Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые российские налоги. Европейцы - о евро. "Раненый город"


- Новые российские налоги - с 1 января 2002 года.
- Европейцы - о евро.
- "Раненый город". Радиоочерк о Нью-Йорке открывает новую рубрику "Место и время".
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Уже в седьмой раз первый выпуск программы очередного года мы открываем одной темой: что меняется с 1 января наступившего года в наиболее известных российских налогах? Тех, которые затрагивают всех или большинство налогоплательщиков России - как граждан, так и компании или предприятия? И сколь эффективными реально оказались налоговые нововведения года минувшего - опять-таки, касающиеся, как минимум, большинства налогоплательщиков?.. Тем более, что в стране идет налоговая реформа...

Последний вопрос - сегодня как, пожалуй, никогда прежде ко времени. Ровно год в России действует новый - с единой 13% ставкой - подоходный налог, который - в принципе - относится вообще ко всем работающим. Одна из главных целей его введения как раз и заключается в том, чтобы он действительно относился ко всем работающим. Вряд ли, видимо, можно ожидать, что уже в первый год существования резко пониженного налога сколько-нибудь значительная часть так называемых "серых" или даже "черных" зарплат в России разом "побелела". И все же, как сами власти оценивают этот переход из "тени" в "свет"? Наш собеседник в Москве - автор налоговой реформы в России, ныне - первый заместитель министра финансов Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов:

Вы правы, когда говорите о том, что результаты первого года после введения нового подоходного налога не вполне соответствуют ожиданиям, связанным с этим введением. Но как раз здесь - самое интересное.

Дело в том, что мы совсем не ожидали, что эффект будет столь значительным уже в первом году. Все-таки эта мера была направлена прежде всего на перспективу. И отдачи от нового налога ждали скорее через 2-3, а может быть и 4 года. Понимали, что население вряд ли сразу "откликнется", и работники сразу "бросятся" платить налоги открыто. И что работодатели перейдут на "открытые" схемы.

И тем не менее, уже в минувшем году на 50% увеличился объем поступлений в бюджет по этому налогу. И мы очень рассчитываем, что этот процесс пойдет и дальше.

Пока трудно говорить, что многие "вышли из тени"... Экспертные оценки показывают, что это, может быть, порядка 10%... А это - уже совсем неплохо. И мы думаем, что этот процесс продолжится. Сдерживающим элементом сейчас являются чрезмерно высокие ставки единого социального налога...

Сергей Сенинский:

О едином социальном налоге - разговор еще впереди, а в этом новом подоходном налоге, вернее, механизме его взимания, что-либо изменилось с 1 января 2002 года?

Сергей Шаталов:

Нет. Принципиальных изменений не будет. Будут лишь некоторые, не слишком значимые поправки...

Сергей Сенинский:

Если главной налоговой новацией года 2001 можно считать новый подоходный налог, то главной новацией года 2002, видимо, станет новый налог на прибыль компаний и предприятий?

Сергей Шаталов:

Начиная с 2002 года, мы в России будет действовать новый налог на прибыль. Это - принципиально новый налог, в котором практически отсутствуют прежние льготы. В котором действует унифицированная и очень низкая налоговая ставка - 24%. Для сравнения: в 2001 году действовала ставка в 35%, а для некоторых налогоплательщиков (банки, страховые компании) - даже 43%.

Изменены также и многие другие правила. Это, может быть, даже еще важнее, так как налогоплательщик теперь получил право принимать к вычету все деловые расходы, которые нужны ему для ведения бизнеса. Изменились правила амортизации сделок... Я думаю, что налогоплательщики по достоинству оценят этот налог поскольку сделан еще один шаг не только к упорядочению налогового законодательства, но и к снижению налоговой нагрузки.

"Результатом" введения этого налога станет то, что бюджет не получит порядка 200 миллиардов рублей. Это те деньги, которые останутся у налогоплательщиков, и мы рассчитываем на то, что они будут работать в экономике...

Сергей Сенинский: 200 миллиардов рублей, которых - теоретически - недосчитается российский бюджет 2002 года, это около 7 миллиардов долларов, или примерно 13% от величины всех запланированных правительством расходов.

В течение нескольких лет последнего десятилетия главным источником доходов российской казны были поступления в виде налога на добавленную стоимость. Однако в последние год-два, вроде бы, поступления от налога на прибыль стали превышать поступления от НДС. Так ли это?

Сергей Шаталов:

Налог на прибыль в последние два года действительно стал "лидером" по объему тех средств, которые с его помощью собираются в бюджеты разного уровня. Еще два года назад, начиная с 1992 года и до 1998 года, таким "лидером" был налог на добавленную стоимость...

Сергей Сенинский:

В 2001 году, помимо нового подоходного налога, в России был введен и так называемый единый социальный налог. Каковы первые, нет, не результаты, а, скорее, первые уроки его существования?

Сергей Шаталов:

Единый социальный налог действует в России всего год. Он был введен вместо нескольких платежей, которые уплачивались в различные государственные внебюджетные фонды. Я думаю, теперь смело можно сказать, что эксперимент удался. И по этому налогу мы также имеем значительный рост поступлений в бюджеты.

Это связано со многими причинами. В том числе, конечно, и с тем, что растут зарплаты. И этот рост поступлений - при том, что общая ставка этого налога была чуть снижена. Но к сожалению снижена не критически, так как она все еще достаточно высока. И мы понимаем, что до тех пор, пока мы не снизим эту ставку "серьезно", трудно рассчитывать, что будет решена проблема "черной" выплаты заработной платы. Работодатели по-прежнему пока не слишком заинтересованы в том, чтобы "открыть" свои расчеты с работниками.

Для того, чтобы побудить работодателей выплачивать своим работникам высокую и достойную заработную плату, была введена регрессивная шкала налогообложения, и она уже начала работать. Мы это чувствуем, потому что в конце года объем поступлений несколько снизился...

Сергей Сенинский:

Если первые уроки введения единого социального налога понятны, то - какие изменения в механизме его уплаты вступают в действие на второй год существования этого налога, с 1 января?

Сергей Шаталов:

В новом году предполагается ввести несколько существенных изменений в единый социальный налог. Самые главные состоят в следующем.

Во-первых, 1 января стартует пенсионная реформа. В рамках пенсионной реформы предусматриваются страховые взносы, которые пойдут для начала только в Пенсионный фонд, но они будут инвестироваться и формировать в дальнейшем накопительную часть пенсии. На те суммы, которые пойдут на такие страховые взносы, работодатель, уплачивая единый социальный налог, получит возможность уменьшать свои платежи по единому социальному налогу.

А во-вторых, с 1 января мы существенно упрощаем сам доступ к регрессивной шкале налогообложения. К тому, чтобы ей можно было воспользоваться. Сегодня есть правило, по которому налогоплательщик, работодатель, выплачивая своим сотрудникам заработную плату, может применять регрессивную шкалу (а она доходит до 2% - с 35,6%) только в том случае, если средняя заработная плата на одного работника на предприятии составляет не менее 50 тысяч рублей в год. С 2002 года этот норматив снижается до 30 тысяч рублей, то есть до 2,5 тысяч рублей на одного работника. При том, что средняя заработная плата на сегодня в России вышла на уровень больше 3,5 тысяч рублей в месяц, это означает, что подавляющее число налогоплательщиков получит возможность принять регрессивную шкалу.

Отмечу еще, что мы не расширяем диапазоны действия ставок регрессивной шакалы налогообложения, несмотря на то, что инфляция в стране достаточно высокая. Фактически это означает, что регрессивная шкала становится более "крутой", и уже при меньших доходах начинается ее действие...

Сергей Сенинский:

Вы сказали, что, перечисляя определенные средства в счет страховой части будущей пенсии своего работника, работодатель получает право на эту же величину сократить свои отчисления по единому социальному налогу. Вы могли бы пояснить это на каком-то простом примере?

Сергей Шаталов:

Единый социальный налог уплачивается по базовой ставке 35,6%. Это в том случае, если еще не "включается" регрессия. В этой базовой ситуации работодатель обязан, в рамках социальных страховых взносов, уплатить 14% в Пенсионный фонд. Уплатив эти деньги, он имеет право уменьшить ту сумму, которая уплачивается в бюджет из расчета в 28%, на сумму страховых взносов, рассчитанную исходя из ставки 14%. И соответственно уплатить в бюджет только 14%.

Если по какой-либо причине работодатель не будет переводить деньги в Пенсионный фонд, или впоследствии - в негосударственные пенсионные фонды, которые тоже будут допущены к участию в страховых схемах, то в этом случае права на вычет у него не возникает, и тогда все суммы уплачиваются в полном объеме в бюджет...

Сергей Сенинский:

Одна из главных тем экономической политики - как минувшего года, так, видимо, и наступившего - грядущее вступление России во Всемирную торговую организацию. Если говорить именно о налоговой системе России, в том виде, в каком она сегодня - на начало 2002 года - существует, то само по себе вступление России в ВТО требует ли каких-то радикальных в ней перемен?

Сергей Шаталов:

Вступление России в ВТО, конечно, создает очень широкий круг проблем. Но они связаны не столько с налоговым законодательством, сколько с облегчением доступа иностранного капитала и иностранных товаров на российские рынки. С тем, чтобы сократить субсидирования экспорта или субсидирование сельского хозяйства в России... Есть серьезные вопросы, связанные с доступом на российские страховой и банковский рынки, и ряд других...

Если же говорить о налоговой системе, то, пожалуй, здесь совсем немного таких вопросов. Это - предельные уровни импортных пошлин, которые не должна превышать Россия. Здесь у нас нет особых проблем, так как мы уже практически договорились с ВТО по этой теме.

На мой взгляд, есть определенные технические проблемы, связанные с тем, чтобы правильно работали правила оценки таможенной стоимости при определении таможенного тарифа. И это, пожалуй, все...

Сергей Сенинский:

Вы говорите, что правительство России уже "договорилось" с ведущими членами ВТО по поводу ставок импортных пошлин. Но что значит - "договорились"? Известно, что средний уровень импортных тарифов в торговле между членами Всемирной торговой организации - 5-6%. Так о чем именно Россия "договорилась"?.. О том, как скоро она снизит в целом свои импортные пошлины до среднего уровня ВТО?

Сергей Шаталов:

Вступление любого государства в ВТО сопровождается "переходными" положениями, которые позволяют государству, вступающему в ВТО, в течение определенного - может быть, достаточно долгого - времени последовательно проводить те меры и принимать те решения, которые бы привели к гармонизации внутренних правил страны с правилами ВТО.

Поэтому, не вдаваясь в подробности, потому что переговоры еще не завершены, мне хотелось бы просто отметить, что базовые показатели по "верхним" значением пределов, значительно превышающие, те которые у нас существуют, практически согласованы. И есть уже некий график перехода к общим правилам...

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Меняющийся мир: страны и рынки.

Ирина Лагунина:

Немцы расстаются с марками столь же легко, как в свое время - со старыми почтовыми индексами, граммофонными пластинками или "жуками" Volkswagen. Ностальгией страдают немногие - пишет немецкая газета Welt.

Немецкая марка явно не заслужила такого прощания. А немцы избавляются от нее так быстро, как будто это - неправедно нажитые деньги. Что же случилось с немцами?..

Один берлинский ювелир настаивает на исторической и непреходящей ценности марки. По его мнению, она была главной драгоценностью Германии. Да и эстетически немецкая марка куда красивее невзрачных евробанкнот, полагает ювелир. Но таких, как он, - немного.

Даже его коллега, другой берлинский ювелир, замечает, что деньги есть деньги - хоть евро, хоть марка, хоть золотые слитки или необработанные алмазы - какая разница?

С маркой и евро получится, видимо, как в свое время с автомобилями Volkswagen, продолжает газета. Последний экземпляр знаменитого "жука" -немецкого производства - сошел с конвейера в 1978 году. Тогда тысячи растроганных немцев заказывали себе "жуков" и казалось, что "Фольксвагену" - как символу - приходит конец. Но в те же годы половина Европы уже начинала ездить на авто другой модели той же компании - "Фольксваген - Гольф". Сегодня "Фольксваген" производит "Гольф" уже четвертого поколения, и ничего - на нем ездят без проблем", заключает немецкая газета Welt.

Дмитрий Тарасенков:

"Дисбаланс", - под таким заголовком приход наличной евровалюты комментирует французская газета Liberation. Евро делает первые шаги под аккомпанемент славословия. Банкиры и министры преисполнены самодовольством. Но следует помнить, что евро, как и любая валюта, - не есть ценность сама по себе. Деньги - не более, чем инструмент. И вопрос в том, чему теперь послужит единая валюта?..

Прогнозы экономистов весьма осторожны. Но главное: на евро - печать дисбаланса. Среди центральных банков разных стран мира есть банки, более или менее независимые от своих правительств, но нет ни одного, кроме Европейского, у которого бы не было правительства вообще.

Да, в Европе идея создания такого единого экономического правительства непопулярна. Но как бы оно ни называлось, реформа общеевропейских структур сегодня необходима, как никогда! Именно от её результатов зависит успех реформы денежной. А то ведь за праздником нередко приходит похмелье", заключает французская газета Liberation.

Ирина Лагунина:

"То, что переход на наличные евро проходит без особых проблем, может удивить разве что закоренелых пессимистов, - пишет немецкая газета Handelsblatt. Все-таки крупнейший обмен валют готовился не один год и был продуман до деталей. Однако сам переход на наличные евро - не более чем финал первого и самого легкого этапа грандиозного испытания. Еще неизвестно, станет ли евро преемником репутации немецкой марки, как обещают политики и банкиры. Пройдут десятилетия прежде чем мы узнаем, выдержала ли евровалюта состязание с американским долларом, добьется ли она успеха?..

Политический фундамент для него есть - Маастрихтские и Амстердамские соглашения. Однако опасности подстерегают евро на каждом шагу. Судьба новой валюты зависит от европейских политиков, от состояния европейской экономики и от политики Европейского Центрального банка. За три года после введения безналичного евро, увы, не все эти участники проявили себя наилучшим образом. Результат - не слишком обнадеживающая динамика курса евро по отношению к американскому доллару, британскому фунту или швейцарскому франку.

Как много и давно говорится везде и всеми о необходимости модернизации европейской экономики, её дерегуляции и тому подобном... Однако реальный опыт показывает, сколь трудно это осуществить. Выборы - в конечном счете - заставляют политиков идти на всё, чтобы избежать конфликтов с лоббистами и профсоюзами. Так что на политиков надеяться не стоит...

Укрепить евровалюту может только европейская экономика. Хотя, впрочем, некоторые выгоды ей приносит и нынешний, низкий курс евро", - заключает немецкая газета Handelsblatt.

Сергей Сенинский:

Меняющийся мир: страны и рынки.

Мы представляем сегодня новую рубрику программы, которую назвали "Место и время". Её основу составят радиоочерки по географии современной экономики - наших корреспондентов в разных странах мира и российских регионах. Сегодня эту рубрику открывает радиоочерк "Раненый город" - о Нью-Йорке после событий 11 сентября прошлого года. Его автор - наш нью-йоркский корреспондент Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

На Рождество и Новый год Нью-Йорк выглядел так, будто ничего не случилось. На катке возле Рокфеллер-Центра кружились пары, туристы глазели на установленную рядом огромную елку, бесчисленные Санта-Клаусы позванивали колокольчиками, по улицам валила густая праздничная толпа. Перемены замечаешь, оказавшись на смотровой площадке Эмпайр-стэйт билдинг, который после разрушения башен-близнецов Всемирного торгового центра вновь стал самым высоким зданием в городе.

После терактов 11 сентября эту смотровую площадку открыли нескоро, и теперь здесь гораздо меньше народу, чем бывало:

Дама:

Меня зовут Барбара, я из Северной Каролины. Муж направили в Нью-Йорк в командировку, и мы решили побывать на Эмпайр-стэйт билдинг, посмотреть на город с высоты птичьего полета. Знаете, я так боялась, в лифте постоянно держала мужа за руку. Я вообще боюсь высоты. Особенно теперь, после терактов. Прежде чем сесть в самолет, напилась успокоительных таблеток. Так что, сейчас я чувствую себя ужасно храброй.

Владимир Морозов:

А где был Всемирный торговый центр,- спрашивает меня муж Барбары - Гарри. Видите, говорю я, на юг от нас, где остров Манхэттен немного сужается, там мелькает огонек. Рядом, между домами, темное пятно - там и стояли башни-близнецы...

На фоне сплошной застройки это пятно смотрится как рана на продолговатом теле Манхэттена. Разрушены офисы сотен компаний. В минувшем году из-за терактов город потерял 125 тысяч рабочих мест. В соседний, находящийся за рекой Гудзон, штат Нью-Джерси переместились 20 тысяч рабочих мест. Конечно, некоторые компании переехали туда временно. Но есть опасения, что такие гиганты Уолл-стрита, как American Express, Merrill Lynch или Deutsche Bank могут остаться там навсегда.

Компания Dow Jones уже решила не возвращать в Манхэттен офисы, временно переведенные в Нью-Джерси. Означает ли это, что могущество Нижнего Манхэттена, этого крупнейшего финансового центра мира, идет на убыль? Говорит директор расположенного в Нью-Йорке Института исследования экономических циклов Лакшман Ачесон.

Лакшман Ачесон:

Все это вовсе не обязательно свидетельствует о закате Нижнего Манхэттена. Например, и до терактов у крупнейшей инвестиционной компании Morgan Stanley были офисы как в Нижнем Манхеттене, так и в средней его части, в штатах Нью-Джерси и Коннектикут. Крупные компании всегда заботились о создании дублирующей системы. Поэтому они имели несколько офисов, которые - в случае непредвиденных обстоятельств - могли заменить друг друга. Как говорится в английской пословице - хозяйка не должна складывать все яйца в одну корзинку.

Что касается Нижнего Манхэттена, то компании всегда будут заинтересованы иметь там свои представительства. Это - роскошный, престижный район, о котором все знают, и где просто очень удобно работать, потому что там сосредоточено множество самых разных финансовых учреждений. Нижний Манхэттен, на мой взгляд, так и останется их постоянной штаб-квартирой.

Владимир Морозов:

А когда, по-вашему, можно рассчитывать на полное восстановление района?

Лакшман Ачесон:

Я думаю - года через два-три, если подтвердится, что фундаменты разрушенных зданий - в целости и сохранности. Знаете, в свое время, почти 60 лет назад, Эмпайр-стэйт билдинг построили за год. Да, конечно, Всемирный торговый центр возводили несколько лет, но он - гораздо больше и выше. Однако и с тех прошло 30 лет, теперь - строят очень быстро.

Я живу в Манхэттене, в районе Сохо. Недавно рядом с моим домом построили новое 5-этажное здание. Всего за два месяца! Привозили готовые блоки и просто собирали их на месте.

Владимир Морозов:

Не столь оптимистичен в оценках сроков восстановления разрушенного района другой мой собеседник - Стэнли Мозес, заведующий кафедрой городского планирования нью-йоркского городского колледжа Hunter

Стэнли Мозес:

Пройдет не меньше года пока только расчистят завалы на месте Всемирного торгового центра. А потом - все будет зависеть от темпов роста экономики. Сейчас, в период рецессии, нет недостатка в помещениях для офисов. Поэтому инвесторам нет нужды торопиться со строительством новых. Но с возобновлением роста такая нужда вновь возникнет.

Так что, восстановление Нижнего Манхэттена может занять и 4 года, и 10 лет. Скорость застройки зависит и от того, как ее организуют. Это может быть единый проект. Или - постепенная застройка, участок за участком. Дело может затормозить и то, что некоторые крупнейшие финансовые компании - как, например, Leman Brothers - перенесли свои офисы и могут не вернуться в Нижний Манхэттен. Однако при любых обстоятельствах, я полагаю, через 10 лет восстановление района будет закончено.

Владимир Морозов:

Сегодня художники и архитекторы работают над проектом мемориала, посвященного погибшим 11 сентября. Предполагается, что по масштабам он будет таким же, как расположенные в Вашингтоне Вьетнамский мемориал или огромные комплексы памяти Линкольна и Джефферсона.

Уже сейчас место бедствия с каждым днем выглядит все больше как обычная строительная площадка. Она плотно огорожена, потому что подходить к ней все еще опасно. Половину развалин Всемирного торгового центра уже разобрали и вывезли. Но пожары внутри оставшихся завалов удалось одолеть только в середине декабря, и огонь может снова вспыхнуть в любой момент. По периметру развалин постоянно дежурят пожарные машины.

Но стройка уже началась - возводят четыре смотровые площадки. К бесчисленным туристическим объектам Нью-Йорка неожиданно добавился еще один - развалины Всемирного торгового центра.

В этом же районе города находится и нью-йоркская редакция Радио "Свобода". Стоит засидеться хотя бы чуть позже, выходишь из здания после 7 часов вечера - и улицы пусты. То же самое было и до терактов. Дело в том, что вокруг расположены в основном офисы и вечером в этом районе никого нет. Может ли ситуация измениться теперь, когда появилась возможность отстроить многое по-другому?

Мнение Лакшмана Ачесона, директора Института исследования экономических циклов:

Лакшман Ачесон:

В начале 90-ых годов, когда завершилась предыдущая рецессия, многие здания, построенные для компаний, стали переделывать под жилье. И люди переселялись туда. Я думаю, это "переселение" продолжится, когда район будет восстановлен.

Судите сами, ведь остров Манхэттен не так велик, всего 11 миль в длину. В густо застроенных районах уже ничего не построишь. Так что люди снова потянутся в Нижний Манхэттен, особенно, когда экономика страны начнет выходить из рецессии.

Владимир Морозов:

Но пока человеческий поток направляется в другую сторону. Владельцы недвижимости жалуются, что жильцов находить все труднее. В шикарном районе Battery Park, который находится в Нижнем Манхэттене к юго-западу от места бедствия, цены квартир снизились после терактов на 30 процентов. За двухкомнатную квартиру, которая до сентября прошлого года стоила не меньше 3 тысяч долларов в месяц, теперь не дают больше 2 тысяч.

Вероятно, это влияние не только терактов, но и экономической ситуации в целом, потому что и в других престижных районах города наемное жилье подешевело на 15-20%. Однако, по мнению нью-йоркского писателя Дениэла Гросса, это - временный процесс.

Дэниэл Гросс:

Новый мэр города Майкл Блумберг уже заявил, что в Нижнем Манхэттене слишком много офисов, но маловато жилья по доступным ценам. Значит, город будет стимулировать строительство, станет привлекать инвесторов, скажем, налоговыми льготами.

Точно так же начнут привлекать в Нижний Манхэттен и компании других отраслей - например, биотехнологий. В Нью-Йорке - много исследовательских институтов, но из-за высоких цен на аренду помещения им трудно удержаться в средней части Манхэттена. Теперь у них появится возможность переместиться в Нижний Манхэттен, где и цены ниже.

Новый мэр уже говорил и о том, что при восстановлении района здесь появится больше школ, ресторанов, магазинов. Район станет более привлекательным местом для жизни и работы. Да что мы зациклились на Нижнем Манхэттене?!. Вспомните британский город Ковентри, разрушенный немецкими бомбардировками... Или Берлин и, особенно, Дрезден, который чуть не стерли с лица земли союзники. Все восстановлено и стало гораздо красивее, чем было. Там масштабы разрушений были гораздо больше, и на восстановление ушло много лет.

Владимир Морозов:

Федеральное правительство намерено выделить на восстановление Нью-Йорка 20 миллиардов долларов. " миллиарда Конгресс уже выделил недавно созданной Корпорации по восстановлению Нижнего Манхэттена, которой руководит бывший глава крупнейшего инвестиционного банка Goldman Sachs Джон Уайтхэд. Чтобы помочь городу восстановить свой статус, в этом году сюда переносится заседание Всемирного экономического форума, который уже 31 год традиционно проходило в швейцарском Давосе.

В помощи нуждается и театры Бродвея. Как известно, основная публика бродвейских мюзиклов - туристы или приезжие. Не обязательно из Японии, но, скажем, и из Техаса. В нынешнем сезоне их в Нью-Йорке - немного. Театры с трудом сводят концы с концами.

Поэтому городское власти решили закупить наперед 50 тысяч театральных билетов на общую сумму 2 с половиной миллиона долларов. Билеты на декабрьские спектакли раздавались членам семей погибших при взрыве Торгового центра, а так же полицейским, пожарным и другим людям, принимавшим участие в ликвидации последствий терактов.

А, например, билеты на январские и февральские спектакли получит любой желающий, который сможет предъявить чеки на сумму не менее 500 долларов на покупки, сделанные в городских магазинах с 1 по 15 января. Но немало и артистов, которые рассчитывают только на себя.

Джон Гленбери:

Меня зовут Джон Гленбери, я музыкант и певец. Обычно пою в клубах в Гинвич-Вилледж, в Театре Аполло,везде, куда приглашают. А в сабвее не боитесь сорвать глос? Я играю тут всего 2-3 раза в неделю, когда нет других выступлений и не пытаюсь перекричать поезда. А слушатели тут в сабвее - со всех стран мира. Бывший - ьеперь - мэр города Руди Джулиани сказал как-то, что Вашингтон - это столица Соединенных Штатов, а Нью-Йорк - столица мира.

Владимир Морозов:

Станция метро, где играет Джон Гленбери, называется Уолл-Стрит. Метрах в двухстах отсюда находятся руины Всемирного торгового центра и раздавленной под ними станции подземки. Прямо возле выхода из метро - знаменитая Нью-йоркская биржа, владельцы которой тоже подумывают сегодня о создании некой дублирующей конторы, на всякий случай.

Но всех удивили на днях владельцы шикарного магазина PRADA, который открылся в конце декабря буквально в нескольких кварталах от разрушенного Всемирного торгового центра. Накидки из соболей, портфели из крокодиловой кожи и другие дорогие товары делают этот магазин похожим на музейную экспозицию под названием "Красиво жить не запретишь"! Строительство PRADA обошлось в 40 миллионов долларов. Такими деньгами обычно не швыряют, если не рассчитывают их вернуть, причем, в скором времени...

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Первый в наступившем году номер этого журнала вышел в пятницу, 4 января. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Так это - завершение пути или только его начало? О единой валюте для Европы мечтали еще Карл Великий и Наполеон. Тридцать лет назад появились первые планы её создания, но от них тогда отказались. В 1991 году в Маастрихте лидерами стран Евросоюза было принято окончательное решение, а на этой неделе новая валюта появилась в наличном обороте 12 европейских стран. Появление евро приведет ли неумолимо и к паневропейскому политическому союзу? Или это - просто удобная валюта и ничего более? - задается вопросом "Экономист".

Сторонники последней версии без труда приведут примеры, как страны использовали одну валюту, но обходились без политического союза. Например, "золотой стандарт", который де-факто в течение десятилетий служил общей для многих стран валютой, вовсе не подразумевал сближения политического. В Британии и Ирландии долгое время пользовались одной валютой, как и в Бельгии с Люксембургом...

Но если и говорить о большей европейской интеграции, то - что под ней понимать? Премьер-министр Франции Лионель Жоспен и глава Европейской комиссии Романо Проди поддерживают идею назначения этакого "Мистера Евро", то есть человека, который бы на международных экономических форумах выступал от имени всех стран евро-зоны.

Другая идея интеграции сводится к гармонизации налоговых правил, а также созданию специального антикризисного фонда, средства которого - в случае необходимости - могли бы направляться отдельным странам евро-зоны. Сколь бы странной ни казалась - сама по себе - "кризисная" ориентация, хорошо известно, что именно в атмосфере неких кризисов обычно предпринимаются самые значимые шаги на пути интеграции. Достаточно вспомнить, как события 11 сентября прошлого года в США сподвигли европейские страны на разработку единого, паневропейского ордера на арест...

Однако главная проблема такого типа интеграции - вследствие неких кризисов - кроется в её непредсказуемости... Настоящую гибкость европейская экономика начнет приобретать по мере ликвидации остающихся барьеров на пути равноправной конкуренции и по мере дальнейшей дерегуляции рынков труда и товаров. Это те самые перемены, которым пока противятся правительства многих европейских стран, включая Германию. Если страны евро-зоны действительно стремятся к большей "гибкости", их заботой должна стать нынешняя чрезмерная зарегулированность, а вовсе не большая политическая интеграция.

Евро - безусловно, значимый символ европейского сотрудничества. Успех новой валюты принесет огромные преимущества странам евро-зоны. Однако это вовсе не означает, что отныне они должны стремиться и более тесному политическому союзу. Напротив, новая валюта Евросоюза заставляет лучше понять то, что уже в нем существует, разобраться с тем, как принимать в него еще более десятка стран, и как сделать общественное мнение своим союзником. На ближайшее время этого - более чем достаточно, заключает "Экономист".

Нынешние трудности Аргентины, богатейшей страны Южной Америки, трудно переоценить. Теперь национальный парламент отказался от внеочередных выборов и назначил сенатора Эдуардо Дуалде президентом страны, уже третьим по счету за последние две недели. Ему предстоит возглавить коалиционное правительство и исполнять обязанности главы государства около двух лет. Уровень безработицы в Аргентине достиг 18%, экономика - на грани коллапса. Для многих аргентинцев стали уже невыносимыми коррупция политическая система, обслуживающая лишь самоё себя. Бедность и коррупция создают взрывоопасную смесь, увеличивая опасность анархии. Что может остановить такое развитие событий?..

Во-первых, пишет "Экономист", стране необходимо компетентное и легитимное правительство. В идеале - оно должно появиться в результате новых выборов, но на это нет времени. Новый президент, по крайне мере, - влиятельный и известный политик.

Во-вторых, властям необходима новая экономическая программа. Они должны начать с признания того, что система привязки аргентинского песо к доллару - так называемого "валютного управления" - уже рухнула. Что вместо неё? Выбор не так велик, но все-таки одни варианты намного хуже других. Такие, например, как планы введения новой, неконвертируемой валюты - "аргентино", которые обнародовал несколько дней назад предыдущий президент. Наименьшим злом представляется теперь установление "плавающего" курса национальной валюты.

Проблем это создаст множество. Ведь большинство кредитов в стране выдавались в долларах, тогда как зарплаты люди получают в песо. Стало быть теперь правительство должно помочь частным заемщикам и бизнесу реструктурировать их долги. Необходим также специальный резервный фонд, создание которого предотвратит коллапс финансовой системы. Правительству следует также договариваться с Международным валютным фондом об экстренной помощи, чтобы поддержать "плавающий" курс песо. Только после всего этого правительство сможет задуматься о снятии ограничений на обмен валюты и ослаблении контроля за банками.

Собственно, МВФ также несет часть ответственности за то, что сегодня происходит в Аргентине. Фонд еще в сентябре предоставил стране очередной кредит, не настояв при этом на необходимости пересмотра системы обменного курса.

Однако главные причины кризиса кроются в самой Аргентине. Система привязки песо к доллару почему-то формировала иллюзии, что страна может быть не по средствам. Вот почему теперь идея девальвации песо столь непопулярна. Однако девальвация эта необходима, и новому президенту предстоит внятно объяснить, почему именно... А всем политическим партиям Аргентины необходимо оставить распри, чтобы объединить усилия, хотя бы раз, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 4 января.

XS
SM
MD
LG