Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гарантии по частным вкладам. Финансовый кризис в Аргентине. Тарифы на газ и электроэнергию в России


- Гарантии по частным вкладам в банках России.
- Финансовый кризис в Аргентине: правительство блокирует банковские счета.
- Рынки и потребители. Тема этой рубрики сегодня - тарифы на газ и электроэнергию в России: нынешние и грядущие.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Законопроект о гарантиях по частным вкладам в банках России - один из самых известных законодательных "долгостроев". Разные его варианты обсуждаются не первый год, в Государственной думе были предприняты несколько попыток его одобрить. Но каждый раз - на той или иной стадии процедуры - законопроект так и оставался проектом. И вот теперь, по планам, он должен быть рассмотрен в Думе еще до конца нынешней, весенней сессии. Наш собеседник в Москве - ведущий разработчик этого законопроекта, глава подкомитета Государственной думы по банковскому законодательству Павел Медведев:

Павел Медведев: Ситуация вокруг закона о гарантировании вкладов граждан в банках в последние несколько недель изменилась кардинальнейшим образом и - в положительную сторону, чему я, конечно, очень рад. Я "мучаюсь" с этим законом 10 лет:

Президент России высказался абсолютно определенно в пользу этого закона. Этот закон готовится, по-видимому, просто по указанию президента к внесению правительством. Внесение должно состоятся не позже июня. Об этом заявил министр Греф. И, по представлениям правительства, закон может быть принят до конца года с тем, чтобы он начал работать с 1 января 2003 года.

Сергей Сенинский: Как можно кратко представить саму идею законопроекта?

Павел Медведев: Концепция закона очень проста и универсальна, как велосипед. Этот закон был изобретен в мире давным-давно, и основные положения этого закона были просто нами скопированы. Например, с соответствующего закона США. В США система гарантирования (там она называется "страхования вкладов") начала действовать с 1 января 1934 года. И с тех пор безотказно действует.

Суть закона состоит в том, что все те банки, которые имеют право принимать вклады населения, обязаны войти в систему гарантирования. Что для них означает вхождение в систему гарантирования? Некоторую "неприятность". Они должны делать небольшие, но все-таки регулярные отчисления в эту систему гарантирования. Для того, чтобы система накопила определенные средства, и в тот момент, когда какой-нибудь из банков окажется не в состоянии выплатить долги своим вкладчикам-гражданам, то она делает это вместо банка. Это - общие принципы работы системы гарантирования частных вкладов.

Сергей Сенинский: А каковы детали проекта?

Павел Медведев: Детали состоят в том, что гражданам не обязательно выплачиваются все те суммы, которые им задолжал несостоятельный банк. Если вклад был очень большой, то, скорее всего, полностью он выплачен не будет. Для США "потолки" для выплат очень высокие. Когда-то они были в 2,5 тысячи долларов, теперь они - 100 тысяч долларов.

Для нас, конечно, и 2,5 тысячи долларов - много. И мы предполагаем, что почти полностью будет выплачиваться сумма, не превышающая 20 тысяч рублей. "Почти полностью" - это значит, что и она - не на 100%. То есть, если у человека было 20 тысяч рублей в банке, то ему от этой суммы будет выплачено 90%. Если у него было больше денег в банке, то от "границы" в 20 тысяч рублей будет выплачиваться 50%, а в общем будет выплачено не больше 80 тысяч рублей. Вот это - почти полное описание нашего закона.

Сергей Сенинский: Здесь невольно возникает вопрос об устойчивости самой системы гарантирования частных вкладов?

Павел Медведев: Вопрос об устойчивости самой системы гарантирования все время стоял довольно остро. Очень страшно, если система гарантирования возьмет на себя обязательства, но не выполнит их, потому что у нее не будет денег для возвращения вкладов граждан.

Правительство и Центральный банк еще сравнительно недавно хотели обеспечить устойчивость системы гарантирования за счет введения новой системы бухгалтерской отчетности, которая делает банки более "прозрачными". Если понятно, что делается в банке, то "плохой" банк можно просто не допустить в систему гарантирования. То есть сделать банкротство банков, находящихся в системе гарантирования, достаточно редким явлением. Тогда надо будет платить "мало" несчастным вкладчикам обанкротившихся банков, потому что самих обанкротившихся банков будет мало.

Новая система бухгалтерского учета, по плану, должна быть введена в России с 1 января 2004 года. И ей надо "проработать" хотя бы год, чтобы с ее помощью научились "заглядывать" в банки. Поэтому система гарантирования могла быть введена не раньше, чем с 1 января 2005 года:

Сергей Сенинский: Другими словами, ждать - долго, и вы предложили иной путь?

Павел Медведев: Фракция ОВР, членом которой я являюсь, включила закон о гарантировании вкладов в список первых приоритетов и организовала для меня возможность поговорить с президентом.

Я предложил президенту другой способ обеспечения возможности системы гарантирования. За счет "скромности" этой системы мы предлагаем в первый год гарантировать очень небольшие суммы вкладов. С тем, чтобы за первый год понять, насколько большие обязательства возникают у системы гарантирования, и может ли она за счет собственных ресурсов, которые она собирает с банков, справиться с этими обязательствами?.. И если даже мы и ошибемся в наших расчетах, то из-за того, что обязательства системы гарантирования будут небольшими, система гарантирования сможет с ними справиться, - хотя бы с помощью государства. Государство немного поможет, и долги будут покрыты:

А потом, во второй и следующие годы, мы уже "с открытыми глазами" сможем варьировать "потолки" выплат. Ну, по-видимому, их повышать до разумно высоких пределов:

Сергей Сенинский: Эти самые "потолки", то есть максимальные уровни возврата средств - какими предусматриваются? И какие ваши предложения были поддержаны?

Павел Медведев: Президент поддержал предложение запустить для начала "очень скромную" систему, с очень низкими "потолками". Мы предложили сделать максимальную выплату на уровне 20 тысяч рублей. Это, конечно, очень небольшие деньги, но, тем не менее, это дает возможность опробовать систему на практике.

Согласившись с нами, президент, по-видимому, дал задание министру экономического развития Герману Грефу. Потому что Греф сообщил нашей фракции, что правительство вносит проект закона не позднее, чем в июне. И рассчитывает, что закон начнет действовать с 1 января 2003 года:

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал в Москве председатель подкомитета Государственной думы по банковскому законодательству Павел Медведев, ведущий разработчик законопроекта о гарантиях по частным вкладам в российских банках.

Финансовый кризис продолжается в Аргентине. В пятницу, когда этот выпуск программы впервые выйдет в эфир, в стране - впервые за последнюю неделю - вновь откроются банки, хотя и всего на несколько часов. Они были закрыты решением правительства с понедельника, чтобы остановить отток средств частных вкладчиков. Некоторые из них - через суд - добились права получить снять свои же накопления. Но в четверг парламент страны одобрил закон, согласно которому даже выигравшие дело в суде вкладчики смогут получить свои деньги в банках не ранее, чем правительство обратится в Апелляционный суд и по этому иску будет вынесено решение. А президент страны заявил, что новая антикризисная программа правительства должна быть готова к ближайшему понедельнику. О событиях последних дней в Аргентине - в репортаже нашего нью-йоркского корреспондента Владимира Морозова:

Владимир Морозов: Цель вынужденных банковских "каникул" - пресечь отток денег из банков. Предыдущая такая попытка - "заморозить" часть вкладов в аргентинских банках - была предпринята 1 декабря прошлого года. Тогда власти Аргентины запретили своим гражданам снимать со счетов более 250 долларов в неделю. Позже это ограничение стало еще жестче - не более 500 долларов в месяц.

Многие вкладчики опротестовали решения правительства в суде, и суд их поддержал. В последнее время в Аргентине - в целом по стране - частные вкладчики забирали из банков по 100 миллионов долларов в день. Вспомним кратко истоки нынешнего финансового кризиса. Наш собеседник - Инн Васкез, научный сотрудник находящегося в Вашингтоне частного исследовательского института CATO.

Инн Васкез: 10 лет назад в Аргентине были проведены серьезные рыночные реформы, которые значительно укрепили экономику страны. Наиболее известной стала жесткая привязка курса аргентинского песо к американскому доллару, что помогло одолеть гиперинфляцию.

Однако с середины 90-х годов правительство Аргентины вновь резко увеличило расходные статьи бюджета. В целом за минувшее десятилетие они утроились! Такие темпы намного опережали темпы роста самой экономики, и страна влезла в огромные долги. Обслуживать их было нечем. А повышение налогов на бизнес не только не дало больших средств казне, но - закономерно - замедлило темпы развития экономики.

Владимир Морозов: На каких мерах правительства Аргентины настаивают сегодня зарубежные кредиторы?

Инн Васкез: Правительству необходима программа стимулирования национальной экономики. Прежде всего, нужно снизить налоги. Сегодня уровень налогообложения доходов компании в Аргентине чуть ли не втрое выше, чем в США. Это просто убивает всякую инициативу. Безработица превысила 20 процентов.

Кроме того, не так давно правительство, не спросив разрешения вкладчиков, конвертировало часть находящихся в банках их сбережений из долларов в национальную валюту песо. Но песо быстро обесценивается, и теперь один доллар стоит уже около 3 песо, тогда как еще в декабре они обменивались по курсу 1:1. Из-за этого люди потеряли 50-60% стоимости вкладов.

Владимир Морозов: В декабре прошлого года Аргентина объявила дефолт и прекратила обслуживать внешний долг, который составляет 141 миллиард долларов.

На днях правительство направило в Конгресс законопроект, обязывающий аргентинцев, которые через суд добились доступа к своим вкладам, "выбирать" эти вклады не деньгами, а в виде долгосрочных правительственных облигаций. По мнению аргентинских экспертов, это означает, что люди старшего поколения могут вообще не дождаться своих денег. Неизвестно, когда и сколько получат люди помоложе.

После того, как участники многочисленных демонстраций протеста назвали инициативу правительства с облигациями откровенным жульничеством, аргентинский Сенат отказался рассматривать законопроект. Представивший его в парламент министр экономики Хорхе Леников в минувшую среду подал в отставку. Комментируя отставку уже пятого за год аргентинского министра экономики, министр финансов США Пол О'Нил заявил, что теперь нет никакой ясности, что произойдет в Аргентине дальше.

Выступая 23 апреля по телевидению, помощник президента Аргентины Анибал Фернандес заявил: "Президент понял, что социальный мир в стране оказался в опасности и решил в корне пересмотреть свою политику". Некоторые наблюдатели расценили это, как готовность президента отказаться от жестких мер экономии и вернуться к популистской расходной экономике.

Каковы теперь перспективы контактов правительства Аргентины с Международным валютным фондом, делегация которого должна посетить страну в мае для переговоров о предоставлении Аргентине нового кредита? Мнение экономиста нью-йоркской консультационной фирмы IDEAglobal Альберто Бернала:

Альберто Бернал: Совещание правительства Аргентины 24 апреля продолжалось 10 часов подряд, но никаких решений так и не было принято. Неизвестно даже имя нового министра экономики. В Буэнос-Айресе ходят слухи, что прежний вернется на свой пост. Другие слухи предполагают, что власти повернут к прежней популистской политике и просто начнут печатать новые деньги, хотя это и разгонит инфляцию.

А МВФ, видимо, будет по-прежнему требовать от аргентинского правительства жесткой экономии и отмены правил, тормозящих развитие экономики. Если эти условия не будут приняты, МВФ не даст стране новых кредитов, и Аргентина по-прежнему не сможет обслуживать свои долги. Тогда ни один зарубежный кредитор не даст стране ни цента. Экономике будет не на что развиваться. Усилится рецессия, еще больше повысится безработица.

Владимир Морозов: Несколько дней назад президент Аргентины предупредил, что, если парламент страны не примет мер по замораживанию вкладов в банках, то закрытые сейчас банки придется открыть и, "что тогда случится, знает один Бог".

Сегодня в аргентинских банках осталось 60 миллиардов долларов, которых не хватит на выплату населению всех его вкладов.

Сергей Сенинский: Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке. Незадолго до первого выхода этой программы в эфир стало известно, что в Аргентине назначен новый, уже шестой за последние месяцы, министр экономики:

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 26 апреля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Международный валютный фонд полагает, что нынешний дефицит платежного баланса США является одной из самых серьезных проблем мировой экономики. Министр финансов США Пол О'Нил, в свою очередь, высказывается в том смысле, что экономисты МВФ не вполне представляют предмет, о котором говорят. Однако эта разница между вложениями зарубежных инвесторов в США, с одной стороны, и инвестициями американских компаний за рубежом, с другой стороны, вскоре достигнет почти двух миллиардов долларов день, а такой уровень вряд ли кто сможет оставить без внимания, пишет "Экономист".

Г-н О'Нил напоминает, что дефицит этот всего лишь отражает то, что иностранцев привлекают вложения в США. И с ним трудно не согласиться: сам по себе значительный дефицит платежного баланса не обязательно представляет угрозу. Однако у этого аргумента есть и изъяны.

Во-первых, нынешний дефицит платежного баланса США отражает ситуацию уже не только в частном бизнесе. Снижение налогов и возросшие оборонные расходы привели и к дефициту государственного бюджета. Во-вторых, частные предприниматели могут принимать решения относительно инвестиций, основываясь и на ложных представлениях о будущих прибылях. Наконец, в-третьих, история учит, что наращивание дефицита платежного баланса неизбежно приводит к его коллапсу.

В последние годы зарубежный капитал шел в США постоянным и мощным потоком. В результате доллар оказался переоценен. Однако, если вдруг интерес иностранцев к американским активам начнет спадать, динамика курса доллара быстро изменит направление, заключает "Экономист".

Монополии - это благо. Убедить вас в этом пытаются они сами. Когда-то Джона Рокфеллера спросили о его Standard Oil... Он ответил: "Это - как ангел, спустившийся с небес и зовущий всех в спасительный Ковчег - Мы, говорит он, возьмем на себя все риски".

Примерно с тех же позиций выступал на минувшей неделе Бил Гейтс, основатель и глава корпорации Microsoft - на очередных судебных слушаниях в ходе антимонопольного разбирательства. Его аргументы также свелись к тому, что, мол, Microsoft - это ангел дигитального мира, а операционная система Windows - Ковчег для компьютерной индустрии, обеспечивающий её выживание.

В исторической ретроспективе г-н Гейтс не столь уж не прав. Microsoft, безусловно, заслуживает благодарности за то, что на заре компьютерной эпохи система Windows стала новым стандартом - одинаково удобным как для пользователей, так и для программистов. Прав Бил Гейтс и в том, что очень трудно будет выполнить требования истцов по делу - прокуроров девяти американских штатов - в части внесения в систему Windows таких изменений, которые позволили бы свободно заменять отдельные её части на продукцию конкурентов.

Однако г-н Гейтс забывает о том, что, благодаря Интернету, компьютерная индустрия разрабатывает теперь новые для себя стандарты гораздо более открытыми способами. Именно открытые, а не тщательно охраняемые, стандарты становятся все более популярными - не в последнюю очередь потому, что пользователи не хотят более быть привязанными к одной компании.

Доля Windows на мировом рынке операционных систем для персональных и портативных компьютеров составляет сегодня более 90%. И понятно, почему Microsoft не спешит навстречу открытым стандартам. Монополии редко расстаются со своим могуществом по доброй воле, а напоследок зачастую неистово защищаются, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 26 апреля.



Рынки и потребители.

Рынки и потребители. Тема этой рубрики сегодня - тарифы на газ и электроэнергию в России: каковы нынешние и от чего зависят грядущие?

Мы начнем с тарифов на электроэнергию и её себестоимости, которые, так же как и потом - для газа, будем определять для удобства сравнения в центах и долларах. Наши первые собеседники - московские аналитики - Михаил Селезнев, инвестиционный банк "Объединенная финансовая группа", и Василий Николаев, инвестиционная компания "Тройка-Диалог", который и открывает тему:

Василий Николаев, инвестиционная компания "Тройка-Диалог": Если мы говорим о величине среднего тарифа на электроэнергию, о величине себестоимости производства электроэнергии в России, то, как и во всем мире, в первую очередь, это определяется типом электростанций, на которых производится эта электроэнергия. Соответственно, начиная от самой дешевой электроэнергии, производимой на гидроэлектростанциях, а это примерно 0,5 цента за киловатт-час, продолжая "конкурирующими" тепловыми и атомными электростанциями, с себестоимостью 1-1,2 цента за киловатт-час, и закачивания самыми дорогими, так называемыми, альтернативными источниками энергии - геотермальные, ветровые, приливные и т.д., где себестоимость может достигать 3-5 центов за один киловатт-час.

Говоря о региональных различиях, получаем, что самая дешевая электроэнергия там, где либо близко находятся источники топлива, то есть низка транспортная составляющая расходов, либо высока доля гидроэлектростанций. Соответственно, самая дешевая в России электроэнергия - в Сибири. Порядок цен - от 0,8 до 1 цента за киловатт-час. Чуть дороже электроэнергия в центре России, на Урале, а самая дорогая энергия - в отдаленных регионах.

Михаил Селезнев, банк "Объединенная финансовая группа": На сегодня средняя себестоимость одного киловатт-часа по России составляет примерно 1 цент. Конечно, эта оценка довольно приблизительная. Потому что используются разные способы производства электроэнергии.

В принципе, существуют две части российской электроэнергетики - европейская и сибирская. Они даже почти разорваны. В сибирской части гораздо больше гидроэлектростанций, поэтому там средняя стоимость производства ниже. Но в среднем это 1 цент.

В то же время себестоимость производства электроэнергии на Западе, например в Европе, примерно в 2 раза больше. Если говорить в среднем...

Сергей Сенинский: Есть и любопытные сезонные особенности себестоимости электроэнергии, напоминает Василий Николаев, компания "Тройка-Диалог":

Василий Николаев: Важно учитывать, что в России большая часть электроэнергии производится так называемым "комбинированным" циклом. То есть одновременное производство тепла и электроэнергии. Зимой электроэнергия, произведенная в комбинированном цикле, практически бесплатна. Соответственно, существует некий сезонный фактор. Зимой электроэнергия, как это и ни парадоксально, дешевле, чем летом.

Сергей Сенинский: Вновь - о средних значениях тарифов на электроэнергию в России, для разных категорий потребителей:

Василий Николаев: В прошлом году величина среднего тарифа на электроэнергию в России составляла порядка 1,7 цента за один киловатт-час. Всем известно, что существует проблема перекрестного субсидирования между промышленностью и населением. Средний тариф для населения в России - 1,2 цента за киловатт-час, в то время как средний тариф для промышленности - 1,8 цента за киловатт-час.

Сергей Сенинский: Выступая недавно с ежегодным обращением к Федеральному собранию, президент России Владимир Путин заявил, в частности, что правительство будет теперь утверждать бюджеты "ведущих инфраструктурных монополий". Другими словами - активно вмешиваться в их бухгалтерию. Сколь значительным, на ваш взгляд, может оказаться потенциал такого "административного ресурса", если иметь в виду динамику существующих тарифов этих монополий?

Михаил Селезнев: Я думаю, что снижение может и будет, но крайне незначительное. А если говорить в целом о противоречии повышения тарифов или снижения себестоимости, то, наверное, экономическая выгода от повышения тарифов будет выше и для компаний, и для России в целом. Потому что нерыночные тарифы приносят гораздо больше вреда, чем неоправданные издержки:

Василий Николаев: Проблема всех естественных монополий - и РАО "ЕЭС России", в частности - заключается в том, что реальных затрат в этой компании не знает никто, даже сами сотрудники РАО "ЕЭС России". Поэтому "политической воли" для снижения затрат все равно недостаточно.

Как нам кажется, лишь введение рыночных механизмов, становление свободного рынка в отношении производства и продажи электроэнергии и тепла, возможно, станет тем фактором, который сможет повысить эффективность и снизить затраты. Поэтому говорить о том, что политическая воля правительства или президента, направленная на снижение затрат в РАО "ЕЭС России", обернется снижением тарифа:. Я думаю, что это невозможно, причем даже теоретически.

Сергей Сенинский: Не слишком ли это сильное преувеличение, что истинные затраты не знают даже в самих компаниях?

Василий Николаев: Собственно именно это и является парадоксом естественных монополий, действующих в России. Когда цены регулирует государство, компания не в состоянии реально оценить и держать под контролем свои операционные затраты. А собственно парадокс заключается в том, что энергокомпаниям невыгодно показывать низкие затраты, иначе они не получат роста тарифов. Поэтому многие возможности для снижения затрат не используются и не учитываются, причем сознательно.

Это - проблема российских компаний, работающих не по рыночным принципам, а в сфере, регулируемой государством. Это компании, которые не ориентированы на прибыль, а ориентированы на выполнение определенных услуг, заказанных государством и оплачиваемых в соответствии с ценами, опять же определяемых государством.

Сергей Сенинский: Но - даже в рамках выполнения таких функций, пока в стране нет свободного рынка электроэнергии, компании могут влиять на собственные затраты и другими способами. Например, в последние месяцы много говорят о сокращении доли газа в структуре топливного баланса тепловых электростанций:

Михаил Селезнев: Я не думаю, что на данный момент отказ от газа реален. Наверное, даже наоборот. Передовые технологии, скорее всего, будут связаны с более оптимальным использованием газа. Или с различными парогазовыми циклами. Я не думаю, что уголь имеет большие шансы - по крайней мере, в европейской части России.

Например, если говорить о Москве, то теоретически московские электростанции можно перевести на уголь. Но дело в том, что территории для хранения этого угля вокруг станций уже полностью застроены. И в Москве это уже просто технически невозможно.

На мой взгляд, серьезного прогресса в тарифной политике можно достигнуть путем восстановления разрушенных системных связей между европейской и сибирской энергосистемами:

Сергей Сенинский: Что имеется в виду?

Михаил Селезнев: Дело в том, что высоковольтные линии электропередач в Советском Союзе проходили через территорию Казахстана, которые и связывали эти две энергосистемы. "Избыточною" сибирскую, в которой очень велика доля гидроэнергии, и европейскую систему.

В результате распада Советского Союза и безалаберности казахских властей, эти линии были полностью разворованы. И сейчас связей между сибирской и европейской системами практически не существует. Если их восстановить, то это будет очень важной мерой, в том числе и для возможного снижения тарифов в недалеких от Сибири регионах.

Сергей Сенинский: "Разворованы" - до какой степени? Провода с вышек сняли?

Михаил Селезнев: Можно сказать и так. То есть были разворованы провода, остались только вышки.

Сергей Сенинский: И последний вопрос обоим нашим собеседникам. Ваши прогнозы относительно тарифов на электроэнергию в России - в ближайшие 2-3 года и, скажем, лет через 5-7?

Василий Николаев: Наш прогноз роста тарифов до 2005 года основывается на том, что, как нам кажется, к этому времени тарифы на электроэнергию в России должны достичь некого экономически обоснованного уровня, но с учетом той цены на газ, которая будет сформирована в России к тому времени. Мы считаем, что к 2005 году 1000 кубометров газа будет стоить порядка 50 долларов, а тариф на электроэнергию составит порядка 2,6 центов за киловатт-час. То есть это рост почти в 50% от сегодняшнего уровня.

После 2005 года тарифы на электроэнергию, теоретически, должны остаться на этом уровне, но главным образом это будет определяться тем, что будет с рынком газа в России. Если же цена на газ в России достигнет европейского уровня, то есть порядка 70-80 долларов за 1000 кубометров газа (по сравнению с нынешней ценой в 30-40 долларов за 1000 кубометров - рост в два раза), то тогда цена на электроэнергию в России может вырасти в 2-2,5 раза, то есть до 3,5-4 цента за один киловатт-час.

Михаил Селезнев: Самым важным фактором определения тарифов электроэнергии в России будут тарифы на газ. В европейской части России газ является основным топливом. В топливном балансе тепловых электростанций здесь он занимает порядка 70%. Мы думаем, что у правительства есть абсолютно четкая цель: к 2005 году довести тарифы на газ в России до уровня примерно 40-45 долларов за 1000 кубометров. Что в три раза больше, чем сейчас. И, даже если исходить исключительно из газового компонента, тарифы на электроэнергию будут расти.

Также правительство будет стараться уменьшить перекрестное субсидирование. Уже в прошлом году была заметна тенденция к тому, что тарифы на электроэнергию для населения растут быстрее, чем тарифы для промышленности. Они по-прежнему остаются гораздо ниже, то есть сейчас составляют где-то 60-65% от тарифов промышленности, но раньше они были всего 40-45% от тарифов для промышленности.

То есть тарифы будут неизбежно расти. И, скорее всего, к 2004-2005 году достигнут 3-3,5 центов за киловатт-час. То есть фактически тарифы придут к уровню, на котором они находились до кризиса в августе 1998 года и последующей девальвации...

Сергей Сенинский: Спасибо обоим нашим собеседникам в Москве. Напомню, это - Василий Николаев, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог", и Михаил Селезнев, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа". Впереди - продолжение разговора. Теперь - о тарифах на природный газ.

Себестоимость добычи природного газа в России, чтобы иметь возможность сравнить её затем с действующими тарифами. Тему тарифов на газ открывает - из Москвы - аналитик инвестиционной группы "АТОН" Стивен Дашевский:

Стивен Дашевский, инвестиционная группа "АТОН": На данный момент, после февральского повышения тарифов на 20%, тариф "Газпрома" для промышленных потребителей и электроэнергетики составляет порядка 15-17 долларов за 1000 кубометров газа. В то время как тариф для населения составляет 9-11 долларов за те же 1000 кубометров газа.

Что интересно, несмотря на заявление "Газпрома" об убыточности продаж, по нашим подсчетам и исходя из официальной отчетности компании по западным стандартам, мы оцениваем чистые денежные расходы Газпрома на производство 1000 кубометров газа примерно в 3,5-4 доллара. Это подтверждается и рядом наблюдений в других газодобывающих компаниях:

Сергей Сенинский: Но такие оценки не все факторы учитывают...

Стивен Дашевский: Да, здесь не учитывается два важных элемента: амортизация и расходы на транспортировку газа. Расходы на транспортировку газа составляют от 3 до 10 долларов за 1000 кубометров в зависимости от расстояния, на которое транспортируется этот газ. Таким образом, можно сказать, что суммарные затраты Газпрома - транспортировка, затраты на добычу газа и амортизация - составляют порядка 10-15 долларов за 1000 кубометров. То есть не настолько уже и убыточен этот бизнес:

Сергей Сенинский: Тему продолжает - также из Москвы - аналитик финансовой корпорации "НИКойл" Геннадий Красовский:

Геннадий Красовский, финансовая корпорация "НИКойл": На сегодня себестоимость добычи 1000 кубометров газа в России составляет - с учетом средней доставки от месторождения до потребителя - 12-13 долларов за 1000 кубометров. Тарифы для промышленных потребителей и владельцев квартир составляют порядка 14-15 долларов за 1000 кубометров - в зависимости от географического положения и категории потребителей. Поэтому рентабельность бизнеса на внутреннем рынке на сегодня у "Газпрома" в лучшем случае нулевая.

В лучшей ситуации находятся независимые производители, которые не являются монополией с точки зрения российского законодательства. И они имеют возможность продавать свой газ по нерегулируемым ценам. Как правило, это на 15-20% выше, чем цены "Газпрома".

Сергей Сенинский: Независимые производители, это - кто? И какова их доля в поставках газа в России?

Геннадий Красовский, финансовая корпорация "НИКойл": Когда мы говорим о независимых производителях газа, то речь идет о нефтяных компаниях и о крупных производителях. В нашем случае это - компания "Итера". Совокупная доля независимых производителей газа на российском рынке не превышает 10%.

Сергей Сенинский: Как и при обсуждении темы тарифов на электроэнергию, вопрос - аналитикам по газу: каков потенциал "административного ресурса" - вмешательства правительства в бухгалтерию монополий?

Геннадий Красовский, финансовая корпорация "НИКойл": Теоретически, я не вижу здесь противоречий. Это заявление было адресовано всем естественным монополиям. И речь, скорее всего, идет о Министерстве путей сообщения. Оно в последнее время существенно наращивало свои тарифы, которые, по большому счету, уже сопоставимы с тарифами зарубежных транспортных компаний.

Что же касается "Газпрома", то здесь две проблемы. С одной стороны - дикий перекос ценообразования, который правительство будет убирать. С другой стороны, наведение порядка внутри "Газпрома" - кстати, тоже первоочередная задача для нового менеджмента. Собственно говоря, под этими лозунгами новый менеджмент и пришел в компанию.

То есть речь идет о пересмотре издержек, о выведении непрофильных активов, о сокращении персонала. За последние пять лет "Газпром" впервые заговорил о том, что существует серьезный запас сокращения издержек, и он находится внутри самой компании. И речь все-таки идет о том, что в течение 2-3 лет, если эта программа будет принята и выполнена компанией, издержки "Газпрома" могут сократиться на 20-30%:

Стивен Дашевский, инвестиционная группа "АТОН": Я думаю, что достаточный резерв существует в улучшении эффективности вложений капитала "Газпрома", а не в нахождении каких-то больших операционных затрат, которые "не соответствуют реальности". Поэтому, на мой взгляд, если государство будет утверждать бюджет компании, то основное внимание должно быть уделено величине вложений капитала и их направленности.

Что же касается "чрезмерных" операционных издержек, то там, конечно, есть "пространство для сокращения", но мне оно не представляется столь значительным, как полагают некоторые комментаторы. Поэтому основная экономия будет наблюдаться в более рациональном расходовании инвестиций.

Что же касается адекватности повышения тарифов для финансирования новых месторождений, то, я думаю, что тот план, который существует на данный момент, если бы "Газпром" имел цену в 20 долларов в этом году, и в 35-40 долларов в 2005 году, то минимально необходимую рентабельность для финансирования новых проектов это предоставляло бы:

Геннадий Красовский, финансовая корпорация "НИКойл": "Газпром" находится не в очень удобной для него ситуации, с точки зрения развития своего бизнеса. Если в предыдущие годы компания могла жить за счет "багажа", наработанного во времена Советского Союза - речь идет о том, что 80% всей добычи газа шло, как правило, из 5 крупнейших месторождений, расположенных в Западной Сибири, - то на сегодня эти месторождения истощены. Соответственно, добыча "Газпрома" падает. За последние 2-3 года ежегодная добыча газа "Газпромом" упала с примерно 580 миллиардов кубометров газа до 511 миллиардов кубометров в прошлом году.

В этом году мы ожидаем некоторого увеличения добычи газа "Газпромом". Этот рост будет порядка 2-3% и объем добычи составит уже 520 миллиардов кубометров газа.

Но перед компанией стоят масштабные задачи - введение новых мощностей. Для этого необходимы существенные инвестиции. Они оцениваются - в десятилетней перспективе - в 80-100 миллиардов долларов. Все эти деньги не могут быть получены "Газпромом" только на внешних рынках. Частично они должны прийти и с внутреннего рынка. И в этой ситуации перед "Газпромом" и российским правительством стоит серьезная проблема - увеличение денежных поступлений с внутреннего рынка:

Сергей Сенинский: О соотношении тарифов на газ в России и прогнозах относительно их изменений.

Стивен Дашевский, инвестиционная группа "АТОН": По заявлениям самого "Газпрома", которые зачастую разнятся и противоречат друг другу, в зависимости от выступающих руководителей, можно сделать вывод, что компанию на данном этапе устроил бы тариф порядка 18-20 долларов за 1000 кубометров газа для промышленных потребителей. И, соответственно, примерно 12-14 долларов для индивидуальных потребителей.

Говоря о более долгосрочных целях, правительство и компания заявляли, что их ориентиром была бы цена в 35-40 долларов за 1000 кубометров к 2005 году. И мне представляется, что оба индикатора достаточно разумны. Если исходить из наших прогнозов - суммарная себестоимость составляет где-то 10-15 долларов за 1000 кубометров, в зависимости от региона, плюс инфляция, плюс необходимость обслуживать кредиты, - то уровень в 18-20 долларов представляется вполне разумным. Равно как и цель довести тариф до уровня в 35-40 долларов за 1000 кубометров газа примерно к 2005 году.

Геннадий Красовский, НИКойл: Увеличение цен на газ внутри России, как мне представляется, является стратегическим решением, которое позволит российской экономике и российским производителям более сбалансировано подходить к выпуску своей продукции и запустить механизм энергосбережения.

Я также хотел бы отметить, что на сегодня российская экономика с точки зрения потребления энергоресурсов на единицу продукции находится на очень низком уровне. На Западе уже прошли две-три энергосберегающих революции. Россия сейчас потребляет на 30-40% больше энергоносителей для производства единицы продукции, чем западный мир. И это ставит Россию, точки зрения конкурентоспособности, в сложное положение:

Сергей Сенинский: Тарифы на газ в России - прогнозы на ближайшие годы. Стивен Дашевский:

Стивен Дашевский, инвестиционная группа "АТОН": Я думаю, что в течение 7-10 лет можно абсолютно реально ожидать повышения газовых тарифов до того уровня, где они будут адекватны, а также можно будет ожидать, что они будут сопоставимы с теми тарифами, которые платят промышленные потребители газа в странах, если не Западной, то Восточной Европы. А также приблизятся к внутренним ценам на мазут, как ближайшего заменителя газа в российской экономике и энергетике.

Уровень этих тарифов через 7-10 лет мне представляется равным 40-60 долларов за 1000 кубометров, что представляло бы 3-4 кратное повышение по сравнению с текущими уровнями.

Геннадий Красовский, финансовая корпорация "НИКойл": Цена на газ внутри России будет постепенно повышаться. Уровень в 30-40 долларов за 1000 кубометров к 2004-2005 году - первый этап по увеличению цен на газ. И мы ожидаем, что в среднем цены на газ внутри России будут расти на 20-30% в год.

Таким образом, к 2010 году цены в России на природный газ будут превышать нынешние тарифы примерно в 5-6 раз.

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, это - Геннадий Красовский, аналитик финансовой корпорации "НИКойл", и Стивен Дашевский, аналитик инвестиционной группы "АТОН".

Рынки и потребители. В этой рубрике сегодня мы говорили о тарифах на газ и электроэнергию в России - нынешних и грядущих.

XS
SM
MD
LG