холдинга Deutsche Bahn мы создали отдельные дочерние акционерные общества: по пассажирским перевозкам и по грузовым, и дополнительно разделили их на "дальние" и "ближние". В отдельную структуру мы выделили вокзальные комплексы. И если раньше трудно было установить, какие сектора прибыльные, а какие убыточны, то теперь все, как на ладони.

Сегодня финансовая поддержка государства распространяется лишь на инфраструктуру железных дорог. Все подразделения, связанные непосредственно с сервисом, перевозкой пассажиров или грузов, работают в условиях самофинансирования.

Владельцем акционерного общества Deutsche Bahn по-прежнему является немецкое государство. Хотя акции дочерних его компаний уже можно купить и на фондовой бирже.

Железнодорожные пути, перроны станций, вагоны, инфраструктура дорог принадлежат исключительно государству, и это положение мы хотели бы сохранить и в дальнейшем. А вот вокзалы, особенно небольшие, мы бы с удовольствием продали местным властям или частным фирмам.

Но в целом число дочерних компаний - под крышей единого холдинга Deutsche Bahn AG - пока еще слишком велико: их около 80. Здесь два пути: объединить некоторые из них в более крупные структуры или же попытаться продать их через фондовую биржу.





Сергей Сенинский: Герман фон Шулленбург, руководитель одной из региональных дирекций железных дорог Германии.

Как видим, планы реформирования российских железных дорог во многом схожи с тем, что реализовано в Германии. Те же отдельные акционерные общества - по видам деятельности, то же сохранение исключительно в государственной собственности всего, что относится к путевому хозяйству. Правда, о планах продавать вокзалы в России - тем же муниципалитетам, например, - пока слышать не приходилось.

Напомню, этот разговор мы ведем спустя несколько дней после того, как президентским указом имущество российских железных дорог исключено из перечня той федеральной собственности, которая не подлежит разгосударствлению вообще.

Следующий фрагмент - о системе железных дорог в Соединенных Штатах. Чуть менее года назад в нашей программе участвовал сотрудник исследовательского института Cato, расположенного в Вашингтоне, Питер ван Дорен:

Питер ван Дорен: Железные дороги стали терять пассажиров и доходы после Второй мировой войны - в связи с быстрым развитием авиации и автомобильной промышленности. В Соединенных Штатах в то время одни и те же частные железнодорожные компании занимались и грузовыми, и пассажирскими перевозками.

Так вот, чтобы не прогореть, они всячески пытались свернуть свой пассажирский сервис. Но этого им не разрешала правительственная организация - Межштатная коммерческая комиссия. Это было, разумеется, чисто волевое, административное решение, на которое, тем не менее, правительство имело законное право.

Но в результате за счет прибыльных грузовых перевозок содержались убыточные пассажирские. Убытки эти все росли, и железнодорожные компании оказались на грани банкротства. Именно тогда, чтобы спасти положение и сохранить пассажирские перевозки, и была создана государственная корпорация Amtrak. Частные железнодорожные компании просто передали ей свои убыточные подразделения пассажирских перевозок.

Стоит отметить, что сами железнодорожные пути, то есть рельсы и соответствующая инфраструктура, так и остались по всей стране в собственности частных железнодорожных компаний. Исключение составляет лишь участок на маршруте Вашингтон-Нью-Йорк-Бостон, где ими владеет сама Amtrak. А за использование всех остальных железнодорожных путей в стране эта государственная корпорация расплачивается с их частными владельцами, как за аренду.

Наконец, еще одна причина создания в 1971 году Amtrak - как государственной корпорации - заключалась в том, что большинство американских железнодорожников объединены в профсоюзы. А это - весьма влиятельная сила для демократической партии США. Отсюда и появилась договоренность, которая защитила членов профсоюзов от массовых увольнений.

Сергей Сенинский: Питер ван Дорен, сотрудник исследовательского института Cato, Вашингтон.

Как видим, в США инфраструктура железных дорог почти полностью принадлежит частным компаниям, занимающимся грузовыми перевозками, а единственная государственная компания железнодорожного транспорта - Amtrak, - занимающаяся пассажирскими перевозками, платит частным компаниям за то, что пользуется их железнодорожными путями.

Еще примеры. Крупные страны Латинской Америки - Мексика, Бразилия или Аргентина. Они более сравнимы с Россией, чем западноевропейские, не только по уровню развития экономики, но и по площади, а также - развитию сети автомобильных дорог. Отсюда, свою очередь, значимость именно железнодорожного транспорта. В этих странах, наподобие США, реализована идея вертикально интегрированных частных компаний на железнодорожном транспорте. Они либо владеют, либо получили в долгосрочную аренду не только подвижной состав, но и объекты инфраструктуры, в том числе - рельсы.

Трудно сказать, какая из названных нами сегодня моделей реформирования системы окажется для России оптимальной. Либо - по европейскому примеру - отделить, скажем, так, "государственные" рельсы от "негосударственных" вагонов, чтобы создать конкурентную среду в сфере перевозок, но сохранить вне этой среды инфраструктуру. Либо - по модели латиноамериканской - пойти по пути создания частных вертикально интегрированных компаний.

Мы возвращаемся к интервью с аналитиком международного рейтингового агентства S&P Михаилом Галкиным. Вы лично, как аналитик, работающий в Москве, как понимаете логику принятия решения в России относительно самой концепции реформирования российской системы железных дорог?

Михаил Галкин: Это достаточно сложный вопрос. Я попробую высказать лишь свою личную точку зрения.... На мой взгляд, был выбран так называемый "мягкий" вариант реформирования, когда существующая государственная корпорация, занимающаяся железнодорожными перевозками и всем сектором услуг в данной отрасли, сохраняется как вертикально интегрированная структура. При этом в рамках тех сегментов рынка, где возможна конкуренция, эта конкуренция стимулируется. То есть стимулируется приход частных операторов грузовых, а потом и пассажирских перевозок...

Сергей Сенинский: Другими словами, идея, отчасти подобная той, что лежит в основе планов реформирования российской электроэнергетики и обсуждаемой концепции реформирования газовой отрасли?..

Михаил Галкин: На мой взгляд, судя по опыту реформы электроэнергетики России и попыток реформы газовой отрасли, иного, более радикального пути на данном этапе Россия себе просто не может позволить!.. И ничего страшного в этом нет... И при менее радикальном и более мягком варианте реформирования все равно - во всяком случае, в сегменте перевозок - возможно достижение конкуренции, возможно достижение более высокой эффективности и снижение издержек.

Более сложные проблемы - создание стимулов для повышения эффективности управления инфраструктурой. Это - задача, которая, на мой взгляд, может быть решена только через 10-15 лет в результате каких-то более сложных структурных изменений, которые Россия сможет позволить себе только тогда, когда станет более экономически развитой страной...

Сергей Сенинский: На ваш взгляд, стоит ли ожидать каких-то видимых потребителю перемен в системе железнодорожного транспорта России уже в ближайшее 2-3 года - если иметь в виду не просто изменение тарифов или, скажем, обновление вагонного парка, а именно структурные преобразования?

Михаил Галкин: В ближайшие 2-3 года, на мой взгляд, не произойдет никаких существенных изменений в структуре сектора или в качестве и объеме предоставляемых услуг. То есть этот этап будет заключаться во внутренних структурных изменениях в рамках ОАО "РЖД" без изменения структуры собственности. То есть эта группа по-прежнему будет оставаться целиком государственной, и я допускаю приватизацию лишь каких-то крайне незначительных объектов.

Пожалуй, ближайшим более или менее существенным изменением, на мой взгляд, станет увеличение присутствия частных (в первую очередь, грузовых) перевозчиков на рынке. И возможно продолжение попыток строить частные железные дороги, как это сделала группа "СУАЛ", но опять-таки это будет, скорее, единичная практика...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве аналитик международного рейтингового агентства S&P Михаил Галкин.

The Economist Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 15 августа. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: В конце 90-ых наш журнал сравнивал американскую экономику с зайцем, а европейские - с черепахами, пишет "Экономист". Стремительный рост американской экономики, как нам представлялось, во многом объяснялся все возраставшими "пузырями" - финансовым и экономики новейших технологий. Стоит им лопнуть, и темпы роста американской экономики тут же замедлятся. В свою очередь, "черепахи" - экономики стран евро-зоны, не обремененные подобными обстоятельствами, смогут вырваться вперед.

И действительно, в какой-то момент в 2001 году европейские экономики росли чуть быстрее американской. Но затем "американский заяц" вновь вырвался в лидеры, а в нынешнем году разрыв между ними еще более увеличился. Экономики Германии, Италии и Нидерландов пребывают в рецессии, а объем производства в странах евро-зоны в целом во втором квартале года остался тем же. Сегодня экономика евро-зоны выглядит еще слабее, чем даже японская. США вновь остаются единственным "локомотивом" всей мировой экономики, несмотря даже на то, американская экономика еще далека от своей лучшей формы.

Её рост во втором квартале на 2,4% был обеспечен во многом резко возросшими военными расходами, связанными с войной в Ираке. Безработица в стране не сокращалась. Тем не менее, объявленное снижение налогов почти наверняка подстегнет рост экономики США во втором полугодии, и большинство прогнозов сходится в том, что его темпы и в ближайшие несколько лет будут превосходить темпы роста в Японии или Европе.

Как результат - состояние мировой экономики вновь будет в слишком большой степени зависеть именно от США. Эксперты инвестиционного банка Morgan Stanley подсчитали, что рост всей мировой экономики, начиная с 1995 года, более чем на 60% был обеспечен именно ростом экономики американской. Так продолжаться не может.

Свою часть "работы" обязаны проделать и Япония, и Европейский союз - главным образом, за счет проведения необходимых структурных реформ и смягчения жесткой финансовой и налоговой политики, что поможет стимулировать экономический рост. Да и американская экономика может выиграть, если темпы её роста в ближайшие годы окажутся ниже своего потенциала. Это позволило бы, например, американским потребителям сократить объем накопленной ими за время низких процентных ставок кредитной задолженности, заключает "Экономист".

Еще недавно казалось, что очередной раунд переговоров в рамках Всемирной торговой организации может обернуться крахом. Едва ли не главным вопросом их повестки является требование либерализации международной торговли продуктами сельского хозяйства. Однако после 13 августа провал этих переговоров представляется уже менее вероятным, пишет "Экономист".

Обнародованное в этот день совместное предложение США и Европейского союза вселяет надежду на то, что хотя бы некоторые из многолетних разногласий по поводу сельскохозяйственной политики, наконец, могут быть преодолены.

Среди участниц ВТО есть целая группа стран, включая, например, Австралию и Бразилию, сельское хозяйство которых представляет собой вполне конкурентоспособные секторы экономики. Но в огромном большинстве других стран - фермеров много, а финансовых возможностей их поддержки - гораздо меньше, если они есть вообще. К третьей группе можно отнести ведущие страны мира, которые могут позволить себе тратить на поддержку своих фермеров десятки миллиардов ежегодно. В результате проигрывают все: на субсидии сельскому хозяйству, включая экспортные, в мире ежегодно тратится более 300 миллиардов долларов - из карманов, в основном, налогоплательщиков ведущих стран. А тарифные и прочие ограничения импорта лишь способствуют сохранению в этих же странах высоких цен на продукцию сельского хозяйства. Одновременно 96% всех фермеров мира, проживающих в развивающихся и беднейших странах, оказываются в проигравших не только на внешних, но и на внутренних рынках, пишет "Экономист".

Совместное предложение США и Европейского союза - о путях либерализации сельскохозяйственной торговли - почти не содержит конкретных показателей. Не случайно многие развивающиеся страны выразили разочарование. Но уже сам факт его появления в канун очередной министерской сессии ВТО внушает осторожный оптимизм...

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 15 августа.

"Рынки и потребители".

Сергей Сенинский: Рынки и потребители. В этой рубрике сегодня мы говорим о российском валютном рынке.

Только что стало известно, что в июне этого года - впервые в новейшей истории России - вывоз из страны наличной иностранной валюты на 40% превысил её ввоз. Как следует понимать эти данные? Много это или мало? О чем они свидетельствуют? Тему открывает - из Москвы - главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков:

Евгений Гавриленков: Когда обычно говорят, что вывоз валюты превысил ввоз, то сразу все настораживаются. Наверное, ожидая, что возобновился отток капитала. В данном случае ситуация совершенно противоположная.

Просто в стране - вследствие тенденции укрепления рубля, которая наметилась в последнее время, тех тенденций улучшения инвестиционного климата, которые проявились в первом полугодии - существенно снизился спрос на наличную иностранную валюту со стороны населения. Люди преимущественно стали хранить часть своих доходов в банках, причем именно в рублевой форме. Соответственно, спрос на валюту, как на средство хранения сбережений, сократился.

Население даже начало продавать иностранную валюту, особенно это касается долларов. Но здесь надо также добавить, что в летние месяцы всегда наблюдается сильный "всплеск" вывоза валюты из страны - просто вследствие частых туристических поездок населения.

Сергей Сенинский: Наш следующий собеседник - также в Москве - аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Катя Малофеева:

Катя Малофеева: Ответ на этот вопрос нужно начинать с двух замечаний. Во-первых, Центральный банк России не очень давно ведет статистику по этому поводу. А во-вторых, статистика ведется в контексте данных по платежному балансу России.

И это второе замечание очень важно, потому что, отражая увеличение вывоза наличной валюты из страны, вполне возможно, Центральный банк отражает увеличение притока вкладов в иностранной валюте в коммерческих банках. Население все в меньшей степени готово хранить иностранную валюту "под матрацами", а все в большей степени готово приносить их в коммерческие банки.

Последние, в свою очередь, не держат эти деньги просто в сейфе, а вкладывают и вывозят их в те страны, откуда эта валюта изначально происходит. Эта версия также подтверждается статистикой о динамике вкладов населения в коммерческих банках в иностранной валюте - они растут. И я думаю, что поводов для беспокойства, с появлением этой статистики, нет...

Сергей Сенинский: А как вообще попадает в страну основная часть наличной иностранной валюты? Известно, что крупные суммы ежедневно ввозятся в страну по заказам коммерческих банков... Наш третий собеседник в Москве - старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров:

Владимир Тихомиров: Действительно, наличная валюта ввозится в страну в основном по заказам коммерческих банков, а также и Центрального банка России. Ввозится она разными способами, но главным образом - самолетами, конечно, при соответствующей охране. Это так называемые "межбанковские трансграничные операции". Помимо этого, также ввозят валюту и частные лица. Необходимо подчеркнуть, что общий ввоз наличной валюты существенно ниже общего ввоза безналичной валюты, так как очень многие операции совершаются безналичным путем. И поэтому нельзя говорить, что, если Россия зарабатывает 30-40-50 миллиардов долларов в год через торговые операции, такое же количество валюты ввозится в страну наличными...

Сергей Сенинский: А как соотносятся объемы валюты, ввозимой банками и гражданами?

Владимир Тихомиров: Центральный банк ведет статистику ввоза наличной валюты коммерческими банками. И она показывает, что, скажем, если в 1998 году в день ввозилось в среднем порядка 44 миллионов долларов всех иностранных валют. В основном, это были американские доллары и немецкие марки, но также и другие валюты. После кризиса 1998 года объемы этих поставок существенно упали - до 20 миллионов в день в 1999-2000 годах. Но в 2002 году опять выросли до 40 миллионов. А за первые шесть месяцев 2003 года они вновь снизились - до 25 миллионов. В основном, это - американские доллары и евро.

Сергей Сенинский: А - от физических лиц, то есть граждан?

Владимир Тихомиров: Что касается частных лиц, то агрегированной статистики по ввозу ими валюты практически нет. Достаточно сложно вести учет, так как существуют определенные нормы, когда не нужно вовсе декларировать валюту. Можно использовать некоторые косвенные показатели. Например, объемы покупки иностранной валюты коммерческими банками от частных лиц. Здесь Центральный банк уже ведет такую статистику. И в целом она показывает, что за 5 месяцев текущего года коммерческие банки в день покупали у населения чуть менее 45 миллионов долларов. Конечно, это - все валюты в совокупности. Но здесь нужно учитывать то, что эта валюта, может быть, и не была ввезена в Россию в тот же день. Это ведь могут быть просто сбережения граждан, которые хранились в наличной валюте и которые потом - по каким-то причинам - были проданы на рубли.

Сергей Сенинский: То есть получается, что сегодня российские банки покупают у граждан почти вдвое больше наличной иностранной валюты, чем сами ввозят из-за рубежа - почти 45 миллионов против 25. Но в Россию ввозятся не только наличные доллары, но и евро, фунты, иены и пр. Каково примерно соотношение между этими "составляющими", и как оно, это соотношение, менялось в последние месяцы? Катя Малофеева, компания "Ренессанс-Капитал":

Катя Малофеева: К сожалению, Центральный банк ведет не очень подробную статистику в этом отношении. И эта статистика ведется не очень давно. Но за последние пару месяцев был виден устойчивый рост доли ввозимых евро и снижение доли ввозимых долларов. Тогда как в вывозе валюты доминируют доллары. По данным Центрального банка, в мае доля ввозимых евро составляла 80%, то в июне она выросла до 87%. А оставшаяся часть приходится на доллары и на другие валюты.

Сергей Сенинский: Известно, что наличная валюта - лишь малая часть от общего объема валюты в стране. Но - какая именно? Евгений Гавриленков, компания "Тройка-Диалог":

Евгений Гавриленков: На самом деле, наверное, не очень корректно сравнивать объемы притока наличной валюты и безналичной. Можно сравнивать запасы. Потому что потоки несопоставимы по своей природе. Мы знаем, что экспорт России составляет порядка 10-11 миллиардов долларов в месяц. Импорт составляет порядка 5,5-6 миллиардов. Это - показатели циркуляции безналичной валюты.

Наличная валюта так быстро не пересекает границу. Наличная валюта раньше, в основном, использовалась как средство сбережения. И скорость её обращения гораздо меньше.

Но если посмотреть не на потоки, а на запасы - сколько безналичной валюты и сколько наличной валюты в стране - то мы увидим, что депозиты в иностранной валюте составляют примерно 24-25 миллиардов долларов. И примерно такой же объем наличной валюты находится в стране.

Сергей Сенинский: А сколь велик валютный рынок России в целом?

Евгений Гавриленков: Российский валютный рынок достаточно нестабильный... И объемы торгов на этом рынке существенно отличаются. В конкретные дни, когда ожидаются изменения, колебания, изменения в конъюнктуре, иногда объемы торгов достигали одного миллиарда долларов. Но обычные торги, которые проходят в обычные дни, это - 150-250 миллионов долларов. Это именно тот объем ежедневных торгов, который происходит на валютных биржах.

Сергей Сенинский: Как именно ввозимая иностранная валюта попадает на валютный рынок, где, собственно, и формируется обменный курс рубля? Владимир Тихомиров, корпорация "НИКойл":

Владимир Тихомиров: Валюта, которая попадает на межбанковский валютный рынок, это валюта со счетов клиентов банков, которые являются участниками торгов. А клиенты, в свою очередь, являются, как правило, крупными экспортерами. Экспортеры, которые зарабатывают валюту, продавая товары и получая с них выручку. И продают эту валюту для расчета по своим операциям внутри России - за рубли...

Сергей Сенинский: Официальный курс рубля, устанавливаемый Центральным банком России, - это так называемый "средневзвешенный" курс по итогам торговой сессии на ММВБ. Что это такое - "средневзвешенный" курс? Катя Малофеева, "Ренессанс-Капитал":

Катя Малофеева: Средневзвешенный курс по итогам торговой сессии определяется методом "взвешивания" сделок, которые были совершены с той или иной валютой. Соответственно - тех цен, по которым эти сделки были совершены, и объема этих сделок в общем объеме торгов. Таким образом, рассчитывается "средневзвешенное" значение, которое и становится официальным курсом Центрального банка.

Сергей Сенинский: Но валютные биржи есть не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге или Владивостоке. Как результаты торгов на региональных биржах "корреспондируются" со средневзвешенным курсом?

Катя Малофеева: Система Единой торговой сессии организована таким образом, что на биржах, входящих в систему межбанковских валютных бирж и находящихся в разных частях страны, одновременно проводится торговая сессия. Причем так, что участники участвуют в одной торговой сессии. Биржа связана единым каналом связи. И абсолютно не имеет значения при выставлении заявки на покупку валюты, например, где вы находитесь - во Владивостоке, Москве или Екатеринбурге. Все заявки сводятся в едином центре. Соответственно, встречная заявка может прийти абсолютно из другого города. Поэтому это действительно единая торговая сессия, объединяющая все межбанковские валютные биржи.

Что касается других торговых сессий, то, если региональные биржи проводят какие-то свои торговые сессии по валюте, курсы там могут немного отличатся. Это связано с региональными особенностями. Но курс, который потом используется, как основной курс Центрального банка, определяется в рамках именно Единой торговой сессии...

Сергей Сенинский: В последнее время все чаще экономисты - как на Западе, так теперь и в России - говорят о проблемах, связанных с избыточным притоком валюты в страну. Избыточного в том смысле, что объектов для их вложения в стране - минимум (речь, понятно, - только об эффективных, с точки зрения инвесторов, проектах). И что такая ситуация может обернуться новым кризисом. Но каков механизм такого возможного кризиса? Ну, "уйдет" эта самая "избыточная" валюта вновь за рубеж, где ей инвесторы найдут лучшее применение. Ваше мнение... Владимир Тихомиров, старший экономист финансовой корпорации "НИКойл":

Владимир Тихомиров: Избыточный приток валюты приводит к высоким доходам компаний-экспортеров, а также к высоким доходам бюджета через налоги и экспортные пошлины. Таким образом, все действительно выглядит вполне неплохо.

Однако в такой ситуации у правительства практически нет стимула для активизации реформ, особенно если эти реформы являются сложными, трудными и болезненными. Таким образом, реформы растягиваются, а от этого страдают неэкспортные отрасли, те, которые не получают прямых доходов от экспорта. А бюджет страны становится заложником высоких экспортных цен...

Сергей Сенинский: Понятно, что проблемы начинаются, когда цены эти идут вниз.

Владимир Тихомиров: Когда приток экспортных доходов резко падает, в бюджете возникают дыры. Как это было, например, в 1998 году. В то же время, отсутствие реформ в предыдущий период, пока были высокими цены на нефть, не позволяет сделать экономику более диверсифицированной. И, соответственно, закрепляет ее однобокую зависимость от внешних факторов.

Выход из этой ситуации лежит через стимулирование инвестиций в неэкспортные отрасли, через продолжение реформ. Таким образом, можно создать экономику, которая будет устойчива к колебаниям цен на основные экспортные сырьевые товары. И поток доходов в бюджет, и в целом рост экономики не будут прямым образом зависеть от колебания цен на мировых рынках.

Сергей Сенинский: Пока нефть дорогая - валюты в России много. А если допустить, что нынешние цены на нефть понизятся, скажем, вдвое. Сколь пропорционального сокращения притока в страну валюты можно ожидать - по экспертным оценкам, разумеется? Катя Малофеева, компания "Ренессанс-Капитал":

Катя Малофеева: Наши приблизительные расчеты на эту тему показывают, что снижение среднегодовой цены на нефть на 1 доллар приводит к сокращению притока валюты в страну примерно на 3 миллиарда долларов в год. Это, конечно, прямое воздействие.

Но вместе с тем нужно отметить, что, из-за различных эффектов денежно-валютной политики, при уменьшении количества долларов, приходящих в страну, снижается давление на реальный курс рубля, а это способно повысить конкурентоспособность российских производителей. И также это немного меняет баланс спроса и предложения иностранной валюты и соответственно - уровень валютного курса.

И если суммировать эти эффекты, то мы ожидаем, что снижение среднегодовой цены на нефть на 1 доллар за баррель ведет к уменьшению притока валюты в страну на 1,5-2 миллиарда долларов. Но, повторю, это - предварительные и очень приблизительные подсчеты...

Сергей Сенинский: 1,5-2 миллиарда долларов. Много это или мало? Вспомним, что объем российского экспорта сегодня составляет примерно 10-12 миллиардов каждый месяц.

Курс рубля к доллару или евро формируется на валютном рынке России на основе баланса спроса и предложения. Понятно, что в ход торгов может вмешиваться Центральный банк, сглаживая за счет продажи или покупки валюты колебания курса. Но каков механизм "проявления" на этом - российском - рынке результатов торгов на зарубежных валютных биржах? Владимир Тихомиров, "НИКойл":

Владимир Тихомиров: Текущий курс в России и в мире может отличаться на несколько пунктов. Скажем, на 1-2 цента. Однако сохранение такой динамики приводит к так называемому "валютному арбитражу". То есть, когда находятся покупатели, которые готовы подешевле купить одну из валют внутри России, с тем чтобы ее перепродать дороже на мировых площадках. Поэтому больших различий в курсах практически не бывает.

При этом следует учитывать, что объем торгов евро в России в десятки раз ниже, чем долларов. Например, дневные объемы торгов по доллару на ММВБ составляют примерно 200 миллионов долларов или чуть выше, а объемы торгов по евро - в эквиваленте - исчисляются всего 10-15 миллионами. То есть это - совершенно несопоставимые объемы.

Сергей Сенинский: Продолжает - Евгений Гавриленков, главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог":

Евгений Гавриленков: Аналогичная ситуация наблюдается на всех валютных рынках других стран. Если было бы иначе, и в России существовала большая разница между курсами рубля к доллару и рубля к евро, тогда создавались бы условия для спекулятивных операций. Когда можно просто играть вот на этой разнице курсов...

Сергей Сенинский: И в заключении - один вопрос ко всем нашим собеседникам. В России готовится новый закон о валютном регулировании. Если допустить, что законопроект и вступит в силу в том виде, в каком он (примерно) существует на сегодня, то к каким переменам на российском валютном рынке он может привести в ближайшем будущем? Ваше мнение... Начинает - Катя Малофеева, "Ренессанс-Капитал":

Катя Малофеева: Мне бы как раз хотелось подчеркнуть значение этого законопроекта или закона, если он, наконец, будет принят, для общеэкономической ситуации. Логика этого законопроекта подразумевает переход от "разрешительного" порядка проведения многих валютно-обменных операций, к тому, что Центральный банк будет иметь право лишь время от времени проверять те или иные операции. Таким образом, экономическим агентам станет дешевле совершать экономические операции по купле-продаже валюты, по привлечению внешнего долга или финансированию иностранных резидентов. В итоге это приведет к тому, что российским экономическим агентам станет дешевле осуществлять внешнеэкономическую деятельность, и снизится доля "темной" или "серой" экономики. Больше экономической активности будет происходить в легальном пространстве. И в итоге это позитивно скажется на общем уровне экономики России.

Владимир Тихомиров: Вступление в силу нового закона о валютном регулировании должно привести к постепенному снятию ограничений на перевод валюты за границу. Или на вывоз и ввоз наличной валюты через границу. Такого рода ограничения уже были существенно ослаблены за последнее время, но фактически в будущем такого рода ограничения должны уйти совсем, в том числе и для частных лиц.

Введение нового закона приведет на протяжении 2-3-х лет и к отмене регулирования валютного рынка. То есть для крупных компаний-экспортеров это будет означать, что не будет существовать законодательно закрепленных обязательных продаж валютной выручки. Как это они делают сейчас: 30% своей валютной выручки российские экспортеры должны продавать на внутреннем рынке. И, видимо, на протяжении 3-4 лет действие этого закона приведет к постепенному внедрению "плавающего" курса рубля, когда Центральный банк не будет больше регулировать курс, а он будет устанавливаться спросом и предложением.

И параллельно - правда, наверное, в перспективе 7-10 лет - рубль может стать полностью конвертируемой валютой. То есть с рублем можно будет ехать за границу и менять его по мере необходимости в любой стране. Рубль будет приниматься в любых обменных пунктах всего мира.

Евгений Гавриленков: Я не уверен, что именно эта версия закона, которая была представлена правительством в Думу, будет принята в том виде, как он существует сейчас. Потому что не только в Думе он встретил определенные возражения, но также было получено достаточно негативное заключение от президентской администрации. Поэтому я не исключаю, что осенью, когда намечены очередные слушания, закон может приобрести другой вид.

Основная проблема этого предварительного варианта закона заключается в том, что в нем предусматривается своеобразная "борьба" с потоками капитала, причем как притоками, так и оттоками. То есть правительство и денежные власти, чтобы ограничить влияние спекулятивного капитала на российском валютном рынке, решили ввести механизм резервирования, который, по сути, означает дополнительное налогообложение вот этих капитальных потоков. Причем, не прописав явно, конкретно и открыто, при каких же условиях и обстоятельствах это резервирование может быть введено. Тем самым зарождается возможность для определенного злоупотребления и для определенных, причем, очень существенных, ограничений. Вот это и было негативно встречено со стороны президентской администрации.

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы программы отвечали - аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Катя Малофеева, главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков и старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров. В рубрике "Рынки и потребители" мы говорили сегодня о российском валютном рынке...

XS
SM
MD
LG