Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"ЮКОС" и российские акции. Олени и люди. Россия и ВТО


- Дело компании "ЮКОС" и российский фондовый рынок. - Электроэнергия в России - по свободным ценам: итоги первой недели - Кольский Север: олени и люди - радиоочерк нашего мурманского корреспондента в рубрике "Место и время". - Россия и ВТО. В чем суть требований Европейского союза по российским энергоносителям? - Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский: Выпуск открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года...

"Одна Неделя Года".

Дарья Жарова: Европейская Комиссия приняла окончательное решение о вступлении в Европейский союз 10 стран Центральной, Восточной и Южной Европы - 1 мая будущего года. Вместе с тем, от стран-кандидатов потребовали продолжения структурных реформ и срочных мер во многих областях - от гигиенических норм в пищевой промышленности до местного самоуправления.

Андрей Шарый: Курс доллара к евро повысился до почти максимального за последние полтора месяца уровня - 1 доллар и 14 центов за евро. Поводом стали оценки темпов роста американской экономики руководством Федеральной резервной системы, а также новые данные, свидетельствующие о расширении занятости в США.

Дарья Жарова: Международное рейтинговое агентство Moody's изменило на "негативный" прогнозы рейтинга российских компаний "ЮКОС" и "Сибнефть", которые ранее оценивались как "стабильный" и "позитивный". Перемены, отмечает агентство, связаны с неопределенностью, как может повлиять на бизнес компании арест Михаила Ходорковского и "замораживание" принадлежащего ему и другим акционерам группы "МЕНАТЕП" пакета акций нефтяной компании. Акции "ЮКОС" за последнее время подешевели более чем на четверть.

Андрей Шарый: Deutsche Bank, один из крупнейших банков мира, покупает 40% акций российской инвестиционной компании "Объединенная финансовая группа". Она была создана в 1994 году. Одним из её основателей и нынешних владельцев является бывший вице-премьер и министр финансов России Борис Федоров.

Дарья Жарова: Китайская компания TCL и французская Thomson объявили о планах создания совместного предприятия, которое станет крупнейшим в мире производителем бытовых телевизоров. Его доля на мировом рынке составит почти 10%. Это на треть больше, чем у нынешнего лидера - южнокорейской компании LG Electronics. Далее в первой пятерке на сегодня - голландская Philips, японские Sony и Funai, а также южнокорейская Samsung. TCL и Thomson занимают, соответственно, 6 и 7 места.

Андрей Шарый: Японская компания Sony и немецкая Bertelsmann подписали декларацию о намерении объединить свои подразделения звукозаписи в совместное предприятие. Сегодня - Sony Music и BMG - соответственно, 2-ая и 5-ая в мире компании звукозаписи. Крупнейшей компанией индустрии звукозаписи является сегодня американо-французская Universal Music - почти 26% этого рынка.

Сергей Сенинский: Одна неделя года. Панорама экономических новостей и событий последних дней. Продолжаем выпуск...

Дело компании "ЮКОС" и российский фондовый рынок

Акции нефтяной компании "Юкос" и российский фондовый рынок. Об этом мы говорим сегодня с экспертом в Москве.

Известно, что самые "продаваемые" акции на этом рынке - акции нефтяных компаний. Но действительно ли российский фондовый рынок на 70-80% "состоит" из торговли акциями всего 5 компаний, и все они - нефтегазовые? С этого вопроса мы начали разговор с руководителем аналитического отдела инвестиционной группы "АТОН" Стивеном Дашевским:

Стивен Дашевский: Говоря о структуре российского рынка и доли в нем нефтегазовых компаний, нужно различать две вещи. Первое - это доля нефтегазовых компаний в суммарной капитализации российского рынка. То есть суммарной стоимости всех российских акций. И можно сказать, что нефтегазовые компании действительно занимают порядка 75%. Это такие гиганты, как "Юкос", "Лукойл", "Газпром", "Сургутнефтегаз". Так вот акции этих компании составляют примерно 3/4 суммарной капитализации российских акций.

Однако нужно отметить, что в ежедневном обороте, в ежедневной торговле российскими акциями достаточно популярны также и акции других эмитентов. Это - РАО "ЕЭС России", "Норильский никель", "Ростелеком", МТС, "Вымпелком". То есть в капитализации нефтегазовые компании составляют около 75%, но в ежедневном обороте их доля будет немного меньше. Наверное, около 60-70%...

Сергей Сенинский: Но если доля нефтяных компаний столь значительна, получается, что колебания на российском фондовом рынке, по сути, отражают положение лишь в одном-единственном секторе российской экономики?

Стивен Дашевский: Это совершенно справедливое утверждение. Действительно, если рынок представлен на 70-75% только акциями одного сектора, то, понятно, основной фондовый индекс этой страны будет, прежде всего, отражать положение в одном отдельно взятом секторе, нежели во всей экономике. И хотя это утверждение верно, здесь нужно понять, что такая "кособокость" российского фондового рынка фундаментально объяснима.

Такая доля российских нефтегазовых компаний в капитализации всех российских акций и в ежедневном обороте всех российских акций где-то соответствует той значимости, которую нефтегазовый сектор имеет для всей страны. Вся российская экономика в огромной степени зависит от положения в российской и мировой нефтегазовой промышленности. И, наверное, логично, что фондовый рынок на столько же зависит от этих компаний...

Сергей Сенинский: А как - по сравнению и относительно колебаний котировок акций "Юкоса" за время после ареста М.Ходорковского - менялись котировки акций других российских нефтяных компаний?

Стивен Дашевский: В связи с огромным рыночным весом "Юкоса" в прямом и переносном смысле... Дело в том, что после сделки с компанией "Сибнефть", объединенная компания стала составлять около 1/3 всего индекса РТС. И конечно, массивные колебания ее акций не могли не сказаться на рынке в целом. Весь рынок в принципе "ходит" за акциями "Юкоса" и "Сибнефти". Когда эти акции "рушатся", то и рынок "рушится", а когда эти акции показывают "свет в конце тоннеля", то и другие акции начинают тянуться за ними.

Но нужно отметить, что, по сравнению с другими акциями, акции "Юкоса" вели себя гораздо хуже. Если мы посмотрим на текущие котировки, то можно сказать, что акции этой компании находятся сейчас примерно на 25-27% ниже своих максимальных значений в этом году. В то время как акции "Газпрома" или "Лукойла" сейчас - лишь на 10-15% ниже своих максимальных значений в этом году. Таким образом, "падение" "Юкоса" потянуло за собой весь рынок. Однако падение акций самой этой компании было гораздо выражено...

Сергей Сенинский: Четыре известия в общей череде событий вокруг компании "Юкос" в последние дни: во-первых, заявление М.Ходорковского, что он уходит из компании; во-вторых, назначение её руководителем Семена Кукеса; в-третьих, решение агентства Moody's изменить прогноз по рейтингу "Юкоса" со "стабильного" на "негативный"; в-четвертых, заявление министра природных ресурсов России Виталия Артюхова о возможности отзыва ряда лицензий, выданных ранее "Юкосу". Как именно реагировали инвесторы на каждую из этих новостей?

Стивен Дашевский: На объявление г-на Ходорковского о его уходе из компании рынок отреагировал крайне положительно. Был такой оптимистичный настрой... Инвесторы, видимо, посчитали, что с уходом г-на Ходорковского из компании атаки на нее прекратятся, и вся эта ситуация ограничится только личными претензиями непосредственно к г-ну Ходорковскому. И компания будет выведена из-под удара. Это привело к очень серьезному росту котировок акций "Юкоса", примерно на 5-6%.

После назначения г-на Кукеса и по мере того, как инвесторы стали осознавать, что уход из компании г-на Ходорковского был тактическим шагом, но вряд ли он смог кого-то убедить, что г-н Ходорковский и компания "Юкос" теперь - две абсолютно не зависимые друг от друга вещи, и что он не будет иметь ничего общего со стратегией этой компании, с дальнейшим развитием этой компании и т.д. И по мере того, как люди стали осознавать, что этим скандал не закончится, и вся эта история будет продолжаться, акции стали потихоньку падать.

Ну, а заявление г-на Артюхова стало просто кульминацией этого падения. После 5%-го падения акций вчера, они упали еще на 3% сегодня. Даже после того, как были сделаны достаточно категоричные заявления г-на Путина и российского правительства о том, что они не поддерживают эту позицию. Тем не менее, похоже, что рынок уже не верит заявлениям властей, и начинает склоняться в сторону наихудшего сценария развития события для "Юкоса", как компании.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве руководитель аналитического отдела инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский.

Это интервью мы записывали вечером в четверг. А на следующий день, 7 ноября, американская газета Wall Street Journal сообщила, ссылаясь на интервью, которое дал её корреспондентам Семен Кукес, что новое руководство "ЮКОС" не считает в данный момент такой уж необходимостью альянс российской компании с крупной Западной нефтяной корпорацией...

Электроэнергия в России - по свободным ценам: итоги первой недели

С 1 ноября в России впервые возник рынок электроэнергии по свободным ценам. На нем, по плану реформы отрасли, может поначалу продаваться от 5 до 15% всей производимой в стране энергии. Отсюда и его название - рынок"5-15". Об итогах первой недели торгов на этом рынке - мы говорим в Москве с аналитиком по электроэнергетике инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Хартмутом Якобом.

На первых торгах, 1 ноября, было продано электроэнергии в объеме, составляющем примерно 1% от общего её потребления в стране. Как менялась эта доля в последующие дни? И какой, по прогнозам, она может быть к концу года? Хартмут Якоб:

Хартмут Якоб: Конечно, эта доля увеличивалась... Сейчас мы можем говорить уже о 3% электроэнергии, проданной через эту биржу. Я считаю, что эта доля будет увеличиваться. Планируется, что до 15% всей электроэнергии в России будет продаваться через этот рынок. И до конца года можно ожидать, что около 10% электроэнергии в стране будет продаваться через эту систему...

Сергей Сенинский: Судя по итогам первых торгов на свободном рынке электроэнергии, цены заключенных сделок оказались лишь ненамного ниже тарифов, действующих на регулируемом рынке в стране. Получается, что на конечных потребителях (скажем, жителях того или иного российского города) новая система отразится еще не скоро? Имея в виду тарифы, по которым они платят за электроэнергию.

Хартмут Якоб: Здесь нужно обратить внимание, что речь идет только о среднем тарифе. Действительно, цены оказались лишь ненамного ниже тарифных.. .

Однако и здесь есть хороший момент для населения. Если вы обратили внимание, то недавно председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс предложил снизить тарифы для населения на 20%. Для начала это будет только для нескольких АО "... Энерго", но с последующим распространением на другие компании...

Сергей Сенинский: В 2004 году, по планам правительства, внутренние тарифы на газ должны вырасти примерно на 20% . Соответственно, должны вырасти и регулируемые тарифы на электроэнергию.

Хартмут Якоб: Действительно, со следующего года правительство повышает тарифы на газ на 20%. Но тарифы на электроэнергию вырастут немного меньше. Правительство планирует рост тарифов на электроэнергию примерно на 13%. Но следует обратить внимание на то, что топливо - это не все издержки энергокомпании, а всего около 30%. Все остальное уходит на заработную плату, ремонт, материалы и т.д...

Сергей Сенинский: А как, по прогнозам, будут отличаться от этих новых регулируемых тарифов на электроэнергию цены на рынке "5-15"? Станет ли разница между ними больше, чем она есть сегодня?

Хартмут Якоб: Что касается разницы в ценах на регулируемом и "свободном" рынке, то повышение цен на газ не будет влиять на эту разницу. Мне кажется, что здесь главным фактором является не стоимость газа, а сама эффективность энергокомпаний. Если они смогут лучше управлять своими издержками, то компании, которые будут работать на этом рынке, в итоге смогут предложить свою электроэнергию более выгодно.

И мне кажется, что тенденция такова, что в результате более эффективной работы энергокомпаний этот "разрыв" между двумя сегментами рынка будет немного увеличиваться в следующем году...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Хартмут Якоб.

В продолжение темы - два коротких зарубежных сюжета. В Германии либерализация внутреннего рынка электроэнергии началась в 1998 году. Александр Соловьев, наш корреспондент в Мюнхене:

Александр Соловьев: Теперь, скажем, житель южной Германии волен заключать по своему усмотрению договор с производителем или поставщиком электроэнергии на севере Германии и наоборот. На практике это выглядит гораздо проще, чем думается. Нужно всего лишь известить соответствующую энергетическую компанию о принятом решении, и все остальные формальности она возьмет на себя, причем без каких-либо дополнительных расходов для потребителя.

Во многих жилых кварталах Германии в последнее время все более популярной становится следующая модель: городские или сельские общины заключают новый контракт с прежним поставщиком электроэнергии, получая от него скидку как крупные потребители, и становятся, таким образом, оптовыми поставщиками для соответствующего населенного пункта. Но, повторю, каждого отдельного потребителя, проживающего на его территории, это ни к чему не обязывает - в любое время он может и сам заключить контракт с какой-то другой энергокомпанией, где бы она ни находилась на территории Германии. А начиная с 2004 года, в рамках либерализации энергетического рынка всего Европейского союза, - возможно, даже в других странах...

Сергей Сенинский: И второй сюжет - из Соединенных Штатов. Рассказывает сотрудник исследовательского института CATO в Вашингтоне Питер ван Дорен:

Питер ван Дорен: В сфере производства электроэнергии в Соединенных Штатах действует множество конкурирующих компаний, в том числе - принадлежащих иностранцам. А вот в области передачи электроэнергии конкуренция ограничена, хотя все линии электропередачи в стране принадлежат исключительно частным компаниям.

В 1992 году Конгресс Соединенных Штатов принял закон "Об энергетической политике". Закон отменял существовавшее прежде строгое государственное регулирование передачи электроэнергии из одного штата в другой. Теперь электростанции могут и без разрешения местных и федеральных властей продавать энергию за пределы штата. Собственно, это и положило начало настоящей конкуренции.

Сергей Сенинский: А как формируются сами тарифы?

Питер ван Дорен: Здесь довольно пестрая картина. В ряде случаев оптовые цены на электроэнергию при ее передаче из одного штата в другой определяет федеральное правительство. В некоторых других штатах оптовые цены формирует рынок. Местные тарифы на транспортировку электроэнергии внутри штата определяют власти этого штата, а на транспортировку между штатами - федеральное правительство.

Сергей Сенинский: Питер ван Дорен, сотрудник исследовательского института CATO в Вашингтоне, завершает тему.

The Economist

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 7 ноября. С обзором вас познакомит Александра Финкельштейн:

Александра Финкельштейн: В мае будущего года еще 10 стран пополнят Европейский союз. Но если они, подписывая в апреле нынешнего года документы о вступлении, полагали, что все уже позади, то теперь им придется расстаться с этой иллюзией, пишет "Экономист". 5 ноября Европейская комиссия выступила с жестким предупреждением: странам-кандидатам предстоит изменить у себя еще очень многое. В противном случае они могут не только остаться без субсидий от Брюсселя, но и лишиться доступа на европейские рынки.

Перечень требований весьма обширен. Здесь и слабая подготовка специалистов во многих областях - например, медицинских работников, что ставит под сомнение саму возможность их работы в западных странах. Здесь же - низкие стандарты условий работы и качества продукции в пищевой промышленности. Наконец, правовая и техническая неготовность местных властей эффективно распорядиться теми субсидиями, которые они будут получать из единого бюджета Евросоюза.

Больше всего претензий оказалось на этот раз у Брюсселя к Польше, крупнейшей из стран-кандидатов. И парламент, и правительство поклялись не допустить внесения в проект будущей европейской Конституции положений, которые снижали бы удельный вес страны при голосовании в правительстве ЕС. Однако в итоге Польша осталась со своими требованиями чуть ли не в одиночестве. Если добавить к этому возможность ограничений на Западе для польских товаров и специалистов, а также отсрочку предоставления европейских субсидий, то Польша и впрямь оказывается к моменту вступления в ЕС не в лучшем настроении, заключает "Экономист".

"Отбросьте дело "ЮКОСа" и политические интриги и вы увидите, что сами основы для бизнеса в России - весьма сильны", - так нередко высказываются зарубежные банкиры, работающие в Москве. Они говорят о том, что доходов госбюджета теперь больше, чем расходов, что темпы экономического роста достигли 5% в год и что проводимые реформы, особенно налоговая, уже дают плоды. На этой неделе Deutsche Bank объявил о планах покупки 40% российского инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа".

Но вспомним о прямых иностранных инвестициях, то есть долгосрочных вложениях, в отличие от инвестиций в ценные бумаги. В той же Польше прямые инвестиции из-за рубежа, привлеченные квалифицированным и при этом недорогим персоналом, идут в обрабатывающую промышленность, чтобы потом её продукты экспортировались бы в другие страны. В России же такие инвестиции направляются, прежде всего, в разработку природных ресурсов. Существенная их часть расходуется также на то, чтобы обойти анархические таможенные правила.

На фоне того, что западные банки и инвестиционные фонды проявляют к России все больший интерес, собственно российский капитал движется в обратном направлении. По оценкам исследовательского института группы Economist, уход российского капитала из страны достиг в этом году

23 миллиардов долларов, по сравнению с 16 миллиардами в 2002, причем отток этот быстро нарастает. Так кому же из инвесторов верить больше? - заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Александра Финкельштейн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 7 ноября.

Кольский Север: олени и люди

"Место и время". В этой рубрике сегодня - радиоочерк нашего корреспондента в Мурманске Андрея Королева. Мы назвали его "Кольский Север: олени и люди". Андрей Королев:

Андрей Королев: В 1996 году - теперь уже прошлого века - в Мурманске случился конфуз. На центральную магистраль города въехала оленья упряжка и направилась прямиком к зданию областной администрации. Постовые милиционеры лишь разводили полосатыми жезлами и тщетно пытались оживить застывшие на тридцатиградусном морозе милицейские свистки. Между тем, нарушитель правил дорожного движения спокойно пришвартовал упряжку у центрального подъезда мурманского правительства и потребовал губернатора. Позже выяснилось, что коренной житель заполярной тундры проделал почти пятисоткилометровый путь для того, чтобы добиться от главного начальника области выдачи ему обычного общегражданского паспорта. На склоне лет 70-летний саам с русским именем Семен решил воспользоваться своим конституционным правом и проголосовать на выборах губернатора.

Чем закончилось путешествие Семена - сейчас уже не вспомнит никто. Но история получила широкий резонанс, и заставила власти обратить внимание на проблемы коренных малочисленных народов Севера. Два года назад в глуши Кольского полуострова, в селе Ловозеро - традиционном месте проживания саамов, ненцев, лопарей и коми, состоялась международная конференция с почти сакральным названием "Земля и люди". Именно на ней - впервые за последние пятнадцать лет - власти узнали, что основа всей жизни саамов - оленеводство - давно перестала быть только экзотикой. Именно в Ловозере участники конференции ознакомились с печальной статистикой, которая свидетельствовала о вытеснении коренных народов из этой отрасли сельского хозяйства. Так, в трех оленеводческих хозяйствах Мурманской области работают всего 117 саамов, тогда как всего их проживает здесь 1820 человек. А поголовье оленей - только за последние 5 лет - сократилось с 72 до 57 тысяч. Сразу же по окончании конференции областные власти решили: оленьему бизнесу - быть! Год назад в Мурманской области стали создаваться общины оленеводов со своеобразной формой собственности, подразумевающей участие в бизнесе членов рода. Председатель рабочей группы по делам коренных народов Баренцева Евроарктического региона Анна Прахова по национальности - саами. Она называет себя гуманитарием, по долгу службы вынужденным разбираться в премудростях саамской экономики:

Анна Прахова: Мы привыкли говорить, что оленеводство - это образ жизни малочисленных народов. Это так. Но это не значит, что наши народы должны жить, как и 1000 лет назад, в чумах. Мы говорим о мясном оленеводстве, но условия им для этого не создаем. Оленина, как мясо, - экологически чистый продукт. В Норвегии, допустим, оленеводство получает государственные дотации, хотя в сельском хозяйстве страны оленеводство занимает весьма небольшую часть.

Сначала нашу оленину стали поставлять в армию. Но если сравнивать оленеводство Скандинавии и наше оленеводство, то нужно помнить, что мы живем в разных системах. Там оленеводство целиком и полностью поставлено на капиталистические рельсы. Они выращивают больше телят и, соответственно, больше идет и забой телят. А для сохранения оленеводства очень важно сохранять структуру стада и соблюдать технологические процессы. А именно это у нас было нарушено в годы перестройки в силу различных причин, прежде всего, финансовых...

Андрей Королев: Под финансовыми причинами, по словам Анны Праховой, следует понимать, прежде всего, отсутствие в России государственного интереса к развитию оленеводства. Оленье мясо весьма специфично на вкус, оно жесткое, попахивает хозяйственным мылом и потому - не для любого стола. Сотни лет оленей разводили из-за бесценного в условиях заполярной зимы меха. Еще лет 20 назад прилавки мурманских валютных "Березок" (помните такие спецмагазины?) были завалены сувенирными варежками, повойниками, онучами, саамскими куклами с печальными оленьими глазами. Ныне этот исконно лопарский промысел, приносивший когда-то государству сотни тысяч долларов ежегодно, не то чтобы зачах, но, как бы это выразить помягче, впал в состояние анабиоза. И вот что удивительно, оказавшись в соседней Норвегии, любой турист может убедиться: традиционный промысел тамошних саамов не только живет, но и приносит небольшому северному королевству поистине королевские дивиденды. Почему? Анна Прахова продолжает:

Анна Прахова: В Норвегии существует специальный комитет по оленеводству, который выходит напрямую на министерство сельского хозяйства Норвегии. Прежде всего, они поставляют оленину на внутренний рынок. При этом они стараются не принимать оленину из других стран. Но сами продавцы оленины также закупают сырье в Финляндии и Швеции, а когда-то закупали также и в России.

К нам, в Россию попадает очень много свинины, говядины и другого мяса из-за рубежа. Но мы не поддерживаем своего отечественного производителя, который производит полностью экологически чистую продукцию. Даже я, проживая здесь, в Мурманске, не знаю, где продается оленина. И совершенно случайно я увидела в центре города вывеску с надписью "Продукция предприятия "Тундра".

Оленеводство - единственная отрасль хозяйства, которая осталась у коренных народов. В этом производстве сегодня, конечно, работают также и представители других национальностей, но самое важное, что здесь заняты, прежде всего, коренные жители. И вместе с ними мы должны отстаивать эту отрасль хозяйства, как нашу...

Андрей Королев: Говорила председатель рабочей группы по делам коренных народов Баренцева Евроарктического региона Анна Прахова.

Вторая моя собеседница - Елена Яковлева - возглавляет саамскую общину "Кильдин", пока имеющую на своем балансе всего 26 оленей. За год существования община сумела рассчитаться с долгом в 250 тысяч рублей (банковская ссуда была взята на обустройство загона и забойного цеха, оборудованного по требованиям специальной комиссии при Европейском Союзе, а также для аренды земель под пастбище) и на протяжении всего этого времени исправно платила оленеводам почти 5 тысяч рублей в месяц - при том, что средняя заработная плата в Мурманской области, по последним данным статистики, составляет около 7 тысяч рублей. Елена Яковлева:

Елена Яковлева: Сегодняшний опыт скандинавских стран показывает нам, что оленеводство образует очень серьезную экономическую отрасль. На примере некоторых областей Финляндии можно сказать, что там оленеводство поддерживает развитие всего региона. И стабильную жизнь саамам дает именно оленеводство.

Но если взять сложившуюся историческую ситуацию и наличие некоторых экологических факторов для развития оленеводства, то можно ожидать и у нас очень хороших результатов. В этой области можно развить стада поголовьем до 100 тысяч. Представляете, какой это выход мяса для региона?..

Андрей Королев: Между тем, председатель саамской общины "Кильдин" Елена Яковлева прекрасно понимает, что искать капиталовложений внутри России весьма затруднительно. Но пессимизм моей собеседницы вовсе не стоит трактовать как окончательный отказ от сотрудничества с российскими инвесторами. Дело здесь в другом. По её словам, прямые вложения в отдельно взятого северного оленя не совместимы с понятием "быстрые деньги". Это - инвестирование в целый социум, что для российской действительности почти революционно. В других странах - все иначе, о международном опыте Елена Яковлева.

Елена Яковлева: Сегодня разработаны многочисленные программы по сохранению аборигенов всего мира. Именно для того, чтобы сохранить культурные ценности, вкладываются деньги. У каждого народа, который защищен ООН, существуют свои традиционные виды деятельности и культурные нюансы. И именно на сохранение и возрождения вот этих видов деятельности и направляются деньги.

Мы сделали свой проект. Запланировано, что в течение восьми лет этот проект реализуется. В этом проекте учтено не только оленеводство, но и народные промыслы. Например, рукоделие или мясная обработка. Далее в нем учитываются охота, рыболовство, сбор и реализация дикорастущих растений. То есть это получается такая определенная система... И главный акцент мы ставим на сохранность семьи. То есть, чтобы существовала взаимосвязь между пожилым поколением и молодым поколением, а также сохранение языка и культуры. А сохранить все это можно только при помощи оленей...

Андрей Королев: "А олени - лучше" - это уже хрестоматийное. В чуме заведующего саамской общины "Пирас" Андрея Юлина хозяйничают собаки. Юлин среди ловозерских оленеводов слывет кулаком. У него - два теплых деревянных дома в вечно занесенном непролазными снегами селе Краснощелье, к которым ведет исправно разгребаемый арендуемыми бульдозерами зимник, корова, десяток кур, живущих в сенях, и собственное стадо из полутора тысяч оленей. Двое сыновей учатся на "большой земле" - в Санкт-Петербургской сельскохозяйственной академии, 50-летняя жена Саша (не Александра, а именно Саша - так по саамски) управляет двумя сосновыми "фазендами", а сам хозяин в межсезонье пропадает в тундре. Он - единственный в Краснощелье обладатель седоватого, как оленья шкура, и совершенно бесполезного в тундре "Фольксвагена" 1992 года выпуска, и мобильного телефона, который ловит свистящую волну исключительно в чуме.

Андрей Юлин: Люди здесь всегда жили за счет оленеводства. А при коммунистических временах, скорее, государство жило за счет оленеводства. Раньше оленеводство было практически безубыточным. Кормов не требовалось. Деньги уходили только на зарплаты оленеводам. Стада держали - до 30 тысяч. Можно посчитать, какую прибыль оленеводство приносило государству.... Сейчас совхоз у нас - не в очень хорошем положении. Но в принципе, если он попадет в хорошие руки, то доход был бы хороший...

Андрей Королев: Заведующий саамской общины "Пирас" Андрей Юлин - один из немногих бизнесменов-саамов, легализовавших свое дело в конце 90-ых годов. Он сравнивает прошлое с настоящим.

Андрей Юлин: Дело остается неубыточным. Просто снизилось поголовье оленей. А сейчас мы столкнулись с проблемами с землей. То есть мы вынуждены брать землю в аренду у государства.

Андрей Королев: Андрей Юлин претендует "всего лишь" на 48 тысяч гектаров земли. Для северной тундры, в которой главная оленья еда - ягель - разбросана на сотни километров, это почти ничто. И в данном случае государство не чинит никаких препятствий. Юлин выиграл тендер на право владения земельным участком, вложив в это практически всю свою прошлогоднюю прибыль - 60 тысяч долларов. Однако тут вмешалось местное лесничество, у которого, как считает Андрей Юлин, на этой территории есть свой интерес:

Андрей Юлин: Проблемы возникли в заключение договоров между лесничеством и общиной. Нас не устраивают некоторые пункты договоров, и мы хотели бы эти пункты убрать. Существует, например, такой пункт, что лесное хозяйство ту землю, которую оно сдало в аренду нам, может сдать еще какому-то третьему лицу - также в аренду. То есть это может быть или туристический бизнес, или вырубка леса. Но эти два бизнеса несовместимы с оленеводством. Расширяется круг браконьеров, а оленеводство будет нести убытки...

Андрей Королев: Андрей Юлин далек от альтруизма. Договорившись с председателями двух самых крупных на Кольском полуострове оленеводческих хозяйств - "Тундра" и "Оленевод", он предпочитает работать с иностранными покупателями.

Андрей Юлин: Внутренний рынок не так выгоден, как иностранный. Мясо за рубежом ценится больше. Причем - именно оленина. Рядом с нами - скандинавские страны, где привыкли есть именно оленину.

У нас один килограмм оленьего мяса стоит в среднем примерно 60 рублей. А в скандинавских странах - около 6 долларов. Мы им продаем примерно по 4-6 долларов. Но для нас эта цена - все равно в два раза выше...

Андрей Королев: Заведующий саамской общиной "Пирас" Андрей Юлин.

О доходах саамского бизнеса, в том числе и оленеводческого, говорить не принято. Эта дань корректности. Малые народности не терпят вмешательства извне. Пребывая внутри собственного мира, эти люди не имеют дела с миллионами и зачастую даже не подозревают о существовании такого института, как государство. И все потому, что они сами - и есть государство. А все, что находится за его пределами, - это через телевизор. Прошлой зимой Юлин повесил спутниковую тарелку, но и ее унесло ураганом. Так что телевизор отложен для будущей цивилизации. А пока каждый день в четыре часа утра лайки вновь и вновь позовут его в тундру...

Сергей Сенинский: "Кольский Север: олени и люди". Радиоочерк нашего корреспондента в Мурманске Андрея Королева.

Россия на пути во Всемирную торговую организацию.

Требования Европейского союза к России относительно рынка энергоносителей. В чем суть этих требований, на выполнении которых Европейская комиссия настаивает до сих пор? Это - как послесловие к встрече на высшем уровне "Европейский союз - Россия", которая только что состоялась в Риме. В последние месяцы мы неоднократно возвращались к этой теме. И сегодня - воспроизведем лишь короткие фрагменты прошлых программ.

Итак, с российской стороны речь ведется о так называемых естественных преимуществах России, как страны с огромными запасами природных ресурсов. Тему открывает - из Калифорнии - профессор Михаил Бернштам, сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета:

Михаил Бернштам: Давид Рикардо еще в начале 19 века установил: важно сравнительное преимущество. То, что данный человек, данный район или данная страна может производить с наибольшей выгодой. А не то, что дано природой и что она может продавать лучше, чем другие страны...

Сергей Сенинский: Но все же дешевые газ, нефть или электроэнергию в России - можно рассматривать и как сравнительные её преимущества, которые страна может использовать с выгодой для себя...

Михаил Бернштам: Наличие дешевого газа, сама газовая промышленность и электроэнергия являются сравнительным преимуществом России, но не потому, что они естественно даны Богом, а потому, что другие занятия в России - машиностроение, технологии и прочее - гораздо ниже по качеству, дороже по производству и не конкурентные на мировом рынке. России наиболее выгодно производить газ, электроэнергию, нефть и другие природные ресурсы, но не потому, что это дано Богом, а потому, что всё остальное будет менее выгодно. Вот в этом - сравнительное преимущество России.

Сергей Сенинский: Продолжает - из Москвы - аналитик финансовой корпорации "НИКойл" Илья Маршак:

Илья Маршак: Основная проблема - в регулируемых и низких ценах на газ. Фактически сейчас цена природного газа в России в 5-6 раз ниже, чем в Европе.

Насколько это - естественное преимущество России или неестественное?.. Мне представляется, что оно не совсем естественное. Когда электростанции покупают газ у независимых производителей, то они подчас готовы покупать его в два раза дороже, чем у "Газпрома". Но у них не всегда это получается, так как это - монопольный сектор. И "Газпром" волен решать, пускать или не пускать того или иного независимого производителя "к трубе"...

Сергей Сенинский: Возвращаемся к оценкам американских экспертов. Чарльз Мовит, сотрудник исследовательской компании Global Insight:

Чарльз Мовит: Настоящая проблема - это не цена электроэнергии, а цена природного газа. В России более половины всей электроэнергии производится на тепловых электростанциях, использующих в качестве топлива именно природный газ. И если цена на него искусственно занижается с помощью субсидий, то в выигрыше оказываются такие энергоемкие отрасли, как черная и цветная металлургия. Сталь и алюминий в России получаются значительно дешевле, чем у компаний-конкурентов из других стран.

Вот о чем идет речь в споре между Россией и странами, уже входящими во Всемирную торговую организацию. И в этом, кстати, требования Европейского союза к России аналогичны требованиям Соединенных Штатов. Следует подчеркнуть, впрочем, что это - не та проблема, которая вообще помешает России стать членом ВТО. Но, тем не менее, ее предстоит решать, если Россия намерена вступить в эту организацию.

Сергей Сенинский: Тарифы для промышленных и частных потребителей. Продолжает - Михаил Бернштам, Стэнфордский университет:

Михаил Бернштам: Когда Всемирная торговая организация, Европейский союз и другие организации говорят о заниженных ценах на газ и электроэнергию в России, то их совершенно не волнует, что цены занижены для внутренних потребителей. И то, что российский потребитель получает самый дешевый газ и самую дешевую электроэнергию, это никого особо не беспокоит!

А вот то, что таким образом субсидируется металлургическая - прежде всего, алюминиевая промышленность, поскольку алюминиевая промышленность очень энергоемкая, и это производство, благодаря субсидиям, оказывается более дешевым на мировом рынке, - вот именно это и волнует мировое сообщество.

Хотя замечу: то же самое Европа делает по отношению к своим фермерам. Она их субсидирует, только не таким скрытым образом, через цены на электроэнергию, а прямым образом - через денежные субсидии. И фермеры, следовательно, производят больше и по более низким ценам продают свой товар за границу...

Сергей Сенинский: Об этом же - мнения экспертов из Германии. Огнян Хишов, сотрудник исследовательского института в Берлине, который называет "Фонд изучения проблем экономики и политики":

Огнян Хишов: То, что правительство России субсидирует добычу газа - будь то явно или в какой-то скрытой форме, и россияне пользуются дешевым газом - это факт, с которым нужно считаться. И спор о том, нравится это ВТО или Европейскому союзу, как бы беспредметен. Но - лишь до тех пор, пока речь идет о сугубо российском внутреннем рынке. Субсидирование, как таковое, в этом контексте протестов ни у кого не вызывает сомнение.

Взять, к примеру, США, некоторые страны Западной Европы или Японию, где сплошь и рядом субсидируется сельскохозяйственное производство. Другой пример - кандидат в Евросоюз и уже член ВТО - Польша, которая субсидирует добычу бурого угля. Но опять-таки этот энергоресурс не экспортируется и используется, повторяю, лишь на внутреннем рынке. Та же самая ситуация в Германии, где угольные шахты, дышащие на ладан, искусственно поддерживаются государством, только лишь ради сохранения рабочих мест.

Сергей Сенинский: Продолжает - Герман Клемент, заместитель директора расположенного в Мюнхене Института изучения стран Восточной Европы:

Герман Клемент: Проблема заключается не столько в том, что членом ВТО намеревается стать страна с весьма дешевой электроэнергией, а в том, что она экспортирует на Запад так называемые энергоемкую продукцию, на производство которой уходит много энергии. За счет этого снижается конкурентоспособность западных производителей и возникает дисбаланс цен на мировом рынке.

Естественно, какой-то компромисс должен быть найден. Во всяком случае, для промышленных потребителей в России тарифы должны быть повышены и более или менее соответствовать среднемировым. Что, кстати, будет способствовать развитию новейших, энергосберегающих технологий. (При этом тарифы для населения можно было бы временно удерживать на более низком уровне).

Самый простой путь - либерализация российского энергетического рынка. Другими словами, и тарифы, и сам доступ к источникам энергии должны стать свободными для всех, включая пользователей из западных или других стран.

Сергей Сенинский: И завершает разговор - Огнян Хишов, Фонд изучения проблем экономики и политики, Берлин:

Огнян Хишов: Россия уже пошла навстречу этим требованиям, незначительно повысив цены на газ на внутреннем рынке, но этого недостаточно. В Европейском союзе понимают, что нынешняя политика ценообразования на энергоносители в России - тяжкое наследие советского периода. И поэтому можно также понять и российское правительство, и президента Путина: повышая цены на энергоносители в такой холодной стране как Россия, с ее суровыми и длительными зимами, никакой политик долго не удержится у власти. Дешевое отопление для россиян - это не роскошь, а насущная необходимость. Это, конечно, понимают и в ВТО и в Европейском союзе, и потому, я думаю, выравнивание российских тарифов и мировых стандартов будет постепенным.

Сергей Сенинский: Огнян Хишов, научный сотрудник Фонд изучения проблем экономики и политики, Берлин, завершает тему. Мы говорили о тех требованиях, которые Европейская комиссия предъявляет России в рамках двусторонних переговоров о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Участники очередной встречи на высшем уровне "Европейский союз - Россия", которая только что состоялась в столице Италии, заявили, что эти переговоры могут завершиться к концу будущего года. Буквально неделю назад глава российской делегации на этих переговорах - заместитель министра экономического развития и торговли Максим Медведков - заявил, по итогам очередной встречи переговорщиков, что все основные требования, которые и ранее выдвигались Европейской комиссией, пока остаются в силе...

XS
SM
MD
LG