Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страхование автомобилей. Ипотека и ценные бумаги. Российский рынок лекарств


Обязательное страхование автомобилей. Ипотека в России и рынок ипотечных ценных бумаг. Рынки и потребители - в этой рубрике сегодня - о российском рынке лекарств. Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Меняющийся мир: страны и рынки - индустрия звукозаписи и мобильные телефоны; алкогольный рынок стран Северной Европы. Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна неделя года".

Ирина Лагунина: Курс доллара к евро повысился до максимума за последние 10 дней. В канун визита президента Буша в Японию и Китай, на долю которых приходится большая часть торгового дефицита США, представители американской администрации вновь заявили о приверженности политике "сильного" доллара, отметив при этом, однако, что обменные курсы валют должны определяться финансовыми рынками.

Дмитрий Волчек: Руководители 12 стран Европейского союза, в которых используется евро, как единая валюта, официально утвердили Жана-Клода Трише, возглавляющего Банк Франции, новым руководителем Европейского центрального банка - на ближайшие 8 лет. С 1 ноября он сменит на этом посту голландца Вима Дуйзенберга, который руководил Европейским центральным банком с момента его основания в 1998 году.

Ирина Лагунина: Продажи персональных компьютеров во всем мире увеличились в третьем квартале этого года почти на 15% - по сравнению с объемами продаж за то же время в прошлом году. Лидерами этого рынка являются компании Dell и Hewlett-Packard - примерно по 17%. С отрывом от них почти в три-четыре раза, места с 3 по 5 занимают, соответственно, компании IBM, Fujitsu-Siemens и Toshiba.

Дмитрий Волчек: Британская компания Vodafone, крупнейший в мире оператор сотовой связи, и американская Microsoft объявили о намерении совместно разработать новые программные продукты, которые применялись бы как в персональных компьютерах, так и в мобильных телефонах, и сделали бы их максимально совместимыми.

Ирина Лагунина: Государственная Дума России утвердила во втором чтении проект бюджета страны на 2004 год. Он рассчитан с профицитом в полпроцента ВВП. Его объем, в свою очередь, прогнозируется на 5,2% большим, чем ожидается в нынешнем году, и должен составить 15,3 триллиона рублей - по нынешнему курсу это примерно 500 миллиардов долларов.

Дмитрий Волчек: Законопроект об ипотечных ценных бумагах в России утвержден нижней палатой парламента. В соответствии с ним, право на эмиссию ценных бумаг с ипотечным покрытием получили универсальные банки. При этом они будут обязаны соблюдать дополнительные нормативы, которые будут устанавливаться Центральным банком России.

Ирина Лагунина: В 2005 году в Москве планируется начать производство новой компактной модели легкового автомобиля французской компании Renault, базовая цена которой, по прогнозам, не должна превышать 7 тысяч долларов. Производство организуется на "Автофрамосе" - совместном предприятии, учрежденном французской автомобильной компанией и правительством Москвы.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Обязательное страхование автомобилей

Вряд ли какой-то еще новый закон в России вызвал в последнее время столько же споров, сколько закон об обязательном страховании автомобилей. Три с половиной месяца назад он официально вступил в силу, десятки тысяч автовладельцы уже купили новые полисы, которые должны стать обязательными для всех с 1 января будущего года. И вдруг теперь депутаты Государственной Думы решили перенести уже состоявшееся введение закона, на середину будущего года. Главный аргумент оппонентов - тарифы обязательного страхования. Об этом мы и поговорим сегодня. Наш собеседник - в Москве аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Ирина Пенкина.

По опыту большинства стран мира, где такая страховка существует давно, что в большей степени страховые компании считают основанием для установления тех или иных тарифов: средний уровень доходов населения или накопленную "статистику" самих страховых случаев? Или, может быть, что-то еще?..

Ирина Пенкина: При установлении тарифов по обязательному страхованию, прежде всего, принимается во внимание расчет предполагаемого ущерба по несчастным случаям. То есть обычно исходят из законодательных норм оценок ущерба жизни и здоровью пострадавшего в дорожно-транспортном происшествии (ДТП). Разумеется, накопленная статистика вероятности возникновения ДТП, а также склонность водителей к использованию страховых полисов при возникновении ДТП, тоже принимается во внимание. Поэтому можно сказать, что установление тарифов в той или иной стране зависит как от законодательных норм, так и от культуры обращения к страховым компаниям, но также и от других обстоятельств, например, расчета фактического ущерба по накопленным случаям...

Сергей Сенинский: В России статистики страховых случаев - по обязательному страхованию - не существует по определению. Возможно, такой "базой" могла бы стать "статистика" по добровольному страхованию, но - в какой степени это правомерно? Ведь добровольную страховку оформляли далеко не все автовладельцы...

Ирина Пенкина: Скорее всего, на начальном этапе, при отсутствии накопленной статистики, размер тарифа будет определяться, исходя из существующего опыта по добровольному страхованию. Другое дело, подобная статистика не является достаточно репрезентативной, поскольку она охватывает довольно узкий круг людей, которые являются более осторожными и более сознательными.

Понятно, что когда речь идет об обязательном страховании, то количество страхователей сильно расширяется, и поэтому та статистика, которая накоплена по добровольным видам, может значительно отличаться от практики страховых компаний обязательного вида. Поэтому требуется какое-то время для того, чтобы накопить репрезентативную статистику по обязательным видам...

Сергей Сенинский: Давайте представим, что к вам обратился некий инвестор, интересующийся рынком страхования в России. Неважно, зарубежный это инвестор или российский. И попросил бы вас выделить несколько наиболее вероятных, на ваш взгляд, причин столь "бурного" начала практики обязательного страхования автомобилей в России. Например, политические (канун парламентских выборов в стране), экономические (например, отсутствие опыта обязательного страхования автомобилей у страховых компаний, которые свои возможные риски, понятно, так или иначе хотели бы заложить как-то в тарифы) или некие социальные (скажем, малые доходы населения или просто его нежелание платить за то, за что еще вчера платить не надо было вообще)... Что бы лично ответили такому инвестору?

Ирина Пенкина: Я бы на первое место поставила экономические мотивы, потому что для населения введение обязательного страхования является дополнительной финансовой нагрузкой. С другой стороны, понятно, что, наверное, существует мощное лобби в страховой сфере, которое рассматривает данный вид обязательного страхования, как весьма перспективный вид продукта для того, чтобы вообще привлечь широкие слои населения в область страхования. И, наверное, весь шум, который сейчас сопровождает принятие закона об обязательном страховании автогражданской ответственности, имеет под собой именно "экономическую" основу...

Сергей Сенинский: Зарубежные страховые компании: можно ли говорить о том, что сегодня в России действуют серьезные ограничения их деятельности на местном рынке - по крайней мере, до вступления России в ВТО?

Ирина Пенкина: Действительно, существуют ограничения на деятельность страховых компаний с иностранным участием на российском рынке. Эти ограничения касаются, прежде всего, участия зарубежных страховых компаний в обязательном медицинском страховании и, если не ошибаюсь, в определенных видах страхования, связанных со страхованием жизни. Что касается страхования имущества, то здесь существенных ограничений нет.

Сергей Сенинский: Стало быть, дело не столько в ограничениях для иностранных страховых компаний?..

Ирина Пенкина: Видимо, потенциальный объем спроса просто на страховые услуги в России является достаточно низким - в силу того, что страхование, само по себе, не является неотъемлемой частью экономической жизни как отдельных людей, так и хозяйствующих субъектов. Поэтому наиболее распространенными видами страхования на сегодня является именно страхование имущества.

И мало кто из граждан мог бы сейчас прийти в страховую компанию и подвергнуть себя таким видам страхования, как страхование жизни и вообще более длительным видам страхования. Потому что доверие к финансовому сектору российских граждан остается очень низким. Тем более - с учетом опыта предыдущих лет и финансовых крахов, которые сопровождали экономическую историю страны за последние 10 лет.

Сергей Сенинский: То есть, если я правильно вас понимаю, причина не в том, зарубежные компании в Россию не очень-то пускают, а в том, что страховые услуги в целом не очень-то пока в России востребованы массовым потребителем?

Ирина Пенкина: Наверное, зарубежные страховые компании будут заинтересованы в приходе на российский рынок, когда они почувствуют серьезный интерес со стороны как частных лиц, так и компаний к большему использованию страховых продуктов - чтобы в той или иной степени покрыть те или иные риски в своей жизни или в своей деятельности. И, видимо, пока спрос на страховые услуги в России ими оценивается как достаточно низкий и относительно малопривлекательный по сравнению с другими странами Восточной Европы...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечала в Москве аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor's Ирина Пенкина... Продолжаем выпуск...

Ипотека в России и рынок ипотечных ценных бумаг

На минувшей неделе депутаты Государственной Думы одобрили также законопроект об ипотечных ценных бумагах, без которых сама ипотека, по сути, развиваться не может.

Наш собеседник в Москве - аналитик инвестиционной группы "АТОН" Алекс Кантарович. Правительство, помнится, с самого начала было против того, чтобы и банки могли эмитировать ипотечные ценные бумаги. Но теперь, стало быть, любые банки в России, которые будут отвечать неким нормативам, смогут выпускать такие бумаги? В том числе - те банки, которые работают со вкладами населения?

Алекс Кантарович: Думаю, ответ на этот вопрос - утвердительный... Закон предусматривает возможность выпуска облигаций с ипотечным покрытием кредитными организациями, то есть - банками. Естественно, что банки должны отвечать определенным нормативам, которые перечислены в законе.

Сергей Сенинский: В чем суть новых нормативов, которые будут предъявляться к банкам, пожелавшим эмитировать ипотечные ценные бумаги?

Алекс Кантарович: Все нормативы, которые перечислены в новом законе, фактически направлены на одно - ограничение рисков. То есть это - нормативы достаточности капитала, и ограничение рисков по ликвидности, а также - по процентным и валютным рискам.

Сергей Сенинский: Предполагает ли новый закон, что из ипотечного покрытия бумаг, выпускаемых тем или иным банком, будут выведены собственно вклады населения в этом банке?

Алекс Кантарович: Если говорить об ипотечном покрытии, то оно будет обеспечиваться напрямую активами, связанными с ипотекой. То есть напрямую денежные средства от населения не будут включены в это покрытие...

Сергей Сенинский: Прервем ненадолго это интервью, чтобы привести короткие примеры из практики других стран. Хотя, конечно, трудно сравнивать, учитывая разные уровни развития банковских систем.

Германия. Имеются ли здесь какие-либо ограничения - в части выпуска ипотечных ценных бумаг - для банков, работающих со вкладами населения? Говорит Андреас Люков, руководитель аналитического отдела Объединения немецких ипотечных банков:

Андреас Люков: Да, в Германии очень строго регулируется, какие именно банки имеют право на выпуск ипотечных облигаций. Их деятельность контролируется законом "Об ипотечных банках". Согласно этому закону, только специальные банки имеют право на эмиссию закладных и прочих ценных бумаг под недвижимость.

Другими словами, у них довольно ограниченное поле деятельности. Они, как правило, предоставляют кредиты под недвижимое имущество, для строительства различных объектов и, главным образом, предоставляют кредиты коммунальным ведомствам, что в принципе - из-за низких рисков - является весьма надежным бизнесом.

Ипотечные банки выпускают специальные ценные бумаги, покрытие которых аккумулируется в виде отдельной финансовой массы, причем бумаги выпускаются на 60% этой массы. Тем самым обеспечиваются гарантии не только преимущественного права погашения ипотечных облигаций - на случай, если вдруг у банка возникнут все же какие-то проблемы, но и того, что банки в принципе не могут заниматься бизнесом повышенного риска.

Сергей Сенинский: Андреас Люков, руководитель аналитического отдела Объединения немецких ипотечных банков.

Тот же вопрос - имеют ли право на эмиссию ипотечных ценных бумаг банки, работающие со вкладами населения - в Соединенные Штаты. Говорит руководитель Центра изучения рынка жилья - при Гарвардском университете - профессор Николас Ретсинас:

Николас Ретсинас: Да, имеют. Но они этого не делают. Ведь тогда банки должны были бы обеспечивать покрытие этих закладных за счет - в том числе - вкладов частных лиц и компаний. Некоторые банки, однако, объединяют свои ипотечные фонды и передают их в управление инвестиционным компаниям. Но гораздо чаще банки оформляют закладные через агентства Fannie Mae и Freddie Mac. Причем так поступают не только банки, но и другие кредитно-сберегательные ассоциации.

Сергей Сенинский: Николас Ретсинас, руководитель Центра изучения рынка жилья - при Гарвардском университете.

И - возвращаемся к интервью в Москве, с аналитиком инвестиционной группы "АТОН" Алексом Кантаровичем. Как теперь будет выглядеть сама схема ипотеки в России?

Алекс Кантарович: Схема ипотеки в России будет осуществлена на двух уровнях. На первом уровне - между физическим или юридическим лицом, взявшим такой кредит, а также банком, который этот кредит выдал. И на втором уровне - это когда кредитная организация или кредитное агентство создает практически рынок ценных бумаг...

Сергей Сенинский: На какую часть стоимости той или иной недвижимости можно будет банкам выпускать ценные бумаги - не более 85%, как предполагалось ранее? Или этот лимит теперь изменили?

Алекс Кантарович: Нет, этот норматив был снижен до 70%. По всей видимости, целью законодателей было ограничить риски.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве аналитик инвестиционной группы "АТОН" Алекс Кантарович.

The Economist

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 17 октября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Запуск Китаем в космос пилотируемого корабля - безусловно, большое достижение, особенно для развивающейся страны. Третья космическая держава мира - после России и США, но - беднейшая в этой тройке. Отсюда и некоторое недоумение, пишет "Экономист".

Да, Китай не одинок в непомерных тратах на космические программы, отнюдь не являющиеся столь уж необходимыми. Но Россия и США, по крайней мере, тратят на них свои собственные деньги. Китай же получает ежегодно солидную помощь из-за рубежа - 1 миллиард 800 миллионов долларов, в основном из Японии. По западным оценкам, полет первого китайского космонавта обошелся примерно в 2 миллиарда долларов. И если Китай планирует новые полеты, в том числе и на Луну, то почему их должны финансировать налогоплательщики других стран? - заключает "Экономист".

Переход на единую европейскую валюту должен был, по замыслам, обеспечить выравнивание цен в странах Европейского союза. И это происходило. Но, как следует из недавнего исследования 6-ти крупнейших экономик Европы, - лишь в первые три года существования евро. А затем - остановилось.

Бутылка виски обойдется в Амстердаме почти на 80% дороже, чем в Риме. Но в Риме, в свою очередь, упаковка "Нурофена", лекарства для облегчения похмелья, стоит на 70% дороже, чем в Амстердаме. В Брюсселе за билет в кино придется заплатить на 170% больше, чем в Мадриде, но зато джинсы Levis в Брюсселе - на 43% дешевле, чем в Париже.

Авторы исследования называют три причины такого разброса цен. Во-первых, разные налоги, особенно на алкоголь. Во-вторых, особенности национальных предпочтений - питьевая вода в упаковках может быть где-то неотъемлемой частью рациона, а где-то и предметом роскоши. В-третьих, разная структура потребительского рынка. В Европе, например, до сих пор не существует таких же крупных сетей магазинов, как Wall-Mart в США. И в целом разброс цен в странах Европы, полагают авторы исследования, до сих пор остается вдвое большим, чем между разными штатами в США. Выравнивание столь разнящихся цен в европейских странах, в свою очередь, предполагает и разные темпы инфляции в них, заключает "Экономист".

В компьютерной индустрии многие сегодня говорят о закате эры так называемых PDA (или КПК) - то есть карманных персональных компьютеров. Во всем мире их продается сегодня в 10 раз меньше, чем обычных PC и почти в 50 раз меньше, чем мобильных телефонов.

Действительно, зачем носить с собой и КПК, и мобильный телефон, когда новые модели последних - так называемые "смартфоны" - совмещают в себе функции обоих устройств. Сегодня производители сотовых телефонов наделяют их функциями КПК, а производители КПК встраивают в них мобильные телефоны. То есть две группы движутся к одной цели, но с разных сторон.

То, что карманный компьютер должен содержать в себе мобильный телефон, - очевидно, если иметь в виду коммерческий успех. Но и традиционные КПК, видимо, сохранят за собой часть рынка. Другими словами, КПК - умер, да здравствует КПК! - заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 17 октября.

Рынки и потребители

Рынки и потребители. Тема этой рубрики сегодня - российский рынок лекарств.

В программе участвуют - из Москвы - исполнительный директор Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Николай Демидов и аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Андрей Иванов.

Начнем с того, как изменилась за последние 10-12 лет структура фармацевтической отрасли России - по сравнению с тем, что она являла собой на рубеже 90-ых годов прошлого века? Андрей Иванов:

Андрей Иванов: Индустрия изменилась достаточно сильно. D советские времена большая часть лекарств импортировалась из бывших соцреспублик. И потом часть этого рынка сейчас получили производители, которые работают внутри России. Но в то же время, доля импорта очень сильно выросла за последнее время.

Индустрия стала в последнее время очень сильно фрагментированной, то есть на рынке работает большое количество компаний, рыночная доля каждой из которых очень мала. В первую очередь, я говорю о производителях. На рынке пока нет производителя, объем продаж которого превышал бы 100 миллионов долларов в год. При том, что объем продаж на всем фармацевтическом рынке России превышает 3 миллиарда долларов...

Сергей Сенинский: Соотношение "отечественные и импортные" лекарства на российском рынке, о чем мы начали говорить, - как оно менялось в течение последних 10-12 лет? Николай Демидов:

Николай Демидов: Соотношение отечественных и импортных медикаментов на российском рынке за последние 10 лет переживало несколько периодов "развития". Если в начале 90-х годов, когда рынок только формировался, большую роль играли отечественные препараты. Но с развитием этого рынка и с улучшением экономической ситуации постепенно доля иностранных препаратов стала расти. К кризису 1998 года она выросла до 65-67% от общего объема рынка. Кризис, понятно, внес некоторые коррективы в эту тенденцию, и в 1999 году это соотношение фактически достигла паритета, то есть 50:50. Но потом ситуация снова повторилась, доля импортных препаратов постепенно увеличивалась и сегодня достигла примерно 70%...

Сергей Сенинский: Если говорить о приходе иностранных компаний на этот рынок в России, то сразу вспоминается опыт американской компании ICN, которая еще в середине 90-ых годов купила несколько российских заводов, а теперь от них избавилась, хотя в России сохранится её представительство. С другой стороны - пример словенской компании KRKA, которая только что открыла свой новый завод в Подмосковье. Значит ли это, на ваш взгляд, что инвестору (российскому или зарубежному) дешевле и проще построить в России новый фармацевтический завод "с нуля", чем пытаться "преобразить" уже существующий? Тем более, в связи с предстоящим вскоре внедрением в отрасли международного стандарта её качества в целом - GMP, то есть Good Manufacturing Practice... Андрей Иванов, компания "Тройка-Диалог":

Андрей Иванов: Если говорить об иностранных инвестициях, то я думаю, что вложения в существующие фармацевтические компании не оправданы, так как качество активов, конечно, не отвечает мировым требованиям. И гораздо проще построить собственный завод в России.

Если говорить вообще об иностранных инвестициях, то я думаю, что глобальные игроки в этой отрасли, пока не заинтересованы в открытии своего производства в России.

Сергей Сенинский: Почему они - не заинтересованы?..

Андрей Иванов: Особенность фармацевтики заключается в том, что основная прибыль зарабатывается на уникальных собственных лекарствах. То есть на лекарствах, в которые вложено много денег для их создания. Само производство занимает лишь незначительную часть в общей цепочке.

В России же производятся так называемые "дженерики", то есть те лекарства, на которые срок действия патента уже истек, и внутренние производители просто копируют технологии и продают лекарства, которые вышли из употребления за рубежом 5-6 лет назад. И с точки зрения больших, глобальных компаний, ведение такого бизнеса для них просто неинтересно. Поэтому я не ожидаю значительного притока западных денег в развитие производства фармацевтических продуктов в России.

Сергей Сенинский: Так называемые "препараты-дженерики", о которых зашла речь. Чуть подробнее о них... что это такое? Николай Демидов, центр "Фармэксперт":

Николай Демидов: Существование "дженериков" на фармацевтическом рынке определено конкуренцией, которая соответствует любому рынку. Статус "дженериков" как раз и позволяет российским компаниям конкурировать между собой.

Дело в том, что первоначально, когда появляется новый препарат, он является запатентованным конкретной компанией-разработчиком, и в период действия срока патента ни одна другая компании не может выпускать подобный препарат с запатентованным действующим веществом. Но как только действующее вещество "выходит" из срока патента, данный препарат может уже выпускаться любой фармацевтической компанией, которая оформит соответствующие документы.

Сегодня в России "дженериковое" производство развивается достаточно активно. И для российских фармацевтических производств это - очевидно, наиболее эффективный путь развития. Для производства инновационных препаратов финансов явно не хватает, а производство традиционных препаратов, скорее всего, не даст тех экономических дивидендов, на которые рассчитывают сегодняшние владельцы сегодняшних фармацевтических предприятий...

Сергей Сенинский: Если в целом иметь в виду производство лекарств на территории России, как можно представить себе его "видовую" структуру? Условно говоря, доля на рынке
а) наиболее современных лекарств, которые импортируются в готовом виде,
б) дженериков, в) более простых лекарств собственной разработки?..

Николай Демидов: Основные составляющие российского фармацевтического рынка - это инновационные препараты, дженериковые препараты и "традиционные" препараты, которые производятся на российских заводах уже в течение десятилетий. На сегодня доля инновационных препаратов - около 20-25%. Отмечу, что инновационные препараты являются, как правило, наиболее дорогими лекарственными средствами. И их число не так велико, как число препаратов в других группах. Отмечу также, что их доля постепенно увеличивается, так как количество компаний, в связи с улучшением экономической ситуации в стране, предлагающих такие товары, тоже постепенно увеличивается.

Сергей Сенинский: Итак, новые препараты, импортируемые и наиболее дорогие - это 20-25% российского рынка. А следующая группа из вами упомянутых - дженерики?

Николай Демидов: Следующий сегмент рынка - это дженерики. Он занимает около 45-50% рынка. Очевидно, что его доля тоже будет увеличиваться, так как российские предприятия, производящие дженерики, увеличивают ассортимент подобных препаратов, делая ставку на производство "воспроизведенных" лекарств. И иностранные компании, которые также производят дженерики, достаточно активно ведут регистрацию и выводят на рынок все новые препараты...

Сергей Сенинский: То есть - новые препараты - 20-25%, дженерики - 40-50%.. Оставшуюся часть российского рынка лекарств, стало быть, занимают так называемые "традиционные" лекарства отечественного производства? Напомню, мы говорим об объемах этого рынка по стоимости...

Николай Демидов: Традиционные лекарственные средства - это тот сегмент, который на сегодня является основным в потреблении (имеется в виду доля препаратов в натуральном их выражении, не по стоимости), но при этом его доля постоянно снижается. Так что на данный момент она составляет 20%, а может быть - даже меньше...

Сергей Сенинский: Если предполагать организацию производства в той или иной стране самых современных лекарств (и - недешевых), то она, по идее, должна определяться уровнем платежеспособного покупательского спроса. Если спрос этот в России в целом невысокий, то что, и ожидать появление такого производства - не стоит? Сколь этот фактор значим для того, чтобы ведущие зарубежные фармацевтические компании (американские или европейские) обратили на Россию внимание? Или для них существуют какие-то более принципиальные факторы? Андрей Иванов, инвестиционная компания "Тройка-Диалог":

Андрей Иванов: Я думаю, что уровень дохода населения является определяющим фактором для принятия решения об открытии своего производства или расширении рыночной доли на российском рынке. И в принципе, я думаю, в России эти доходы не достигли еще тех минимальных уровней, с которых западные компании начинают рассматривать российский рынок стратегически.

В первую очередь, это связано с очень слабым развитием добровольного медицинского страхования. И я думаю, что сейчас порядка 50-60% российского рынка занимают продажи лекарств в государственные учреждения. То есть в систему, которая охвачена только обязательным медицинским страхованием и где уровень дохода - очень низкий. Этот рынок "закрывается" в основном теми старыми фармацевтическими компаниями, которые существуют в России, и импортом из Индии или бывших соцстран.

Я думаю, что "толчком" для крупных иностранных инвестиций в эту отрасль в России станет более массовый переход на добровольно медицинское страхование.

Николай Демидов: Безусловно, размещение на территории России производств инновационных препаратов возможно только при наличии адекватного платежеспособного спроса на данные препараты. Вложения в строительство такого рода заводов будут весьма высоки и они могут окупиться, при нынешнем уровне спроса, в течение 20-30 - а может быть и больше - лет. Но такие риски фармацевтические компании, которых можно считать в принципе довольно рисковыми игроками, - не устраивают.

А размещение на российской территории предприятий, которые снабжали бы рынки других стран, затруднено из-за того, что Россия находится чуть в стране от торговых путей. Производить лекарства и доставлять их потом в Европу - такой вариант вряд ли возможен...

Сергей Сенинский: Если пройтись сегодня, скажем, по московским аптекам, то создается впечатление чуть ли не бума производства лекарств в России. И наименований масса, и упаковки - одна красивее другой. В какой мере подобные выводы обычного покупателя разделяют эксперты? Или же это впечатление создается за счет относительно простых лекарств, а также тех, на упаковке которых написано "не является лекарственным средством", то есть для их производства не требуется получать специальное разрешение Минздрава? Николай Демидов, центр "Фармэксперт":

Николай Демидов: Наверное, не стоит говорить о буме в секторе отечественного производства лекарственных средств. Просто налицо определенные "усилия" компаний, которые активно занимаются своим ассортиментом, которые серьезно занимаются "брэндированием" собственных препаратов и, конечно, занимаются продвижением их на рынок. Здесь же стоит напомнить о таком понятии как merchandising, то есть расстановка товаров на полках и другие подобные вещи.

И с другой стороны, стало значительно больше производителей различных биологически активных добавок, которые уделяют этому понятию, может быть, даже больше внимания, чем качеству собственной продукции. Не все, конечно, но иногда такое случается... И, скорее всего, это впечатление складывается у посетителя аптеки за счет именно группы товаров "для здоровья"...

Сергей Сенинский: Попробуем представить ближайшее будущее фармацевтической отрасли России. В каком направлении может пойти развитие сектора производства лекарств в России в ближайшие годы - опять-таки, с учетом перехода на стандарт GMP: укрупнение нынешних участников? приход новых? резкое сокращение нынешнего их количества? Андрей Иванов:

Андрей Иванов: Я думаю, что ситуация кардинально не поменяется. У российских производителей нет денег для того, чтобы создавать уникальные лекарства. И они будут продолжать производить дженерики. То есть лекарства, на которые истек срок действия патента в западных странах.

Но, я думаю, будет происходить некая консолидация рынка среди наиболее успешных компаний. Эти компании будут в основном ориентированы на производство лекарств для здорового образа жизни, таких как витамины. Существует довольно большой спрос на такого рода лекарства, а их производство не требует значительных инвестиций в новые технологии или их создание.

Думаю, что будет развиваться и система продвижения лекарств. Упаковка, маркетинг и так далее. Главным фактором, который сдерживает сейчас развитие внутренних производителей и импорта, является большое количество подделок на рынке. И низкий уровень регулирования со стороны государства, что позволяет большому "теневому" сектору существовать на этом рынке...

Николай Демидов: На сегодня переход к стандарту GMP осуществляют всего несколько предприятий. Остальные даже не заявляют о своих планах. Но мне кажется, что дата введения стандарта GMP - 1 января 2005 года - вряд станет конечной. И, как это часто у нас бывает, скорее всего, она будет перенесена, так как на сегодня большинство предприятий не готово к этому.

Введение новых требований в тот момент, очевидно, ничего хорошего принести отрасли не сможет. И сейчас нужно думать о том, как дать возможность большинству предприятий все-таки осуществить этот переход, как помочь им привлечь финансирование для этого. И очевидно, что в ближайшее время мы станем свидетелями подобных действий со стороны и фармацевтических производителей, и других заинтересованных сторон...

Сергей Сенинский: И еще один прогноз. Как, на ваш взгляд, будет развиваться розничная торговля лекарствами - в сторону каких её форм? Андрей Иванов, компания "Тройка-Диалог":

Андрей Иванов: Аптечные сети, по сути, являются неким новым форматом, который появился в России совсем недавно - примерно 2-3 года назад. И в чем-то это отвечает тенденции развития торговли в стране в целом. То есть - консолидация торговли в крупных сетях.

Я думаю, что в ближайшие 2-3 года мы увидим развитие локальных сетей в крупнейших городах. Например, как в Москве - "36,6", или в Санкт-Петербурге также существуют 2-3 похожие сети. А потом, если появятся новые деньги или новые инвестиции, произойдет объединение сетей через покупку региональных сетей. И тогда, возможно, мы увидим появление "национального" игрока.

Но в целом, я думаю, сети вряд ли будут занимать более 20-25% рынка в России. Оставшиеся 70% рынка, думаю, в ближайшее время будут занимать разрозненные киоски. Возможно, в Москве эта доля будет значительно ниже, но в целом по России этот рынок так и останется очень сильно фрагментированным...

Николай Демидов: Аптечные сети в России являются на сегодня одной из наиболее актуальных тем на фармацевтическом рынке. Существуют достаточно много сетей регионального уровня, но ни одной национальной сети. Для России, с ее географическими масштабами, создание такой сети является очень рискованным делом.

Но, скорее всего, в ближайшее время мы станем свидетелями появления подобных предприятий. И, скорее всего, это будет не одна сеть. Сегодня о своих планах добиться уровня "национального" игрока заявляют сразу несколько аптечных сетей. Но будут ли они успешными - к сожалению, прогнозировать очень сложно, так как мы видим недавний пример компании ICN, которая была продана, и также ставила перед собой цель создать крупнейшую аптечную сеть в России, но не преуспела в этом...

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, это - Николай Демидов, исполнительный директор Центра маркетинговых исследований "Фармэксперт", и Андрей Иванов, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог". Разговор о российском фармацевтическом рынке мы вели с ними сегодня в рубрике "Рынки и потребители".

Меняющийся мир: страны и рынки

Андрей Шарый: Британская Financial Times пишет о мобильных телефонах, как новом рынке для крупнейших компаний звукозаписи.

"Можно было подумать, что эти компании, слишком обожглись на Интернете, чтобы думать теперь о мобильных телефонах. Несмотря на все угрозы, по всему миру количество пользователей, "скачивающих" пиратские копии аудиозаписей через Интернет, растет, а продажи компакт-дисков - наоборот, падают. Однако, звукозаписывающие фирмы надеются, что в мире мобильной телефонии ситуация будет в корне иной и потенциально более выгодной.

"Музыка в мобильных телефонах - это ведь не только мелодия звонка, это может быть и аудио-открытка с изображением поп-звезды, или вы можете загрузить на ваш телефон целый видео-клип", - говорит директор по маркетингу британской компании Vodafone, крупнейшего в мире оператора сотовой связи.

На мелодиях для звонков музыкальные продюсеры уже зарабатывают немалые деньги. Только в Европе они получают за них сейчас от операторов сотовой связи почти один миллиард двести миллионов долларов, причем эти доходы растут. И это - лишь начало. Сегодня операторы сотовой связи работают над созданием звонков нового типа - например, телефон будет проигрывать в течение 30 секунд отрывок из любимой композиции своего владельца. Появилась возможность слышать музыку вместо обычного писка клавиш и тогда, когда вы просто набираете номер на своем сотовом телефоне. Возникла и служба, информирующая обладателей сотовых телефонов о появлении нового диска или песни любимой группы.

Буквально на днях операторы мобильных сетей "третьего поколения" сообщили, что подписали договор с телеканалом MTV, предусматривающий ежедневное получение владельцами телефонов видео-новостей о последних выступлениях популярных музыкантов. А крупный оператор сотовой связи - компания Orange - заключила договор с компанией Warner Music. Компании звукозаписи привлекает то, что операторы сотовой связи располагают все более обширными базами данных о предпочтениях своих клиентов. Компании настраивают, например, исходя из их интересов, WAP-страницы для мобильных телефонов, что облегчает рекламу для продавцов музыкальных записей. Так, например, поклонник Мадонны получит, если он выйдет с помощью своего мобильного телефона в Интернет, не только последние новости о певице, но и мелодии её записей для своих звонков, пишет британская Financial Times.

Выгода продажи мелодий для телефонов в том, что они не могут конкурировать с компакт-дисками, так как используются лишь отрывки или измененные варианты песен. Что же касается сотовой связи третьего поколения, обеспечивающей в несколько раз большую скорость передачи информации на мобильный телефон, чем это позволяют существующие технологии, то это и большой шанс для аудио-производителей, и одновременно большое испытание с точки зрения защиты авторских прав", - пишет Financial Times.

Вероника Остринская: Французская Liberation пишет о рынке спиртных напитков северных странах Европейского союза - именно Евросоюза, внутри которого не существует таможенных пошлин и ограничений на перевоз каких-либо товаров из одной страны в другую. Норвегия не входит в Евросоюз.

На северном алкогольном фронте - большие перемены, пишет газета. С 1 октября этого года Дания снизила налоги на спиртное на 47%. И это - первый признак отказа скандинавских стран от своей традиционной политики в этой области. В марте 2004 года налоги будут снижены и в Финляндии, а в Швеции пока разгорелись ожесточенные споры.

В Дании сейчас бутылка водки Absolut емкостью 0,7 литра подешевела с 20 евро и 80 центов до 15.60. Эксперты отмечают, что больше всех это обрадовало молодых датчан в возрасте от 15 до 19 лет. А вот глава национального Агентства по охране здоровья недоволен, жалуясь, что водка подешевела как раз тогда, когда они затеяли новую кампанию по пропаганде здорового образа жизни. За последние 40 лет потребление спиртного на душу населения в Дании выросло в два раза, а датская молодежь считается чуть ли не самой пьющей во всей Европе.

Однако Министерство финансов Дании представляет проблему иначе. Снижение налогов на спиртное принесет бюджету страны дополнительно около 130 миллионов евро в год, так как датчане станут меньше ездить за спиртным в соседнюю Германию, а шведские соседи станут еще более активно приобретать алкоголь в Дании. В Германии бутылка Absolut остается дешевле и после снижения датских цен, здесь она стоит 11 евро - против, напомним, 15.60 в Дании. А в Швеции, где существует государственная монополия на продажу спиртного, - 26 евро.

Итак, возникает противоречие между аргументами выступающих против дешевого спиртного "защитников здоровья народа" и экономическими реалиями единой Европы, принуждающими страны, расположенные по соседству, выравнивать цены. В особенно трудном положении оказывается Швеция. Уже сегодня лишь половина потребляемого ее жителями спиртного приобретается в официальных магазинах, остальное - либо привозится из-за границы, либо подпольно производится в домашних условиях. Например, жители Южной Швеции ездят за алкоголем в Данию.

В марте будущего года налоги на спиртное снизит сразу на 44% и другой сосед Швеции - Финляндия. Та же бутылка Absolut подешевеет там с 23 евро и 70 центов до 16,20. Финнов, в свою очередь, вынуждает к этому вступление в мае будущего года в Европейский союз Эстонии, где Absolut стоит всего 10 с половиной евро.

Швеция оказывается в изоляции, и, по мнению большинства экспертов, рано или поздно будет вынуждена снизить цены на спиртное, а возможно и вообще отменить свою продиктованную заботой о здоровье граждан монополию на его продажу. Это - особенно неприятный сюрприз для шведов, поддерживающих членство страны в Европейском союзе, но надеявшихся при этом на сохранение подобных особенностей национальной политики, " - пишет французская газета Liberation.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG