Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инвесторы и итоги выборов. Рынки страхования - Россия, Польша, Чехия и Германия


Как инвесторы оценили итоги парламентских выборов в России? Индикатор - акции российских компаний. Приток и отток капиталов из России в последние месяцы. Панорама. В этой рубрике - о рынках страховых услуг - Россия, Польша, Чехия и Германия. Меняющийся мир: страны и рынки. Обзор публикаций очередного номера журнала "Экономист".

Сергей Сенинский: Выпуск, как обычно, открывает панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

Одна Неделя Года

Ирина Лагунина: Курс доллара к евро, после непрерывного падения в течение восьми дней подряд, повысился в четверг почти на один цент. Поводом стали данные о росте объемов розничных продаж в США в ноябре, которые на четверть превысили прогнозы.

В течение двух последних дней повышался и так называемый "индекс доллара США", основанный на текущих курсах к шести другим валютам. В составе индекса доля евро составляет 58%, японской иены - 14%, оставшаяся часть приходится на британский фунт, канадский доллар, шведскую крону и швейцарский франк. В целом индекс доллара США снизился с начала этого года на 12%, однако продолжает оставаться на уровне, значительно превышающем его рекордный минимум, достигнутый в 1992 году. В пятницу курс доллара к евро снизился вновь.

Дмитрий Волчек: Совет Федерации, верхняя палата российского парламента, одобрила проект федерального бюджета на 2004 год. По планам, доходы бюджета - примерно 91,5 миллиарда долларов - должны превысить расходы почти на три миллиарда. Бюджет рассчитан, исходя из среднегодовой цены российской нефти на уровне 22 долларов за один баррель и роста внутренних цен в течение года на 8-10%. По прогнозам правительства, рост ВВП России в будущем году составит 5,2%, а общий его объем - примерно 500 миллиардов долларов.

Ирина Лагунина: Американская компания Schlumberger, одна из крупнейших в мире компаний комплексной разработки нефтяных и газовых месторождений, объявила о предстоящей покупке компании "ПетроАльянс". Это - крупнейшая в России из независимых компаний такого профиля. Все акции этой зарегистрированной на Кипре компании принадлежат примерно 40 её менеджерам. Покупка будет на одну треть оплачена деньгами, и на две трети - акциями Schlumberger.

Дмитрий Волчек: Китайская компания Xinhua Finance, на 20% принадлежащая государственному агентству новостей Xinhua, объявила о покупке американской компании Market News International, специализирующейся на предоставлении финансовой информации инвесторам и трейдерам. Это - первый случай покупки со стороны Китая известной западной информационной компании. Xinhua Finance была основана 4 года назад в Гонконге.

Ирина Лагунина: Европейские автомобильные компании все чаще говорят о нереальности достижения в намеченные сроки новых экологических стандартов для автомобильных двигателей, которые они сами для себя установили. Один из таких стандартов, принятых под давлением Европейской комиссии, предусматривает массовый выпуск с 2008 года легковых автомобилей с расходом топлива 5,3 литра на 100 километров - для дизельного двигателя и 5,8 литра - для бензинового. По словам представителей Европейской ассоциации производителей автомобилей, сегодня на разработку технологий экономии топлива компании вынуждены расходовать до 50% всех средств, выделяемых ими на исследовательские работы.

Сергей Сенинский: Одна неделя года. Панорама экономических новостей и событий. Продолжаем выпуск...

Как инвесторы оценили итоги парламентских выборов в России

Итоги парламентских выборов в России - реакция на них инвесторов, как российских, так и зарубежных, и их ожидания, учитывая новый состав Государственной Думы. Главный индикатор здесь очевиден: курсы акций российских компаний. Мы выбрали три сектора: нефтяные компании, телекоммуникационные и компании электроэнергетики. Наши собеседники в Москве - аналитики инвестиционных компаний и банков.

Тему открывает старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров:

Владимир Тихомиров: Итоги выборов были восприняты, с одной стороны российскими, а с другой стороны западными инвесторами, неоднозначно. Особенно в первые дни после выборов, российские инвесторы рассматривали для себя их последствия, скорее, как негативные. Что "новая" Дума не будет так усиленно проводить реформы. И, скорее всего, правительство тоже снизит темпы реформ. И налоговое бремя для ведущих российских компаний возрастет. Соответственно, привлекательность вложений в российские активы снизится. И в течение последних 3-4 дней мы видели, хотя и небольшие, но постоянные продажи российскими инвесторами их активов...

Сергей Сенинский: То есть российские инвесторы - продавали. А - зарубежные?

Владимир Тихомиров: Западные инвесторы заняли более умеренную позицию ожидания. По данным из западных инвестиционных банков и крупных фондов, в целом итоги выборов восприняты, скорее, положительно. Мнение таково, что новому правительству теперь будет проще проводить радикальные реформы. И вера в "реформистский настрой" президента и правительства пока сохраняется. Поэтому со стороны Запада продаж практически не ведется...

Сергей Сенинский: Тему продолжает руководитель аналитического отдела инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский, аналитик по нефтегазовому сектору:

Стивен Дашевский: Справедливо будет сказать, что рынок отреагировал на выборы так же, как и население - со значительной долей апатии.

Что произошло после пятницы? - то есть последнего торгового дня перед выборами... Так вот, котировки всех российских акций в итоге практически не изменились. Был достаточно существенный "провал" в понедельник утром, так как ряд инвесторов, особенно российских, восприняли последствия выборов как более негативные, чем позитивные. То есть в понедельник был довольно существенный откат, но теперь торги снова проходят на тех же уровнях, как они шли и до выборов...

Сергей Сенинский: А какова была в целом реакция инвесторов энергетических компаний? Ведь поражение правых партий оценивают и как личное поражение Анатолия Чубайса, главного реформатора российской электроэнергетики... Федор Трегубенко, аналитик инвестиционного банка Brunswick UBS:

Федор Трегубенко: Конечно, основное опасение инвесторов связано с возможной отставкой Анатолия Чубайса с поста председателя РАО "ЕЭС России". И, как следствие, полная остановка реформ в этой отрасли. Этим и объясняется падение акций РАО за последние несколько дней. Однако, лично я думаю, что и г-н Чубайс останется на своем посту, и реформы будут продолжены...

Сергей Сенинский: Ну, а кроме, скажем так, "фактора Анатолия Чубайса", какие перемены и представляются вероятными с новым составом Думы?

Федор Трегубенко: По мнению некоторых инвесторов, с новым составом Думы, в первую очередь, может быть связана просто остановка реформ. Однако я бы хотел здесь отметить, что все основные законы по электроэнергетике уже приняты. Причем приняты они были еще "старой" Думой, и поэтому никаких новых законопроектов в этой части "новая" Дума сейчас принимать не будет.

Поэтому мне кажется, что старт реформам уже дан. И ответственность за их проведение несет правительство. И дальнейших ход реформ будет зависеть от состава нового правительства, а это мы узнаем только после президентских выборов...

Сергей Сенинский: А теперь - об оценках инвесторов российских нефтяных компаний. Стивен Дашевский, руководитель аналитического отдела инвестиционной группы "АТОН":

Стивен Дашевский: Если говорить о политике всех четырех партий, которые на данный момент представлены в Думе, то есть "Единая Россия", "Родина", ЛДПР и КПРФ, то каждая их этих партий или была в Думе, или пришла в Думу под лозунгом усиления государственной роли в нефтегазовом секторе. Усиления государственной роли в экономике страны и увеличения доходов государства за счет сырьевых отраслей. Исходя из этого, можно сделать вывод, что, хотя многие из заявлений и были всего лишь предвыборной полемикой, я думаю, самое реальное, что мы увидим в ближайшие месяцы, это будет ряд законопроектов, направленных на изъятие сверхдоходов у российских нефтяных и других сырьевых компаний.

Сергей Сенинский: А что, по сути, предлагают инициаторы взимания природной ренты, какой механизм её изъятия? Может быть, предлагается установить добывающим компаниям некую норму рентабельности или норму прибыли, а все, что сверх - изымать в бюджет? Или - как-то иначе?

Стивен Дашевский: Детальных механизмов пока нет. Понятие природной ренты - достаточно широкое. И в широком смысле слова означает, что рента - это суммарная выгода или суммарный доход от пользования недрами. Соответственно, я думаю, речь идет о некотором перераспределении доходов от пользования этими недрами в пользу государства.

Но как это будет технически сделано? Будет ли это доход на сверхприбыль или сверхвыручку? Или это будет некоторая норма рентабельности, установленная для компаний, прибыль сверх которой будет поступать в федеральный бюджет. Конкретно представить, как это будет выглядеть, пока трудно. Но как мы, например, себе представляем в целом, это означает перераспределение доходов в секторе в пользу государства. Или перераспределение выгод от пользования сырьевыми ресурсами страны в пользу государства...

Сергей Сенинский: А теперь - о российских компаниях сектора телекоммуникаций. Высказывают ли их инвесторы некие опасения? Наш собеседник - руководитель аналитического отдела инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Александр Казбеги:

Александр Казбеги: Такие опасения, конечно, существуют. Дело в том, что новый состав Думы вызывает некие опасения в отношении тех разработок, которые как предполагается, будут происходить в 2004 году.

В частности, был принят новый закон о телекоммуникациях, но его подзаконные акты еще находятся в стадии разработки. И понятно, что эти подзаконные акты предполагают весьма обширную работу, которая будет проходить именно в 2004 году - с участием думских комитетов. И как раз в связи с этим есть опасения, что формулировка некоторых подзаконных актов будет более жесткой по отношению к телекоммуникационным компаниям...

Сергей Сенинский: О чем идет речь - в первую очередь?

Александр Казбеги: Здесь несколько положений. Первое - создание специального фонда, который подразумевает отчисления всеми операторами некой "royalty fee" для поддержания сельских и непрофильных телекоммуникационных услуг. Процент этих отчислений еще не оговорен. И может выйти так, что он этот процент окажется больше, чем люди ожидают.

И второй вопрос связан с выдачей лицензий "третьего поколения" сотовой связи, которая планируется на 2004 год, а также возобновлением старых лицензий. Например, возобновление лицензии для компании МТС по использованию ее GSM-частот предположительно запланировано на 2004 год. И, возможно, выработается такая тенденция, что, глядя на выручку этих операторов, которая довольно большая, и глядя на рост потребительской базы, у государства, конечно, может наметиться тенденция - каким-то образом ужесточить лицензирование и получить побольше денег...

Сергей Сенинский: То есть второе опасение связано с рынком сотовой телефонной связи - в части новых лицензий, в том числе - на услуги сотовой связи "3-го поколения", то есть мультмедийные, а первое опасение - в части условий создания специального фонда для финансирования убыточных проектов в области обычной, проводной связи. То есть только традиционных операторов. Так?

Александр Казбеги: Что касается первого пункта, то платить деньги будут абсолютно все операторы - и проводные, и сотовые, - но получать эти деньги будут операторы проводной связи...

Сергей Сенинский: Спасибо, Александр Казбеги, руководитель аналитического отдела инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал". Продолжаем выпуск...

Приток и отток капиталов из России в последние месяцы

Приток капиталов в Россию и движение в обратном направлении, то есть отток. Их баланс, сколь известно, в 2003 году менялся - то в одну, то в другую сторону. Появились ли какие-то признаки того, что теперь, после выборов, тенденция меняется? Владимир Тихомиров, старший экономист финансовой корпорации "НИКойл":

Владимир Тихомиров: Тенденции притока капитала в Россию в четвертом квартале, как мне кажется, существенно не изменится. Я напомню, что в первом квартале сальдо по операциям с капиталом в России было негативным, а во втором - позитивным, причем в первый раз за несколько последних лет. А в третьем квартале - существенно негативным. Отток капитала, по оценкам Центрального банка, составил тогда примерно 7-8 миллиардов долларов - всего за один квартал! В четвертом квартале сохраняется ощущение того, что отток может остаться на таком же уровне или даже усилиться...

Сергей Сенинский: До конца четвертого квартала осталось всего три недели. Есть ли какие-то промежуточные данные - вероятен "чистый" отток капитала или наоборот, чистый "приток"? То есть какая их двух составляющих этого баланса окажется больше?

Владимир Тихомиров: На сегодня, хотя такой сводной статистики в моем распоряжении нет, исходя из двух кардинальных причин, мне кажется, мы не увидим существенного увеличение оттока капитала, а даже, возможно, будет некоторое его сокращение...

Сергей Сенинский: То есть речь идет о сокращении оттока и увеличении притока. Вы говорили о двух причинах..

Владимир Тихомиров: Во-первых, со стороны западных инвесторов, то есть со стороны тех, кто в свое время инвестировал деньги в Россию, большого желания продавать российские активы и выводить свой капитал из России сегодня не наблюдается. Наоборот, настрой позитивный, и мы можем ожидать, что в течение нескольких месяцев, скорее всего, это произойдет после президентских выборов, мы увидим увеличение притока капитала в Россию. Но, по крайней мере, не оттока.

И вторая причина - сохранение высоких цен на нефть. Российские экспортеры за последнее время все сильнее присутствуют на российском валютном рынке, продавая свои доллары за рубли. Это вызвано как необходимостью платить налоги, так и желанием сберечь свои доходы в условиях постоянно усиливающегося рубля...

Сергей Сенинский: Спасибо, Владимир Тихомиров, старший экономист финансовой корпорации "НИКойл". Продолжаем выпуск...

The Economist

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел пятницу, 12 декабря. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Конференцию ООН по проблемам информатизации, только что прошедшую в Швейцарии, готовили два года. Тем не менее, на ней отчетливо проявилось, насколько по-прежнему различными являются позиции правительств развитых и беднейших стран - в том, что касается Интернета, пишет "Экономист".

С одной стороны, можно говорить о неразвитости в беднейших странах необходимой инфраструктуры - например, количестве телефонных линий в стране или персональных компьютеров, от чего, в свою очередь, зависит уровень доступности Интернета в целом - в школах, офисах или Интернет-кафе.

Но следует говорить также и об особенностях системы адресов в Интернете. Скажем, по сокращенному названию той или иной страны в адресе сайта, ваш запрос тут же направляется именно в эту страну. Вся эта система - на языке специалистов именуемая "распределением доменных имен" - контролируется сегодня одной частной американской компанией, работающей под патронажем Министерства торговли США. Правительства некоторых стран полагают, что контроль этой системы должен стать более многосторонним и исходить от международных организаций по телекоммуникациям.

Ирония в том, что сама эта американская компания была создана в 1998 году именно в целях интернационализации управления Интернетом. Её учредили как частную компанию, чтобы избежать бюрократизации и политического вмешательства. Однако у властей некоторых стран - например, Китая, на Среднем Востоке или в Африке - свои представления о том, что есть прозрачность информации, права человека или свобода прессы. Они стремятся к большему контролю Интернета не для того, чтобы защитить его открытость, а чтобы лучше управлять его возможностями в пределах национальных границ.

Участники конференции в Швейцарии так и не пришли к какому-то решению. Однако положительный её итог уже в том, что дискуссия началась. Стало очевидным: прежние утопические идеи - о том, что Интернет, мол, поставит под сомнение само понятие государственной принадлежности - теперь забыты. Реальность оказалась куда более прозаичной: все противоречия между странами, которые присущи, например, международной торговле, отношению к окружающей среде или правам человека, теперь проявляются и во Всемирной сети, коль скоро Интернет стал частью повседневной жизни, заключает "Экономист".

Впервые за последние 7 лет объем прямых иностранных инвестиций в страны Центральной Европы в этом году сократился - почти вдвое. Дело не только в том, что объектов для приватизации уже почти не осталось. Проявились опасения зарубежных инвесторов, что со вступлением в будущем году этих стран в Европейский союз здесь вырастут зарплаты и другие издержки, пишет "Экономист".

Конечно, страны региона имеют немалый инвестиционный потенциал, особенно в автомобильной промышленности. Чехия, Словакия, Польша и Венгрия, вместе взятые, выпускают сегодня почти один миллион автомобилей в год. Этого достаточно, чтобы привлечь многочисленных поставщиков комплектующих, что, в свою очередь, приведет к открытию новых сборочных заводов.

Впрочем, и здесь проявляются различия. Например, южнокорейская компания Hyundai, планируя новый завод в Европе, отказалась от предложений Чехии и Венгрии, как более дорогих стран, и теперь выбирает между Словакией и Польшей. В Словакии издержки такого производства в целом составили бы в этом году примерно 4 евро в час. Это на 14% меньше, чем в Польше, и на 35% меньше, чем в Венгрии. Но издержки даже в Словакии оказываются вдвое больше, чем в Болгарии и Румынии, которым вступать в Европейский союз - лишь через несколько лет.

Вот почему в странах Центральной Европы не затраты на труд, а квалификация и производительность становятся теперь главным фактором, если они хотят сохранить у себя рабочие места, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 12 декабря.

Панорама. Рынки страхования - Россия, Польша, Чехия, Германия

Панорама. В этой рубрике сегодня - о том, как устроены рынки страхования в России, Польше, Германии и Чехии, о том, какие из страховых услуг наиболее востребованы, и сколько в среднем жители этих четырех стран тратят в год на разного рода страховки.

Начинаем, как обычно, в России. По официальным данным за последние два года, объем страхового рынка в стране увеличивается ежегодно на 50%. Речь идет о том, сколько страховые компании привлекают разного рода страховых платежей. Однако эксперты обращают внимание на то, реальных страховых платежей в этом объеме - не более одной трети. Оставшиеся примерно две трети (эти оценки весьма разнятся) составляют, во-первых, платежи компаний и предприятий по разного рода "схемам", позволяющим сэкономить на налогах, и во-вторых, взносы обязательного медицинского страхования, то есть, по сути, государственные деньги, проходящие через страховые компании.

Мы будем говорить сегодня только о реальном страховании. И начнем с того, сколь велик этот рынок в России сегодня - по сравнению с аналогичными рынками, например, в странах Центральной и Восточной Европы? Эти объемы - для удобства сравнения - часто определяют в процентах от объема ВВП страны. Наш собеседник в Москве - партнер крупнейшей международной консультационной компании - McKinsey - Ирина Швакман:

Ирина Швакман: Мы часто сравниваем объем реальных премий страхования в России с другими рынками. На сегодня в России, с учетом поправок на различные "схемы", составляет примерно 1% от ВВП страны. В Польше, например, - это 3%...

Сергей Сенинский: По вашим оценкам - если говорить о страховании физических лиц, какие вообще суммы тратит сегодня на разного рода страховки один среднестатистический россиянин в течение года? И насколько этот показатель отличается от аналогичных в странах Восточной и Центральной Европы?

Ирина Швакман: По нашим оценкам, если учесть и обязательное страхование транспортных средств, которое было введено в России только в этом году, население будет тратить порядка 20-30 долларов на человека в год. Причем основная часть этой суммы будет уходить именно на страхование транспортных средств.

Для сравнения: в Польше только на страхование жизни тратится 51 доллар на человека в год!.. А в России на страхование жизни на человека приходится лишь около 5-ти долларов.

Сергей Сенинский: Если иметь в виду страхование физических лиц - какова в целом сегодня видовая структура этого рынка в России? То есть, какие именно виды страхования распространены более других и - как, по вашим прогнозам, эта структура может измениться в ближайшие 5-7 лет?

Ирина Швакман: На сегодня страхование физических лиц в основном состоит из страхования транспортных средств. И в основном это - каско-страхование.

Сергей Сенинский: То есть речь идет о добровольном страховании автомобилей...

Ирина Швакман: Да, это добровольное страхование транспортных средств.

Если же мы посмотрим на несколько лет вперед, то предполагаются два существенных изменения. Первое - введение закона об обязательном страховании транспортных средств. Скорее всего, это будет являться очень серьезным источником роста доходов для страховых компаний. То есть, по нашим оценкам, около 60% доходов от страхования граждан страховые компании будут получать именно по этой статье.

И второе изменение - мы рассчитываем, что рынок индивидуального страхования тоже начнет развиваться. И он будет являться вторым важным источником премий.

Сергей Сенинский: Раз уж мы говорим о страховании жизни, давайте поясним, какого рода страховые услуги обычно к нему относятся?

Ирина Швакман: В принципе в страховании жизни есть две составляющие. Одна составляющая связана с покрытием населения от каких-либо рисков. То есть страховая компания выплачивает деньги частному лицу, если происходят те или иные страховые случаи. Например, риск потери работы. Или риск личного повреждения или смерти. Но также есть ряд более "позитивных" случаев, которые также могут быть включены в ваш страховой полис. Например, рождение ребенка...

Сергей Сенинский: А что включает в себя вторая составляющая страхования жизни?

Ирина Швакман: Вторая составляющая, которая входит в полисы, - это сберегательная составляющая. Это суммы, которые вам выплачивают, когда вы выходите на пенсию или по достижению того или иного возраста. Они никак не связаны с каким-либо страховым случаем. Это просто сумма денег, которую вы системно откладываете в виде полиса и которая вам потом регулярно выплачивается по выходе на пенсию или по достижении определенного возраста...

Сергей Сенинский: Другими словами, это, по сути, разновидность личных пенсионных накоплений...

А если говорить о роли иностранных страховых компаний на российском рынке. Для них законодательно установлена квота участия на этом рынке - 15%. А с 1 января она будет повышена до 25%. Но проблема в том, что реально зарубежные страховые компании "выбирают" эту квоту едва на одну четверть даже от нынешних 15%! В этом контексте - сколь актуальным может быть какое-либо квотирование доли иностранных компаний на российском рынке страховых услуг, скажем, в ближайшие 5-7 лет?

Ирина Швакман: На сегодня активность иностранных компаний на российском рынке существенно отстает от их активности на других восточноевропейских рынках. Мы предполагаем, что в течение следующих 5-7 лет - при наличии благоприятной политической, экономической и налоговой ситуации - активность иностранных компаний на российском рынке увеличится. И в виду того, что капитализация российских страховых компаний на сегодня очень низкая, то вполне можно себе представить, что иностранные страховые компании, приходя на российский рынок, привнесут сюда значительные объемы капиталов. И вот тогда они уже серьезно столкнуться с квотами или ограничениями, которые существууют в законодательстве...

Сергей Сенинский: Спасибо, я напомню, на вопросы программы отвечала в Москве партнер международной консультационной компании McKinsey Ирина Швакман. А мы - продолжаем тему. Первый из зарубежных сюжетов - из Польши. Наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих:

Ежи Редлих: В прежние времена в Польше было лишь две страховых компании, причем одна из них - Государственное страховое предприятие (сокращенно - PZU) - занимала 90 % рынка. Второй была государственно-кооперативная компания Warta. Обе занимались обоими видами страхования - как жизни, так и имущества.

В 1990 году был принят закон, который разрешал образование в стране частных страховых компаний, акционерных обществ, в том числе - с зарубежным капиталом. Тот же закон четко разделил страховой бизнес в Польше: с тех пор одна компания может заниматься - исключительно - либо страхованием жизни, либо страхованием имущества.

Сегодня в Польше действуют 75 страховых компаний, причем в большинстве из них преобладает иностранный капитал. Созданные в 90-ые годы польские страховые компании были куплены крупнейшими европейскими корпорациями.

Из этих 75 - 39 компаний занимаются страхованием имущества, а 36 - страхованием жизни. Под страхованием жизни здесь обычно понимают, например, выплату денег семье в случае смерти страхователя - либо все разом, либо в виде ежемесячных платежей в течение длительного времени, а также - выплату пенсии самому страхователю, в случае его болезни или инвалидности.

Сергей Сенинский: А какие именно страховые услуги преобладают на польском рынке?

Ежи Редлих: В целом структуру страховых платежей в Польше можно представить следующим образом: 42% от всех платежей, которые вносят страхователи, - это их взносы на страхование жизни, причем оно - добровольное. Остальные почти 60% платежей - это взносы на страхование имущества (частично - обязательного). В свою очередь, две трети имущественного страхования - это взносы на страхование автомобилей. Их можно разделить примерно поровну между страхованием обязательным (то есть автогражданской ответственности владельца автомобиля) и - добровольным (то, что называют авто-каско). Причем, как отмечают эксперты, доля автострахования в страховом капитале в Польше в целом намного выше, чем в других европейских странах.

Этот совокупный капитал страхового рынка, то есть привлеченные страховыми компаниями взносы клиентов, составляет сегодня в Польше примерно 1 миллиард 200 миллионов долларов в год. Это в четыре раза больше, чем в 1997 году, и в 12 раз больше, чем в 1990.

Сергей Сенинский: Итак, 1 миллиард 200 миллионов в год. Что касается России, то, как мы слышали, объем более или менее реального страхового рынка составляет примерно 1% ВВП, то есть около 5 миллиардов долларов. Получается, что больше польского во столько раз, во сколько населения в Польше меньше, чем в России.

Ну, а прежде, чем завершить разговор о Польше, напомним еще один российский показатель. Как мы слышали, по оценкам компании McKinsey, в целом страховые платежи на душу населения составляют в России 20-30 долларов в год. А теперь сопоставим это с официальной средней по стране зарплатой - примерно 170-180 долларов в месяц - и получим, что эти расходы, на разного рода страховки в год, составляют для среднестатистического россиянина примерно 15-20% месячного заработка. А теперь - возвращаемся в Польшу.

Ежи Редлих: Самый крупный участник страхового рынка в Польше - по-прежнему "ПЗУ", то есть Государственное страховое предприятие, которое сегодня уже не очень-то соответствует своему названию: половина его акций принадлежит иностранным компаниям. Как и почти половина акций второй на этом рынке компании - "Варта", той самой "государственно-кооперативной" - в прежние времена.

Ну, а теперь - о том, во что здесь обходятся разного рода страховки самим клиентам. Каждый среднестатистический поляк тратит на них в год около 160-ти долларов, что соответствует примерно половине средней зарплаты по стране в месяц. Причем этот показатель - объема страховых взносов на душу населения - по сравнению с уровнем 1993 года, увеличился в два с половиной раза. Ну, а больше всего возросли платежи на страхование жизни. Средние расходы населения на этот вид страхования в течение последних 10 лет увеличились в 4 раза.

С мая будущего года, то есть со вступлением Польши в Европейский Союз, польский страховой рынок станет полностью открытым для компаний из всех стран ЕС. Но это мало что изменит: европейские страховые компании уже давно обосновались в Польше.

Сергей Сенинский: Следующий сюжет - из Чехии. Слово - нашему корреспонденту в Праге Владимиру Ведрашко:

Владимир Ведрашко: Две трети всего страхового рынка Чехии принадлежит всего трем страховым компаниям - из 40, зарегистрированных в стране. Крупнейший его участник - компания Ceska Pojistovna - прежде, при социализме - государственный монополист, а теперь - частная фирма, 84% капитала которой принадлежит компании из Голландии. На её долю приходится почти 40% чешского рынка страховых услуг.

Второй из крупнейших её участников - чешская компания Kooperativa, но сегодня она на 89% принадлежит акционерам из Австрии. И третий участник - фирма Alianz - дочерняя компания крупнейшей немецкой страховой корпорации. Эти три страховщика, вместе взятые, контролируют 65% чешского рынка страховых услуг.

Сергей Сенинский: Ну, а какова примерная структура страховых услуг, если иметь в виду основную их массу?

Владимир Ведрашко: Главным видом страхования в Чехии по-прежнему остается страхование имущества, однако и различные виды страхования жизни занимают все более заметное место. Сегодня им охвачены 38% населения страны. Для сравнения - в странах Европейского союза этот же показатель - в среднем - более 60%.

В 1999 году расходы одного среднестатистического чеха на страхование жизни составляли примерно 23 доллара. А уже к 2002 году эта сумма выросла вдвое - 45 долларов.

В пенсионные фонды среднестатистический чех четыре года назад платил 25 долларов, а в 2002 году уже 43.

Сергей Сенинский: И теперь - о том, в какие суммы в среднем обходятся страховки жителям Чехии?

Владимир Ведрашко: В целом, если судить по официальной статистике, у одного среднестатистического чеха на все виды добровольного страхования в 1999 году уходило 110 долларов, а в 2002 - уже 140. К этому необходимо прибавить и расходы на обязательное страхование, главным из которых, пожалуй, является страхование гражданской ответственности владельцев автомобилей. Суммы взносов по этому виду страхования весьма схожи во всех компаниях. Сегодня они составляют в среднем 140 долларов.

Теперь - сложим по минимуму. 140 долларов в год - на разные виды добровольного страхования и еще столько же - на обязательное страхование автомобиля. Всего - 280 долларов в год - на одного среднестатистического жителя Чехии. По нынешнему курсу, это чуть более 40% средней по стране зарплаты за месяц, которая, опять-таки - по текущему курсу, составляет 640 долларов.

Сергей Сенинский: И завершаем тему - в Германии. - О том, как в целом устроен немецкий страховой рынок. На вопросы нашего корреспондента в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечает - из Берлина - сотрудница Объединенного союза немецких страхователей Габриэла Хоффманн:

Габриэла Хоффман: Прежде всего, замечу, что в Германии работают 455 страховых компаний, объединенных в нашем Союзе. Больше всего среди них немецких компаний. Некоторые крупные немецкие компании имеют дочерние фирмы за рубежом, в основном во Франции и в Швейцарии. Другие, которые занимаются так называемым "перестрахованием", то страхованием деятельности других страховых компаний, работают по всему миру. Здесь, правда, необходимо отметить, что степень концентрации страхового бизнеса в Германии - по отношению к другим отраслям экономики - весьма невысока.

Кроме того, в последнее время в Германии активно развивается отрасль так называемых "прямых страховщиков", которые, в отличие от традиционных компаний, не имеют развитой сети региональных представительств и страховых агентов. Эти компании ориентируются в основном на тех клиентов, которые готовы работать с ними через Интернет. Среди "прямых страховщиков" много компаний с участием иностранного капитала или просто иностранных.

Сергей Сенинский: Если иметь в виду страхование частных лиц, то какие именно страховые услуги являются в Германии наиболее востребованными?

Габриэла Хоффман: Например, страхование жизни является в Германии достаточно популярным - в качестве, прежде всего, дополнительной пенсии, и приносит страховым компаниям наибольшую прибыль. В 2003 году, по предварительным данным, взносы на эти страховки составят в целом 67 миллиардов евро. На втором месте по объему взносов в Германии - страховки от несчастного случая и ущерба - 53 миллиарда евро, из которых примерно 40% приходится на добровольное дополнительное страхование автомобилей. Естественно, существуют и другие виды страхования - для отдельных групп населения, но их доля в общей прибыли страховых компаний невелика - например, сельскохозяйственное страхование составляет лишь 0,5 миллиарда евро. Наконец, третьей по популярности страховкой в Германии является добровольное медицинское страхование - 22 миллиарда евро в год.

Сергей Сенинский: И, наконец, сколько среднестатистический немец тратит в год на разные страховки?

Габриэла Хоффман: Чтобы точно ответить на поставленный вопрос, необходимо разделить доли обязательного и добровольного страхования. Кроме этого, для оценки обязательного страхования необходимо учитывать такие факторы, как имеет ли человек работу или нет. Что касается добровольного страхования, то, по нашим данным, в среднем гражданин Германии тратит в год на страховые платежи примерно 1800 евро. Что же касается обязательных страховых взносов и - в западной части страны, то они составляют в среднем 1660 евро в месяц, из которых половину выплачивает работодатель.

Сергей Сенинский: Спасибо, это была Габриэла Хоффманн, сотрудница Объединенного союза немецких страхователей, с которой беседовал наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский. "Панорама". В этой рубрике мы говорили сегодня о рынках страхования...

"Меняющийся мир: страны и рынки"

Мария Салычева: Французская газета Figaro пишет о Китае - в связи двухлетней годовщиной вступления этой страны во Всемирную торговую организацию. Китай более или менее выполняет взятые на себя обязательства, однако далеко не все.

В целом членство Китая в ВТО способствовало ускорению роста китайской экономики. В 2001 году она была 9 в мире, в 2002 - уже 6, а к концу 2003, года, судя по китайским прогнозам, выйдет на 4. Вместе с тем, выполнение многих требований ВТО максимально затягивалось. Например, правила этой организации дают право зарубежным (по отношению к стране) автомобильным компаниям предоставлять покупателям кредиты на покупку новых машин. Китай тоже разрешил это, но - лишь в октябре нынешнего года, почти с двухлетним опозданием. Эксперты обращают внимание и на появление все новых бюрократических препон, мешающих работе иностранного бизнеса. Бюрократы изобретательны. Например, импортную косметику раньше надо было регистрировать в одном правительственном агентстве, а теперь - в двух разных.

Между тем, отмечают эксперты, поистине глобальные потрясения могут ожидать мировой рынок текстиля. 31 декабря 2004 года истекает срок действия заключенного в 1974 году Соглашения ВТО по текстилю и одежде. Оно позволяло экспортерам (это - развивающиеся страны) и импортерам (развитые страны) заключать двусторонние соглашения, ограничивающие экспорт некоторых категорий текстильных товаров и одежды. Сегодня самый дешевый в мире текстиль производят Китай, Индия и Пакистан. Поэтому отмена ограничений на его экспорт будет чрезвычайно выгодно им, но одновременно нанесет жестокий удар по ткацкой промышленности других стран. Причем - не только, скажем, Камбоджи, Вьетнама или Индонезии, но также и Соединенных Штатов, где профсоюзы говорят о возможной потере 500 тысяч рабочих мест.

Чтобы получить представление о масштабах возможной угрозы, эксперты приводят такой пример: год назад США отменили ограничения на импорт детской одежды, произведенной в Китае. И только за минувший год объемы ее продаж в Соединенных Штатах возросли в 8 раз, тогда как производство детской одежды в Мексике, Индонезии или на Филиппинах, также работающих на американский рынок, сократилось наполовину" - пишет французская газета Figaro.

Андрей Шарый: "Кто будет создавать наше цифровое будущее? - статья в американской газете Christian Science Monitor.

Недавно Китай, крупнейший потенциальный рынок вообще чего угодно, решил оснастить сразу миллион персональных компьютеров в стране открытой операционной системой Linux. Отличие этой системы от других, "закрытых", в том, что программное обеспечение распространяется бесплатно; любой пользователь имеет доступ ко всем исходным данным программы и может по-своему модифицировать их. Теперь Китай планирует установить поставить Linux на 100-200 миллионов компьютеров. И это - не просто свидетельство намерений Китая добиться независимости от продукции компании Microsoft. Это и свидетельство перемен на мировом рынке программного обеспечения в целом, победы на нем групп людей, внедряющих новые идеи и нередко предлагающих результаты своих трудов бесплатно. Подобные структуры существуют в человеческом обществе уже давно, причем в самых разных сферах деятельности - от терроризма (на этих принципах устроена, например, "Аль-Кайда") до научных исследований. И теперь, вторгаясь в мир бизнеса, они бросают вызов устоявшимся принципам прав на интеллектуальную собственность.

Все началось в 1991 году, когда 19-летний финский студент Линус Торвальдс адаптировал для РС находившуюся тогда в свободном доступе примитивную программу UNIX. Все новые пользователи, распространяя программу, модифицировали ее, и Linux начала расходиться по миру. И сегодня, хотя, конечно, Linux и отстает значительно по распространенности от продукции компании Microsoft, тем не менее, занимает солидное второе место в мире и используется, в том числе, крупными корпорациями, банками и правительствами. Последние данные таковы: в 3 квартале 2003 года количество серверов, работающих с программным обеспечением Microsoft, увеличилось в мире на 21% процент, а серверов, использующих Linux, - сразу на 50%!

Теперь планы Китая могут еще более ускорить распространение Linux. С политической точки зрения, все более массовый переход от "закрытых" систем к "открытым" можно считать и своего рода вотумом недоверия США и американской компьютерной индустрии. С другой стороны, по мнению экспертов, распространение "открытых" операционных систем может подорвать бизнес продавцов пиратских копий программ, работа которых просто теряет смысл с появлением высококачественного программного обеспечения в свободном доступе. В эпоху глобальных сетей остаются пока неясными перспективы самого понятия "интеллектуальная собственность", так как определить автора той или иной идеи будет все труднее" - пишет американская газета Christian Science Monitor.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG