Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало российской пенсионной реформы. Калифорния: кризис энергетический сменился финансовым


- Начало российской пенсионной реформы.
- Как изменится импорт легковых автомобилей в Россию после утверждения новых таможенных пошлин?
- В Эстонии не состоялась сделка по приватизации двух главных электростанций.
- В новой рубрике - "Панорама" - О пенсионных системах разных стран.
- Калифорния: кризис энергетический сменился финансовым.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

С 1 января в России началась реформа пенсионной системы. Далеко не все еще законы приняты, не все - даже самые необходимые - правила определены. Особенно много вопросов к тому, как именно будет осуществляться и контролироваться инвестирование пенсионных накоплений - как в обязательной их части, так и тем более - добровольной.

И, тем не менее, реформа началась... Что именно и как изменится - не когда-то позже, а уже сейчас, в ближайшие недели - для тех, кто на пенсию выйдет еще не завтра?.. Для тех, кто сегодня работает и кому до пенсионного возраста - не меньше 10-15 лет. Другими словами, для тех категорий российских граждан, для кого, собственно, и проводится пенсионная реформа - в первую очередь.

Итак, что изменится уже в ближайшие дни? Скажем, по части отчислений работодателей в государственный Пенсионный фонд? Напомню, это - те самые 28% от фонда заработной платы, которые являются главной из составляющих так называемого единого социального налога. Его общая ставка сегодня - 35,6%. Наш московский корреспондент Иван Трефилов обратился к заместителю председателя бюджетного комитета Государственной думы Оксане Дмитриевой:

Оксана Дмитриева:

Появится еще одна "платежка" для работодателей. Поскольку часть средств, которые шли раньше в пенсионные фонды, сейчас расщепляется. И часть из них идет в тот же Пенсионный фонд, но транзитом через федеральный бюджет. Это - 14% от фонда оплаты труда.

Остальные 14% идут также в Пенсионный фонд, а дальше для лиц до 50 лет (мужчины) и до 45 лет (женщины) эта сумма расщепляется. Львиная доля идет на страховую часть пенсии, а около 2% идет на накопительную часть...

Сергей Сенинский:

Оксана Дмитриева, заместитель председателя бюджетного комитета Государственной Думы.

Итак, 28% зарплаты работника, которые вносит в Пенсионный фонд его работодатель, будут теперь делиться: либо 14%+14%, либо 14%+12%+2%. Это - лишь самая общая схема отчислений. Вариантов накопительной части будет много. Объединяет их одно. Всю эту сумму платит только работодатель! Отчисления самого работника на собственную будущую пенсию - исключительно по доброй воле. Именно по этому положению новой российской пенсионной системы мы сравним её сегодня с пенсионными системами, действующими в таких странах как Великобритания, Германия и Польша. Об этом подробно - в новой рубрике нашей программы - "Панорама". Во второй части этого выпуска, а пока - вернемся к событиям последних дней.

На минувшей неделе специальная правительственная комиссия - по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике - обнародовала свои предложения правительству России в отношении новых пошлин на импортируемые в страну легковые автомобили. Спор о том, сколь высокими должны быть эти пошлины, ведется почти год. За это время проекты неоднократно менялись, а сами автомобилисты устраивали акции протеста... Предложения комиссии еще должны получить одобрение правительства, но, тем не менее, какова их, если можно так выразиться "идеология"? С этого вопроса мы начали разговор с экспертом в Москве, вице-президентом по развитию инвестиционной группы "АТОН" Александром Агибаловым:

Александр Агибалов:

В принципе, можно выделить две логических цепочки. Первое: автомобилестроение всегда является значительным источником бюджетных поступлений тех стран, где оно есть. Кроме того, автомобилестроение может являться так называемой "толчковой" отраслью для развития всей экономики. Что в свое время продемонстрировали Америка и Германия.

Понятно, что автомобилестроение играет существенную социальную роль, обеспечивая значительное количество людей рабочими местами. Причем не только в сборочном производстве, но и в смежных производствах. В принципе, одно место на сборочном конвейере дает порядка 10 рабочих мест в сопряженных отраслях.

Второе. Ни для кого не секрет, что российская автопромышленность довольно слаба. Понятно, что после того, как Россия вступит в ВТО и приведет свои ввозные пошлины на иностранные автомобили в соответствии с правилами ВТО, российским автомобильным заводам придется столкнуться с сильной конкуренцией иностранных производителей. И, скорее всего, она закончится не в пользу российской автопромышленности.

Поэтому цель этого нововведения - дать какую-то финансовую поддержку российской автопромышленности для того, чтобы через несколько лет, может быть через 5-10, они смогли хотя бы в какой-то мере конкурировать с иностранными автомобилями...

Сергей Сенинский:

По предварительным, разумеется, оценкам, как в целом может измениться - в случае одобрения правительством предложений комиссии - структура импорта зарубежных автомобилей в Россию по сравнению с той, которая наблюдалась в минувшем, 2001 году?

Александр Агибалов:

В 2001 году всего было ввезено порядка 250 тысяч автомобилей иностранного производства. Из них где-то 70-80 тысяч - "новые" автомобили. Что подразумевается под "новым" автомобилем? Это - автомобиль не старше 3-х лет. Остальные - это "подержанные" иномарки. Я думаю, хотя и нет официальной статистики по подержанным иномаркам, что порядка 60% от этих автомобилей - автомобили старше 7-ми лет.

Соответственно, соотношение между "новыми" и "подержанными" автомобилями после ввода пошлин, я думаю, должно составить примерно 1:2. И мне кажется, что это соотношение постепенно будет сокращаться в пользу "новых" автомобилей. И, прежде всего, благодаря сборке этих автомобилей в России. Ввод пошлин должен подтолкнуть иностранные автомобильные компании к открытию сборочных заводов в России.

Сергей Сенинский:

С вашей точки зрения, можно ли говорить о том, что предложения правительственной комиссии в отношении конкретных ставок новых пошлин есть некий "мягкий" вариант протекционизма? То есть и "защитить", вроде, отечественные автозаводы, и, одновременно, чтобы "карась не дремал"...

Александр Агибалов:

Знаете, повышение пошлин носит в России и социальный характер. Известно, что проводились акции протеста по всей стране в связи с планами значительного увеличения пошлин. Ведь первый вариант предполагал кардинальное увеличение пошлин по всем классам автомобилей, начиная от "новых" и заканчивая "семилетками". Тем не менее, несмотря на все эти протесты, комиссия вновь рекомендовала, хотя и довольно смягченный, но также не очень устраивающий потребителей новые пошлины.

Я согласен с выражением, чтобы российская автопромышленность "не дремала", что вполне уместно для этих пошлин. Поскольку правительство предложило некий компромиссный вариант именно для автомобилей от 3 до 7 лет. Сначала предполагалось повысить пошлины процентов на 29, а сейчас это повышение будет только на 10-17%.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве вице-президент по развитию инвестиционной группы "АТОН" Александр Агибалов.

Эстония известна как страна, в короткие сроки осуществившая почти полную приватизацию крупной промышленности, в том числе объектов инфраструктуры. Однако на минувшей неделе безрезультатно завершилась одна из самых крупных в новейшей истории страны приватизационных сделок.

Продолжавшиеся почти пять лет переговоры так и не привели к подписанию договора. Американской энергетической компании NRG Energy не удалось стать совладельцем двух крупнейших электростанций. Рассказывает наш корреспондент в Таллинне Ильдар Низаметдинов:

Ильдар Низаметдинов:

Еще в июне 2000 года правительство Эстонии единогласно одобрило условия договора о продаже почти половины акций Нарвских электростанций американской компании NRG. 8 января этого года тот же самый кабинет министров констатировал, что сделка с NRG - после многолетних переговоров - так не состоялась.

Что же произошло? Первые встречи представителей NRG и правительства Эстонии состоялись шесть лет назад. Американская компания, которая владеет десятками электростанций во многих странах мира, проявила интерес к готовящейся приватизации двух тепловых электростанций, расположенных в городе Нарва. Эти станции дают более 90% всей производимой в Эстонии электроэнергии. Топливом для них являются горючие сланцы, крупное месторождение которых находится здесь же, на северо-востоке страны. После продолжительных переговоров американская компания согласилась заплатить за 49% акций Нарвских электростанций 70 миллионов долларов. Кроме того, NRG обещала вложить в реконструкцию станций еще 360 миллионов долларов. При этом компания рассчитывала на ежегодную 12%-ую доходность на вложенный капитал, для чего действующие тарифы на электроэнергию должны были бы значительно возрасти. Многие специалисты и политики называли условия соглашения невыгодными для Эстонии, к такому же заключению пришла и американская консультационная компания McKinsey. Но при этом существовали оценки и прямо противоположные, и в итоге правительство Эстонии санкционировало сделку.

В сентябре прошлого года был подписан так называемый "мандатный" договор с тремя зарубежными банками, готовыми финансировать реконструкцию электростанций, - во главе с французским Societe Generale. После чего мало кто уже сомневался, что сделка вот-вот будет заключена.

Но дальнейшие переговоры с банками затянулись, поскольку они стали выдвигать всё новые условия. В частности, они потребовали нового договора страхования электростанций, а также дополнительных гарантий. В ситуации, когда сама NRG отказывалась закладывать своё имущество, эстонское государство тем более не желало выступать единственным гарантом кредита. В конце декабря прошлого года NRG, наконец, заявила, что готова дать односторонние гарантии кредита. Но было уже поздно. Сроки всех соглашений с эстонской стороной истекли, а договор с банками так и не был подписан. 8 января правительство объявило, что сделка с NRG не состоялась.

По словам Керсти Кальюлайд, советника премьер-министра, "власти Эстонии полагали, что частный инвестор сумеет получить большой кредит без дополнительных гарантий со стороны государства. Но после 11 сентября ситуация на рынках капитала заметно изменилась, и эти надежды не оправдались. В срыве сделки не виноват никто", - полагает советник эстонского премьера.

Власти Эстонии особо подчёркивают, что "этот проект исчерпал себя по экономическим, а не по политическим причинам". Администрация США выразила "разочарование" таким решением. В заявлении говорится также о том, что правительство Соединённых Штатов поддержит усилия NRG, направленные на достижение компромисса с эстонской стороной.

Между тем в самой Эстонии решение о прекращении переговоров приветствовали практически все политические партии. Премьер-министр Март Лаар заявил, что теперь вопрос о продаже пакета акций электростанций вообще не ставится и что необходимо искать другие источники их финансирования. Реконструкция электростанций уже началась и ведется пока за счёт собственных средств эстонской государственной энергетической компании.

Принявшее все описанные решения правительство Эстонии ушло в начале этой недели в отставку. Так что теперь судьбу Нарвских электростанций - останутся ли они в собственности государства или будет предпринята ещё одна попытка приватизации - предстоит решать уже новому кабинету министров.

Сергей Сенинский:

Ильдар Низаметдинов, наш корреспондент в Таллинне.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 11 января. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина:

Ирина Лагунина:

В течение десяти лет курс национальной валюты в Аргентине был жестко привязан к курсу доллара, и любая девальвация аргентинского песо была бы очень болезненной. Вот почему это решение много лет откладывалось. И лучшее, что есть в только что обнародованной экономической программе последнего правительства Аргентины, это именно движение в сторону "плавающего" валютного курса. В остальных аспектах она весьма непоследовательна и может лишь задержать экономическое возрождение, пишет "Экономист".

Новый министр экономики предлагает установить один, фиксированный, обменный курс для экспорта, наиболее значимого импорта и большинства финансовых операций - на 1,4 песо за доллар. А для всех остальных расчетов - свободный обменный курс, определяемый валютным рынком. Главный удар девальвации в этом случае примут на себя банки (принадлежащие, в основном, иностранцам), а также приватизированные компании инфраструктуры - энергетические, водного хозяйства и другие. По прогнозам, никаких дополнительных доходов от экспорта нефти, чтобы покрыть их убытки, не хватит.

Кроме того, "двойной" обменный курс лишь усилит диспропорции в экономике и еще больше стимулирует коррупцию. Лучше уж совсем "отпустить" курс песо, но передать бразды денежной политики Центральному банку.

Горькая правда для Аргентины заключается в том, что, прежде, чем наступит хоть какое-то улучшение, станет еще хуже, чем сегодня. Объявив дефолт по внешнему долгу, правительство обрекло себя на очень непростые переговоры с кредиторами. Хотя внятная экономическая программа могла бы помочь восстановлению доверия к стране и, не исключено, возвращению в страну примерно 20-ти миллиардов долларов, что "ушли" за рубеж в прошлом году.

Увы, Аргентину слишком долго считали успешной моделью рыночных реформ в Латинской Америке, и на всё возрастающие проблемы её экономики предпочитали не обращать внимания. Да, большая "открытость" экономики проявилась и в оттоке капиталов из страны, особенно возросшем в последние годы, и в том, что политика сельскохозяйственного протекционизма наиболее развитых стран мира лишила страны Латинской Америки, и Аргентину - в том числе, части экспортных доходов.

Но главные причины нынешних проблем кроются в самой Аргентине. Сочетание фиксированного валютного курса, бюджетного расточительства и накопленных долгов - это отнюдь не проявление "неолиберализма". Это просто - никуда не годная политика, заключает "Экономист".

Многие эксперты в США давно уже говорят о необходимости разделить единственную в стране, и - государственную, компанию пассажирских железнодорожных перевозок - Amtrak - на части. Вполне возможно, что время - пришло, пишет "Экономист", упоминая о докладе специальной комиссии по реформированию Amtrak, который будет представлен Конгрессу в феврале.

Еще пять лет назад, когда законодатели обсуждали, не прекратить ли вообще субсидирование компании, Amtrak удалось добиться промежуточного решения. Она получала разом 2,2 миллиарда долларов, но обещала стать прибыльной к концу 2002 года. Для наблюдения за тем, как именно будет выполняться обещание, и была создана специальная комиссия.

Уже к концу ноября прошлого года комиссия свои выводы сделала. Amtrak по-прежнему приносила лишь убытки, а потенциальные пассажиры вовсе не спешили перебираться с местных авиалиний в поезда. И комиссия начала готовить план реорганизации компании.

В нем два важнейших аспекта. Во-первых, пересмотр роли Amtrak в формировании самой политики пассажирских перевозок в стране. До сих пор в этой области действовало несколько правительственных агентств, но, по сути, Amtrak была предоставлена самой себе. И компания тратила доходы от немногих прибыльных линий на северо-востоке страны, чтобы субсидировать убыточные маршруты во всех остальных регионах. Теперь комиссия будет предлагать передать функции регулирования всей системы железнодорожных пассажирских перевозок в стране от Amtrak - правительству.

Во-вторых, комиссия считает целесообразным передать некоторые объекты дорожной инфрастуктуры в северо-восточных штатах от Amtrak в собственность новой, специально для этого создаваемой компании, тоже - государственной. Речь идет о тех немногих линиях между Вашингтоном, Нью-Йорком и Бостоном, инфраструктура которых - прежде всего, сами рельсы - находятся в собственности Amtrak. Всеми остальными железнодорожными путями в стране владеют частные компании грузовых железнодорожных перевозок.

Предлагаемые изменения превращают Amtrak, по сути, в обычную компанию-оператора поездов. Возможно, - одну из многих, если планы эти будут претворяться и дальше.... Но, как и во всех остальных странах мира, где проходит реформа железных дорог, сами компании сопротивляются им до конца, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного выпуска британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 11 января.

Продолжаем начатый в первой части этого выпуска разговор о пенсионных системах. Точнее - о роли в них государства и о том, сколько отчисляет на пенсионные накопления своего работника его работодатель, и сколько - сам работник. Напомню, что, по действующим правилам начавшейся в России с 1 января пенсионной реформы, обязательными являются отчисления только работодателя - 28% от зарплаты работника. Отчисления самого будущего российского пенсионера - пока - сугубо добровольные.

А теперь - об этом же и других положениях пенсионных в иных странах. Сегодня - о Великобритании, Германии и Польше - в новой рубрике нашей программы - "Панорама".

Наш первый сюжет - о пенсионной системе Германии. Рассказывает наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский:

Дмитрий Аскоченский:



Немецкое законодательство предусматривает сегодня обязательное пенсионное страхование всех наемных работников, чей ежемесячный доход - до уплаты подоходного налога - не превышает сегодня восьми с половиной тысяч марок или трех тысяч девятисот долларов. В Восточной Германии эта граница несколько ниже.

Государственные чиновники в Германии имеют свою систему пенсионного страхования. "Слугами народа" здесь становятся пожизненно, и это дает ряд привилегий. Например, пенсионные выплаты для этой категории работников полностью берет на себя государство.

В целом из 80 миллионов жителей Германии около 35 миллионов состоят сегодня в государственной системе пенсионного страхования.

Ежемесячный обязательный взнос в единый Государственный пенсионный страховой фонд составляет 19,1% от ежемесячной зарплаты и выплачивается пополам работодателем и самим работником.

Пенсионный возраст в Германии общий для мужчин и женщин - 65 лет. В последнее время все большую популярность приобретает так называемая "досрочная" пенсия, при выходе на которую, правда, человек теряет от 3% до 11% своей полной пенсии.

В соответствии с новым пенсионным законодательством полная пенсия составляет сегодня 60% от зарплаты на последней работе, но при условии, что в выплаты в пенсионный фонд производились не менее 40-ка лет. Еще в прошлом году эта сумма составляла 67% от зарплаты. Теперь размер полной пенсии снижен, но в качестве компенсации государство предоставило определенные налоговые льготы в отношении тех выплат, которые сами граждане могут производить в частные пенсионные фонды.

Система пенсионного обеспечения в Германии, как и во многих других европейских странах, построена на принципе так называемой "солидарности поколений". То есть работающее население, условно говоря, финансирует пенсию своих родителей, чтобы потом, в свою очередь, получать пенсию, за счет отчислений уже своих детей.

Необходимость начатой пенсионной реформы продиктована демографической ситуацией в Германии. Если сегодня, условно, полтора работника финансируют одного пенсионера, то к 2020 году, по расчетам, это соотношение составит 1:1. Уже нынешнее сочетание экономических и демографических факторов не позволяет поддерживать и дальше привычные высокие стандарты для немецких пенсионеров.

И потому в недалеком будущем следует, видимо, ожидать радикальных решений. Хотя - будет ли это повышение пенсионного возраста или новое снижение размера полной пенсии, либо что-то еще - пока говорить рано. По крайней мере, в нынешнем году, когда предстоят парламентские выборы, вряд ли правящая коалиция решится на непопулярные меры в области пенсионного обеспечения...

Сергей Сенинский:



Дмитрий Аскоченский, наш корреспондент в Бонне.

Итак, обязательные отчисления в государственный пенсионный фонд составляют в Германии 19,1% от заработка будущего пенсионера, и их вносят пополам - работодатель и сам работник: на каждого примерно по 9,5%. Отчисления в любые негосударственные пенсионные фонды - на усмотрение самого человека, государство лишь готово их стимулировать налоговыми льготами.

Следующий сюжет - о новой пенсионной системе Польши. Слово - нашему корреспонденту в Варшаве Ежи Редлиху:

Ежи Редлих:

С начала пенсионной реформы в Польше прошло ровно три года. Новая пенсионная система состоит из трех главных элементов. Первый - это государственный Фонд социального страхования, который - после полного внедрения новой системы - будет обеспечивать примерно половину пенсии человека. Второй элемент - частные открытые пенсионные фонды. Участие в них обязательно для всех работающих, которым к началу 1999 года не исполнилось 30 лет. Третий элемент - дополнительное и чисто добровольное страхование с целью увеличения будущей пенсии.

Главный принцип реформы - увязать пенсию с суммой пенсионных взносов и стажем работы. Для этого каждому работнику - как в государственном Фонде, так и в частных фондах - открываются личные счета, на которые и поступают все взносы; его состояние в любой момент работник может проверить.

Величина обязательных отчислений на будущую пенсию - 19,5% ежемесячной зарплаты. Половина этого взноса уплачивается работодателем, а вторая половина - самим работником, причем с этой целью заработная плата к началу пенсионной реформы в Польше была соответственно увеличена.

Этот пенсионный взнос делится пополам: одна половина переводится в государственный Фонд, другая - в частный. В частные фонды больше вносит работник, меньше - работодатель.

Сегодня в Польше действуют 17 открытых частных пенсионных фондов. Участниками самого крупного из них - польско-британского Commercial Union, - стали уже более двух миллионов человек, то есть каждый двадцатый житель Польши. В самом маленьком фонде - около ста тысяч пайщиков.

Деятельность частных фондов контролируется специально образованным государственным "Управлением по контролю за пенсионными фондами". Оно сначала выдает лицензию, а потом осуществляет оперативный и финансовый контроль. В частности, установлен лимит инвестирования в корпоративные бумаги - не более 5-ти процентов акции одной фирмы; а вкладывать пенсионные накопления в недвижимость или рискованные финансовые инструменты - вообще запрещено.

Первые пенсии по новой системе (то есть из двух или трех источников) начнут выплачиваться с 2003 года. Сегодня средняя пенсия в Польше составляет - в пересчете - 278 долларов в месяц, а самая низкая пенсия - 133 доллара. Средняя пенсия - это примерно 55% от среднемесячной заработной платы в целом по стране.

Пенсионный возраст остается таким же, как и до начала реформы: мужчины могут выйти на пенсию в 65 лет, женщины - в 60. Новая пенсионная система не запрещает пенсионерам продолжать работать.

Сергей Сенинский:



Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

Отметим, что в Польше объем обязательных пенсионных отчислений почти такой же, как в Германии - 19,5% от зарплаты. И так же, как в Германии, эту сумму - пополам - вносят работодатель и сам работник. Отличие в том, что обязательными являются отчисления не только в государственный фонд, но и в любой из частных.

И последний сюжет - о некоторых положениях пенсионной системы в Великобритании рассказывает наш корреспондент в Лондоне Михаил Смотряев:

Михаил Смотряев:

Как и во многих других странах, в Великобритании пенсии гражданам выплачивают не только государство, но и частные пенсионные фонды.

Механизм финансирования государственного пенсионного фонда (в Великобритании он называется National Insurance) прост: если совокупный доход человека - причем, за целый год - превышает сумму в 4535 фунтов (это примерно шесть с половиной тысяч долларов), то этот работник обязан перечислять в государственный пенсионный фонд от 3,85 до 10 процентов от суммы, которая превышает этот "пороговый" уровень. Верхний предел для этих отчислений, то есть максимальная зарплата, с которой производятся - по указанной шкале - отчисления в государственный пенсионный фонд, составляет 29900 фунтов в год - то есть примерно 45 тысяч долларов. Все, что свыше этого, при расчете отчислений на будущую пенсию уже не учитывается.

Это - пенсионные отчисления самого работника. Что касается его работодателя, то он перечисляет в государственный пенсионный фонд на счет работника еще 11,9%. Вновь - от той части заработка, которая превышает "пороговый" уровень...

Эта нехитрая схема обязательна для всех, и обеспечивает каждому человеку, достигшему пенсионного возраста, минимальный доход: на сегодня - примерно 67 с половиной фунтов в неделю - это около ста долларов. Для мужчин пенсионный возраст в Великобритании сегодня - 65 лет, для женщин - 60, правда, к 2020 году его планируется постепенно повысить также до 65 лет. По достижении восьмидесяти лет британские пенсионеры имеют право на увеличение причитающихся им выплат, хотя и не столь значительное.

Средняя зарплата в Великобритании сегодня составляет примерно 350 фунтов в неделю, а средняя пенсия - около 100 фунтов, то есть 28.5% от средней зарплаты. Однако 100 фунтов в неделю в Великобритании - сумма критическая: этих денег едва-едва хватит на пропитание, а ведь еще надо платить за свет, воду, телефон, лекарства...

Поэтому в Великобритании давно существуют и частные пенсии, которые в целом подразделяются на две категории: пенсии по месту работы и индивидуальные. Последние представляют собой своего рода долгосрочные вклады, управляемые специальными пенсионными финансовыми компаниями. Вклады эти каждый человек производит в том объеме и с той регулярностью, как ему заблагорассудится. Проценты по этим вкладам весьма велики, но и случаи банкротства таких пенсионных фондов - в результате различного рода финансовых махинаций - тут же попадают на первые полосы британских газет.

Пенсии же по месту работы аккумулируются пенсионным фондом каждого конкретного предприятия. Выплаты в этот фонд - сугубо добровольные и, как правило, не превышают 5% от суммы заработной платы. Управляются такие фонды или самим предприятием, или менеджерами, нанятыми со стороны, а само управление сводится к размещению средств фонда в различных банках на возможно более выгодных условиях - никаких "игр" на финансовых рынках со средствами этих фондов не допускается!

Частные пенсионные фонды государством в Великобритании не контролируются. И вообще, кроме причитающегося с них налога, британская корона не имеет к ним никакого отношения. В частности, деятельности этих фондов никак не затронет даже запланированная на этот год частичная пенсионная реформа - изменениям подвергнется лишь структура отчислений в государственный пенсионный фонд.

Сергей Сенинский:

Михаил Смотряев, наш корреспондент в Лондоне.

Как видим, в пенсионных системах всех трех стран, о которых мы сегодня рассказали - Германии, Польше и Великобритании - определенные отчисления на будущую пенсию самого работника - а не только его работодателя - являются обязательными. В России, где пенсионная реформа началась, напомню, с 1 января, каких-либо обязательных отчислений самого работника - помимо взносов его работодателя - не предусмотрено...

Энергетический кризис в Калифорнии - тема, к которой мы неоднократно возвращались в прошлом году - завершился тем, что, по сути, трансформировался в чисто финансовый. Электроэнергии теперь - в избытке, в отличие от денег на её оплату. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

Напомним, что энергетический кризис в Калифорнии возник из-за целого ряда причин. В числе основных называют и своеобразно проведенное в штате дерегулирование энерготарифов: электростанции получили свободу установления оптовых цен, а конечные, то есть розничные тарифы по-прежнему жестко регулировались. В результате на грани банкротства оказались компании, покупающих электроэнергию у электростанций и поставляющих ее потребителям.

Что сегодня происходит на энергетическом рынке Калифорнии? Мой собеседник - Гарри Акерман, директор находящейся в городе Сан-Хосе ассоциации Western Power Trading Forum, которая объединяет расположенные в западных штатах страны электростанции и организации, занимающейся оптовой и розничной продажей электроэнергии.

Гарри Акерман:

Кризис перешел в другую сферу. Теперь в штате - не энергетический кризис, а финансовый! Штат должен платить за всю ту электроэнергию, которую закупил в период кризиса, когда цены были очень высокими. Чтобы не оставить предприятия и жителей Калифорнии вообще без света, штат в период острого кризиса заплатил за электроэнергию не менее 11 миллиардов долларов.

В то время считали, что если заключить долговременные контракты с поставщиками, то в будущем временные резкие скачки цен уже не опасны. И власти Калифорнии заключили таких контрактов на сумму 43 миллиарда долларов.

Однако теперь выяснилось, что они - переплатили! Причем - во много раз! Из-за изменения погоды, из-за ввода в действие новых электростанций и по некоторым другим причинам цены на электроэнергию энергию вдруг резко понизились! Поэтому нужда в долговременных контрактах отпала, но - не освободив штат от обязательств платить по этим контрактам! В результате сейчас, когда вся американская экономика оказалась в рецессии, самый богатый американский штат - Калифорния - не знает, где найти деньги на обслуживание своего "энергетического" долга...

Владимир Морозов:

Но ведь закон о дерегулировани энергетического рынка и был принят в Калифорнии, чтобы за счет конкуренции снизить тарифы и цены!.. В чем причины такой серии неудач? И где гарантии, что все это не повторится?

Гарри Акерман:

Дело в том, что решение о методах децентрализации в Калифорнии было половинчатым, оно не создало действительно свободного рынка энергии. Закон о дерегулировании отменял контроль только за теми ценами, по которым электростанции продают энергию компаниям-оптовикам, поставляющим её конечным потребителям. Из-за временного дефицита стоимость одного мегаватт-часа в Калифорнии в 2000 году доходила до 3 тысяч долларов, что в 100 раз больше, чем она была всего за год до этого!!!

Но тот же закон запрещал повышать конечные цены - на энергию, поставляемую конечным потребителям. И они тратили эту энергию по-прежнему очень щедро, чем только усилили её дефицит. Когда решения принимает частный сектор, то его инвесторы или получают доход или несут потери. Но за решение калифорнийских политиков расплачиваются не они сами, а все жители штата.

Владимир Морозов:

Так или иначе, Калифорния вышла из энергетического кризиса. Однако ряд экспертов опасаются, что он может повториться. В частности, потому, что, со одной стороны, нынешнее энергетическое благополучие, а с другой стороны, рецессия американской экономики в целом, привели к приостановке сооружения нескольких новых электростанций.

Называются и другие причины. Например, Майкл Уормс, аналитик расположенной в Нью-Йорке финансовой консультационной компании Gerard Klauer Mattison напоминает, что слишком жаркое лето или слишком холодная зима могут вновь привести к дефициту электроэнергии и в Калифорнии, и в некоторых других регионах страны. Конечно, говорит эксперт, всегда составляются планы, как этого избежать, но в жизни все, как правило, идет не по плану - например, в самое неподходящий момент выходит из строя очень крупный генератор, как это уже случалось в Калифорнии.

Кстати, как повлиял ее опыт на планы создания свободного рынка электроэнергии в других американских штатах? Говорит Кен Роуз, старший экономист находящегося в городе Колумбус Национального исследовательского института проблемам регулирования экономики.

Кен Роуз:

Сейчас все несколько притормозилось. После кризиса в Калифорнии ни один другой штат не принял пока закона о дерегулировании рынка электроэнергии. Весьма осторожно приступили к этому дерегулированию те штаты, которые приняли этот закон раньше и в которых - избыток электроэнергии. Это штаты Техас, Мичиган и Виржиния. Будем надеяться на успех, но на всякий случай постучим по дереву.

Кстати, ни в одном из этих штатов энергетическая реформа не проводится так, как в Калифорнии. Все теперь учитывают ее опыт. Например, во время кризиса власти Калифорнии были вынуждены провести кампанию по экономии электроэнергии. Это и реклама, и денежные поощрения, которые предоставлялись отдельным потребителям и предприятиям, согласным, скажем, заменить свои старые кондиционеры на новые, более экономичные.

В результате только за последние 11 месяцев жители Калифорнии сократили потребление электроэнергии на 7%! Но тех же или гораздо больших результатов можно было добиться, если бы оптовым поставщикам энергии разрешалось повышать цены. Тогда бы они, эти потребители, под бременем высокой цены, и без всякой агитации и стимулирования со стороны властей сами снизили бы потребление до уровня, который позволяют их финансы. А сокращение потребления снизило бы и цены...

Хотя, справедливости ради, следует напомнить, что с не совсем удачной энергореформой совпала масса других неблагоприятных обстоятельств. Это и закрытие на ремонт нескольких крупных генераторов, и дефицит энергии в соседних штатах, где прежде можно было ее докупить. Это и низкий уровень воды в водохранилищах, что резко сократило мощность гидроэлектростанций. Тут и сильная жара, когда в квартирах и на предприятиях разом включают сотни тысяч кондиционеров...

Владимир Морозов:

Тем не менее, некоторые эксперты и политики Калифорнии, напуганные энергетическим кризисом прошлого года, требуют вернуться к прежней, дореформенной системе, когда власти жестко регулировали все цены на электроэнергию. Возможен ли в принципе такой шаг назад? Мнение Гарри Акермана, директора энергетической ассоциации западных штатов Western Power Trading Forum:

Гарри Акерман:

Нет, этого, думаю, не произойдет. Ведь с 1998 по 2000 год дерегулирование энергетического рынка развивалось в целом довольно успешно. Кризис произошел из-за редкого стечения внешних обстоятельств плюс - половинчатости самой реформы. Все знают, что существовавшее до 1998 года жесткое регулирование цен стоило Калифорнии слишком дорого. И до сих пор власти штата играют слишком большую роль в энергетической отрасли. В Калифорнии есть Управление по энергетике, Комиссия по энергетике и еще две штатных организации, которые чем-то там командуют, не производя ни одного киловатт-часа!..

Дерегулирование энергетики - общая тенденция во всех американских штатах. Если этот процесс и затормозился, то - временно и ненадолго. Политики теперь говорят о том, что власти каждого штата должны иметь план развития энергетики на будущее. На мой взгляд, это - слишком узкий взгляд на происходящее. Будущее в руках тех, кто участвует в свободном рынке энергии. Там не нужны детальные планы. План на этом рынке - конкуренция! Чем больше конкуренции, тем дешевле энергия! А потребители именно к этому и стремятся. А вовсе не к новому контролю со стороны штата...

Владимир Морозов:

По мнению моего собеседника, вмешательство правительства, но не штатного, а федерального требуется только для того, чтобы наладить более эффективную систему обмена электроэнергией между разными американскими штатами. И этим, напоминает Гарри Акерман, уже начала заниматься Федеральная комиссия по регулированию энергоснабжения...

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG