Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нобелевская премия 2003 года по экономике. Страхование частных вкладов в банках


Нобелевская премия 2003 года по экономике. Возобновился отток капитала из России или сократился его приток? Агентство Moody's впервые присвоило России кредитный рейтинг инвестиционного уровня. А каковы планы Standard&Poor's? Страхование частных вкладов в банках. Планы создания системы в России и опыт других стран - в рубрике "Панорама". Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

Выпуск открывает панорама экономических новостей событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна Неделя Года".

Дмитрий Волчек: Нобелевская премия 2003 года по экономике присуждена профессору Нью-Йоркского университета Роберту Энглу и британскому экономисту Клайву Грейнджеру, профессору Калифорнийского университета. Нобелевской премией отмечены их разработки методов анализа временных рядов - разных по продолжительности периодов времени с различной насыщенностью данными экономической статистики.

Александра Финкельштейн: Курс доллара к евро к середине недели упал до самого низкого за последние четыре месяца уровня - 1 доллар и 18 центов за один евро. Министры финансов европейских стран заявили, что нынешний курс евро не является проблемой для ориентированных на экспорт европейских экономик. Однако в четверг курс доллара вновь начал расти - в США появились данные о том, что количество обращений за пособиями по безработице снизилось до самого низкого уровня за минувшие восемь месяцев.

Дмитрий Волчек: Международное рейтинговое агентство Moody's впервые присвоило России кредитный рейтинг "инвестиционного" уровня, повысив предыдущий рейтинг сразу на две ступени. Перевод суверенного рейтинга в "инвестиционную" категорию означает, что эта страна, по мнению агентства, становится привлекательной для крупных инвестиций.

Что касается агентства Standard&Poor's, то оно не намерено пока повышать присвоенный им ранее рейтинг России до "инвестиционного" уровня.

Александра Финкельштейн: Вывоз капитала из России в третьем квартале превысил объем его ввоза сразу на 7,7 миллиарда долларов. Это сопоставимо с вывозом капитала за весь прошлый год, когда он составил 8,2 миллиарда долларов.

Дмитрий Волчек: Государственная дума России одобрила законопроект, согласно которому увеличивается общая квота иностранных участников в совокупном капитале страховых компаний на российском рынке - с 15 до 25%. Предусматривается также, что страховые компании, доля иностранного участия в которых превышает 49%, смогут заниматься страхованием жизни и обязательным страхованием.

Александра Финкельштейн: В Соединенных Штатах введена в обращение новая купюра в 20 долларов. Как и прежде, на ней изображен 7 президент США Эндрю Джексон, однако, помимо традиционного зеленого цвета, в её оформлении использованы также персиковый и голубой. Новая купюра считается наиболее защищенной от подделок из всех, когда-либо выпускавшихся в США.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий последних дней.

Нобелевская премия 2003 года по экономике

Итак, Нобелевская премия 2003 года по экономике присуждена ученым из США и Великобритании - Роберту Энглу, профессору Нью-Йоркского университета и - Клайву Гренджеру, профессору Калифорнийского университета. Как отмечается в заявлении Нобелевского комитета - "за разработку методов анализа временных рядов". Что это такое и чем исследования Роберта Энгла и Клайва Гренджера, нобелевских лауреатов 2003 года, отличаются от других подобных? Наш собеседник - научный сотрудник Гуверовского центра Стэндфордского университета в Калифорнии профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Временные ряды - это любая последовательность статистических данных во времени с регулярными интервалами. Скажем, все годы моей жизни, или температура в нашем городе каждый месяц, но с регулярными месячными интервалами. Или экономический рост за каждый год в той или иной стране. Это - временные ряды.

Я думаю, здесь легче привести пример не из экономики. Сейчас много говорят о "парниковом эффекте", о глобальном потеплении на Земле. И можно проследить, что из года в год увеличивается температура на земле, но одновременно увеличивается выброс углекислого газа в атмосферу. Раньше на основании такого рода наблюдений можно было сделать вывод, что да, существует "парниковый эффект", потому что выброс газов в атмосферу вызывает потепление на Земле. Но на самом деле, оказывается, что это может быть случайное соотношение.

И как раз работы Роберта Энгла и Клайва Гренджера научили нас сравнивать такие временные ряды. И мы теперь можем сказать, да или нет. Или что одна переменная влияет на другую. Или, может быть, там даже какая-то третья переменная имеет влияние и на то, и на другое. Может быть, это независимые переменные. То есть простое соотношение во времени этих переменных нам еще ничего не дает. Мы должны научно установить, действительно ли существует это влияние. Именно в этом значение такого рода работ...

Сергей Сенинский: В каких случаях и для каких именно целей экономисты применяют в своих работах те методы анализа, которые разработаны Клайвом Гренджером и Робертом Энглом?

Михаил Бернштам: Существует очень много соотношений во времени. Например, между ростом инвестиций и экономическим ростом. Между долгосрочными и краткосрочными учетными ставками процентов по займам. Между обменным курсом и уровнем цен, а также соотношением цен в экономике. Но научится предсказывать, как они на самом деле соотносятся, и влияет ли одно на другое, очень трудно. И вот нобелевские лауреаты как раз научились это делать.

Существует одно такое сравнение, придуманное не ими, а одним из их учеников, которое мы даем студентам для того, чтобы объяснить, что происходит. Такая смешная сценка.... Пьяный человек и его щенок. Пьяный качается из стороны в сторону и идет в неизвестном направлении, и щенок еще не умеет нормально ходить, тоже качается и идет в неизвестном направлении. Но если этот щенок принадлежит этому пьяному, и они держатся вместе, то, как бы они ни качались и как бы они ни шли в неизвестном направлении, тем не менее, они будут продолжать находиться примерно на одном и том же расстоянии друг от друга. И поэтому, несмотря ни на какие колебания и эту всю случайную текучесть, мы можем обнаружить, что существуют определенные соотношения. И мы можем на основе одного из них предсказать движения другого.

И таким образом, на основе движения рынка акций, мы можем предсказать, что будет с экономическим ростом. На основе изменения процента мы можем предсказать, что будет с занятостью в экономике. И так далее.... То есть мы можем исследовать такие нестационарные статистические процессы, изучая их внутренние закономерности. Это называется коинтеграцией, и это сделали Роберт Энгл и Клайв Гренджер.

Сергей Сенинский: Какие можно привести примеры того, как эти методы помогали точнее прогнозировать те или иные явления в экономике?

Михаил Бернштам: Модели Роберта Энгла и Клайва Гренджера помогают предсказывать и развитие экономики в целом, и развитие финансовых рынков. В частности, поскольку рынки акций и других ценных бумаг очень часто склонны расти быстрее, чем это обосновано экономическим ростом, то возникают так называемые "пузыри". Потом эти "пузыри" лопаются, как это было в Японии или в Америке в последние годы, а дальше возникает экономический спад.

Так вот на основе модели Клайва Гренджера видно, как соотносятся кривые роста и насколько оправдан тот или иной рост цен на акции. И на основе этой модели, Шиллер и его коллеги предсказали в 2001 году, что это - "пузырь" и он скоро лопнет. И так и произошло. А раньше предсказать это было невозможно.

А на основе модели Роберта Энгла можно сказать, насколько оправдывают колебания рынка риск инвестиций. Сейчас можно сказать, что когда на рынке происходят сильные колебания, то могут подвергнуться большому риску даже капиталы банков. И банки пользуются этой моделью для количественного учета того, какую часть из их активов они могут вложить в те или иные финансовые инструменты без того, чтобы риск был чрезмерным.

Сергей Сенинский: А если выйти за пределы собственно экономической теории, как определить значение работ лауреатов нобелевской премии 2003 года по экономике?

Михаил Бернштам: Работы Роберта Энгла и Клайва Гренджера, которые получили Нобелевскую премию, - это узко специальные работы по математической статистике. Однако они еще и нечто большее, особенно работы Гренджера. Они имеют большой философский смысл.

Дело в том, что раньше мы не могли говорить о причинно-следственных связях, которые существуют в экономике. Мы могли сказать: вот, существует та или иная закономерность, то или иное соотношение. Но что вызывает что? Что лежит в основе процесса? И благодаря Гренджеру, появилось такое понятие, и оно даже вошло в обиход: "причинность по Гренджеру", "гренджеровская причинность", мы говорим. Потому что сейчас мы можем сказать: вот это - причина, а это - следствие. А это уже - большое философское достижение, которое позволяет нам достигать в экономической науке такого же уровня понимания, как мы достигаем в естественных науках...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал - из Калифорнии - научный сотрудник Гуверовского центра Стэндфордского университета профессор Михаил Бернштам. Продолжаем выпуск...

Возобновился отток капитала из России или сократился его приток?

Несколько дней назад в Москве были обнародованы данные о ввозе и вывозе капитала из России в третьем квартале этого года. Они обратили на себя особое внимание вот почему. В первом квартале года превышение вывоза капитала из страны над его ввозом оказалось минимальным - всего 100 миллионов долларов. А во втором квартале - впервые за последние годы - везли почти на 4 миллиарда долларов больше, чем вывезли! Понятно, что на этом фоне данные за 3 квартал обескураживают: превышение вывоза капитала над ввозом составило 7,7 миллиарда долларов - это так называемый "чистый" отток. О том, почему наметившаяся было тенденция сменилась на противоположную, мы говорим с экспертами в Москве. Наши собеседники - старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров и аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Алексей Моисеев. Я попросил каждого из них назвать по две, наиболее важных, с их точки зрения причины. Начинает Владимир Тихомиров, финансовая корпорация "НИКойл":

Владимир Тихомиров: Прежде всего, это - изменение валютной политики Центрального банка. Я напомню, что в середине июля Центральный банк снизил норматив обязательной продажи валютной выручки экспортерами в два раза: с 50% до 25%. Это вызвало в августе и в первой половине сентября тенденцию к росту курса доллара.

Напомню, что в этот же период происходило снижение цен на нефть, и ожидания были таковы, что цены будут продолжать снижаться. И это, соответственно, вызвало спрос на валюту. Параллельно с этим экспортеры стали придерживать продажи валюты в связи с тем, что к концу года доллар в рублевом эквиваленте может стоить дороже. И это привело к уменьшению притока валюты на российский рынок.

Если мы говорим о вывозе капитала, то это - нетто-операции, баланс между ввозом и вывозом. В данном случае можно говорить об уменьшении притока валюты, а не об увеличении оттока валюты. И это очень важный момент. Я бы не стал связывать последние данные - около 8 миллиардов долларов - негативного сальдо по операциям с капиталом именно с ростом оттока валюты из страны. Пожалуй, это снизился приток...

Алексей Моисеев: Мне кажется, что основной причиной было серьезное изменение настроений на долговых рынках и на рублевых рынках. И мы увидели значительный отток иностранного капитала из "рублевого" долга, а во-вторых, невозможность для российских компаний занимать капитал на валютных рынках. Ну, не то, чтобы невозможность, а удорожание, в связи с резким ухудшением конъюнктуры на мировых рынках капитала, которое произошло как раз в июле - августе. И я думаю, что это сыграло значительную роль, так как во втором квартале мы видели, как активный выход российских компаний на международные рынки заимствований, так и приход иностранцев на рублевые рынки облигаций.

Сергей Сенинский: А теперь - вторая из наиболее важных, как представляется, причин. Владимир Тихомиров

Владимир Тихомиров: Вторая причина больше связана с политическими факторами. Это - предвыборная неопределенность. Я думаю, что очень многие инвесторы, включая российских инвесторов, решили отсрочить свои решения о новых инвестициях, в том числе о долгосрочных инвестициях, до того периода, когда будут проведены выборы, что также сказалось на притоке валюты в страну.

Сергей Сенинский: То есть отток капитала остался примерно на том же уровне?

Владимир Тихомиров: Что касается оттока капитала, брутто-оттока, то я бы не сказал, что он существенно вырос. То есть я бы не стал говорить, что у нас вот такое большое бегство капитала из России. Просто некоторые российские компании, которые заработали валюту, предпочитают ее сейчас держать за границей. И они теперь имеют на это право! Нежели ввозить ее в страну с последующим обменом на рубли...

Алексей Моисеев: Вторая причина, как мне кажется, - это арест одного из ведущих акционеров "ЮКОСа" Платона Лебедева, который произошел в самом начале июля и который в большой степени напугал российских владельцев капитала. И которые, на всякий случай, хотя бы временно, решили хранить свой капитал за границей.

Сергей Сенинский: На фоне высоких мировых цен на сырье именно компании топливного комплекса ввозили еще недавно львиную долю валюты в страну... Теперь, получается, на них приходится и львиная доля той валюты, которая придерживается?

Владимир Тихомиров:

Владимир Тихомиров: В принципе, да. Львиная доля валютного притока в страну идет от крупнейших российских экспортеров. Прежде всего - компании нефтегазового комплекса. Это порядка 52-55% всего российского экспорта. Помимо них, еще довольно крупными российскими экспортерами являются металлургические компании - как черной, так и цветной металлургии, а также компании лесной промышленности. Вот эти три сектора дают более 80% всей валютной выручки России.

Поэтому в принципе можно говорить о том, что эти компании решили изменить свою политику, и им это было позволено. Они решили сократить свои продажи на валютном рынке.

Сергей Сенинский: Решение агентства Moody's "перевести" российский кредитный рейтинг в "инвестиционную" категорию, о чем было объявлено на этой неделе, предполагает, что, по мнению агентства, Россия становится более привлекательной для крупных инвесторов. И на этом фоне - данные о том, что собственно российский капитал возвращаться в свою страну не спешит. На первый взгляд, два этих фактора кажутся взаимоисключающими. Ваше мнение...

Владимир Тихомиров: Присвоение России инвестиционного рейтинга агентством Moody's - это, прежде всего, признание успехов правительства. Потому что мы говорим о суверенном рейтинге, то есть о рейтинге государственных долговых обязательств, а не успехов частного сектора. Этот рейтинг никак не связан с потоками капитала, так как эти потоки, прежде всего, относятся к частному сектору. А это связано с хорошим и эффективным управлением долгами, бюджетом и финансами России со стороны правительства.

Алексей Моисеев: Мне кажется, тот факт, что появился инвестиционный рейтинг Moody's, он способен пересилить первоначальное негативное настроение. То есть капитал приходит или не приходит в значительной степени по причине позитивного или негативного взгляда владельца этого капитала на страну. И изменение инвестиционного рейтинга, я думаю, безусловно, повлечет за собой изменение вот этого настроения в позитивную сторону. И, на мой взгляд, впоследствии приведет к приостановлению оттока капитала или даже к его притоку...

Владимир Тихомиров: Я считаю, что приостановление притока капитала в Россию - временное явление. Это связано как с политикой, так и с недостатком областей для инвестирования средств. В России - это очень важный момент, который я хотел бы особенно подчеркнуть. Потому что многие компании экспортного сектора, которые имеют достаточно большие объемы наличных средств, их дальнейшее инвестирование в прямой сектор их деятельности, с одной стороны, во многом ограничено экспортными возможностями России по экспорту, скажем, нефти или газа, которые, в свою очередь, контролируются не этими компаниями, а правительством. А с другой стороны, другие области еще просто не открыты для инвестиций - как российских, так и иностранных.

Сергей Сенинский: В чем тогда, на ваш взгляд, проявится новый рейтинг России?

Владимир Тихомиров: Присвоение рейтинга уже оказывает существенное положительное влияние на динамику российского фондового рынка и инвестиционной деятельности в целом. Поэтому мы можем ожидать, что в течение ближайших нескольких месяцев мы можем увидеть увеличение притока инвестиций в Россию - прежде всего, на фондовый рынок, в виде портфельных инвестиций. Но я думаю, что уже после выборов - и в форме прямых инвестиций. И это, я думаю, приведет к изменению баланса операций с капиталом опять в положительную сторону.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечали в Москве старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров и аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Алексей Моисеев. К теме кредитных рейтингов России мы вернемся во второй части этого выпуска, когда мы говорить с экспертом агентства Standard&Poor's.

The ECONOMIST

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 10 октября. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина:

Ирина Лагунина: Всего через полвека в "большой семерке" мира может не оказаться многих из нынешних её участников. Их места, не исключено, займут Бразилия, Индия, Китай и Россия, пишет "Экономист", приводя данные недавнего исследования инвестиционного банка Goldman Sachs.

Сегодня совокупный объем экономики этих четырех стран составляет менее одной восьмой общего объема экономики "большой семерки". Однако уже через 40 лет из нынешних лидеров в первой шестерке стран останутся лишь США и Япония.

Этот прогноз отнюдь не базируется просто на экстраполяции нынешних темпов экономического роста крупнейших из развивающихся стран, которые в будущем значительно снизятся. Он сделан, скорее, на основе анализа темпов роста населения, объемов инвестиций, роста производительности труда и динамике валютных курсов. Китай может обойти Германию, по объему экономики, уже к 2007 году, Японию - к 2015 и США - к 2041. Экономика Индии может стать больше японской к 2036. Экономика любой из этой четверки развивающихся стран окажется больше любой европейской.

Конечно, столь долгосрочные прогнозы почти обречены на то, чтобы не стать реальностью - не в последнюю очередь из-за ошибок правительств или политической нестабильности. Тем не менее, они оказываются весьма полезными для понимания темпов развития крупнейших развивающихся стран, заключает "Экономист".

В Италии объем выплачиваемых пенсий составляет 14% ВВП - это самый высокий показатель среди ведущих европейских стран. Эти деньги можно использовать и более эффективно, однако, судя по опросам, только 25% итальянцев не возражают против сколько-нибудь серьезной реформы пенсионной системы.

Правительство пытается убедить граждан в том, что возраст выхода на пенсию следует повысить до уровня, существующего в других странах. К 2008 году, как предлагается, на полную государственную пенсию в Италии можно будет рассчитывать в 65 лет - для мужчин и в 60 лет - для женщин, или при 40-летнем трудовом стаже, в течение которого они исправно платили в пенсионные фонды. Можно будет выйти на пенсию и в 57 лет, как сегодня, или при 35-летнем стаже, но тогда пенсия будет ниже.

Проблема в том, пишет "Экономист", что итальянцы, особенно на севере страны, считают уже своим правом ранний выход на пенсию. Хотя это и может казаться странным, если вспомнить, что многим известным в стране политикам и бизнесменам - за 70 или даже за 80. С другой стороны, едва трое из каждых десяти итальянцев старше 55 лет имеют сегодня работу.

Правительство предлагает людям, достигшим пенсионного возраста, доплачивать к их жалованью еще треть, если они согласятся продолжать работу. Но, согласно опросам, это устраивает лишь 28% итальянцев.

Сергей Сенинский: Спасибо, Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 10 октября. Продолжаем выпуск.

Агентство Moody's впервые присвоило России кредитный рейтинг инвестиционного уровня. А каковы планы Standard&Poor's?

Итак, в первой части этого выпуска мы уже говорили о том, что одно из двух ведущих международных рейтинговых агентств - Moody's - впервые повысило кредитный рейтинг России до так называемого "инвестиционного" уровня. Ну, а что же агентство Standard&Poor's? Когда в последний раз оно присваивало России суверенный рейтинг? На наши вопросы отвечает в Москве аналитик отдела суверенных рейтингов агентства S&P Алексей Новиков:

Алексей Новиков: Standard&Poor's в последний раз пересматривало рейтинг России 5 декабря 2002 года, и присвоила ей рейтинг BB+ со стабильным прогнозом - в местной валюте, и BB со стабильным прогнозом - по обязательствам в иностранной валюте.

Сергей Сенинский: А как расшифровать такой рейтинг? Что за ним стоит? Какого уровня риски для инвесторов?

Алексей Новиков: За этим рейтингом стоит вероятность неисполнения Россией своих кредитных обязательств. За любым кредитным рейтингом всегда стоит степень вероятности дефолта или неисполнения своих обязательств. S&P оценивает ее на год, на два или даже на пять лет вперед. И каждый инвестор знает, что это за вероятность.

В данном случае можно сказать, что такая вероятность - примерно 1% на период в один год, 3% - если брать период в два года, и 10% - если брать период в пять лет...

Сергей Сенинский: Каким еще странам мира ваше агентство присвоило такой же суверенный рейтинг, как и России?

Алексей Новиков: Такой же рейтинг, как и Россия, имеют Индия, Болгария, Гватемала, Панама и еще ряд развивающихся стран...

Сергей Сенинский: Понятия "инвестиционный" или "неинвестиционный" уровень рейтинга той или иной страны... Что оно значит для инвесторов?

Алексей Новиков: Рейтинговая шкала делится на две части: на инвестиционную и неинвестиционную, или, как мы ее называем, спекулятивную. Обязательства с "инвестиционным" рейтингом, как правило, пригодны для долгосрочных вложений. В них заинтересованы крупные институциональные инвесторы - пенсионные фонды, взаимные фонды, банки и так далее. Они управляют своими долговременными активами так, что, как правило, инвестируют их в долгосрочные бумаги. И инвестиционный рейтинг означает, что уровень надежности - достаточно высокий для того, чтобы такого рода инвесторы могли делать вложения в бумаги с инвестиционным рейтингом.

Сергей Сенинский: Планирует ли S&P пересмотреть суверенный рейтинг России в ближайшее время? Возможно ли - теоретически - его решение, подобное решению агентства Moody's, в ближайшие месяцы?

Алексей Новиков: Пока что S&P остается при своем мнении - рейтинг "BB, прогноз - стабильный" по обязательствам в иностранной валюте. По-прежнему существуют несколько фундаментальных факторов риска, которые S&P оценивает как существенные: низкая диверсификация экономики и зависимость ее от цен на энергоносители, прежде всего на нефть и газ, слабая банковская система, несмотря на то, что она улучшается. Третий крупный фактор - необходимость административной реформы и реформы государственного сектора. Слова по этому поводу сказаны очень значительные, и очевидно, что в ближайшее время по этому поводу будут предприниматься какие-то меры. Но эти меры в настоящий момент не принимаются, они явно недостаточны, и поэтому экономика несет на себе груз тяжелого государственного сектора - с убытками и со слабой мотивацией к работе.

Сергей Сенинский: Какие еще факторы выделяет S&P?

Алексей Новиков: Есть еще несколько весьма важных факторов, и за ночь их значительно изменить невозможно. Это - низкие доходы населения, высокая его поляризация, слабое развитие малого и среднего бизнеса. Только порядка 10% ВВП России создается малыми и средними предприятиями. В Польше, например, - больше трети ВВП. И так далее... В данном случае есть некоторые фундаментальные факторы, которые за один день, и даже за несколько месяцев изменить очень сложно. Поэтому S&P пока остается при своем мнении...

Сергей Сенинский: Если сегодня, по версии S&P, суверенный рейтинг России находится на уровне BB+, то на сколько ступеней он должен повыситься, чтобы оказаться в категории "инвестиционных"?

Алексей Новиков: Формально инвестиционная категория начинается с "BBB-". То есть по обязательствам в национальной валюте, по шкале S&P, России необходима всего лишь одна ступенька, а по обязательствам в иностранной валюте ей нужно еще две ступеньки...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве аналитик отдела суверенных рейтингов агентства S&P Алексей Новиков. Продолжаем выпуск...

"Панорама".

Панорама. В этой рубрике сегодня - о страховании частных вкладов в банках или гарантиям по ним. Планы создания такой системы в России и - практика других стран: Германия, Польша, Соединенные Штаты.

Начинаем тему - в Москве. Наш собеседник - один из ведущих разработчиков законопроекта о страховании частных вкладов, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев. Напомню, в середине сентября законопроект был принят в первом чтении.

Он определяет компенсационные выплаты вкладчикам обанкротившихся банков, по сути, в абсолютных суммах. А почему, например, не в процентах от суммы вклада? Павел Медведев:

Павел Медведев: Потому что таким образом действуют практически все системы страхования. В первую очередь, они направлены на то, чтобы спасти вклад бедного человека. Поэтому для бедных людей выплачивается значительно большая доля, чем для богатых. Достигаются это за счет того, что указываются абсолютные суммы. По нашему законопроекту, первые 20 тысяч рублей вклада выплачиваются на 100%, следующие 100 тысяч рублей - выплачиваются на 75%.

Сергей Сенинский: Какая существует статистика в России - какие вклады, на какие суммы доминируют в банках?

Павел Медведев: К сожалению, аккуратной статистики нет. Проводились исследования на тех банках, которые обанкротились за последнее время. И оказалось, что вклады до 20 тысяч рублей составляли в этих банках примерно 80-85%.

Сергей Сенинский: В течение какого времени, как следует из законопроекта в его сегодняшнем виде, деньги должны быть возвращены вкладчику? И почему именно такой срок определен?

Павел Медведев: Если гражданин сразу, как только будет возможность, обратится с заявлением о выплате вклада, то он получит деньги на 17-ый день. Никакой особенной науки, которая заставила бы именно таким образом прописать соответствующую статью закона, нет. 17-ый день, по мировым меркам, - это плохо. В Америке даже есть такая присказка: вам очень не повезло, если ваш банк обанкротился в пятницу, ведь ваших денег придется ждать до понедельника... Мы не уверены, что мы сможем обеспечить создание такой же присказки в России, и максимально, на что мы надеемся, - это 17 дней. Но я надеюсь, что, в конце концов, мы сможем последовать американскому примеру и выплачивать значительно быстрее...

Сергей Сенинский: Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству. К этому интервью мы еще вернемся сегодня.

А пока - первый из зарубежных сюжетов. Соединенные Штаты. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский:

Владимир Дубинский: На дверях практически любого банка в Соединенных Штатах висит табличка, оповещающая клиентов о том, что данное финансовое учреждение является членом Федеральной корпорации страхования вкладов. Это - независимое федеральное агентство, которое было создано в 1933 году после Великой Депрессии, когда в результате банкротства в стране закрылись более 8 тысяч банков и миллионы вкладчиков потеряли свои деньги. Корпорация начала действовать с 1 января 1934 года, и с тех пор никто из вкладчиков банков, которые разорялись, не потерял ни единого цента из вложенных в них средств.

Корпорация страхования вкладов - государственное учреждение, однако финансируется за счет специального страхового фонда. Он формируется из ежегодных отчислений банков - около 1% от общей суммы привлеченных ими депозитов, а также за счет прибыли, получаемой от инвестирования этих средств в государственные облигации. При этом, как отмечают работники Корпорации, подавляющее большинство американских банков ежегодные взносы уже не платят. Это - солидные и устойчивые финансовые институты, которые ранее выплатили Корпорации немалые суммы. Кроме того, по закону, ежегодные взносы перестают быть обязательными, если в фондах корпорации уже имеются средства, достаточные для выплаты страховки. Как, например, сегодня, когда у Корпорации страхования вкладов - фондов на 44 миллиарда долларов.

Объемы выплат, гарантируемые Федеральной корпорацией, постепенно повышались. Сначала были застрахованы вклады до 5 тысяч долларов, с 1950 года - до 10 тысяч, с 1969 - до 20 тысяч, а сегодня - до 100 тысяч долларов. Причем обсуждается возможность нового повышения предельных компенсаций - до 130 или даже 200 тысяч долларов. Выплаты вкладчикам обанкротившегося банка, как правило, производятся уже на следующий рабочий день.

Любопытно, что в США нет закона, обязывающего банки участвовать в системе страхования вкладов. Однако подавляющее большинство банков страны к ней присоединились. Это объясняется, во-первых, тем, что лишь при этом условии почти все американские штаты предоставляют вновь образуемым банкам лицензию, а, во-вторых, тем, что Корпорация страхования вкладов защищает и сами банки - на случай, если вдруг все кладчики одновременно захотят снять свои накопления со счетов.

Функции Федеральной корпорации страхования вкладов не ограничивается лишь сбором взносов и компенсационными выплатами. Она также ведет мониторинг финансового положения кредитных организаций и, в случае необходимости, предлагает корректирующие меры.

Сергей Сенинский: Владимир Дубинский, наш корреспондент в Вашингтоне.

Следующий сюжет - о том, как устроена система страхования вкладов в Германии. Слово - нашему корреспонденту в Мюнхене Александру Соловьеву:

Александр Соловьев: В Германии фонд страхования вкладов был впервые создан в земле Бавария в конце 50-ых годов прошлого века, а затем постепенно к нему присоединились банки, основанные в других федеральных землях. В своем нынешнем виде система страхования частных вкладов существует с начала 70-ых годов, она сложилась после нашумевшего тогда банкротства частного банка братьев Herrstatt.

Банковские работники, на своем профессиональном жаргоне, окрестили её "пожарным" фондом, ибо главное, как они считают, назначение страхового фонда - предотвратить массовую истерию. По опыту прошлых лет известно, что при первом же сообщении о том, что где-то какой-то банк "прогорел" люди в панике бросаются в другие банки изымать свои вклады. Таким образом, небольшой пожар может превратиться в настоящее пожарище.

Согласно действующим правилам, сегодня любой частный банк на территории Германии, гарантирует каждому своему вкладчику возврат суммы, составляющей, по меньшей мере, 30% от уставного капитала банка. Поясню. Если речь идет, скажем, о небольшом банке, уставный капитал которого - около 5 миллионов евро, то каждый вкладчик может смело доверить этому банку свой вклад на 1,5 миллиона. Эта сумма, если банк обанкротится, будет ему возвращена фондом страхования вкладов в любом случае. Но чтобы предотвратить такое в принципе, все кредитно-финансовые институты Германии являются членами так называемого ликвидно-консорциумного банка (сокращенно - "Ликобанк"), который и призван помочь своим участникам преодолеть временные трудности.

Для других категорий немецких банков - например, сберегательных, принадлежащих, в основном, региональным властям - суммы, подлежащие гарантированному возврату, в принципе не ограничены. То есть человеку, открывающему счет в таком банке, не без гордости заявляют, что любой его вклад, по сути, гарантируется на 100%.

Что же касается самого фонда страхования вкладов, то каждый банк, работающий со средствами населения, обязан, по закону, вносить в него ежегодно 0,3% от общей суммы всех привлеченных им вкладов. Управляется этот фонд - как обычный инвестиционный фонд, но небольшая часть собранных средств всегда остается в готовности - на всякий "пожарный" случай. Контроль деятельности этого фонда осуществляется специальной комиссией федерального правительства.

Сергей Сенинский: Александр Соловьев, наш корреспондент в Мюнхене.

Возвращаемся к интервью с председателем подкомитета Государственной Думы России по банковскому законодательству Павлом Медведевым.

Одно из наиболее спорных до сих пор положений российского законопроекта о страховании вкладов - о взносах в страховой фонд частных банков и "Сбербанка", в силу уникальности его положения.

Павел Медведев: Действительно, в том законопроекте, который был рассмотрен в первом чтении, предполагается, что все деньги, которые будут вносить банки в систему страхования, будут складываться "в одну корзину". Я думаю, что это - очень неудачное решение. Например, потому, что "Сбербанк" будет вносить в эту "общую корзину" вдвое больше средств, чем все остальные, вместе взятые. И если все деньги будут складываться в "одну корзину", то мы никогда не поймем, какую долю от остатков вкладов граждан нужно собирать в систему страхования.

Действительно, как бы низко мы ни опустили "планку" этой доли, скорее всего, денег все равно хватит. Потому что "Сбербанк", очевидно, не обанкротится. Следовательно, он не будет использовать деньги из общей корзины, а их будут использовать вкладчики других банков. И, следовательно, практически за все (то есть на 2/3) будет платить "Сбербанк". То есть мы никогда не узнаем, какова рыночная стоимость системы страхования...

Сергей Сенинский: Если иметь в виду это положение законопроекта, как вы сами оцениваете шансы того, что оно будет одобрено во втором чтении?

Павел Медведев: Во-первых, приготовлены соответствующие поправки. Во-вторых, выступая на первом чтении, я обратил внимание на этот недостаток законопроекта, и депутаты меня совершенно единодушно поддержали. Поэтому я уверен, что эта поправка будет принята.

Сергей Сенинский: Еще одно спорное положение, касающееся "Сбербанка", - сохранять или нет существующие сегодня государственные гарантии в отношении вкладов в нем?

Павел Медведев: Да, действительно в законопроекте предполагается, что с 1 января 2007 года та государственная гарантии, которой сейчас пользуются вкладчики "Сбербанка", будет ликвидирована, что, на мой взгляд, по крайней мере, по двум причинам неправильно.

Первая причина очевидна - всякое законодательство должно улучшать положение граждан. А этот закон улучшит положение небольшой части вкладчиков. По нашим оценкам, примерно 10% граждан держит счета не в "Сбербанке". Стало быть, для львиной доли вкладчиков положение ухудшится.

Сергей Сенинский: Вы говорили в двух причинах. Какая - вторая?

Павел Медведев: Есть и экономическая сторона дела. Для того чтобы что-то гарантировать, нужно иметь соответствующие деньги. А в "корзине", в которой будут собираться деньги, к 1 января 2007 года накопится едва 3% от того, что нужно было бы иметь для того, чтобы застраховать вкладчиков "Сбербанка". Получается, что мы просто обманываем и себя, и граждан. И непонятно, зачем?..

Сергей Сенинский: Наконец, еще одно спорное положение законопроекта - отбор частных банков для участия в системе страхования вкладов. В каком виде оно было одобрено в первом чтении?

Павел Медведев: В законопроекте написано, что банки, желающие принимать вклады населения, должны пройти соответствующую проверку. Дело в том, что система страхования - обязательна, и поэтому принимать вклады населения и быть членом системы страхования - эквивалентные понятия. А для того, чтобы вступить в систему страхования, банки должны пройти перепроверку, которую будет осуществлять Центральный банк по некоторым новым принципам, неизвестным пока ни самим банкам, ни Центральному банку.

Мысль была, по-видимому, благая у тех людей, которые написали соответствующую статью. Действительно, желательно, чтобы в системе страхования присутствовали только надежные банки, тогда и сама система страхования будет надежной. Но мне кажется, что они немного перегнули палку, так как возложили на Центральный банк невыполнимую задачу - за короткий срок на высоком уровне качества и добросовестно проверить банки просто невозможно. То есть закон провоцирует контролеров "ставить галочки"...

Сергей Сенинский: А ваше предложение в этой части к чему сводится?

Павел Медведев: Мне кажется, что перепроверить нужно только те банки, которые вызывают сомнения. А Центральный банк должен как можно быстрее улучшать систему надзора. Даже не в связи с принятием этого закона, так чтобы не было "месячника" улучшения надзора. А надзор нужно улучшать каждый день...

Сергей Сенинский: Какая именно формулировка этого положения готовится теперь к рассмотрению законопроекта во втором чтении?

Павел Медведев: Точная формулировка пока не готова, но принципиально прорабатывается такая идея. Сомнительные банки должны быть перепроверены. А те банки, которые сегодня сомнений не вызывают, должны и дальше подвергаться нормальному надзору. А качество и принципы надзора должны совершенствоваться не только потому, что у нас вводится система обязательного страхования вкладов, а потому, что это просто требует жизнь...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев.

И завершает сегодняшний выпуск рубрики "Панорама" - наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих. Система страхования вкладов в Польше:

Ежи Редлих: Закон о системе страхования частных банковских вкладов в Польше был принят в 1994 году. До этого в стране не существовало легальной основы возвращения вкладов в разорившихся банках. Их вкладчики могли добиваться возвращения своих денег лишь в порядке частного судебного иска против владельцев разорившегося банка.

На основе закона 1994 года был создан Банковский гарантийный фонд. Он состоит, собственно, из двух фондов. Первый - Фонд страхования вкладов. Он создается каждым из банков, которые работают с вкладами населения, самостоятельно, и в него перечисляется не более 0,4% от суммы всех накопленных депозитов. То есть этот фонд аккумулируется каждым банком и инвестируется в ценные бумаги наименьшего риска - государственные облигации. Средства этого фонда задействуются лишь в случае банкротства какого-либо банка. Тогда из этого фонда и возмещается ущерб клиентам разорившегося банка. Срок возвращения денег - до 3 месяцев.

Причем вклады возвращаются клиентам не полностью. На 100% возмещение могут рассчитывать только те вкладчики, накопления которых не превышают - в пересчете - одной тысячи евро. Если вклад больше тысячи евро, то возмещаются лишь 90 %. "Потолок" выплат в целом постоянно возрастает и в нынешнем году достиг уровня, в пересчете из злотых, 22,5 тысяч евро. Это примерно 50 среднемесячных зарплат по стране.

Вторая часть Банковского гарантийного фонда - так называемый фонд помощи. Ежегодно каждый банк отчисляет сумму, равную 0,4% своего оборота, в специальный фонд, средства которого накапливаются на счете в Национальном банке Польши, причем - в виде государственных облигаций. За счет средств этого фонда оказывается помощь либо тем банкам, которым угрожает крах, либо тем "крепким" банкам, которые становятся новыми хозяевами разоряющегося банка.

В целом Банковский гарантийный фонд не является ни юридическим лицом, ни государственной собственностью, так как его создают все коммерческие банки. Управляет фондом Контрольный совет из 11 человек. В него входят 3 представителя от Союза польских банков, 3 - от министерства финансов и 4 - от Национального банка Польши. Председатель Контрольного совета назначается премьер-министром. А уже сам совет назначает правление фонда. Именно оно и осуществляет текущий контроль деятельности банков, предупреждает об угрозе банкротства, ежегодно устанавливает процент отчислений в фонд страхования вкладов. Оно же рассматривает ходатайства о помощи "слабым" банкам. Помощь предоставляется на основе оценки бизнес-плана, который каждый находящийся под угрозой банк обязан представить на рассмотрение правления Совета.

Сергей Сенинский: Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве...

XS
SM
MD
LG