Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые налоги на малый бизнес в России. Послесловие к выставке CeBit-2002


- Российские лайнеры в аэропортах Европы.
- Новые налоги на малый бизнес в России. О планах правительства - автор налоговой реформы.
- Мобильные телефоны и персональные компьютеры. Что покупают сегодня и будут - завтра? Послесловие к выставке CeBit-2002
- Меняющийся мир: страны и рынки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Российские самолеты в аэропортах стран Европейского союза... Запрет на прием любых лайнеров, не отвечающих новым европейским требованиям по уровню шума авиадвигателей, вступает в силу с 1 апреля. В случае с Россией речь идет, в первую очередь, о лайнерах Ил-86, на которых держится большая часть российских чартерных рейсов, организуемых туристическими компаниями и агентствами, а также - Ил-76, на которых держатся грузовые авиаперевозки.

Пока в этой истории - мы говорим только о России - промежуточный финиш. Пригрозив ответными мерами, Москва - на переговорах с Еврокомиссией в Брюсселе - добилась согласия на отсрочку полного запрета. Служба гражданской авиации России уже подготовила список российских авиакомпаний, которым будет разрешено по-прежнему осуществлять чартерные рейсы в Европу. Судя по сообщениям из Москвы, в этот список вошли все авиакомпании, подавшие соответствующие заявки.

Однако проблема пока далека от разрешения. Дело в том, что договоренность в Брюсселе - в принципе - отнюдь не указ отдельным европейским странам. России все равно предстоит договариваться отдельно с каждой из них. Наш собеседник в Москве - аналитик инвестиционной группы "АТОН" Елена Сахнова:

Елена Сахнова:

Да, договоренность с Брюсселем не есть руководство к действию для всех стран. Но она является серьезным аргументом, на основе которого эти страны уже будут формировать собственное мнение.

Конкретно - российским самолетам разрешено садиться за пределами крупных городов. А практически все крупные аэропорты мира как раз так и расположены. Поэтому страны, которые больше всего нас в этом случае интересуют - Испания и Италия, смогут принимать российские самолеты в тех же аэропортах, что и раньше...

Сергей Сенинский:

Переговоры с Испанией и Италией, на долю которых приходится основная часть чартерных рейсов из России... Что известно об их итогах на сегодня?

Елена Сахнова:

Переговоры с Испанией и Италией пока не дали результатов. В частности, промедления с Испанией связаны с тем, что Испания хочет получить часть нашего туристического рынка и задействовать свои авиакомпании для перевозки российских туристов. Это - вполне объяснимо. Однако Россия не хочет отказываться, учитывая, сколь небольшие объемы перевозок сейчас вообще в России существуют...

Сергей Сенинский:

Есть ли сведения о том, что какие-то российские авиакомпании все же занимались переоборудованием своих лайнеров, чтобы они соответствовали новым европейским требованиям?

Елена Сахнова:

В отношении чартерных перевозок.... даже если такие данные и существуют, то нам ничего об этом неизвестно. Насколько я понимаю, у каждого чартерного перевозчика либо есть в запасе несколько ТУ-154М, которые смогут заменить ИЛ-86, либо есть возможность взять их в лизинг. Поэтому, видимо, чартерные перевозчики не хотят "бежать впереди паровоза" и просто ждут решения. Потому что на рынке без проблем можно взять в лизинг этот самолет...

Сергей Сенинский:

"Без проблем взять в лизинг", то есть приобрести в рассрочку, лайнер Ту-154М - видимо, речь не идет о новых лайнерах?...

Елена Сахнова:

Да, можно взять в рассрочку только не новый самолет. Потому что новые самолеты сейчас "Авиакором" не производятся. "Авиакор" - это самолетостроительный завод, который как раз и производит ТУ-154М.

Сергей Сенинский:

Вместо одного рейса "шумного" Ил-86 можно, конечно, организовать два рейса Ту-154М, который берет вдвое меньше пассажиров. Но какие есть данные о том, примут ли европейские аэропорты вдвое больше лайнерах на тех же рейсах?

Елена Сахнова:

Действительно, европейское небо достаточно загружено. Однако необходимо понимать, что в принципе, речь идет только о двух странах - Италия и Испания. Поток российских туристов, и, соответственно, количество чартерных рейсов, довольно велики. Поэтому, даже если Испания и Италия не пойдут на уступки России и не разрешат ИЛ-86 садиться даже за пределами городов, то, как мне представляется, их, в принципе, можно будет заменить ТУ-154М.

Но в этом случае необходимо понимать, что если один ИЛ-86 заменяется двумя ТУ-154М, то возрастают затраты на обслуживание, уплату налога аэропортам, за пролет над территорией, а также ряд других затрат. Поэтому возрастают расходы авиакомпании, как следствие, увеличиваются цены на авиабилеты, что, в конечном счете, повышает стоимость тура. И это все перекладывается на конечного потребителя...

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечала в Москве аналитик инвестиционной группы "АТОН" Елена Сахнова.

Правительство России предлагает изменить действующую систему налогообложения малого бизнеса. На наши вопросы отвечает в Москве автор российской налоговой реформы, ныне - первый заместитель министра финансов, Сергей Шаталов. Прежде всего, как - для предлагаемых новых налогов - определяется, что есть "малый бизнес"? По числу занятых или по обороту?

Сергей Шаталов:

Мы взяли два критерия, на основании которых определяется малый бизнес. Это - численность работающих и выручка. Для предприятий, которые могут перейти на новую систему налогообложения, число работающих не должно превышать 20 человек, а годовая выручка - не больше 10 миллионов рублей, что сегодня соответствует примерно 320 тысячам долларов США...

Сергей Сенинский:

В чем суть предлагаемых изменений?

Сергей Шаталов:

Выделю только главные моменты и главные преимущества, которые получают налогоплательщики, кто подпадает под новую систему.

Во-первых, им не требуется вести полноценного бухгалтерского учета, достаточно иметь книгу покупок и продаж. Во-вторых, они могут пользоваться кассовым методом - определять доходы и расходы по получении денежных средств или по их расходу. То есть нет метода начисления. Налоги уплачиваются ежеквартально, а не ежемесячно.

Основной базой налогообложения является, если можно так сказать, чистая прибыль. То есть доходы минус все расходы. Причем все расходы принимаются к вычету немедленно, а не так, как для большинства предприятий. В частности, расходы на капиталовложения принимаются в полном объеме сразу же по их осуществлению, а не через режим амортизации, который позволяет возместить эти расходы только в течение нескольких лет.

Для таких налогоплательщиков отменяется также единый социальный налог. И они уплачивают за своих наемных работников только взносы на обязательное пенсионное страхование.

И, наконец, для тех, кто перейдет на эту систему, а переход предполагается добровольный, отменяется налог с продаж, налог на добавленную стоимость и налог на имущество...

Сергей Сенинский:

Вы говорите о базовой модели - налоге на прибыль по ставке 20%. А второй из предлагаемых вариантов - налог на весь доход?

Сергей Шаталов:

На ближайшие два года предусмотрено, что налогоплательщики смогут по своему выбору, кроме этой базовой системы налогообложения, выбрать очень похожую систему, которая отличается только тем, что налоговой базой является уже вся полученная выручка в результате предпринимательской деятельности. А ставка налога будет не 20%, а только 8%.

Кроме того, налогоплательщик, перешедший на уплату налога с выручки, может уменьшить общую сумму налога, по этим правилам, на сумму взносов на пенсионное страхование, которое он уплатил за своих работников.

Сергей Сенинский:

Какой из двух предлагаемых налогов окажется для того или иного бизнеса предпочтительнее - зависит, видимо, от рода деятельности?..

Сергей Шаталов:

Безусловно. Вид предпринимательской деятельности будет определяющим для налогоплательщиков. Для некоторых видов деятельности налоги с выручки являются просто непомерными. И они "разумны" только для тех предприятий, где высока доля добавленной стоимости и высока рентабельность.

Более правильным способом налогообложения, конечно, является построение модели налога на основе чистой прибыли. И именно поэтому мы и взяли чистую прибыль как базовую схему, которая должна, как единственная уже, применятся через два года после введения новой системы.

Сергей Сенинский:

Вы могли бы пояснить это на примерах?...

Сергей Шаталов:

Как правило, налоги, которые уплачиваются с выручки, являются чрезвычайно неудобными для, например, торговли. Здесь велика доля затрат на приобретение товаров, а дополнительная выручка (торговая надбавка, которую и зарабатывает предприниматель) не очень высока. Для таких предприятий, скорее всего, будет предпочтительнее определение налоговой базы по чистой прибыли.

Рассмотрим другой вариант. Например, я оказываю консультационные услуги. И здесь мои затраты минимальны. В то же самое время, мои услуги стоят дорого. В этом случае 8% ставка налога на выручку, при минимальных затратах, для меня будет совершенно однозначно предпочтительнее, чем 20%-ая ставка.

Сергей Сенинский:

Однако спустя два года возможности выбрать один из двух налогов уже не будет?..

Сергей Шаталов:

Да, совершенно верно. Мы предполагаем, что выбор - это условие переходного периода на ближайшие два года. А через два года, мы надеемся, будет действовать уже одна система. Более справедливая и равномерно облагающая налогом разные виды бизнеса. Система, основанная на налогообложении чистой прибыли...

Сергей Сенинский:

Каковы - по планам - сроки введения новшества?

Сергей Шаталов:

Мы очень надеемся, что уже в весеннюю сессию нам удастся провести эти законопроекты через Думу. И с 1 января следующего года они вступят в силу.

Сергей Сенинский:

На ваш взгляд, в какой степени новая система способна будет предотвратить акции протеста предпринимателей, подобные тем, которые на минувшей неделе прошли в Сочи? Там речь также шла об одном из действующих налогов на малый бизнес - так называемом "налоге на вмененный доход"?

Сергей Шаталов:



В целом мы надеемся, что такие ситуации не будут повторяться при новой системе налогообложения. Но здесь мне хотелось бы затронуть еще одну тему.

Говоря о той системе налогообложения, которую мы предлагаем как основную, независимо от того, будет или не будет выбора в будущем, для некоторых видов бизнеса мы предполагаем сохранить налогообложение на основе вмененного дохода. Это то, против чего недавно протестовали в городе Сочи. Точнее, не против самой системе, а против ее интерпретации на местном уровне...

Мы предусматриваем для общественного питания, транспорта, некоторых видов бытовых услуг сохранить вмененную систему налогообложения, когда на основе некоторых коэффициентов и базовой доходности определяется тот доход, с которого нужно уплатить налог. И здесь уже не столь принципиально, сколько на самом деле заработает налогоплательщик. Сумма налога, которая ему определяется, устанавливается заранее.

Эта система у нас тоже будет действовать. И примерно в том же виде, в котором она существует сегодня. Просто резко сокращается число видов деятельности, где в обязательном порядке по решению местных властей будет применяться такая система.

Введение коэффициентов доходности, особенно - в зависимости от сезона, является достаточно оправданным. Но в то же самое время, местные власти должны сохранять какие-то разумные подходы к определению этих коэффициентов. Потому что очень легко "перегнуть" и выставить такую доходность, которая окажется совершенно непосильной для конкретного налогоплательщика...

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечал первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 29 марта. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:



Почему США пережили последнюю рецессию относительно легко, вопреки прогнозам? Отчасти потому, что рост производительности труда на этот раз оказался куда большим, чем во время предыдущих спадов. Однако еще более значимым фактором оказался устойчивый потребительский спрос. Несмотря на рост безработицы и падение курсов акций, в которые было вложено немало накоплений, потребители по-прежнему много тратили, в том числе - на покупку новых домов, пишет "Экономист". Низкие процентные ставки по кредитам на покупку жилья, делали его доступнее, чем в другие времена.

Соответственно, рост цен на жилье в США, составивший в прошлом году 9%, в значительной мере компенсировал потери многих американцев на фондовом рынке. Две трети жителей страны имеют собственное жилье и рост его стоимости, как семейного актива, позволял им спокойнее относиться к новым тратам.

Проведенное нами исследование, продолжает "Экономист", показывает, что подобные процессы были характерны в последнее время не только для США. Во многих других странах - от Великобритании и Австралии до Франции и Испании (исключением стали Германия и Япония) - цены на жилье росли самыми быстрыми темпами за последние 20 лет. А низкие темпы инфляции позволили центральным банкам этих стран, как и в США, удерживать процентные ставки на низком уровне, делая банковские кредиты доступнее.

Конечно, цены на жилье не могут постоянно расти такими темпами, как сегодня. Но сами по себе они вспять не повернут - это может стать следствием лишь крутого повышения процентных ставок. Однако урок, который следует усвоить потребителям, заключается в том, что их траты не могут вечно превышать заработки. Цены на жилье спасли на этот раз и Америку, и остальной индустриальный мир от глубокого спада, но необходимость жить по средствам никто не отменял, заключает "Экономист".

На грани краха оказались в последние дни две очень крупных немецких компании. 21 марта стало известно о банкротстве строительной корпорации Holzmann, которая, кстати, дважды восстанавливала Рейхстаг. А спустя несколько дней Лео Кирх, основатель и владелец гигантской медиа-империи, оказался на грани утраты контроля над ней - причем контроль этот может перейти к зарубежным владельцам, включая Руперта Мердека. Альтернативой может быть лишь банкротство. Однако обе эти истории - не самые плохие знаки для немецкой экономики в целом. Скорее, наоборот, пишет "Экономист".

В 2000 году в Германии произошло, казалось, невозможное. Преодолев немыслимое сопротивление, британская корпорация Vodafone AirTouch купила немецкую компанию Mannesmann. С тех пор ничего подобного в стране не случалось. Однако события последних дней показывают, что в корпоративной Германии все же что-то меняется. Три года назад канцлер Шрёдер спас ту же Holzmann, гарантировав компании государственную поддержку. Сегодня г-н Шрёдер уже не вмешивается в дела компании, даже в канун очередных выборов.

Кроме того, недавно специальная правительственная комиссия разработала кодекс корпоративного управления для немецких компаний. И что бы ни говорили о нем критики, он являет собой значительный шаг вперед от тех - еще недавних времен, когда менеджеры просто отмахивались от любых вопросов акционеров компаний.

Вынуждены приспосабливаться к новым условиям и немецкие государственные банки. Под давлением Евросоюза было решено, что с 2005 года они уже не смогут пользоваться финансовой поддержкой региональных правительств. Привлекать деньги и, соответственно, выдавать кредиты им придется уже на коммерческих условиях.

Однако, если такие перемены уже происходят, то почему немецкая экономика - в столь неустойчивом положении? Ответов может быть много, но важно, чтобы эти перемены не были остановлены, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 29 марта.

Мировой рынок мобильных телефонов и персональных компьютеров. Что покупают на нем сегодня, в отличие от "вчера", и что станут покупать завтра? Какие тенденции на этом рынке наглядно проявились на крупнейшей выставке индустрии информационных технологий CeBit, которая ежегодно проходит в немецком Ганновере? Очередная выставка завершилась на прошлой неделе - CeBit-2002. На вопросы нашей программы отвечают эксперты из Германии, Великобритании и Соединенных Штатов. С ними беседовали наши корреспонденты: в Мюнхене - Александр Соловьев, в Лондоне - Михаил Смотряев, в Нью-Йорке - Владимир Морозов. Тему открывает - из Мюнхена - Луис Праксмарер, президент аналитической компании Meta-Group:

Луис Праксмарер:

В предыдущие годы на выставках CeBit интерес фокусировался прежде всего на продукции для крупных компаний, а экспозиции новинок индустрии информационных технологий для мелких предпринимателей или вообще частных лиц были куда скромнее. И вдруг в этом году (на СeBiT-2002) в центре внимания - именно мобильные персональные системы - как в секторе мобильных телефонов, так и секторе различных портативных компьютерных устройств. То есть сферы их применения - в бизнесе и частной жизни - сильно сблизились. И это, пожалуй, главная тенденция последнего времени, которую, может быть, не все своевременно заметили, но предчувствовали, что она грядет.

В центре внимания на выставке этого года оказались мобильные теле- и радиосистемы - с технологиями I-MODE, E-PLUS, а также так называемая "конечная" аппаратура, занимающая место между мобильной рацией и мощным ноутбуком, который, в принципе, уже по всем параметрам соответствует стационарному компьютеру.

Знаете, я бы сказал, что сейчас индустрия информационных технологий переживет своего рода неоренессанс, который выражается в однозначном стремлении к полной мобильности и сближении частных и профессиональных интересов пользователей. А вот прежние воодушевление и эйфория по поводу новейших технологических разработок, которые были характерны для этого рынка в последние годы, теперь улетучились. Что, в конечном итоге, отразилось и на количестве посетителей выставки в Ганновере.

Нил Мостон, аналитик исследовательской компании Strategy Analytics:

Мобильные телефоны - это продукт, в первую очередь, для массового потребителя, и потому важно, чтобы производители всегда учитывали его интересы. В прошлом не производители больше заботились о технологиях, а не нуждах потребителей.

Хорошим примером является WAP - одна из технологий беспроводной связи, или "ВАП", как её иногда называют. Вместо того чтобы уделить больше внимания предлагаемым благодаря этой технологии услугам, которые могли бы заинтересовать покупателя, компании просто предлагали ему "технологию WAP", а он, в свою очередь, спрашивал: "А что это такое?" Поэтому очень важно было (как для частных пользователей, так и бизнесменов) описать, какие выгоды и удобства в повседневной жизни и работе могут принести новые технологии. Причем так, чтобы люди это понимали и захотели бы купить.

Сергей Сенинский:

Еще недавно тон на рынке продуктов индустрии высоких технологий задавали сами технологии. Теперь - времена изменились....

Луис Праксмарер:

Сегодня в этом секторе индустрии тон задает именно потребительский спрос. Иначе говоря, производится то, за что покупатель действительно готов платить. Конечно, всегда найдутся те, кто готов заплатить любые деньги за последнее слово техники. Но таких - очень немного, а инвесторы ориентируются именно на массового потребителя.

К примеру - история с сетями мобильной телефонной связи "третьего поколения". Только в нескольких странах Европы за лицензии на соответствующие частоты компании выложили 100 миллиардов евро! В сумму от 200 до 400 миллиардов обходится вся инфраструктура. И вдруг все занервничали - биржа, банки и, естественно, сами производители. Они срочно кинулись на поиски некоей "супер-услуги", некоего "супер-приложения" - такого нового вида сервиса, ради которого массовый абонент действительно будет готов "раскошелиться". Менеджеры компаний информационных технологий, выкладывая десятки миллиардов за частоты будущей мобильной телефонной связи, не вполне представляли, за счет чего они будут окупать эти затраты уже в ближайшее время.

Безусловно, технические возможности систем мобильной телефонной связи следующего, "третьего" поколения - огромны. Впрочем, было и остается одно "но". Не хватает "всего лишь" готовности потребителя покрыть своими расходами гигантские затраты компаний мобильной телефонной связи. Во-первых, не так-то легко сейчас найти потребителей, которые готовы бесконечно тратить деньги на последние технические новинки, а во-вторых, покупают , как правило, именно то, что действительно может потребоваться. Вот почему сегодня четко вырисовывается тенденция дальнейшего развития уже известных систем - таких GSM или GPRS. Необходимые для этого затраты составляют лишь малую часть тех средств, которые необходимы для создания и использования сетей мобильной телефонной связи "третьего" поколения.

Это, кстати, и становится главным тормозом для их развития. Во всяком случае, до тех пор, пока абоненты не будут готовы платить за новую систему, или услуги этих новейших сетей не станут дешевле и тем самым - доступны широкому потребителю.

Роб Эндерле, сотрудник консультационной компании Giga Information Group:

Знаете, производители мобильных телефонов заметили, что шквал новых моделей, которые они наперебой предлагают, зачастую сбивает покупателей с толку и просто отпугивает их от магазинов. Моделей столько, что в различиях между ними неспециалистам очень трудно разобраться. Еще одно препятствие - цена большинства предлагаемых новшеств.

Например, с помощью мобильных телефонов можно пересылать не только простой текст, но звуковые и видеофайлы, или фотографии, сделанные при помощи вмонтированной в телефон камеры. По совместительству мобильный телефон станет еще и фотоальбомом и магнитофоном. То есть дело идет к стиранию граней между собственно мобильным телефоном и портативным компьютером. Но - лишь часть этих дополнительных функций может увеличить цену самой "трубки" уже на треть. А специальные опросы и исследования рынка показывают, что покупатель готов выложить всего на 10% больше, чем он тратит сегодня.

Так что ближайшая задача - удешевление новых услуг и изделий. А пока, чтобы не упали прибыли, компаниям приходится несколько повременить с "революционными" новинками и совершенствовать уже существующие модели. Финансовые проблемы уже затормозили внедрение мобильной телефонной связи "третьего поколения" и в Европе, и в США. У компаний просто не хватает денег на его внедрение. А цены на соответствующие услуги выходят настолько высокими, что потребители просто отказываются подписываться на новый набор услуг.

Гораздо лучше - в этом смысле - дела у японских компаний. Они действуют на сравнительно небольшой территории и, главное, уже нашли несколько эффективных удешевляющих эти услуги технических решений...

Сергей Сенинский:

Возвращаемся в Лондон. Нил Мостон, аналитик исследовательской компании Strategy Analytics. Рынки мобильной телефонной связи в США, Западной Европе и Юго-Восточной Азии в ближайшие год-два...

Нил Мостон:



Что касается Западной Европы, то, на наш взгляд, основной ставка в ближайшие 2-4 года будет делаться на технологии GPRS и - мультимедийных сообщений - MMS.

GPRS, это так сказать формат мобильной связи "поколения два с половиной", принесет с собой и цветные мониторы мобильных телефонов, и возможность принимать и передавать цветное изображение - возможно, даже движущееся, хотя это и маловероятно в Западной Европе в ближайшие несколько лет.

В странах Юго-Восточной Азии, по нашим прогнозам, упор будет делаться на дальнейшее развитие сетей мобильной связи "третьего поколения". В Японии технология передачи движущегося изображения, разработанная компанией DоCоMо, уже появилась на рынке. Два других крупных японских оператора мобильной связи также готовятся к запуску своих сетей "третьего поколения" уже в этом году. Примерно те же планы - в Южной Корее.

И, конечно, в Японии стремительно набирает популярность технология I-Mode, очень похожая на технологию GPRS в том, что с ее помощью можно делать. Считается, что I-Mode сейчас все больше сближается собственно технологиями сетей "третьего поколения".

В США, по прогнозам, особое внимание, как и в Европе, также будет уделено GPRS, большим цветным экранам мобильных телефонов, а одним из ключевых факторов станет их внешний вид и форма. Получит дальнейшее развитие так называемая "усовершенствованная технология GPRS", которая еще ближе к технологиям сетей мобильной телефонной связи "третьего поколения" - так сказать, "поколение два и три четверти".

Сергей Сенинский:

Соотношение телефонов мобильных и стационарных. Каковы прогнозы на ближайшее время? Из Мюнхена - Луис Праксмарер, компания Meta-Group:

Луис Праксмарер:

По нашим данным, количество стационарных телефонных точек увеличивается примерно на 5% в год. Сегодня в мире насчитывается около одного миллиарда стационарных телефонов, и поэтому такой прирост фактически можно назвать стагнацией.

При этом мобильная телефонная связь развивается гораздо быстрее, а количество самих мобильных телефонов увеличивается примерно на 28% в год. Кроме того, их общее количество в мире уже в прошлом году сравнялось с количеством обычных, стационарных телефонов. А в 2005 году во всем мире мобильные телефоны будут уже преобладать однозначно.

В западных странах рынок обычных телефонов в основном насыщен, но, тем не менее, каждый член семьи, независимо от возраста, предпочитает иметь свой мобильный телефон. Если говорить о развивающихся странах, то во многих из них создавать практически с нуля инфраструктуру обычной телефонной связи, прокладывать кабели - слишком сложно, долго и дорого. Поэтому им проще развернуть системы мобильной связи. Кстати, самый крупный рынок стандарта GSM возник сейчас в Китае. Там насчитывается на данный момент 85 миллионов мобильных телефонов. Еще несколько лет назад никто даже предположить не мог такой перспективы. Ну, а в целом к 2005 году, по нашим прогнозам, количество мобильных телефонов во всем мире по меньшей мере в два раза превысит число стационарных точек.

Сергей Сенинский:

А теперь - о некоторых тенденциях на рынке персональных компьютеров. Начинает - из США - Роб Эндерли, сотрудник консультационной компании Giga Information Group:

Роб Эндерли:

Эпоха персональных компьютеров, какими мы их знаем, близится к завершению. Сегодня на долю разного рода портативных компьютерных устройств приходится 25% рынка, а настольных компьютеров - 75%. Но уже в ближайшем будущем можно ожидать, что лэптопы и другие, еще более портативные устройства, придут на смену настольным компьютерам, и соотношение станет уже обратным. Хотя в этом году и продается не так много лэптопов, как ожидали аналитики.

Настольным компьютерам, чтобы выжить на рынке, приходится меняться. Так называемый системный блок - то, что и есть собственно компьютер - это уже не ящик, а небольшая коробочка, которую можно упрятать в клавиатуру. Вместо похожих на телевизоры мониторов все больше появляется плоских. Пользователям не нужно, путаясь в проводах, соединять между собой разные устройства, это сделает беспроволочная технология.

Сергей Сенинский:

Соотношение настольных и мобильных компьютеров - сегодня и через год-два? ..

Луис Праксмарер:

Судите сами: если в 1999 году настольных персональных компьютеров в мире было в четыре раза больше, чем мобильных, то уже в будущем, 2003 году - эта разница сократится вдвое - на каждые два PC будет приходиться один лэптоп или ноутбук. В прошлом году и мы, и другие аналитики с удивлением обнаружили, что даже частные лица, которые, как правило, отдают предпочтение более дешевым и одновременно прочным продуктам, стали покупать мобильные компьютеры. Сегодня из общего числа лэптопов и ноутбуков около 10 - 15% находится в руках именно частных пользователей. И это лишний раз подтверждает тенденцию к большей мобильности отнюдь не только в предпринимательских кругах.

Стремление среднестатистического пользователя иметь при себе свой компьютер во время поездок и даже в отпуске, иметь постоянный доступ к своей электронной почте или к Интернету вполне объяснимо. Одновременно, по нашим прогнозам, и в сфере бизнеса мобильной аппаратурой, имеющей прямую связь с сервером компании или предприятия, уже в ближайшем будущем будут владеть около 40% предпринимателей в развитых странах.

Особый интерес представляет для нас ответ на такой вопрос: будут ли это различные аппараты или же - один, который совместит в себе качества и возможности многих аппаратов? Мы предполагаем, что один потребитель будет пользоваться двумя-тремя различными аппаратами. А это, в свою очередь, предполагает очень надежную связь между ними.

Сергей Сенинский:

Возвращаемся в Лондон. Прогнозы аналитиков компании Strategy Analytics:

Нил Мостон:

Что касается ближайшего будущего рынка персональных компьютеров, то все больше потребителей станут покупать лэптопы и - еще меньшие - карманные компьютерные устройства, цены на которые довольно быстро падают. Настольные РС, конечно, будут по-прежнему неплохо продаваться, однако часть этих продаж отберут лэптопы.

По оценкам нашей компании, если сегодня 60-65% покупателей приобретают карманные компьютеры для своих личных нужд, то к 2006 году эта доля возрастет до

70-75%. Многие из тех, кто покупает такие карманные устройства для личного пользования, очень скоро начинают использовать их и на работе, так что разница между частным и деловым пользователем постепенно стирается.

Недостаток карманных компьютеров - их все еще довольно высокая цена, поэтому в ближайшем будущем большая часть мобильных услуг будет осуществляться через мобильные телефоны. Однако постепенно карманные компьютеры будут становиться все более доступными и удобными для потребителей.

В Северной Америке разного рода портативные компьютерные устройства используются чаще, чем в остальном мире, хотя и парк обычных, настольных РС там также весьма велик.

А в некоторых странах Юго-Восточной Азии - например, в Японии - настольные РС, наоборот, распространены не столь широко. И это - одна из причин, почему технологии мобильного выхода в Интернет - типа I-Mode - приобрели там такую популярность.

Так что региональные различия на этом рынке, конечно, существуют, но общая тенденция - значительный рост продаж и лэптопов, и карманных компьютеров в ближайшие 2-5 лет.

Сергей Сенинский:

И еще один аспект - мобильный выход в Интернет с помощью компьютера. Луис Праксмарер, президент исследовательской компании Meta-Group, Мюнхен:

Луис Праксмарер:

Если говорить о мобильном выходе в Интернет, то пока этот рынок находится в начальной стадии развития. Например, компьютеров, имеющих выход в Интернет с использованием беспроводных систем, - почти в 10 раз меньше, чем тех, которые подключены с помощью обычных телефонных линий. Количество пользователей, имеющих беспроводной выход в Интернет увеличивается в мире примерно на 80% в год. Но число абонентов, использующих для выхода в Интернет стационарные телефонные линии, растет еще быстрее.

Однако вскоре картина изменится. Мы предполагаем, что уже к 2005 году число абонентов, использующих беспроводной выход в Интернет, составит уже половину от числа тех, кто использует обычную телефонную связь. Впрочем, немаловажную роль здесь будет иметь фактор скорости передачи информации. Ведь пользователь наверняка захочет смотреть и фотоснимки, и видеоклипы, и фильмы.... А для того, чтобы сберечь время и сохранить качество, он все-таки будет вынужден прибегать к стационарной связи.

Ну, и, конечно, в недалеком будущем исчезнут границы между деловым и сугубо частным использованием возможностей Интернета.

Сергей Сенинский:

Мобильные телефоны и персональные компьютеры. Послесловие к технологической выставке CeBit-2002. Спасибо всем нашим собеседникам - в Мюнхене, Лондоне и Нью-Йорке.

"Меняющийся мир: страны и рынки".

Ирина Лагунина:

"Рынок накажет любого махинатора" - комментарий в немецкой газете Welt.

Экономические новости полны сообщений о подлогах и мошенничестве. В Америке в ходе расследования банкротства корпорации Enron выясняется невообразимая "криминальная энергия" ее руководителей. Проблемы и убытки постоянно скрывались, руководство - обогащалось, а работники и акционеры компании - наоборот - свои деньги теряли.

Аналогичная, судя по всему, ситуация - с ирландским банком Allied Irish. Менеджер по валютным операциям не один год получал там комиссионные, а в результате его мошенничества банк потерял более полмиллиарда долларов.

Еще пример, европейский - руководители шведско-швейцарского концерна АВВ Перси Барневик и Гёран Линдал. Их действия, хотя и не преступны, но, тем не менее, бесстыдны. Уходя в отставку, они "отхватили" - дополнительно к пенсии - единовременные пособия - на сумму почти в 350 миллионов евро. На этом фоне, например, провинциальные немецкие скандалы с коррупцией политиков кажутся мелочью.

В такой ситуации отнюдь не только "антиглобалисты" говорят об "аморальности" капитализма. Однако сам по себе этот тезис не выдерживает никакой критики. Во-первых, он исходит из того, что экономика, мол, существует сама по себе. Но ведь представления о "добре и зле" сотрудников и руководителей отнюдь не меняются, когда они вступают на территорию предприятия. С чего это люди будут вести себя с партнерами и коллегами по бизнесу более "нравственно", чем, скажем, с друзьями, родственниками или супругами? Уровень правосознания в обществе и уровень коррупции в экономике вполне соответствуют друг другу.

Другой тезис. Утверждается, что, мол, капитализм делает чрезмерную ставку на личную выгоду, тем самым давая волю "темным" сторонам природы человека и камуфлируя это разговорами о свободной конкуренции. Однако те, кто придерживается подобной точки зрения, просто не хотят осознать феномен, который Адам Смит 200 лет назад назвал "невидимой рукой". Предприниматель, конечно, вкладывает свои деньги ради получения выгоды, но этим же приносит пользу и другим людям - создавая, например, новые рабочие места. Благотворительностью люди тоже начинают заниматься из соображений личной пользы. Получается, что именно рыночное хозяйство использует в благих целях не лучшие человеческие качества. И по сути своей рыночная экономика нравственна, более того, нравственнее любой другой.

Конечно, из этого не следует, что на свободном рынке не остается места "темным" делам. Увы, ради денег человек способен на многое. Поэтому и в экономике должны быть правила игры, за соблюдением которых - в крайних случаях -должно следить государство. Хотя здесь и возникает проблема. В эпоху глобализации экспертам, как государственным, так и частным, все труднее бывает контролировать дела гигантских транснациональных корпораций. В случае с той же Enron, скажем, авторитетные аудиторы имели дело с фальсифицированной бухгалтерией, и они совсем не обязательно должны были быть подкуплены.

Но если ни государственные, ни частные ревизоры не могут гарантировать "чистоты" экономики и справедливости конкуренции, тогда - кто же? - Получается, никто. И все-таки у рыночной экономики есть структура-корректор. Это - финансовый рынок. На банкротство компании Enron он отреагировал более чем однозначно. Все просто: на инвестиции, приток новых денег может рассчитывать только тот бизнес, у которого - "прозрачная" структура, понятная стратегия и "чистая" бухгалтерия.

Аналитики, менеджеры и мелкие инвесторы боятся сегодня новой болезни экономики - "энронитиса" - и потери своих денег. Этот страх имеет мало общего с моралью, но в данном случае он работает по Адаму Смиту - на общее благо, заключает немецкая газета Welt.

Иван Толстой:

"Одиночество Японии" - о чем, в контексте развития мировой экономики, пишет швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung.

Сегодня из всех трех основных экономических центров мира - США, Европы и Японии - поступают оптимистические новости. Но за ними скрываются разные исходные положения. Японию британский журнал Economist недавно назвал "неэффективной страной". Вот уже 10 лет она не может избавиться от последствий краха 1991 года - на биржах и на рынке недвижимости. За это время на японских островах сформировался опасный коктейль внушительного дефицита бюджета, дефляции и политического застоя - парализующий экономику и требующий долгосрочных мер по её нормализации.

США и идущая за ними Европа сейчас тоже оправляются от последствий экономического бума. Так что же, им, как и Японии тоже грозит "потерянное" десятилетие? - Нет. По двум главным причинам. Во-первых, в 1991 году в Японии кризис разразился в секторе недвижимости и серьезно подорвал уровень потребительского доверия. В США и Европе, между тем, и после спада "новой экономики" граждане не стали тратить меньше. Во-вторых, структурные предпосылки для нового подъема и в США, и в Европе - несравнимо лучше, чем в Японии. Американские и европейские рынки гибче реагируют на изменение обстоятельств. Например, в США в последнем квартале прошлого года спрос на инвестиции сократился на 25%! Но компании и предприятия быстро приспособились к новой ситуации, уменьшив, в случае необходимости, количество занятых на них работников. При этом многие из них быстро нашли новую работу.

Европейские рынки, правда, не столь динамичны, как американские. "Болото", в котором увязли реформы в трех крупнейших странах "зоны евро", вряд ли стимулирует ускоренный экономический рост. Однако это отчасти может компенсировать обострение конкуренции внутри Европейского Союза с появлением единой валюты - евро. Так что на фоне процессов в США и Европе создается впечатление, что Япония чуть ли не обречена на конъюнктурное отставание, - пишет швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung.

Сергей Сенинский:

Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG