Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Налоги для малого бизнеса. Стандарты бухучета в США. "Украинский чернозем"




- Налоги для малого бизнеса
- Стандарты бухучета в США: что изменят после скандалов?
- "Украинский чернозем" - рубрике "Место и время"
- Меняющийся мир: страны и рынки
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист"


Сергей Сенинский: Под занавес весенней сессии депутаты Государственной думы России одобрили законопроекты, вносящие изменения в действующую систему налогообложения малого бизнеса. О них мы говорим с автором российской налоговой реформы, ныне - первым заместителем министра финансов России Сергеем Шаталовым. Речь, в первую очередь, пойдет о переменах в так называемой "упрощенной системе" налогообложения предприятий малого бизнеса.

В России зарегистрирован примерно один миллион малых предприятий. Какая часть из них, по оценкам правительства, подпадает теперь под новые нормативы (годовой оборот - до 15 миллионов рублей, это примерно 475 тысяч долларов, и количество работающих - до 100 человек), позволяющие использовать "упрощенную" систему? Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов: Практически все предприятия, которые сегодня квалифицируются как "малые", могут воспользоваться упрощенной системой налогообложения и в будущем. Если же говорить о налоге на вмененный доход, то там ограничений по выручке или количеству работающих вообще не предусматривается.

По нашим оценкам, те параметры, которые мы сегодня предлагаем, подойдут 95% предприятий малого бизнеса в России, причем за пределами Садового кольца Москвы - наверное, 100%...

Сергей Сенинский: В ходе обсуждения законопроектов предлагалось повысить "потолок" годового дохода - если перевести в доллары - до одного и даже полутора миллионов. Почему правительство их не поддержало?

Сергей Шаталов: Создания общего благоприятного налогового климата в стране пока еще недостаточно для малого бизнеса. Ему приходится работать в более сложных условиях, чем крупному бизнесу. И чтобы поощрить экономическую активность населения, особенно в условиях, когда в ходе структурных преобразований экономики мы предвидим все больше незанятых людей, которых необходимо занять, было решено создать дополнительные преимущественные условия для малого бизнеса. Но, подчеркиваю, именно для малого бизнеса, так как средний и крупный бизнес в России и так уже имеют неплохие для своего развития условия...

Сергей Сенинский: То есть в правительстве посчитали, что "до полумиллиона долларов" и "до ста человек занятых" будет достаточно для определения, что есть малый бизнес?...

Сергей Шаталов: Исходя из таких соображений, мы посчитали, что выбранные параметры - 15 миллионов рублей годовой выручки и количество занятых до 100 человек - вполне достаточны. Кроме того, мы, конечно, же хотели избежать рисков, связанных с тем, что, поскольку для малого бизнеса создаются особенно благоприятные условия, крупный бизнес может затеять собственную реорганизацию, чтобы получить возможность воспользоваться преимуществами, предоставляемыми малому бизнесу. Мы вовсе не хотим, чтобы крупные компании дробились на мелкие и в результате уходили бы от налогообложения...

Сергей Сенинский: То есть были приняты некие "сдерживающие" меры?..

Сергей Шаталов: ...Да, и это было еще одним аргументом в пользу того, чтобы не повышать дальше пределы годовой выручки и количества работающих... Но плюс - чтобы с увеличением "потолка" выручки с 10 до 15 миллионов рублей в год избежать тех самых рисков, мы ввели еще одно, дополнительное условие: малые предприятия, которые могут перейти на упрощенную систему налогообложения, не могут иметь в качестве своих участников (акционеров) организации, которые владеют ими более чем на 25%...

Сергей Сенинский: "Упрощенная" система налогообложения малого бизнеса предполагает теперь двойной выбор самого предпринимателя: во-первых, переходить ли вообще на такую систему, а во-вторых, если переходить, то уплачивать всего один налог - либо в прибыли (по ставке 15%), либо - с общего дохода (по ставке 6%). Но какие именно из действующих налогов этот новый налог собой заменяет, а какие -нет?

Сергей Шаталов: Этот единый налог (по ставке 15% или 6% - в зависимости от выбранной базы) заменяет собой сразу пять действующих налогов. Это - налог на прибыль организаций, если речь идет о предприятии, или подоходный, если мы говорим об индивидуальном предпринимателе. Кроме этого - налог на добавленную стоимость, налог на имущество, налог с продаж и, что очень важно, единый социальный налог.

При этом сохраняются взносы на обязательное пенсионное страхование работников. Это очень важный элемент, поскольку это - социальные гарантии, возможность работников получать в будущем и накопительную, и страховую пенсии...

Но есть еще один важный момент. Те суммы страховых взносов, которые уплачиваются за работников, потом вычитаются из общей суммы налога, и таким образом налоговая нагрузка на налогоплательщика не увеличивается...

Сергей Сенинский: Выбор, что принять за базу для расчета нового налога - прибыль или доход, у предпринимателя есть лишь в течение двух лет после вступления закона в силу, то есть с 1-го января 2003-го года. А через два года?..

Сергей Шаталов: Предполагается, что через два года возможность выбора объекта налогообложения будет отменена. Налогоплательщики, перешедшие на упрощенную систему налогообложения, должны будут уплачивать налог только с чистой прибыли.

Это - весьма интересная схема, поскольку она позволяет, например, налогоплательщику сразу принимать к вычету все капитальные затраты без всякой амортизации. Более того - переносить убытки на будущее. Я думаю, что такая система станет весьма серьезным стимулом для развития малого предпринимательства...

Сергей Сенинский: Помимо примерно одного миллиона зарегистрированных малых предприятий, в России насчитывается более 4,5 миллиона индивидуальных предпринимателей или так называемых "предприятий без образования юридического лица". Они также могут свободно выбирать упрощенную систему налогообложения?

Сергей Шаталов: Да, безусловно. Индивидуальные предприниматели смогут воспользоваться упрощенной системой налогообложения, если их деятельность соответствует тем ограничениям, которые для этой системы установлены.

Следует здесь отметить, впрочем, что упрощенной системой не смогут воспользоваться те организации или индивидуальные предприниматели, которые по решению региональных властей будут - в обязательном порядке - переведены на уплату так называемого единого налога на вмененный доход.

Еще один новшество заключается в том, что новая система налогообложения не предусматривает уплату налога на основе патента, что сегодня в некоторых российских регионах является довольно "популярной" практикой...

Сергей Сенинский: В 2001 году, по официальным данным, налоговые декларации представили не более 15% всех зарегистрированных в России предприятий малого бизнеса. Какие у правительства есть прогнозы в этом отношении на ближайшие годы, когда вступят в силу только что принятые изменения в законодательство о налогообложении малого бизнеса?

Сергей Шаталов: Очень неблагодарная задача - прогнозировать такие последствия, тем более, что, параллельно с этим процессом, будет идти и другой: перерегистрация юридических лиц, которую проводит министерство по налогам и сборам. Теперь оно взяло на себя эту функцию. И думаю, что из примерно одного миллиона предприятий малого бизнеса в России, зарегистрированных в государственном реестре, значительная часть просто будет исключена - по той простой причине, что это - уже несуществующие предприятия, которые, соответственно, и не подают налоговые декларации.

И как мы ожидаем, по мере развития обоих этих процессов - перерегистрации и изменения условий налогообложения - будет наблюдаться значительный рост количества подаваемых налоговых деклараций. Думаю, что к концу 2004 году их окажется уже примерно 500 тысяч...

Сергей Сенинский: Теперь - о едином налоге на вмененный доход для малого бизнеса, о которым вы уже упоминали. Что меняется в этой практике?

Сергей Шаталов: Новая система по этому налогу, которая вводится в действие с 1 января 2003 года, принципиально построена на основе прежней схемы. В чем состоят главные отличия?

Во-первых, несколько сокращается сфера применения этого налога. В неё попадают, прежде всего, оказание бытовых услуг населению, "некрупное" общественное питание, "некрупная" розничная торговля, а также услуги типа автотранспортного обслуживания населения. В этих случаях решение о том, будет ли в регионе действовать единый налог на вмененный доход, принимают местные законодатели. Но если такое решение принято, оно становится обязательным для предпринимателей, действующих в названных сферах.

Во-вторых, теперь на федеральном уровне устанавливаются предельные уровни того дохода, с которого нужно будет уплачивать этот налог. В распоряжении местных властей остаются коэффициенты, но они - только "понижающие". То есть власти регионов уже не смогут необоснованно повышать уровень вмененного дохода и, соответственно, требовать уплаты такого налога, который предприниматель выплатить не в состоянии...

Сергей Сенинский: Невольно вспоминаются протесты предпринимателей во многих городах России в последние год-полтора. В частности, в Сочи, где протестовали против завышения коэффициентов - как раз в канун открытия очередного сезона....

Сергей Шаталов: Да, раньше власти регионов могли варьировать в очень широких пределах - и вверх, и вниз - доходность бизнеса, как они видели это со своей стороны... что и приводило к конфликтам. Протесты эти, правда, в последнее время практически утихли, так как предприниматели сумели в большинстве случаев договориться с властями о том, какова приемлемая для обеих сторон доходность бизнеса и какие следует платить налоги. Но в будущем, я надеюсь, таких конфликтов и вовсе не предвидится...

Сергей Сенинский: Особая тема - единый социальный налог для таких категорий предпринимателей. Его ввели в конце прошлого года и с тех пор протестов - по этому поводу - было немало...

Сергей Шаталов: Принятое сейчас решение позволяет разрешить эту проблему как на будущее, с 2003 года, так и уже существующую проблему - нынешнего года. Решение это выглядит так: взносы на обязательное пенсионное страхование работников (как и при "упрощенной" системе налогообложения) сохраняются. Это опять-таки - социальные гарантии для работников, это - из будущие пенсии. Но при этом единый социальный налог отменяется.

Единый социальный налог взимается, чтобы гарантировать работникам базовую пенсию. Теперь же эту обязанность - по базовой пенсии - без какого-либо участия работодателя берет на себя государство, то есть федеральный бюджет. И точно так же, как и при упрощенной системе налогообложения, та сумма, которую в виде взносов на пенсионное страхование работников должен уплачивать работодатель, будет вычитаться из общей суммы налога...

Сергей Сенинский: Означает ли такое решение, что уже выплаченные в 2002 году в виде единого социального налога суммы должны быть возвращены налогоплательщикам?

Сергей Шаталов: Если налогоплательщик уже уплатил единый социальный налог, который пошел в федеральный бюджет, либо "излишне" уплатил единый налог на вмененный доход, который пошел в бюджеты разных уровней, то в этом случае должен быть произведен перерасчет, и эти суммы должны либо пойти в зачет его будущих платежей по этому налогу, либо просто возвращены налогоплательщику...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Продолжаем выпуск. На фоне полосы скандалов в Соединенных Штатах, связанных с манипулированием данными бухгалтерской отчетности крупных корпораций, все больше появляется предложений о пересмотре тех или иных положений самой системы отчетности, и даже её основных принципов. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов: Недавно в списки "провинившихся" попала известная американская корпорация Xerox. Ее первые копировальные машины были выпущены в 1950-ом году. Автор самого принципа ксерокопирования Честер Карлсон в заявке на патент написал: "Я знаю, что ухватил за хвост большого тигра". Он оказался прав, машины Xerox завоевали весь мир.

Но в нынешнем году "за хвост" ухватили саму компанию. Федеральная Комиссия по ценным бумагам и биржам обнаружила искажения в финансовой отчетности Xerox. Не менее четырех лет компания завышала свои прибыли, учитывая доходы от лизинга своей продукции в графе "доходы от продаж", что запрещено в США так называемыми "Общепринятыми правилами бухгалтерского учета". Что это за правила? И насколько они обязательны? Говорит Джордж Бенстон, профессор факультета бизнеса расположенного в штате Джорджия университета Emory:

Джордж Бенстон: Такая система действует по всему миру. В Европе она называется "Международные стандарты бухгалтерского учета". В США - "Общепринятые принципы бухгалтерского учета". Но, по сути, это то же самое. Когда-то давно единые стандарты или принципы принимались бухгалтерами разных компаний по взаимной договоренности, чтобы иметь возможность говорить, так сказать, на одном языке. А в 1934 году в США, по следам Великой депрессии, была создана Федеральная Комиссия по ценным бумагам и биржам, и уже по ее инициативе такие принципы стали обязательными для всех. В 1973-ем году в Соединенных Штатах был создан специальный Совет по вопросам национальных стандартов бухгалтерского учета. Он и разрабатывает теперь стандарты...

Владимир Морозов: Уличенная в нарушении стандартов корпорация Xerox добровольно согласилась пересмотреть результаты своей финансовой деятельности и таким образом избежала серьезного наказания. Куда солиднее оказались финансовые манипуляции таких гигантских корпораций, как Enron, WorldCom, Tyco, Global Crossing. Махинации с бухгалтерской отчетностью с целью искусственно завысить стоимость акций стали причиной и, по существу, банкротств, и судебных разбирательств. Практически предрешена судьба и одной из ведущих аудиторских компаний мира Arthur Andersen, которая, кстати, и курировала финансовую отчетность некоторых из указанных промышленных компаний. Продолжает профессор Бенстон.

Джордж Бенстон: В случае Arthur Anderson мера наказания была, так сказать, назначена самим свободным рынком. Arthur Anderson в одночасье лишилась своей многолетней деловой репутации, почти все клиенты отказались от ее услуг, и компания оказалась на грани полного краха. Кроме того, некоторые из клиентов подали на компанию в суд, обвинив ее в плохо проведенной аудиторской проверке. Суммы компенсаций - огромны. Вдобавок Комиссия по ценным бумагам и биржам еще и оштрафовала компанию.

Владимир Морозов: Последствия скандала вокруг аудиторской компании Arthur Anderson сказались не только на ней самой. Говорит Эдвард Олтман, профессор факультета бизнеса Нью-Йоркского университета.

Эдвард Олтман: Когда-то в аудиторской индустрии существовала "Большая восьмерка" компаний, которые пользовались непререкаемым авторитетом не только в США, но и по всему миру. Компании эти укрупнялись и стали позже "Большой пятеркой". Их авторитет рос и по мере того, как Соединенные Штаты задавали тон на международных финансовых рынках.

Например, для того, чтобы быть представленной на Нью-Йоркской фондовой бирже, то есть получить право продавать здесь свои акции, любая американская или иностранная компания должна пройти серьезную аудиторскую проверку. То есть раскрыть свои бухгалтерские книги и доказать, что она действует в соответствии с общепринятыми принципами бухгалтерского учета. Американские аудиторские фирмы должны были это удостоверить.

Но теперь крах Arthur Andersеn бросил тень не только на все другие аудиторские компании США, но и в целом на американскую финансовую практику. Для корпоративной Америки настали трудные времена.

Владимир Морозов: Скандалы в крупнейших американских корпорациях привели к новому падению акций на биржах и к предположениям, что нынешние правила и принципы бухгалтерского учета устарели и нуждаются в пересмотре. Мнение специалиста по бухгалтерскому учету Джорджа Бенстона, профессора университета Emory.

Джордж Бенстон: Нет, это не так. Прежде всего надо помнить, что в США работают 17 тысяч компаний, которые отчитываются перед Федеральной Комиссией по ценным бумагам и биржам. И абсолютное большинство этих компаний соблюдает правила игры. Нарушителей - считанные единицы. Мы ведь не можем сказать, что, мол, раз случаются убийства, значит законы уголовного права не работают. Законы и правила не виноваты. К сожалению, всегда находятся люди, которые пытаются их нарушить.

Что касается принципов бухгалтерского учета, то у Федеральной Комиссии по ценным бумагам и биржам вполне достаточно полномочий, чтобы весьма серьезно наказать нарушителей. Но, к сожалению, Комиссия не всегда пользуется своими правами...

Владимир Морозов: Иного мнения придерживается профессор Нью-Йоркского университета бизнеса Эдвард Олтман.

Эдвард Олтман: Я бы не сказал, что правила устарели, но и они, как и многое другое, нуждаются в пересмотре. Во-первых, судебная система должна действовать более жестко и решительно. Вы не остановите жуликов, напоминая им о принципах и стандартах. Эти люди задумаются, лишь когда попадут в тюрьму.

Следует, на мой взгляд, пересмотреть и "Принципы управления корпорациями". Это документ, который определяет права и обязанности акционеров той или иной компании, её служащих, совета директоров и менеджеров. Я и мои коллеги считаем, что в составе советов компаний необходимо увеличить число так называемых "независимых" директоров, то есть людей, не имеющих никаких финансовых контактов ни с самой компанией, ни с ее партнерами.

Владимир Морозов: Еще дальше пошли руководители Нью-Йоркской фондовой биржи. Они предложили в обязательном порядке ввести правило, по которому независимые директора должны будут составлять большинство в совете компаний. Кроме того, каждой компании предлагается создать собственный комитет аудиторов. Как говорится, доверяй, но проверяй!..

Сергей Сенинский: Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 5 июля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:
Ровно пять лет назад, на этой же неделе, Таиланд был вынужден девальвировать национальную валюту, что стало первым этапом азиатского финансового кризиса. Тогда, казалось, он возник из ничего, сокрушив экономики стран, производивших впечатление наиболее успешных во всем развивающемся мире. Как выглядят эти же экономики сегодня, пять лет спустя? - пишет "Экономист".

Если отвечать кратко, - очень даже неплохо. В большинстве стран региона экономический рост возобновился почти сразу после кризиса. В том же Таиланде объем ВВП, сократившись в 1998-ом году на 10%, уже на следующий год увеличился на 4%. В Южной Корее объем производства, сократившись поначалу на 7%, уже через год увеличился почти на 11%. И на сегодня во всем регионе, по сути, темпы экономического роста увеличиваются уже три года подряд. Отсюда - один из уроков новейшей истории для инвесторов: не спешите убегать!

Второй урок - по поводу обменных курсов валют. Азиатский кризис продемонстрировал уязвимость политики жесткой их привязки, особенно - в сочетании с неуклюжим регулированием местных финансовых рынков. С другой стороны, "плавающий" курс той или иной валюты, хотя и делает кризисы менее вероятными, панацеей от них отнюдь не является. Для экономического роста должны быть более фундаментальные основания.

Почему, например, Южная Корея вышла из недавнего кризиса с наименьшими потерями и с максимальными - теперь - темпами роста? Да, отчасти он обусловлен ростом экспорта, прежде всего - в соседние страны региона. Но в гораздо большей степени - мощным ростом внутреннего спроса. Таиланд и Филиппины пытаются копировать южнокорейские успехи, но - используя для этого бюджетную политику. Следует помнить, однако, что те же налоговые инструменты могут применяться весьма умеренно, чтобы дефицит бюджета не оказался вдруг чрезмерным.

Однако мощный экономический рост Южной Кореи, хотя и движимый внутренним спросом, базируется на масштабных структурных реформах последних лет, в том числе - национальной банковской системы. Правительства других стран этого региона от проведения подобных реформ пока уклоняются, заключает "Экономист".

"С тобой все в порядке?" - так близкие друзья Боба Херца реагировали на известие о том, что он, один из руководителей крупнейшей в мире бухгалтерской фирмы PricewaterhouseCoopers, на фоне всех корпоративных скандалов последнего времени согласился занять должность главы американского национального Совета по вопросам стандартов бухгалтерского учета. Боб Херц вступил в должность с 1-го июля, спустя всего неделю после того, как такие известные корпорации, как Xerox и WorldCom, объявили о пересмотре показателей своей прибыли, крупнейшем в их истории, пишет "Экономист".

Новый руководитель Совета намерен заняться основами, самой структурой того, как разрабатываются стандарты корпоративной бухгалтерской отчетности в США. При этом он убежден, что именно принципы, а не регулирующие правила, должны доминировать в обновленной системе.

Боб Херц изучал бухгалтерское дело в Великобритании, в университете Манчестера. А в британской практике исходят из принципа, что бухгалтерия той или иной компании, скорее, должна просто и ясно отражать её реальное экономическое положение, а не быть чрезмерно детализированной. Однако планы значительных перемен в действующей сегодня американской практике встретят серьезное сопротивление, не в последнюю очередь потому, что компании и аудиторы предпочитают иметь в своем распоряжении определенный набор правил, которые защищают их в случае судебных процессов.

Впрочем, Боб Херц признаёт, что международные стандарты - сами по себе - не столь еще хороши, чтобы Америке стоило их принять. Однако он намерен разобраться до конца, в чем же главные отличия американской системы бухучета от правил, принятых в других странах, чтобы уже в ближайшее время можно было совместить наиболее очевидные преимущества обеих. Трудно найти более подходящее время для необходимых перемен, чем продолжающаяся полоса громких скандалов в США, связанных с корпоративной бухгалтерией, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 5 июля.

"МЕСТО и ВРЕМЯ"

В этой рубрике сегодня - радиоочерк "Украинский чернозем" нашего корреспондента в Киеве Сергея Киселева...

Сергей Киселев: По-английски "чернозем" переводится как "черная почва" или "черная земля". Но эти словосочетания словарь ставит, соответственно, на второе и третье места. А на первом - перевод иной: chernozem. Вот прямо так и читается, как пишется - словно ставшие интернациональными слова sputnik или cosmonaut.

Для Украины чернозем - это не просто тип почвы, формирующейся, как указывается в Большой советской энциклопедии, "под степной и лесостепной растительностью"... Чернозем - это национальная гордость, это - символ страны, это, так сказать, объемно-зримый образ благополучия ее народа. Это - почище, чем сало! И даже странно, что при обилии шуток по поводу сала, которое то следует завернуть в шоколад, чтобы получился украинский "сникерс", а то и перепрятать, поскольку "тиха украинская ночь", шутки насчет чернозема как-то не сложились на постсоветском пространстве.

Мой собеседник - известный украинский писатель, главный редактор "Народной газеты" Анатолий Шевченко:

Анатолий Шевченко: Я вспоминаю одну свою командировку ... на киевщину. Там увидели село - ну, просто как на картинке, как нарисованное... Поля, вдалеке лес, речка...Нас водила по селу одна наша знакомая. И все время она гордилась, что вот какие красивые места у нас, какая тут богатая природа, какие тут урожаи хорошие. И сказала одну фразу, которую я запомнил: у нас такой чернозем, что, мол, "посадишь ребенка - вырастет человек". Я эту фразу слышал потом не раз, когда ездил по Украине. Очевидно, она наиболее точно как-то - объемно, что ли - выражает оценку нашего чернозема, такого богатого и такого неповторимого.

Сергей Киселев: Французский писатель Оноре де Бальзак, спеша на встречу со своей любимой Эвелиной Ганской, восторженно писал в дорожных заметках: "Украина начинается в Бердичеве... Все, что я видел до этого, ничего не стоит... Здесь начинается настоящий украинский чернозем!"...

И еще одна цитата. "Наилучшая земля - это чернозем, всеми превозносимый потому, что он не боится ни дождя, ни засухи". Это уже Византия, Х век, соображения византийского просвещенного императора Константина VII Багрянородного, который во внешней политике сохранял дружественные отношения с Западом, Арабским Халифатом, Болгарией и Русью, а государственным делам предпочитал литературные занятия. Под его руководством был составлен сборники типа сельскохозяйственной энциклопедии под названием "Геопоника". Откуда - и приведенная цитата.

Ну, а теперь возвратимся в день нынешний украинского чернозема. Говорит директор киевской информационной компании "ПроАгро", которая занимается предоставлением информационных услуг для агробизнеса, Николай Вернитский:

Николай Вернитский: Украина обладает примерно 60% черноземов в мире. И если бы это как-то помогало Украине в ее сельхозпроизводстве, то мы были бы одной из самых богатых стран в мире. Но на самом деле высокое содержание гумуса в почве и вообще наличие обширных черноземов еще не является залогом того, что страна будет получать высокие урожаи. Потому что на протяжении длительного времени применение минеральных и органических удобрений сокращалось, что приводило к снижению содержания гумуса в украинских черноземах, то есть фактически к их разрушению.

Сергей Киселев: А какова степень использования украинских черноземов?

Николай Вернитский: Практически все черноземы Украины заняты под сельскохозяйственное производство. Более 90% территории Украины распахано и из них 60% - черноземы...

Сергей Киселев: Что же касается извечных разговоров о неимоверной, якобы, урожайности украинских черноземов, то вот как оценивает её директор киевского Института земледелия Украинской академии аграрных наук профессор Виктор Сайко. Он говорит также о том, насколько распаханы черноземы, по-украински - "разораны" :

Виктор Сайко: На черноземе, ... не так высокая урожайность, как стабильная. В засушливые годы как бы "буферность" его проявляется - не так угнетаются растения засухой.

К сожалению, на протяжении всей истории земля использовалась экстенсивно, в результате чего разоранность черноземов достигла 82%, или - сельскохозяйственных угодий, вернее. В некоторых областях, таких как Кировоградская, Тернопольская область, - превышает 90%.

Черноземные почвы деградируют... Ежегодно площадь деградированных почв увеличивается на 80 тысяч гектаров. От эрозии только чистого дохода теряется в год около трех миллиардов долларов..

Сергей Киселев: Итак, на 80 тысяч гектаров в год увеличивается площадь потерянных угодий, то есть примерно на 15 сотых % от общей площади пахотных земель Украины, составляющей 60 миллионов гектаров. Кроме того, в результате чернобыльской катастрофы из сельскохозяйственного оборота Украины были изъяты или признаны практически непригодными 5 миллионов гектаров угодий, из них 2 миллиона гектаров - пахотного поля. Но, как оказалось, украинский чернозем при этом практически не пострадал.

Рассказывает заведующий отделением биофизики и радиобиологии киевского Института клеточной биологии и генетической инженерии Национальной академии наук Украины профессор Дмитрий Гродзинский:

Дмитрий Гродзинский: Основная масса радиоактивных веществ выпала в полесской зоне, где черноземов нет. Конечно, в силу "пятнистости" радиоактивных выпадений на черноземах тоже "выпадала" активность. Но говорить о том, что как-то черноземы очень сильно из-за этого пострадали, нет оснований.

Почему? Черноземы характеризуются очень емким почвенным поглощающим комплексом - это органические вещества, характерные для этих типов почв, которые обладают очень большой способностью поглощать катионы, а именно такими являются и стронций, и цезий - в катионной форме был представлен при выпадениях.

Поэтому поступления этих радиоактивных веществ в растения на черноземах сильно ограничены в сравнении с тем, что происходит на почвах, характерных для полесской зоны. Там, действительно, радиоактивность очень слабо удерживается в почве и быстро переходит в растения, попадает в ту хозяйственно полезную часть урожая, с которой связано изготовление продуктов питания. А на черноземах эти радионуклиды очень прочно удерживаются в коллоидном состоянии в этой органике всей, и они довольно "скупо" передаются растениям. Поэтому говорить о том, что как-то черноземы наши пострадали, нет оснований...

Сергей Киселев: И, тем не менее, как утверждают некоторые украинские эксперты, все сегодняшние разговоры об аграрной славе знаменитых украинских черноземов - не более чем дань прошлому, не более, чем легенда. Причины низкого качества украинской пшеницы в последние годы, заведующий лабораторией селекции интенсивных сортов пшеницы Селекционно-генетического института, профессор Савелий Лыфенко, например, объясняет глубочайшей истощенностью отечественных черноземов. По его словам, если до Второй мировой войны содержание гумуса в украинских черноземах было на уровне 6%, то сейчас - 1,5-2%. Без соответствующих удобрений, напоминает ученый, зерно не будет содержать достаточного количества белка и клейковины.

Как этого добиться? Это пытается сделать агрофирма "Гермес" из города Краматорск Донецкой области. Она занимается производством различных органических удобрений, изготовленных на основе так называемого вермикомпоста - продукта биологической переработки обычного навоза красным "калифорнийским червем". Препарат называется "гумисол". Рассказывает заместитель директора этой фирмы Леонид Гордиенко:

Леонид Гордиенко: Мы являемся ярыми поборниками органического земледелия в Украине. По данным ученых, на сегодня украинские черноземы потеряли свою привлекательность именно благодаря химизации, которая проводилась, и теперь ее, эту привлекательность, нужно восстанавливать.

Произошла большая потеря поверхностного гумуса - того слоя, который и определяет плодородие почвы.

Для того, чтобы "поднять" гумус на один процент, необходимо в течение пяти лет на каждый гектар вносить по 100 тонн органических удобрений....

Сергей Киселев: Почти целый век живет народная молва о том, что, дескать, во время обоих мировых войн с оккупированных украинских территорий немецкие войска вагонами вывозили к себе украинский чернозем. Может быть, но найти тому документальные подтверждения мне, увы, не удалось. Обратился я с этим вопросом и к нашим собеседникам.

Николай Вернитскй, директор информационной компании "ПроАгро": Я тогда еще не родился. Думаю, что было такое, но, к сожалению, кроме как из литературы или газет, никаких подтверждений мне не известно.

Виктор Сайко, директор киевского Института земледелия: Говорят, это действительно было. По-моему, с Полтавщины вывозили чернозем в Германию....

Леонид Гордиенко, заместитель директора агрофирмы "Гермес": Я родился в 1945 году, то есть очевидцем быть не могу, но в трудах, с которыми я сталкиваюсь... - да, такое было, что украинские черноземы собирались вывозить благодаря их плодородному слою. Но сегодня, к сожалению, вывозить нечего. Нужно просто их восстанавливать...

Сергей Киселев: Так ли уж нечего? И украинские, и российские Интернет- сайты предлагают чернозем всем желающим. Цитирую одно из таких предложений с киевщины: "Чернозем, с доставкой: за 1 кубометр - 20 условных единиц". А некая фирма из подмосковного города Мытищи предлагает сразу грузовиками: "КамАЗ" чернозема за 5 с половиной тысяч российских рублей - то есть примерно 180 долларов. Тоже - с доставкой...

Насколько такой бизнес - в принципе - может быть прибыльным? Обращаюсь к Николаю Вернитскому:

Николай Вернитский: Стоимость очень высокая окажется транспортировки, и оно экономически не оправдано. Гораздо эффективнее, оптимальнее разработать, скажем, для другого типа почвы "карту" применения удобрений, в том числе органических. То есть удобрениями заместить естественные качественные показатели черноземов.

При расчете рыночной стоимости черноземов не всегда они будут иметь максимальную стоимость. Понятно ведь, что стоимость даже самой бедной почвы вблизи крупного города будет гораздо выше, чем стоимость чернозема в какой-нибудь глухой губернии...

Сергей Киселев: И еще один вопрос Николаю Вернитскому: уже полгода как в Украине законодательно признана частная собственность на сельскохозяйственные угодья. Что - реально меняется?

Николай Вернитский: Да ничего, собственно не происходит. Крестьянам точно также продолжают продавать акты прав собственности на землю. Практически никакие процессы не идут, кроме как взятие земель в аренду и укрупнение товарного производства в Украине. Вот, собственно, и все.

Ипотека та же невозможна без полной частной собственности на землю, то есть без фактического отчуждения земель, что сейчас законодательством запрещено. Поэтому подвижек каких-либо с землей, никакой передачи в другую собственность земли не происходит. Ну, просто этот процесс заморожен.

Сейчас земля эта, вы знаете, разбита на мелкие участки, которые разделены между множеством мелких землепользователей Украины, то есть членов бывших колхозов. А, скорее всего, сейчас многие из этих сертификатов просто взяты в аренду крупными пользователями, которые потом попытаются зафиксировать свои права на эти участки путем покупки их.

Сергей Киселев: Добавлю, что из-за противоречий земельного законодательства в Украине в июне произошел первый в новейшей истории страны трагический инцидент, когда в конфликте, как говаривали в старину, "за межу" погиб человек. Это случилось в селе Сеньково Купянского района Харьковской области. Участники событий - руководство агрофирмы "Прометей" и жители села - претендовали на одно и то же поле. Сельчане пытались воспрепятствовать покосу травы, однако руководитель агрофирмы, сев за руль комбайна, направил его на людей, образовавших на поле живую цепь. В результате погибла пожилая женщина, несколько человек получили травмы...

Сергей Сенинский: Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве. Его радиоочерк "Украинский чернозем" прозвучал в рубрике "Место и время"

"Меняющийся мир: страны и рынки"

Эдуард Макаров: Причины и возможные последствия роста курса евро анализирует немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

С середины 90-х годов на международных финансовых рынках воцарилась вера в наилучшие перспективы американской экономики ввиду ее технологических успехов. Соответственно, Уолл-Стрит притягивала к себе капиталы инвесторов со всего мира, и курс доллара рос. Америка финансировала за счет этого свой внешнеторговый дефицит. В итоге не один год американцы потребляли гораздо больше, чем производили, расплачиваясь за товары из других стран в значительной степени своими ценными бумагами, многие из которых теперь обесценились. Наступило прозрение...

Скандальное банкротство энергетической корпорации Enron, падение доверия к методам ведения американской бухгалтерии, угрозы новых терактов и конфликт на Ближнем Востоке также внесли свою лепту. Теперь инвесторы уже хотят избежать риска, и приток капиталов в Америку сокращается. Возникает вопрос: смогут ли Соединенные Штаты справиться со своим гигантским торговым дефицитом - в размере 4-х процентов ВВП?

Пока - доллар падает, так как компании, экспортирующие свои товары в США, не могут найти желающих купить вырученные ими доллары по более высокому курсу. Соответственно, по законам рыночной экономики, для американцев дорожают импортные товары, а для остальных дешевеет американский экспорт, что способствует уменьшению торгового дефицита США. С другой стороны, подобное развитие событий опасно для Европы, так как сокращение европейского экспорта в Америку вынуждает европейские компании ограничивать инвестиции в развитие собственного производства, что -в свою очередь - еще больше замедляет экономический рост.

Для Европейского центрального банка "сильный" евро также в корне меняет ситуацию. Дешевый доллар понижает цену не только импорта в целом, но и, что главное, - нефти. Благодаря этому замедляется рост цен в Европе - уже в мае темпы инфляции в евро-зоне упали до двух процентов.

Существует, впрочем, и некоторая угроза того, что неамериканцы - владельцы долларовых счетов - начнут переводить их в собственные валюты. Тогда возможен "обвал" доллара при одновременном росте процентных ставок в США - последствия для мировой экономики в этом случае непредсказуемы. Пока, правда, все еще не так плохо, некоторые эксперты ожидают прекращения роста курса евро к концу года.

С другой стороны, все больше инвесторов - в поисках надежной "гавани" для своих капиталов - обращаются к государственным облигациям. И в результате общее количество денег в странах евро-зоны увеличивается быстрее, чем ожидалось, хотя непосредственной угрозы для стабильности цен пока нет...

Укрепление позиций евро, конечно, обусловлено, в первую очередь, проблемами самого доллара. Хотя и сам по себе евро становится все более привлекательной валютой, в том числе и благодаря продолжающимся, пусть и медленным структурным реформам в странах евро-зоны", - пишет немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Иван Толстой: "Награда за труды" - статья в немецкой Sueddeutsche Zeitung об экономическом возрождении Республики Южная Корея после азиатского финансового кризиса .

Выход сборной Южной Кореи в полуфинал чемпионата мира по футболу весьма символичен для страны, которой пришлось переосмысливать основы своей системы после кризиса 1997 года. И, по крайней мере, в экономике, Южной Корее удалось совершить значительный скачок вперед.

Нагляднее всего - перемены в промышленности. До кризиса в корейской экономике безраздельно царствовали три десятка промышленных конгломератов - так называемых "чеболей" - контролируемых известными семьями. Многие из них потерпели крах - как, например, Daewoo или Hanbo Steel, другие - как Hyundai, гигант из гигантов - раскололись на отдельные независимые фирмы. Бывшие "патриархи", до кризиса "железной" рукой руководившие организованной по-военному системой управления, утратили, по сути, власть и уступили место современным менеджерам. Приоритетами стали уже не величина концерна и доля на рынке, а прибыльность и компетентность руководства.

Реструктуризация южнокорейской промышленности не имела свою социальную цену. Уровень безработицы в стране повысился до 12% и только в нынешнем году сравнялся с докризисным 3-х процентным. Не у дел оказались и выпускники вузов, и инженеры, и банковские служащие. Люди оказались предоставлены самим себе, и многие из них стали пробовать себя в предпринимательстве, в то время как правительство президента Ким Де Чжуна проводило политику поддержки малого и среднего бизнеса.

И вот пять лет спустя Южная Корея пожинает плоды собственных недавних усилий. Новый слой молодых предпринимателей уже считается вторым, наряду с чеболями, столпом долгосрочного экономического подъема. В нынешнем году ожидается 7-процентный прирост экономики, 6-процентный - в будущем году. На финансовых рынках последствия азиатского кризиса давно забыты. Финансовая система Южной Кореи была кардинально реформирована: здесь последовали рекомендациям МВФ и, в отличие от Японии и некоторых стран Юго-Восточной Азии, взялись за нее в первую очередь. Крупные корейские банки - вновь прибыльны, доля "проблемных" кредитов в их портфелях - самая низкая во всей Азии. Вместо финансирования грандиозных проектов "чеболей" упор делается теперь на кредитовании простых граждан, предпринимателей. Соответственно, основным фактором экономического подъема становится рост внутреннего потребления.

А главное отличие от докризисной эпохи в том, что Южная Корея стала теперь одним из мировых центров музыкальной и киноиндустрии, разработки компьютерных программ. Этому способствовали стремительное распространение в стране Интернета и появление нового поколения мобильной связи", - пишет немецкая газета Sueddeutsche Zeitung.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG