Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия: реформы года. Темы и события года


Россия: реформы года. Темы и события года. Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

"Часть 1 - Реформы года".

Сергей Сенинский: Итоговый выпуск 2003 года мы решили посвятить двум темам. Вернее, многим, но объединенным всего в две группы. В первой части выпуска - реформы года. Во второй - темы года. Разговор, естественно, - лишь об экономических реформах и темах.

К экономическим реформам года в России мы отнесли не просто наиболее значимые, с нашей точки зрения, но и лишь те из них, в рамках которых уже начались хоть какие-то реальные изменения, пусть и не ставшие пока очевидными для многих. А во избежание споров, что ставить на первое место, мы решили расставить выбранные перемены в том хронологическом порядке, в каком они в 2003 году происходили.

Реформа электроэнергетики

А если так - то начинаем с реформы российской электроэнергетики. Пакет законопроектов был одобрен еще в феврале, в апреле они стали законами. Но лишь к концу июня правительство приняло некий план действий. Одно из самых важных его положений - создание так называемых оптово-генерирующих компаний, будущих конкурентов в секторе производства электроэнергии ... когда конкуренция появится:

Матвей Тайц, аналитик "НИКойл": Оптовые генерирующие компании будут созданы на базе крупнейших электростанций, которые не входят в состав региональных энергокомпаний.

Правительство планирует утвердить список из 10 оптовых генерирующих компаний, 6 из которых будут созданы на базе теплогенерации, а 4 - на базе гидрогенерации. Компании будут сформированы из крупнейших электростанций таким образом, что установленная мощность одной тепловой оптовой генерирующей компании будет равна примерно 9 тысячам мегаватт.

Сергей Сенинский: 9 тысяч мегаватт установленной мощности для каждой из оптовых генерирующих компаний - это много или мало?

Матвей Тайц: Для сравнения можно сказать, что установленная мощность всех электростанций, входящих в холдинг РАО "ЕЭС России", составляет примерно 156 тысяч мегаватт.

Сергей Сенинский: На утверждение лишь списка 10 этих самых оптово-генерирующих компаний правительству понадобилось целых два месяца. Это случилось в начале сентября...

Федор Трегубенко, аналитик Brunswick UBS: Оптовые генерирующие компании формируются по экстерриториальному принципу. Иными словами, электростанция, которая находится в Сибири, может быть объединена с электростанцией, которая находится в европейской части России, либо на Урале, либо на Дальнем Востоке.

Основной принцип формирования ОГК - обеспечение равных стартовых условий для этих компаний. Иными славами, все эти компании должны будут участвовать в конкуренции, когда будет проведена либерализация рынка электроэнергии в России. Поэтому основной принцип - равные стартовые условия. И в данном случае имеется в виду, что, скажем, газовая электростанция может быть объединена с угольной электростанцией в одну компанию.

Сергей Сенинский: Если иметь в виду все станции, которые войдут в эти 10 ОГК, то на их долю какая часть производимой в стране электроэнергии приходится?

Федор Трегубенко: Я бы сказал, что это - примерно 50% от генерации РАО "ЕЭС России", и примерно 35% от общей генерации электроэнергии в России. Помимо РАО "ЕЭС России", как известно, существует еще один очень крупный производитель -"Росэнергоатом", который в настоящее время объединяет около 10 атомных электростанций.

Сергей Сенинский: Эти 10 ОГК - в чьей собственности будут находиться сразу после образования и, судя по планам, в будущем?

Федор Трегубенко: На первом этапе ОГК будут находиться в собственности РАО "ЕЭС России". Это объясняется тем, что в настоящее время контрольные пакеты акций электростанций, которые войдут в эти компании, принадлежат РАО "ЕЭС России". Поэтому сразу после образования этих компаний РАО "ЕЭС России" будет "контрольным" акционером этих компаний.

А, скорее всего в следующем году, оптовые генерирующие компании будут выставляться на аукционы. И платежным средством на этих аукционах будут являться именно акции РАО "ЕЭС России". Таким образом, акционеры РАО "ЕЭС России" в итоге станут собственниками ОГК.

Сергей Сенинский: Если в целом говорить о планах реформы российской электроэнергетики - в части производства энергии и в том виде, разумеется, в каком эти планы существуют на сегодня, какое место занимает в них появление ОГК? И - что должно последовать дальше?

Федор Трегубенко: Формирование ОГК, с моей точки зрения, занимает достаточно важное место в реформировании. В первую очередь, из-за того, что эти компании будут основными игроками на рынке электроэнергии, когда в 2007-2008 году произойдет либерализация этого рынка.

Сергей Сенинский: Прошло еще два месяца и 1 ноября в России впервые появился небольшой сегмент рынка электроэнергии по свободным ценам. Его называют "рынком 5-15", так как здесь энергокомпании могут продавать от 5 до 15% всей производимой электроэнергии. По мере продвижения реформы отрасли, эта доля будет увеличиваться.

В первый день торгов по свободным ценам здесь было продано электроэнергии в объеме, составляющем примерно 1% от общего её потребления в стране, а цены оказались лишь чуть ниже существующих на всем остальном, регулируемом рынке электроэнергии. Прошла неделя:

Хартмут Якоб, аналитик "Ренессанс-Капитал": Конечно, эта доля увеличивалась... Сейчас мы можем говорить уже о 3% электроэнергии, проданной через эту биржу. И до конца года можно ожидать, что около 10% электроэнергии в стране будет продаваться через эту систему.

Сергей Сенинский: В середине декабря на рынок "5-15" вышла государственная компания "Росэнергоатом". Объем поставок электроэнергии по свободным ценам увеличился в 2,5 раза, а цены снизились на 2,5%.

Реформировать электроэнергетику стремятся многие страны. Далеко не всегда получают то, что хотели. Но многие перемены - налицо. В Германии, например, реформу начали в 1998 году:

Александр Соловьев, корреспондент Радио "Свобода" в Мюнхене: Теперь, скажем, житель южной Германии волен заключать по своему усмотрению договор с производителем или поставщиком электроэнергии на севере Германии и наоборот. На практике это выглядит гораздо проще, чем думается. Нужно всего лишь известить соответствующую энергетическую компанию о принятом решении, и все остальные формальности она возьмет на себя, причем без каких-либо дополнительных расходов для потребителя.

Сергей Сенинский: Правда, лишь 3% немецких семей - с началом реформы - обратились к новым энергокомпаниям. Остальные - предпочли сохранить прежних поставщиков. Так вышло, что в момент либерализации рынка все немецкие компании-поставщики резко снизили свои тарифы, и настоящей конкуренции между ними просто не получилось.

В Соединенных Штатах реформировать электроэнергетику тоже начали не так давно, и аварии последнего времени ясно показывают, что реформы эти далеки от завершения:

Питер ван Дорен, исследовательский институт Cato, Вашингтон: В сфере производства электроэнергии в Соединенных Штатах действует множество конкурирующих компаний, в том числе - принадлежащих иностранцам. А вот в области передачи электроэнергии конкуренция ограничена, хотя все линии электропередачи в стране принадлежат исключительно частным компаниям.

В 1992 году Конгресс Соединенных Штатов принял закон "Об энергетической политике". Закон отменял существовавшее прежде строгое государственное регулирование передачи электроэнергии из одного штата в другой. Теперь электростанции могут и без разрешения местных и федеральных властей продавать энергию за пределы штата. Собственно, это и положило начало настоящей конкуренции.

Сергей Сенинский: Реформа электроэнергетики - в специальном выпуске "Реформы года"...

Пенсионная реформа

К осени 2003 года будущим российским пенсионерам начали рассылать уведомления о том, сколько они - с начала пенсионной реформы - накопили денег на грядущую пенсию. Теперь они должны были выбрать: оставить эти - небольшие - накопления в государственной структуре или доверить их частным компаниям. Разрешение правительства получили сразу 55 таких частных компаний:

Владимир Тихомиров, старший экономист "НИКойл": Наиболее крупные из этих компаний созданы банками или брокерскими компаниями, инвестиционными банками, а также крупными холдингами. Как правило, они имеют опыт работы в области инвестирования средств граждан. Или это - паевые инвестиционные фонды, или это - управление негосударственными пенсионными сбережениями. Мне кажется, что на первом этапе гражданам предстоит довольно сложный выбор, так как большинство этих управляющих компаний - не "на слуху", они не очень известны. И поэтому людям будет очень сложно выбирать.

Сергей Сенинский: К тому времени в Пенсионном фонде было на 40 миллиардов рублей пенсионных накоплений, или примерно на 1 миллиард 300 миллионов долларов. Появилась масса прогнозов о том, какая часть этих денег может перейти - по желанию самих граждан - в управление частных компаний:

Алексей Моисеев, аналитик "Ренессанс-Капитал": Я бы здесь основывался на данных опросов общественного мнения, которые говорят о том, что только 6% россиян знают о такой возможности (перехода к негосударственной управляющей компании) и готовы воспользоваться такой возможностью. И я думаю, что так оно и есть.

Но, скорее всего, эти 6% принесут больше всего денег в этот фонд. И тогда доля вкладов этих 6% людей и составит примерно 20-25% всех пенсионных накоплений. Наверное, здесь можно говорить о сумме в 8-10 миллиардов рублей, которые уйдут в негосударственные управляющие компании, а остальные деньги останутся у государства.

Сергей Сенинский: Пенсионный фонд России может предлагать свои условия инвестирования пенсионных накоплений, а частные управляющие компании - свои.

Алексей Моисеев: В общем случае, идеология примерно такая: Пенсионный фонд России предлагает государственные бумаги, то есть более низкий доход и более низкий риск. А частные компании имеют возможность инвестировать в негосударственные бумаги, которые будут приносить больший доход, но также и больший риск.

Владимир Тихомиров: Здесь следует иметь в виду, что государственной компании разрешено вкладывать средства в государственные ценные бумаги России, в ипотечные ценные бумаги, а также в депозиты в рублях и в валюте.

По сути, наиболее прибыльное дело из этого списка - государственные ценные бумаги. Средняя доходность российских государственных облигаций в 2002 году составила порядка 15%. Но и инфляция в прошлом году была на том же уровне. И прироста средств не произошло.

Сергей Сенинский: А каков выбор инструментов у частных управляющих компаний?

Владимир Тихомиров: Список финансовых инструментов, в которые могут вкладывать средства негосударственные управляющие компании, несколько шире. К ним относятся и акции, и облигации российских компаний, то есть уже не государства, а также облигации субъектов Федерации и паи индексных фондов. Эти инструменты имеют большую доходность.

По итогам прошлого года, средняя доходность акций в России составила порядка 38%. Сравните - 15% и 38%. То есть доходность у негосударственных управляющих компаний в 2-2,5 раза выше, чем у государственной. Но я хочу подчеркнуть, что в отличие от государственных облигаций, это - более рискованные инструменты для вложения.

Поэтому тут никто не может дать 100% гарантию, что будет такая высокая доходность из года в год. Существует вероятность того, что доходность может оказаться и ниже инфляции. И таким образом, вкладчики могут даже потерять часть денег.

Сергей Сенинский: К середине декабря, по данным министерства финансов, из 40 миллионов будущих российских пенсионеров, имеющих какие-то накопления в государственном Пенсионном фонде, решили перевести их в частные компании 180 тысяч человек. А из 40 миллиардов рублей имеющихся накоплений в целом - в частные компании может перейти - пока - по предварительным оценкам, примерно 2-2,5 миллиарда рублей.

Пенсионная реформа в России - в специальном выпуске "Реформы года".

Ипотечное кредитование

В октябре был одобрен российским парламентом законопроект "Об ипотечных ценных бумагах", в ноябре он стал законом. речь идет о выпуске специальных облигаций, которые обеспечиваются ипотечными кредитами. Продажа таких облигаций делает возможным предоставление новых ипотечных кредитов. Под них будут выпущены новые облигации, их - также продадут, а вырученные деньги пойдут на новые кредиты ... ну, и так далее.

Еще летом рассмотрение законопроекта все откладывали. Никак не могли решить, допускать ли сами банки к выпуску таких облигаций, или таким правом могут быть наделены лишь специализированные агентства. Депутат Государственной Думы Иван Грачев, ведущий разработчик законопроектов об ипотеке в России:

Иван Грачев: Прежде всего, вспомним существо дела. Я думаю, что вторичные ценные бумаги 100% надежны, если они железно привязаны к недвижимости. А все остальное - второстепенно. Это означает, что ограничения доступа на этот рынок для банков или еще для кого-то, если не связаны с качеством ипотечного покрытия, они - искусственны. Следовательно, их надо пытаться устранить. И я полагаю, что, как минимум, компромиссный вариант будет достигнут по этому закону. То есть банки будут принимать участие, но, может быть, с некоторыми дополнительными ограничениями.

Сергей Сенинский: Спустя четыре месяца закон об ипотечных ценных бумагах, наконец, приняли:

Алекс Кантарович, аналитик "АТОН": Закон предусматривает возможность выпуска облигаций с ипотечным покрытием кредитными организациями, то есть - банками. Естественно, что банки должны отвечать определенным нормативам, которые перечислены в законе.

Сергей Сенинский: Предполагает ли новый закон, что из ипотечного покрытия бумаг, выпускаемых тем или иным банком, будут выведены собственно вклады населения в этом банке?

Алекс Кантарович: Если говорить об ипотечном покрытии, то оно будет обеспечиваться напрямую активами, связанными с ипотекой. То есть напрямую денежные средства от населения не будут включены в это покрытие.

Сергей Сенинский: Вновь обратимся к опыту некоторых других стран. Германия. Существуют ли здесь ограничения для банков - в части выпуска ипотечных ценных бумаг:

Андреас Люков, Объединение немецких ипотечных банков: Да, в Германии очень строго регулируется, какие именно банки имеют право на выпуск ипотечных облигаций. Их деятельность контролируется законом "Об ипотечных банках". Согласно этому закону, только специальные банки имеют право на эмиссию закладных и прочих ценных бумаг под недвижимость. Другими словами, у них довольно ограниченное поле деятельности.

Ипотечные банки выпускают специальные ценные бумаги, покрытие которых аккумулируется в виде отдельной финансовой массы, причем бумаги выпускаются на 60% этой массы.

Сергей Сенинский: А в США - имеют ли банки право выпускать ипотечные бумаги?

Николас Ретсинас, профессор Гарвардского университета: Да, имеют. Но они этого не делают. Ведь тогда банки должны были бы обеспечивать покрытие этих закладных за счет - в том числе - вкладов частных лиц и компаний. Некоторые банки, однако, объединяют свои ипотечные фонды и передают их в управление инвестиционным компаниям. Но гораздо чаще банки оформляют закладные через агентства Fannie Mae и Freddie Mac. Причем так поступают не только банки, но и другие кредитно-сберегательные ассоциации.

Сергей Сенинский: Ну, а как в России будет теперь выглядеть сама схема ипотеки?

Алекс Кантарович: Схема ипотеки в России будет осуществлена на двух уровнях. На первом уровне - между физическим или юридическим лицом, взявшим такой кредит, а также банком, который этот кредит выдал. И на втором уровне - это когда кредитная организация или кредитное агентство создает практически рынок ценных бумаг.

Сергей Сенинский: На какую часть стоимости той или иной недвижимости можно будет банкам выпускать ценные бумаги - не более 85%, как предполагалось ранее? Или этот лимит теперь изменили?

Алекс Кантарович: Нет, этот норматив был снижен до 70%. По всей видимости, целью законодателей было ограничить риски.

Сергей Сенинский: За все время существования в России ипотеки, как банковской услуги, было выдано лишь 6 тысяч ипотечных кредитов.

Ипотека в России - в специальном выпуске "Реформы года".

Страхование частных вкладов в банках

Страхование частных вкладов в российских банках... Собственно, это новшество еще не стало практикой. Более того, даже закона - формально - еще нет. В конце ноября законопроект едва успел получить одобрение прежней Государственной Думы. А рассмотрение в Совете Федерации - лишь предстоит. И тем не менее, мы включили эту тему в итоговую программу. Во-первых, законопроект этот никак не могли принять почти 10 лет. Во-вторых, согласитесь, возникни в России страхование вкладов раньше, последствия кризиса августа 1998 были бы совершенно иными.

В новом законе говорится, что на 100% гарантируется возврат вкладов, не превышающих 100 тысяч рублей, то есть примерно 3 тысячи 350 долларов. Ну, а если вклад, скажем, на 120 тысяч рублей? Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству, один из ведущих разработчиков законопроекта о страховании вкладов:

Павел Медведев: Если у человека в банке 120 тысяч рублей, и, к несчастью, банк банкротится, то по системе страхования он получает 100 тысяч. А оставшиеся 20 тысяч он получит потом, в процессе ликвидации банка.

Сергей Сенинский: Теперь - о вкладах в "Сбербанке". Когда будут отменены нынешние гарантии по ним, что изменится для владельцев этих вкладов?

Павел Медведев: После того, как государственные гарантии для вкладчиков "Сбербанка" будут отменены, то юридически гражданин, который положил свои деньги в "Сбербанк", будет защищен абсолютно так же, как и все остальные, у которых деньги хранятся в других банках. Скорее всего, "потолки" выплат к этому моменту изменятся и станут более высокими. То есть гражданин будет получать более 100 тысяч рублей.

Сергей Сенинский: Каковы процедура и сроки возвращения денег вкладчику - при наступлении страхового случая?

Павел Медведев: Если гражданин вовремя заявил о том, что у него были деньги в обанкротившемся банке, то он получит их назад не позже, чем на 17-ый день. Он должен будет обратиться в специальную организацию - Агентство по страхованию вкладов - и это агентство произведет выплату.

Сергей Сенинский: Кто именно, какая структура будет управлять самим страховым фондом, который формируется за счет специальных отчислений банков?

Павел Медведев: Это агентство еще не существует. Оно будет создано законом. И владеть им будут правительство и Центральный банк.

Сергей Сенинский: Страхование частных вкладов в банках - Этой темой мы завершаем специальный выпуск "Реформы 2003 года".

The Economist

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". На этот раз - последнего номера 2003 года. Мы начали его обзор на прошлой неделе. Сегодня - завершаем. Александра Финкельштейн:

Александра Финкельштейн: Успешный запуск Китаем пилотируемого космического корабля стал не только поводом для укрепления национальной гордости. Этот проект отражает и стремление китайских властей превратить страну из "всемирной фабрики" в технологическую державу. Китай уже стал крупным экспортером различных электронных компонентов, а также DVD-проигрывателей или цифровых камер. Станет ли Китай технологической сверхдержавой?

Вероятно, нет, - пишет "Экономист", - по крайней мере, в обозримом будущем. Да, в Китае выпускается все больше продукции высоких технологий, однако почти вся прибыль достается зарубежным компаниям. Именно на их долю, то есть открытых ими в Китае заводов, сегодня приходится 85% всего китайского технологического экспорта. Среди собственно китайских компаний в этом секторе смогли выдвинуться лишь единицы.

Тем не менее, считают эксперты, один из главных сдерживающих технологическое развитие факторов - гигантский массив самой дешевой рабочей силы - является и одним из главных преимуществ Китая. В отличие от Японии или Южной Кореи - в свое время, стремительный технологический прогресс не был в Китае острейшей необходимостью. Его главным конкурентным преимуществом еще на несколько десятилетий останется именно дешевая рабочая сила, резервы которой огромны.

И пока политики в Пекине все больше говорят о технологическом развитии, наиболее успешными среди собственно китайских компаний оказываются именно те, которые все шире используют дешевый труд, а не новейшие технологии. И если говорить о стране в целом, то именно трудоемкие отрасли могут создать миллионы новых рабочих мест, столь необходимых для сохранения социальной стабильности. А тем временем в Китае будет постепенно формироваться вся необходимая для реального технологического развития инфраструктура - образовательная, правовая и финансовая, заключает "Экономист".

Если вы собираетесь приобрести плоский телевизор, вы - не одиноки. Такие телевизоры, с жидкокристаллическим экраном и потому толщиной всего несколько сантиметров, все чаще становятся объектами предпраздничных покупок. Специалисты порой называют такой интерес иррациональным: ведь столь же четкое изображение может сегодня дать и обычный телевизор, с кинескопом, - и стоит он намного дешевле, пишет "Экономист".

Интерес к плоским телевизорам объясняют отчасти все более широким распространением DVD-проигрывателей, игровых приставок и прочих массовых новинок, которые дают чистое и насыщенное изображение на экране, особенно - на большом. Кроме того, плоский телевизор, как лет 15 назад - настольный компьютер - становится модным элементом интерьера жилища, и при этом - занимающим минимум места.

Но главную причину их растущей популярности следует искать, все же, в усилиях компаний - производителей, разглядевших новый и привлекательный рынок. Плоские экраны для компьютеров сильно подешевели из-за возросшей конкуренции, на них уже много не заработаешь. Тогда как плоские жидкокристаллические телевизоры с экраном в 30 дюймов стоят сегодня 3-4 тысячи долларов.

Впрочем, конкуренция и в этом секторе обостряется. По экспертным оценкам, уже до конца будущего года цены на такие телевизоры могут упасть процентов на 40. Так что имейте это в виду, если подумываете о покупке, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Александра Финкельштейн завершила обзор некоторых публикаций последнего в 2003 году номера британского еженедельника "Экономист"...

"Часть 2 - Темы и события года".

Нобелевская премия 2003 года по экономике

Нобелевская премия 2003 года по экономике присуждена ученым из Великобритании и США - соответственно, Клайву Гренджеру, профессору Калифорнийского университета, и Роберту Энглу, профессору Нью-Йоркского университета. Как отмечалось в заявлении Нобелевского комитета, "за разработку методов анализа временных рядов". Рассказывает сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Временные ряды - это любая последовательность статистических данных во времени с регулярными интервалами. Скажем, все годы моей жизни, или температура в нашем городе каждый месяц, но с регулярными месячными интервалами. Или экономический рост за каждый год в той или иной стране. Это - временные ряды.

И как раз работы Роберта Энгла и Клайва Гренджера научили нас сравнивать такие временные ряды. И мы теперь можем сказать, да или нет. Или что одна переменная влияет на другую. Или, может быть, там даже какая-то третья переменная имеет влияние и на то, и на другое. Может быть, это независимые переменные. То есть простое соотношение во времени этих переменных нам еще ничего не дает. Мы должны научно установить, действительно ли существует это влияние. Именно в этом значение такого рода работ.

Сергей Сенинский: В каких случаях и для каких именно целей экономисты применяют в своих работах те методы анализа, которые разработаны Клайвом Гренджером и Робертом Энглом?

Михаил Бернштам: Существует очень много соотношений во времени. Например, между ростом инвестиций и экономическим ростом. Между долгосрочными и краткосрочными учетными ставками процентов по займам. Между обменным курсом и уровнем цен, а также соотношением цен в экономике. Но научится предсказывать, как они на самом деле соотносятся, и влияет ли одно на другое, очень трудно. И вот нобелевские лауреаты как раз научились это делать.

То есть мы можем исследовать такие нестационарные статистические процессы, изучая их внутренние закономерности. Это называется коинтеграцией, и это сделали Роберт Энгл и Клайв Гренджер.

Сергей Сенинский: Какие можно привести примеры того, как эти методы помогали точнее прогнозировать те или иные явления в экономике?

Михаил Бернштам: Модели Роберта Энгла и Клайва Гренджера помогают предсказывать и развитие экономики в целом, и развитие финансовых рынков. В частности, поскольку рынки акций и других ценных бумаг очень часто склонны расти быстрее, чем это обосновано экономическим ростом, то возникают так называемые "пузыри". Потом эти "пузыри" лопаются, как это было в Японии или в Америке в последние годы, а дальше возникает экономический спад.

Сергей Сенинский: Нобелевские лауреаты 2003 года по экономике - профессор Калифорнийского университета Клайв Гренджер, Великобритания, и профессор Нью-Йоркского университета Роберт Энгл, Соединненые Штаты...

Кредитные рейтинги России

В октябре одно из ведущих международных рейтинговых агентств - Moody's - впервые присвоило России рейтинг так называемого "инвестиционного" уровня:

Владимир Тихомиров, старший экономист "НИКойл": Присвоение России инвестиционного рейтинга агентством Moody's - это, прежде всего, признание успехов правительства. Потому что мы говорим о суверенном рейтинге, то есть о рейтинге государственных долговых обязательств, а не успехов частного сектора. Этот рейтинг никак не связан с потоками капитала, так как эти потоки, прежде всего, относятся к частному сектору. А это связано с хорошим и эффективным управлением долгами, бюджетом и финансами России со стороны правительства.

Сергей Сенинский: Итак, новый рейтинг Moody's - это оценка лишь действий правительства, и не состояния российской экономики в целом. А теперь - мнение агентства Standard&Poor's:

Алексей Новиков, аналитик Standard & Poor's: За любым кредитным рейтингом всегда стоит степень вероятности дефолта или неисполнения своих обязательств. S&P оценивает ее на год, на два или даже на пять лет вперед.

В данном случае можно сказать, что такая вероятность - примерно 1% на период в один год, 3% - если брать период в два года, и 10% - если брать период в пять лет.

Сергей Сенинский: Каким еще странам мира ваше агентство присвоило такой же суверенный рейтинг, как и России?

Алексей Новиков: Такой же рейтинг, как и Россия, имеют Индия, Болгария, Гватемала, Панама и еще ряд развивающихся стран...

Сергей Сенинский: Понятия "инвестиционный" или "неинвестиционный" уровень рейтинга той или иной страны... Что оно значит для инвесторов?

Алексей Новиков: Рейтинговая шкала делится на две части: на инвестиционную и неинвестиционную, или, как мы ее называем, спекулятивную. Обязательства с "инвестиционным" рейтингом, как правило, пригодны для долгосрочных вложений. В них заинтересованы крупные институциональные инвесторы - пенсионные фонды, взаимные фонды, банки и так далее. Они управляют своими долговременными активами так, что, как правило, инвестируют их в долгосрочные бумаги. И инвестиционный рейтинг означает, что уровень надежности - достаточно высокий для того, чтобы такого рода инвесторы могли делать вложения в бумаги с инвестиционным рейтингом.

Сергей Сенинский: Планирует ли S&P пересмотреть суверенный рейтинг России в ближайшее время?

Алексей Новиков: Пока S&P остается при своем мнении - рейтинг "BB+", прогноз - стабильный" по обязательствам в иностранной валюте. По-прежнему существуют несколько фундаментальных факторов риска, которые S&P оценивает как существенные: низкая диверсификация экономики и зависимость ее от цен на энергоносители, прежде всего на нефть и газ, слабая банковская система, несмотря на то, что она улучшается. Третий крупный фактор - необходимость административной реформы и реформы государственного сектора. Слова по этому поводу сказаны очень значительные, и очевидно, что в ближайшее время по этому поводу будут предприниматься какие-то меры. Но эти меры пока явно недостаточны, и поэтому экономика несет на себе груз тяжелого государственного сектора - с убытками и слабой мотивацией к работе.

Сергей Сенинский: Какие еще факторы выделяет S&P?

Алексей Новиков: Есть еще несколько весьма важных факторов, и за ночь их значительно изменить невозможно. Это - низкие доходы населения, высокая его поляризация, слабое развитие малого и среднего бизнеса. Только порядка 10% ВВП России создается малыми и средними предприятиями. В Польше, например, - больше трети ВВП. И так далее... В данном случае есть некоторые фундаментальные факторы, которые за один день, и даже за несколько месяцев изменить очень сложно. Поэтому S&P пока остается при своем мнении...

Сергей Сенинский: Если сегодня, по версии S&P, суверенный рейтинг России находится на уровне "BB+", на сколько ступеней он должен повыситься, чтобы оказаться в категории "инвестиционных"?

Алексей Новиков: Формально инвестиционная категория начинается с "BBB-". То есть по обязательствам в национальной валюте, по шкале S&P, России необходима всего лишь одна ступенька, а по обязательствам в иностранной валюте ей нужно еще две ступеньки.

Сергей Сенинский: Кредитные рейтинги России... Продолжаем выпуск

БАМ достроили...

5 декабря на Байкало-Амурской магистрали был открыт, наконец, Северо-Муйский тоннель. Что это меняет для БАМа и Транссиба?

Александр Мальцев, автор Радио "Свобода" в Улан-Удэ: С вводом в строй 15-километрового Северо-Муйского тоннеля закончилось строительство Байкало-Амурской магистрали - на 15 лет позже, чем планировалось сначала.

Простые подсчеты доказывают, что и сейчас БАМ не станет прибыльным. Сегодня по БАМу ежесуточно проходят всего 7-8 поездов. Для вывода магистрали хотя бы на нулевую рентабельность их нужно минимум 30.

Тоннель проходит через Северо-Муйский хребет на глубине до 1000 метров. Внешне хребет этот напоминает Альпы, но - только внешне. Горы здесь изрезаны трещинами и разломами, ширина которых достигает десятков, а то и сотен метров. Первый поезд прошел по тоннелю в декабре 2001 года. Но потребовалось еще два года, чтобы завершить все необходимые работы.

Все это - для того, чтобы сократить трассу БАМа здесь на 50 с лишним километров. Теперь грузовые составы не будут специально недогружаться, как это делалось, чтобы провести их по сложному обходному пути. Тем самым магистраль должна выполнить одну из своих главных задач - разгрузить Транссиб, удешевить транзит контейнеров с Корейского полуострова и из Японии в страны Европы.

Сергей Сенинский: Продолжаем тему - в Хабаровске, на территории Хабаровского края заканчивается (или начинается) Байкало-Амурская магистраль, и - во Владивостоке, на территории Приморского края начинается или заканчивается Транссиб, Транссибирская магистраль.

Андрей Калачинский, автор Радио "Свобода" во Владивостоке: Одна из главных проблем Транссиба - несоразмерность грузовых потоков на восток и на запад. Примерно две трети вагонов возвращаются на запад порожняком. В советские времена в них везли рыбу, сегодня этого груза практически нет.

На Дальний Восток везут в основном топливо для местной энергетики и грузы для приморских портов. Уголь - это самый массовый груз на Дальневосточной железной дороге. На него приходится почти 40% всего объема грузоперевозок.

А на запад основной вид груза - контейнеры со всей Юго-Восточной Азии. В них может быть, что угодно - от мебели до бытовой техники.

Сергей Сенинский: Тот же вопрос - но уже о БАМе - в Хабаровск.

Сергей Балалаев, начальник отдела маркетинга Дальневосточной ж/д: На БАМе в основном грузится лес и уголь. Но проблема в том, что сам уголь по БАМу не идет. То есть он "спускается" с севера на юг до Транссиба и везется уже по нему.

Кроме того, лес отгружают достаточно большими объемами, но проблема в том, что именно в районе БАМа лес - достаточно низкого качества. Там - лиственница. Она дешевая, а перевозки - нет. Кроме того, заготовки леса постепенно передвигаются от линии БАМа. Сейчас лес вырублен, начиная от Тынды и на запад. Теперь заготавливают уже к востоку от неё. Как только вырубят лес на восток от Тынды, тогда у нас практически эта вся линия останется без средств к существованию!

Андрей Калачинский: Помните, как одно время писали о БАМе: - "дорога в никуда"? Так вот сегодня в железнодорожных кругах принято говорить, что БАМ - это дорога России в XXI веке к колоссальным сырьевым богатствам и грузоотправителям из стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

БАМ строился для освоения природных богатств Восточной Сибири. Речь идет, прежде всего, об Эльгинском угольном, Удоканском медном, а также Чинейском полиметаллическом месторождениях. К ним уже проложены железнодорожные ветки. Но сами эти месторождения - до сих пор не разрабатываются.

Кроме того, БАМ позволяет установить прямое железнодорожное сообщение с островом Сахалин. Помнится, прежний руководитель Министерства путей сообщения России Николай Аксененко был готов строить мост на Сахалин и даже дальше - на Японские острова. Но после его отставки эту идею обсуждать перестали. И получается, что пока перевозить по БАМУ особенно-то и нечего!

Пропускная способность БАМа составляет 27 миллионов тонн. Но сейчас по этой железной дороге проходит грузов на 4-5 миллионов тонн. Дело в том, что по этому, северному маршруту перевозки достаточно дорогие, так как там тепловая тяга, и потом это все-таки север. И стоимость перевозок здесь выше, чем по Транссибу.

Сергей Сенинский: Выходит, пока большая часть планов связывается именно с Транссибом?

Сергей Балалаев: Транссибирская магистраль загружена сегодня примерно на 60-70%, а по некоторым участкам - даже на 80%. Что касается БАМа, то Северо-Муйский тоннель серьезного увеличения загрузки БАМа, конечно же, не даст! Он теперь будет обеспечивать более дешевые перевозки лишь на одном небольшом участке, но в целом, с экономической точки зрения, нам по-прежнему гораздо выгоднее загружать Транссиб!

Сергей Сенинский: 5 декабря 2003 года завершилось строительство Байкало-Амурской магистрали... спустя 19 лет после того, как она стала единой трассой...

Российский рынок акций и компания "ЮКОС"

События вокруг российской нефтяной компании "ЮКОС" и рынок акций российских компаний:

Стивен Дашевский, руководитель аналитического отдела "АТОН": Говоря о структуре российского рынка и доли в нем нефтегазовых компаний, нужно различать две вещи. Первое - это доля нефтегазовых компаний в суммарной капитализации российского рынка. То есть суммарной стоимости всех российских акций. И можно сказать, что нефтегазовые компании действительно занимают порядка 75%. Это такие гиганты, как "Юкос", "Лукойл", "Газпром", "Сургутнефтегаз". Так вот акции этих компании составляют примерно 3/4 суммарной капитализации российских акций.

Однако нужно отметить, что в ежедневном обороте, в ежедневной торговле российскими акциями достаточно популярны также и акции других эмитентов. Это - РАО "ЕЭС России", "Норильский никель", "Ростелеком", МТС, "Вымпелком". То есть в капитализации нефтегазовые компании составляют около 75%, но в ежедневном обороте их доля будет немного меньше. Наверное, около 60-70%...

Сергей Сенинский: Но если доля нефтяных компаний столь значительна, получается, что колебания на российском фондовом рынке, по сути, отражают положение лишь в одном-единственном секторе российской экономики?

Стивен Дашевский: Это совершенно справедливое утверждение. Действительно, если рынок представлен на 70-75% только акциями одного сектора, то, понятно, основной фондовый индекс этой страны будет, прежде всего, отражать положение в одном отдельно взятом секторе, нежели во всей экономике. И хотя это утверждение верно, здесь нужно понять, что такая "кособокость" российского фондового рынка фундаментально объяснима.

Такая доля российских нефтегазовых компаний в капитализации всех российских акций и в ежедневном обороте всех российских акций где-то соответствует той значимости, которую нефтегазовый сектор имеет для всей страны. Вся российская экономика в огромной степени зависит от положения в российской и мировой нефтегазовой промышленности. И, наверное, логично, что фондовый рынок на столько же зависит от этих компаний.

Сергей Сенинский: События вокруг российской нефтяной компании "ЮКОС", объединение которой с компанией "Сибнефть" так и не состоялось...

Природная рента

Изъять у добывающих компаний то, что считается "сверхприбылью". Тезис, ставший весьма популярным в ходе кампании по выборам в Государственную Думу. В конце декабря в Совете Федерации прошли специальные парламентские слушания. Академик Дмитрий Львов:

Дмитрий Львов: Ведь сегодня часть рентной составляющей попадает в бюджет через таможенные пошлины и через налоги. А мы скажем: "А давайте введем рентные платежи в добавление к этому всему и сохраним Налоговый кодекс". Так - не бывает! Государственное мышление должно здесь быть совсем другим! Рентные платежи должны быть определяющими. А налоговая система - дополняющей!

Сергей Сенинский: Мы обратились к заместителю председателя комитета Совета Федерации по природным ресурсам Виктору Орлову:

Виктор Орлов: Когда начинаешь заниматься конкретными расчетами, то быстро трезвеешь. И смотришь, сколько же на самом деле сегодня изымается у нефтяных компаний от их доходов? Проще говорить, когда цена равняется 28-30 долларам за баррель. Но если цена будет 12-15 долларов за баррель, тогда уже станет сложнее... И нужен как раз такой механизм, который бы учитывал не только дифференциацию внешней конъюнктуры, но и природную дифференциацию. И пока такого механизма у нас в стране нет.

Сергей Сенинский: Так на чем должен быть основан такой механизм?

Виктор Орлов: Надо дифференцировать налог на добычу. То есть ввести систему скидок, например, на истощение ресурсов, на начало процесса добычи, на завершение, на трудноизвлекаемые запасы и так далее. И без такого механизма скидок невозможно справедливо изымать налоги, в данном случае, рентного характера.

И второе - ввести налог на сверхприбыль. Но тоже - ввести гибкий налог, с умом. Чтобы не подрезать тот сук, на котором держится вся экономика. То есть необходимо оставить компаниям достаточный объем прибыли, которая сохраняла бы их интерес к этому бизнесу. Интерес заниматься им здесь, в России, причем этот интерес должен увеличиваться по мере увеличения усилий самих компаний, направленных на модернизацию, расширение и т.д., то сохранить этот интерес можно только экономическим путем! Значит, часть ренты обязательно должна оставаться у недропользователя, иначе - он просто уйдет из этого бизнеса!

Сергей Сенинский: Как определить, на ваш взгляд, где та грань, что - следует оставить добывающим компаниям, а что можно у них дополнительно изъять?

Виктор Орлов: Сначала берется "нормальная" прибыль. Для каждой страны, конечно, такие нормы прибыли - свои. Но на примере нефтяных компаний России, мне кажется, что нормальной долей прибыли будет примерно 25%. Дополнительно должен быть введен налог на сверхприбыль, но тоже - не 100%!!!. Эти проценты тоже варьируются от страны к стране. У кого-то это - 30%, у кого-то - 40%. Ведь кроме нефтедобычи есть еще и добыча золота, алмазов. То есть этот подход не должен быть стандартным. Он должен меняться от отрасли к отрасли.

Сергей Сенинский: В ходе предвыборной кампании в России объемы возможного дополнительного изъятия прибыли нефтяных, в первую очередь, компаний назывались самые разные: и 15-20 миллиардов долларов в год, и 30, и даже 50 миллиардов, то есть примерно столько, сколько в целом стоят сегодня некоторые из ведущих российских нефтяных компаний, вместе взятые.

А каковы примерные оценки правительства? Наш собеседник - заместитель министра финансов России Михаил Моторин:

Михаил Моторин: Конечно, размеры этих сверхприбылей не такие большие, как утверждается в различных политических и "научных" целях... Мы можем говорить только о реальных величинах. Эти оценки - действительно серьезные, с точки зрения бюджета. Они составляют 2-2,5 миллиарда долларов, что составляет около 60-75 миллиардов рублей. И это - серьезные деньги, которые можно дополнительно получить в бюджет.

Сергей Сенинский: Итак, 2 - 2,5 миллиарда долларов. Для сравнения: весь годовой бюджет России в будущем году - в пересчете, 90 миллиардов долларов.

Михаил Моторин: Здесь можно отметить, что не все компании, которые работают в России, могут дать дополнительный доход. Есть компании, у которых старые месторождения, обедненные... И с этих месторождений дополнительных доходов не возьмешь. Если мы увеличим налоговую нагрузку на эти месторождения, то это сразу приведет к увеличению цен на нефтепродукты. Естественно, те компании, которые имеют лучшие и "молодые" месторождения, имеют дополнительный доход. И за счет дифференциации налогообложения мы можем изъять эти "дополнительные" доходы.

Сергей Сенинский: Природная рента или планы перераспределения части доходов добывающих компаний в России...

Российские дороги

Еще одна тема, появившаяся в планах правительства на следующий год. Даже законопроект соответствующий уже запланировано подготовить. Речь - о платных автомобильных дорогах в России. Так что, много ли их появится? В течение года мы не раз обращались к этой теме. Руководитель Государственной службы дорожного хозяйства Игорь Слюняев:

Игорь Слюняев: Мировая история. И благополучная "старушка Европа", и благополучные Соединенные Штаты, и государства-абитуриенты Европейского союза, и Юго-Восточная Азия на собственном опыте убедились, что рыночного решения у "дорожной" проблемы нет и быть не может! Дороги - это нагрузка на бюджеты всех уровней! И сколько бы мы ни рассуждали о системе платных дорог, это - не более, чем иллюзия! Да, они должны присутствовать, но - как элемент.

Дживан Вартанян, министр транспорта Ростовской области: Для того чтобы мы перешли к рыночным способам строительства дорог, нужна законодательная база. На сегодня таких способов строительства дорог - не существует!

При появлении соответствующей нормативной базы одной из первых территорий в России будет Ростов!..

Сергей Сенинский: Продолжает - Николай Чистяков:

Николай Чистяков, начальник дорожно-ремонтного строительного управления N 2 федеральной дороги Москва - Санкт-Петербург: Нужен закон о платных дорогах! Только в Тверской области, например, есть участок дороги стоимостью 200 миллионов, который решит наболевший вопрос "глубокого обхода" Вышнего Волочка - порядка 200 километров. И сократит расстояние от Москвы до Санкт-Петербурга на 20 километров. Это уже зависит от законодателей.

Дживан Вартанян: Вообще, закон требует, чтобы платная дорога строилась только при "альтернативной". Чтобы человек имел выбор: либо передвигаться медленно по бесплатной дороге, либо быстро - по платной дороге.

Сергей Сенинский: А теперь - слово нашему корреспонденту в Мюнхене Александру Соловьеву:

Александр Соловьев: В Германии финансирование строительства и содержания автомобильных дорог - в зависимости от их классификации - четко разграничено между федеральными и земельными властями. Автобаны и так называемые "скоростные автотрассы" содержит федеральный бюджет. Это - очень дорогое строительство: один километр 6-рядного автобана обходится в среднем в 15 миллионов евро.

Что же касается всех остальных автомобильных дорог в Германии - регионального или местного значения, то здесь строительство новых и содержание существующих оплачивается за счет бюджетов самих федеральных земель или местных коммун. Главный источник поступлений этих средств - так называемый автомобильный налог. В среднем ежегодный налог на легковой автомобиль составляет около 100 евро.

Сергей Сенинский: Дорожный бюджет в Германии - 5,6 млрд евро - весьма близок к нынешнему российскому - 6,5 млрд долларов. Но плотность уже имеющих дорог в Германии - 700 километров на тысячу квадратных - это в 20 раз выше, чем в России.

Следующий сюжет - из США.

Фрэнк Моретти, сотрудник исследовательской организации The Road Information Program: На строительство и ремонт дорог и мостов ежегодно в стране тратится примерно 65 миллиардов долларов. Половина этой суммы идет из бюджетов штатов, четверть - из федеральной казны и оставшаяся четверть - это средства муниципалитетов.

Такое соотношение в структуре затрат сохраняется в США последние 10-15 лет. Есть, конечно, еще и дороги, которые строят владельцы частных компаний и даже домов, но их протяженность, понятно, совсем невелика. Основные средства на строительство автомагистралей выделяют правительства, то есть это - деньги налогоплательщиков.

Сергей Сенинский: Выясняется, что нынешний дорожный бюджет США больше нынешнего российского ровно в 10 раз: 65 миллиардов долларов и 6,5 миллиардов.

Как видим, дорожное строительство и в Германии, и в США почти полностью финансируется из бюджетов разного уровня и за счет сходных налогов: их платят те, кто этими дорогами и пользуется.

Примерно на такую же систему в 2003 году перешла и Россия, где с 1 января был отменен так называемый "налог на пользователей автомобильных дорог" - главный источник средств для дорожного строительства все предыдущие годы. Это был "оборотный" налог, имевший каскадный эффект, так как взимался на каждой последующей операции. Вместо него появились новые. Первый заместитель министра финансов Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов: Предусмотрено несколько новых источников. Самый главный из них - это часть акцизов на моторное топливо, то есть на бензин и дизельное топливо. Этот налог поступает в бюджеты по месту потребления. То есть если кто-то ездит по дорогам, и он уплачивает в цене приобретаемого топлива акцизы, то эти акцизы остаются на территории и идут на развитие дорожного хозяйства именно этого региона.

Точно также - по месту регистрации - уплачивается новый транспортный налог, который платят как юридические лица, так и физические лица, являющиеся владельцами автомобилей.

Сергей Сенинский: Вернемся теперь к главному вопросу: если сегодня в России в целом - 1 миллион километров автомобильных дорог, то это - много или мало? Традиционный показатель здесь - плотность дорог, то есть их средняя протяженность на каждую тысячу квадратных километров территории страны. В США или Германии он составляет 700 километров автодорог на каждую тысячу квадратных.

Игорь Слюняев: Если говорить о плотности дорог, она очень сильно отличается. Вот на Дальнем Востоке это 5 километров на тысячу квадратных. В Южном федеральном округе - самая большая плотность, как и в Сибирском федеральном округе: до 200 километров на тысячу квадратных.

Сергей Сенинский: Ну, а средний показатель плотности по всей России составляет, по официальным данным, 35 километров на каждую тысячу квадратных. То есть в 20 раз меньше, чем в Германии или США.

Игорь Слюняев: Что касается в целом по России... для того, чтобы заявить, что у нас сформирована "опорная сеть" дорог, нам необходимо построить порядка 50 тысяч километров, которые будут иметь федеральное значение, и порядка 400 тысяч километров дорог общего пользования.

Сергей Сенинский: Это - минимум, сколько надо. А сколько сегодня строится?

Игорь Слюняев: Мы "вышли" на уровень "вводов" по федеральной сети - примерно 1 тысяча километров дорог в год. Это очень мало! Для того чтобы решить проблему только "опорной сети", нам потребуется 50 лет...

Сергей Сенинский: Российские дороги - этой темой мы завершаем специальный выпуск "Темы и события 2003 года"...

С Новым годом и всего Вам доброго!

XS
SM
MD
LG