Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рубль российский и белорусский. Тест для корпоративной Америки




- Рубль российский и белорусский.
- 14 августа - тест для корпоративной Америки.
- В рубрике "Экономика региона" - "Российские народные промыслы - вчера и сегодня": "Лаковая миниатюра Палеха", "Каслинское художественное литье" и "Пуховый платок Оренбурга". (Народные промыслы: Палех, Касли, Оренбург)
- Материалы рубрики "Меняющийся мир: страны и рынки".
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Рубль российский и рубль белорусский. Останутся - в итоге - оба или один? Переговоры на этой неделе в Москве между президентами двух стран расставили некоторые акценты, но главный вопрос остается открытым.

По планам уже существующим, в период с 2005 по 2008 годы в двух странах будет использоваться - временно - российский рубль как единая валюта. Теперь президент России предложил на один год ускорить этот переход - с 2004 года. Об этом - возможном - "переходном периоде" мы и говорим сегодня с экспертами в Москве. Тему открывает главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков:

Евгений Гавриленков, "Тройка-Диалог": На самом деле, это достаточно сложная проблема - функционирование такого рода искусственной системы. Искусственной я ее называю потому, что денежная власть - это часть общих экономических властей. Помимо этого существует еще и финансовая власть, бюджеты двух государств. И объединение денежных систем без более тесного объединения экономик - по крайней мере, даже не объединения, а принятия каких-то общих правил игры, - конечно, весьма затруднительно.

Владимир Тихомиров, "НИКойл": Весь вопрос заключается в том, какой вариант будет в итоге принят. Как известно, вариантов всего два. Один был предложен Белоруссией, и который, по сути, предлагает создание единой надбанковской структуры, где эти две страны будут играть практически равноправные роли в определении денежно-кредитной политики. А второй вариант, который был только что озвучен президентом Путиным, который предлагает Белоруссии включиться в российскую денежную систему на правах просто еще одного территориального управления Центрального банка России...

Сергей Сенинский: Создание надгосударственной структуры - дело, мягко говоря, далеко еще не решенное. Москва, видимо, будет продвигать, в первую очередь, свой вариант.

Владимир Тихомиров: Что касается белорусской стороны, то здесь должны быть проведены довольно-таки существенные корректировки. Во-первых, необходим определенный подготовительный период. Если идет речь теперь о 1 января 2004 года, то фактически в течение следующего года необходимо будет построить и бюджет, и денежную политику Белоруссии таким образом, чтобы ее максимально приблизить к российским стандартам. Ну, хотя бы начиная с таких простых экономических параметров как уровень инфляции, который в Белоруссии по итогам первых семи месяцев этого года в два с лишним раза выше, чем в России. Для белорусской стороны это довольно проблематичная задача - в течение одного года осуществить такого рода большой рывок.

Сергей Сенинский: В начале 90-ых годов, когда СССР уже распался, в новых государствах своих денежных властей (то есть национальных банков) еще не было, и единственным эмиссионным центром оставался Центральный банк России. Евгений Гавриленков:

Евгений Гавриленков: И ничего хорошего из этого не вышло! Именно потому что финансовая и денежно-кредитная политики, которые проводились в бывших республиках, оказались совершенно другими, в отличие от российских. И это еще более усугубило российские проблемы. То есть кредиты, выделявшиеся Центральным банком России бывшим советским республикам, не находя там товарного покрытия, возвращались в Россию, тем самым повышая инфляцию. Поэтому если такого рода система будет создана, то для того, чтобы она успешно функционировала, необходимо выполнение еще многих-многих условий.

Владимир Тихомиров, "НИКойл": Тогда, особенно если мы будет говорить о 1992 и большей части 1993 года, в обращении находились советские рубли, которые эмитировались Центральным банком Советского Союза, а после распада имитировались, причем часто не согласовано, Центральными банками постсоветских республик. Более того, проблема заключалась еще и в том, что во многих республиках, которые вышли из "зоны" советского рубля, по-прежнему оставались советские рубли, которые полулегальными или даже нелегальными способами переправлялись через границу.

То есть фактически Центральный банк России с первого года не знал точно и не контролировал точно количество денег в обращении. Это была особая ситуация. Не думаю, что эта ситуация может повториться в будущем, но мне кажется, что Центральный банк России скорее всего не согласиться с расширением прав эмиссии на другие управления или другие банки. Потому что это может подорвать денежную систему страны...

Сергей Сенинский: Насколько сравнимы, на ваш взгляд, ситуация тогда, 10 лет назад, с той, которая может возникнуть, если Россия и Белоруссия - пусть и временно - перейдут к использованию российского рубля без полного объединения экономик и самих стран? Евгений Гавриленков, "Тройка-Диалог":

Евгений Гавриленков: Конечно, полного совпадения той и нынешней ситуаций нет, но отдельные элементы, безусловно, будут. Во-первых, в те времена существовала более тесная связь между предприятиями двух стран. И в то время российская финансовая система была гораздо более слабой, по сравнению с нынешним ее состоянием.

И учитывая масштабы экономик России и Белоруссии (по некоторым оценкам, белорусская экономика - это несколько процентов от российской), при условии, конечно, адекватной макроэкономической политики в России, Россия может демпфировать потенциально возможные негативные шаги белорусских коллег.

Сергей Сенинский: И последний вопрос нашим собеседникам в Москве. При каких-то обстоятельствах, на ваш взгляд, может ли Россия согласиться делегировать Национальному банку Белоруссии право печатать российские рубли, пусть и в ограниченных объемах? Евгений Гавриленков:

Евгений Гавриленков: Я думаю, что вряд ли российские денежные власти пойдут на такого рода шаг, особенно учитывая недавнее заявление российского президента, где была предложена достаточно прозрачная схема объединения двух государств. По сути, поглощение. Я думаю, что там достаточно много нерешенных вопросов.

И на самом деле, объединение двух денежных систем было бы разумно, если бы оно происходило на фоне общеполитического объединения и общеэкономического объединения. Но на самом деле мы видим, что российская и белорусская экономика - две достаточно различные системы.

Владимир Тихомиров: Я думаю, что такое развитие событий практически нереально. По той простой причине, что предоставление Белоруссии право эмитировать российские рубли ставит под угрозу целостность и единство управления всей российской денежной системы. Даже теоретическая возможность такого рода ситуации - скажем, в случае дополнительных эмиссий, не согласованных с ЦБ РФ, - может существенно подорвать стабильность всей денежной системы в России. Я думаю, что ни Центральный банк России, не российское руководство не согласятся на это.

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, на вопросы программы отвечали старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров и главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков.

14 августа руководители почти 700 крупнейших американских корпораций должны были представить повторные финансовые отчеты об их деятельности за последние полтора года, причем в необычной форме. Решение об этом федеральная Комиссия по финансовым рынкам и биржам приняла по следам громких скандалов вокруг некоторых крупных компаний, связанных с их бухгалтерской отчетностью. Рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов: 14 августа по требованию Федеральной комисии по финансовым рынкам и биржам сотни американских корпораций должны были представить повторные финансовые отчеты за прошлый год и два первых квартала нынешнего. Причем на этот раз отчеты должны заверить своими подписями высшие руководители корпораций - в присутствии нотариуса.

О каких компаниях идет речь и почему выбрана именно эта дата - 14 августа? Мой собеседник - Дэвид Инграм, заведующий отделом международной экономики расположенной в штате Пенсильвания консультационной компании Economy.com.

Дэвид Инграм: Федеральная комиссия стремится погасить неуверенность на финансовых рынках. Повторные отчеты явились бы в какой-то степени гарантией финансовой деятельности крупнейших американских корпораций, годовой оборот которых превышает 1,2 миллиарда долларов. Таких компаний в стране 947. Из них 695, в которых финансовый год совпадает с календарным, должны были подать отчет к 14 августа. Остальные - в декабре.

Для, так сказать, первой "волны компаний" дата 14 августа выбрана комиссией достаточно произвольно, чтобы как можно раньше получить повторные отчеты. Но, на мой взгляд, это событие не оказало действительно большого влияния на поведение инвесторов. Дело в том, что рынок уже учел возможности некоторой корректировки в отчетах и не ожидал столь же крупных скандалов, как, например, с корпорациями Enron или WorldСom.

Владимир Морозов: Вы говорите, что 14 августа не оказало существенного влияния на рынки. Но ведь в этот день индекс Dow Jones повысился сразу на 3%.

Дэвид Инграм: Да, но на рынке сейчас постоянно происходят колебания, и он чувствительно реагирует на любые политические и экономические события. Так что трудно сказать, какие именно факторы вызвали какие-то решения трейдеров.

Не стоит преувеличивать значение этой даты - 14 августа. Ведь даже если компании отчитались вовремя, это еще не означает, что позже они не внесут коррективы в свои отчеты. Да, само по себе требование Федеральной комиссии по финансовым рынкам и биржам подать такие отчеты уникально и беспрецедентно. Но нет и никаких гарантий, что через какое-то время отчитавшиеся могут заявить, что при новой проверке обнаружили в своих бумагах некоторые неточности и хотят сообщить о них Комиссии.

Владимир Морозов: Иначе оценивает факт повторного представления крупнейшими компаниями США своих финансовых отчетов мой второй собеседник - Анарван Бенерджи, директор исследовательской лаборатории расположенного в Нью-Йорке Института исследований экономических циклов:

Анарван Бенерджи: Отчеты безусловно успокоили рынок, они словно дали ему понять, что корпоративное жульничество все же не является эпидемией или широко распространившейся болезнью. Отчасти это и вызвало повышение индекса Dow Jones в конце дня в среду и утром в четверг - 14-го и 15 августа.

Конечно, повторные отчеты не гарантируют, что все представившие их компании не имеют никаких проблем. Но важно то, что в процессе представления повторных отчетов не выявилось новых серьезных неприятностей. Это дает инвесторам повод вздохнуть свободнее.

Владимир Морозов: Можно ли говорить о том, что повторные отчеты выявили различие в положениях предприятий разных отраслей экономики или, как часто говорят, между "старой", то есть традиционной экономикой (представленной, скажем, такими компаниями как General Electric, General Motors, Ford или Boeing) и так называемой "новой" экономикой - интернет-компаниями или сектором телекоммуникаций:

Анарван Бенерджи: "Старая" экономика выглядит лучше "новой", но это было ясно и до рецессии. Но дело в том, что многие компании "новой"экономики еще не имеют доходов, так как слишком молоды. Отчасти поэтому некоторые из них и прибегали к так называемой "творческой бухгалтерии" - то есть искусственно вздували свои доходы и преуменьшали затраты. Из-за такого нередко шаткого еще финансового положения в компаниях "новой" экономики здесь гораздо чаще прибегают к так называемым фондовым опционам. Это когда ведущим руководителям разрешают покупать значительное количество акций их собственной компании по фиксированной цене, а продавать - по рыночной. И потому даже небольшое повышение курсов этих акций на рынке дает возможность заработать миллионы долларов.

Считается, что такая система, дескать, побуждает руководителей работать эффективнее. Но на самом деле это приводит еще и к незаконному сокрытию убытков компании, чтобы искусственно повысить цену ее акций. Так что и 14 августа "старая" экономика тоже выглядела лучше, чем "новая".

Владимир Морозов: К установленному сроку из 695 компаний повторные отчеты представили в комиссию примерно 630. Это гораздо больше, чем ожидалось.

Но вернемся к другим событиям недели. В городе Уэйко, штат Техас, состоялся весьма представительный американский экономический форум, в котором участвовали президент США Джордж Буш и вице-президент Дик Чейни. Кроме того, руководство Федеральной резервной системы, то есть Центрального банка Соединенных Штатов, приняло решение сохранить пока на прежнем уровне - и без того самом низком за последние почти 40 лет - базовые процентные ставки. Какое влияние оказали эти события на финансовые рынки и, в частности, на курс американского доллара? Вновь слово - Дэвиду Инграму, заведующему отделом международной экономики консультационной компании Economy.com., штат Пенсильвания:

Дэвид Инграм: В последнее время курс доллара вполне стабилен. Он повысился по отношению к другим ведущим мировым валютам.

Однако в наибольшей степени, как мне представляется, на финансовые рынки в последние дни повлияло именно решение Федеральной резервной системы не понижать пока процентные ставки по кредитам. И, на мой взгляд, сегодня инвесторы и другие участники финансового рынка беспокоятся уже не столько о том, насколько достоверна финансовая отчетность ведущих американских корпораций. Их тревожит их возможность повторной рецессии в США.

Владимир Морозов: А вы лично что думаете о такой возможности?

Дэвид Инграм: Я думаю, что рынок будет постепенно успокаиваться. Ведь экономика США реально набирает обороты, хотя и медленнее, чем в начале года. Мы получаем хорошие новости из производственного сектора. На мой взгляд, мы сможем избежать повторной рецессии. И когда это станет ясно, финансовый рынок стабилизируется и в следующем году постепенно начнет расти.

Владимир Морозов: Добавим, что в будущем Федеральной комиссии США по финансовым рынкам и биржам уже не потребуется вновь запрашивать у руководителей крупных корпораций финансовые отчеты, заверенные у нотариуса. По новому закону, вступившем в силу в конце июля, теперь такие отчеты - за подписями высшего и финансового руководителей - стали обязательными для всех компаний, акции которых котируются на американских фондовых биржах, в том числе - иностранных компаний.

Сергей Сенинский: Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 16 августа. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина: Поспешно принятые законы - обычно плохо работают. Однако новый закон об ответственности первых лиц американских компаний за состояние финансовой отчетности - все же лучше большинства других, пишет "Экономист".

Правда, его влияние окажется более умеренным, чем действие двух сопутствующих ему факторов. Во-первых, уже просто вид главного бухгалтера компании, шествующего к залу суда в наручниках, надолго запомнится его коллегам по цеху. Во-вторых, поведение инвесторов, в угоду которым зачастую и рисовались "дутые" показатели. Некоторые компании отказались теперь от практики опционов на акции, после чего сами акции вновь поднялись в цене. Если сам рынок будет принимать лишь открытый, честный бизнес, менеджерам компаний просто не останется ничего иного, как принять эти условия, заключает "Экономист".

В планах правительства Югославии - приватизировать автомобильную компанию Zastava. Она известна, в частности, своими малолитражками Yugo, которых злые языки именовали "самым плохим автомобилем тысячелетия", пишет "Экономист".

Но сам завод - даже в худшем положении. За время войны международные санкции и неоднократные бомбардировки сделали его, скорее, виртуальным, нежели реально работающим предприятием. В этом году здесь выпустят всего 18 тысяч автомобилей - в конце 80-ых ежегодно собирали 200 тысяч. Когда-то здесь вообще производили все - от охотничьих ружей до грузовиков.

Теперь правительство решает очень непростую задачу найти западного покупателя. Для него обещают повысить ввозные пошлины на импортные автомобили. Отделены от завода почти тридцать убыточных его подразделений, в три раза сокращен персонал.

Но продать завод будет очень непросто. Его торговая марка гораздо слабее, чем, например, та же чешская Skoda. А крупнейшие автомобильные компании Европы слишком озабочены сегодня проблемами перепроизводства, чтобы решиться вложить миллионы в реконструкцию югославского завода.

Многие из наиболее прибыльных предприятий Югославии были дешево проданы их же работникам в начале 90-ых годов. А с тех пор, как в 1999 году закончилась война, правительству удалось продать лишь несколько цементных заводов, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 16 августа.

"Экономика региона".

"Экономика региона". Тема рубрики - "Российские народные промыслы - вчера и сегодня". Речь пойдет о лаковой миниатюре Палеха, Каслинском художественном литье из чугуна и пуховых платках Оренбурга.

Первый сюжет - о Палехе. Рассказывает наш автор в Иваново Елена Смагина:

Елена Смагина: Бывшее село Палех ныне - рабочий поселок и районный центр Ивановской области, расположенный в 65 километрах от города Иваново.

Традиционная палехская миниатюра - живопись на лаковых изделиях из папье-маше. Технология производства очень сложна. Куски картона в несколько слоев пропитываются столярным клеем и сушатся в печи при температуре 90 градусов. Каждый слой - по 9 часов. Из отвердевшего материала изготавливаются детали будущих изделий - коробочек, шкатулок, пудрениц, портсигаров.

Каждая деталь покрывается белилами или растворенным в кислоте сусальным золотом. Сверху кладется слой черного лака, на который наносят контур рисунка. Внутри контура лак счищается до самого золота, на которое потом и накладывают краски. Чем прозрачнее краска, тем драгоценнее выглядит изделие. Краски наносятся тончайшими беличьими кистями, для шлифовки изделий используют волчьи зубы, а крошки после обработки смахиваются беличьим хвостом.

Палехская миниатюра - сравнительно молодой народный промысел. Появился он лишь в 1923 году. Но корни этого искусства восходят к иконописным традициям древней Руси.

Точная дата основания села Палех неизвестна. Предположительно - четырнадцатый век. Возникновение поселений иконописцев - Палеха, Мстёры, Холуя - историки связывают с захватом северо-восточной Руси ордами монгольского хана Батыя. Бежавшие от татар в глухие леса жители городских посадов Владимира, Суздаля, Ростова Великого и Ярославля, среди которых было немало искусных ремесленников, иконописцев и мастеров фресковой живописи и основали эти поселения.

В семнадцатом веке слава о палехских иконописцах дошла до Москвы. Их стали приглашать для работ к царскому двору. Иконы в Палехе писались долго и тщательно по старинным образцам и поэтому стоили очень дорого. Особое влияние на палехских мастеров оказали новгородская и строгановская школы росписи. Купцы Строгановы были большими любителями иконописи. Многие из их рода сами писали иконы. Особенность Строгановского стиля - сложность и миниатюрность.

В конце 19 века с появлением печатной иконы машинного производства иконы сильно подешевели. Иконописание стало приходить в упадок. Многие мастерские закрылись. В 1900 году иконописцы Палеха, Мстёры и Холуя подали прошение о своем бедственном положении императору Николаю II.

Откликом на этот призыв о помощи стало создание в 1901 году Комитета попечительства русской иконописи. А в 1902 году в этих трех селах были открыты учебные иконописные мастерские, которые стали существовать на пособия от разных учреждений и пожертвования от частных лиц.

Мастерские проработали до 1918 года. В этом году в России - в Шуйском уезде только создаваемой ивановской губернии - впервые были расстреляны священнослужители.

Иконописание в Палехе, который тоже должен был отойти к ивановской области, прекратило свое существование. Однако в 1922 году живший тогда в Москве палехский художник Иван Голиков увидел в Кустарном музее шкатулку мастеров из села Федоскино. Шкатулка была сделана из папье-маше, покрыта черным лаком и украшена красочными рисунками. Иван Голиков решил попробовать расписать шкатулку в палехской манере. В Кустарном музее его идея понравилась, и Голиков получил заготовки для росписи.

В 1923 году палешане организовали мастерскую, а в 1924 году - Артель древней живописи. Однако в 1938 году был репрессирован и погиб в тюрьме председатель артели Зубков. А оставшимся художникам предъявили жесткое требование: преодолеть наследие древнерусского искусства и увеличить выпуск изделий.

Но мастерам удалось сохранить традиции. В конце шестидесятых годов в палехскую миниатюрную живопись пришла группа новых мастеров, которые и возродили искусство Палеха в восьмидесятых. Мастерские получили государственные заказы. Уже после перестройки в 1989 году в Палехе вновь были созданы творческо-производственная организация Союза художников России, товарищество "Палех" , кооператив "Объединение художников Палеха". Позднее появились малое предприятие "Мастера Палеха", творческая мастерская "Палешане", акционерное общество "Палех".

Все товарищества организованы самими художниками. В мастерских трудятся от 20 до 250 человек. Государство все последние годы не принимает в них никакого участия. Мастера платят той же монетой: в отчетах налоговой инспекции художники показывают отсутствие доходов и зарплаты по два доллара в месяц.

Об истинных доходах художников не знает никто. В то же время палехская миниатюра по-прежнему пользуется хорошим спросом. Настоящие мастера работают напрямую с заказчиками - в основном это зарубежные фирмы и коллекционеры. Вот почему до 80% из того, что выдается сегодня на рынке за палехские миниатюры, на самом деле - разного уровня подделки.

В 1999 году государство предприняло попытку взять как-то под контроль развитие народных промыслов. Был принят даже федеральный закон "О народных художественных промыслах". Но пока он фактически не действует, так как программы развития конкретных мастерских должны приниматься на местах. В Ивановской области, например, региональной программой развития искусства Палеха начали заниматься всего месяц назад...

Сергей Сенинский: Елена Смагина, наш автор в Иваново.

Следующий сюжет - из Челябинской области. Каслинское художественное литье. Рассказывает наш автор в Челябинске Сергей Крапивин:

Сергей Крапивин: История каслинского чугуна восходит к середине 18 века. В 1747 году на берегу озера Большое Касли был построен чугуноплавильный и железоделательный завод, принадлежавший купцу Якову Коробкову. К предприятию были приписаны 350 незаконнорождённых крестьян, которым предстояло отливать пушки и ядра для царской армии. Возле завода сначала вырос небольшой поселок, а затем и город.

Вскоре предприятие стало выполнять не только военные заказы. Развитию народного промысла в этих краях способствовали два обстоятельства. Во-первых, близость месторождений железной руды. Во-вторых, уникальность местных песков, которые и позволяли придавать чугуну самые изысканные формы. Кстати, разработка некоторых песчаных рудников, принесших славу народному промыслу, в частности, Лазарецкого, ведется до сих пор.

По одной из легенд, на художественное литье в Каслях обратили внимание после работы скульптора из Екатеринбурга Михаила Канаева, который в 1876 году отлил из чугуна бюст императора Александра III. Впрочем, третий владелец завода - купец первой гильдии Лев Расторгуев (вторым был знаменитый уральский промышленник Никита Демидов) еще в начале 19 века понял, что выпуск художественных изделий из чугуна может приносить немалую прибыль. Во многом благодаря именно его стараниям каслинское литье получило широкую известность не только в России, но и в Европе. Тогда вершиной творчества каслинских мастеров стал знаменитый чугунный павильон, изготовленный для Парижской выставки 1900 года. Эта работа была признана шедевром российской экспозиции и принесла соотечественникам Гран-при и золотую медаль. Сейчас этот павильон хранится в Екатеринбургском музее изобразительных искусств.

После Октябрьской революции каслинские мастера отливали в основном бюсты вождей мирового пролетариата Владимира Ленина и Иосифа Сталина, а также композиции типа "Девушки с веслом". И лишь в конце 80-ых годов завод вновь вернулся к дореволюционной тематике - подсвечникам, бра, эмблемам и небольшим художественным статуэткам. Было возрождено и архитектурно-художественное литье: в основном ограды и решетки.

Однако сегодня предприятие с более чем двухвековой историей переживает тяжелый кризис. 1 февраля нынешнего года Каслинский машиностроительный завод был объявлен банкротом и преобразован в Каслинский литейный завод. Многие мастера покинули предприятие, не оставив после себя учеников. Другие ушли на пенсию. Местное профессиональное училище прекратило готовить кадры по этой специальности еще в советские времена.

В тяжелой ситуации находится не только завод, но и весь город Касли. За минувшие 15 лет, прошедших с начала перестройки, численность его населения сократилась на две тысячи человек - с 21 до 19. В Челябинской области Касли относят к так называемым "депрессивным" городам.

По словам генерального директора Каслинского литейного завода Равиля Шарафутдинова, еще несколько лет назад 95% выпуска предприятия составлял оборонный заказ. Сегодня его нет. Поэтому завод вынужден искать рынки сбыта и осваивать новые виды продукции. Чтобы работать рентабельно, необходимо ежемесячно выпускать 250 тонн литья. Причем речь идет не только о художественных изделиях, но и промышленной и архитектурно-промышленной продукции. Реально завод производит литья в пять раз меньше - всего 50 тонн в месяц. При этом изделиями традиционного народного промысла на заводе занимаются не более десяти формовщиков и скульпторов.

Предприятие пытается сохранить свою нишу на рынке с помощью невысоких цен и расширения сети сбыта. Недавно Каслинский литейный завод открыл свой торговый дом в Челябинске. Заводская стоимость изделий художественного литья сегодня составляет от 120 до 300 рублей за килограмм. У других, более мелких фирм, которые занимаются этим народным промыслом, цены на порядок выше. Причем, по словам Шарафутдинова, количество предприятий, которые пытаются работать "под каслинское литье", растет с каждым годом. В основном они появляются в соседних городах - Екатеринбурге, Златоусте, Трехгорном. Качество их продукции не всегда соответствует высокой марке промысла. Однако помешать этому сам завод не в силах. У предприятия нет средств на то, чтобы запатентовать технологию старых мастеров и отстаивать свои права в суде.

По мнению специалистов Каслинского музея художественного литья, в целом качество каслинского литья в последние годы снизилось. Раньше, а особенно до революции, контроль качества был намного жестче. Сейчас, например, на художественных изделиях из чугуна ставят всего одно клеймо - с названием города Касли. Даже в советские времена к этому обязательно добавляли еще год выпуска. А в дореволюционной России на каждой работе можно было увидеть не только название города или год выпуска, но и обязательно фамилию мастера и даже герб Российской империи.

Сергей Сенинский: Сергей Крапивин, наш автор в Челябинске.

И завершит сегодняшний выпуск рубрики рассказ нашего автора в Оренбурге Татьяны Морозовой - об оренбургских пуховых платках.

Татьяна Морозова: На вопрос "Чем знаменит ваш край?" любой оренбуржец, не задумываясь, ответит: "пуховыми платками". И почти все здесь знают, что особые козы, из пуха которых мастерицы и вяжут платки, и ни в какой другой области, кроме Оренбургской, свою уникальность не сохраняют. Видимо, что-то есть такое в местном степном, резко-континентальном климате с суровыми зимами и сухим жарким летом, при котором резкие сезонные перепады позволяют оставаться козьему пуху тонким, легким, теплым. Может, и недалекие Губерлинские горы тому способствуют. Именно в этих горах - по преданию, подтвержденному исследованиями историков - и осели перекочевавшие когда-то из Гималаев совершенно особые козы. Пуховязанием в Оренбуржье занимались не только простые крестьянки в долгие зимние вечера. Еще 250 лет назад вязала пуховые платки супруга первого губернатора Рычкова, а в 1861 году "за шали из козьего пуха" мастерица из села Саракташ Мария Ускова была награждена дипломом и медалью Всемирной Лондонской выставки.

Еще 20 лет назад в Оренбурге работали государственная фабрика пуховых платков и так называемый комбинат надомниц. 5-6 тысяч работающих вязали шали и паутинки, наполовину ручной работы. Надомницы, получая пух от фабрики, вывязывали кайму вокруг машинного изготовления середины. Такие шали можно было купить в крупных универмагах области, но особым спросом они не пользовались. Если вы хотели иметь или подарить кому-то настоящий оренбургский платок или легкую, ажурную белую "паутинку", нужно было найти знакомую "бабушку", которая вязала бы только на заказ.

Основными центрами пуховязания в области были и остаются по сей день села Саракташ и Желтое. Сегодня, как и прежде, именно туда, за 100-130 километров на восток от Оренбурга, едут перекупщики, в том числе иностранные. Цены на подлинные изделия традиционных мастериц отнюдь не маленькие. Но товар стоит того. Хотя за последние 20-30 лет качество пуха и, соответственно, платков заметно ухудшилось.

В чем причины? Например, известная оренбургская мастерица Людмила Дмитрачкова говорит не только об изменении климатических условий или экологической ситуации, но об экономических проблемах разведения коз и о неудачной, по мнению многих здесь, попытке селекции местных коз с одной из пород, разводимых на Дону.

Впрочем, одна из главных проблем ассоциации "Овцеводство Оренбуржья" сегодня не столько сократившееся в 6-7 раз за последние 15-20 лет поголовье овец и коз, сколько - сбыт козьего пуха. Государственные его закупки прекратились в первые же перестроечные годы, и за последние 10 лет на территории области у колхозов и совхозов не было закуплено ни одного килограмма пуха. Сначала удавалось находить зарубежных покупателей в Германии, Китае или Киргизии, но вот "урожай" нынешнего, 2002 года - 5 тонн пуха - еще с марта лежит невостребованным. Потенциально это - 100 тысяч платков или 500 тысяч легких "паутинок". Но иностранцы предпочитают пусть более дорогой, но качественный и промытый, прочесанный иранский пух. На мой вопрос, почему бы так же не готовить к продаже и оренбургский пух, главный специалист ассоциации "Овцеводство Оренбуржья" Александр Шайков ответил, что, во-первых, бедность не позволяет, а, во-вторых, он опасается, что "подсунут" устаревшее оборудование, и продукция все равно не будет конкурентоспособной.

Настоящие оренбургские козы остались, в основном, на личных подворьях, и мастерицы - пуховязальщицы высокого класса закупают пух именно здесь. Сегодня купить изделия настоящих мастеров в Оренбурге, как и прежде, можно только по знакомству. Правда, есть магазин - салон "Золотое кольцо", но цены там весьма высокие, а гарантии, что купленная вами "паутинка" связана из чисто оренбургского пуха без примеси придонского или даже среднеазиатского - нет никакой.

И уж совсем нет никаких гарантий на Центральном рынке. Здесь, у ворот - царство "платочников". Перекупщицы или сами пуховницы классом пониже продают, как считает моя собеседница Людмила Дмитрачкова - недешевую, но одноразовую продукцию, которая может расползтись через пару дней после покупки. Ни налогов, ни за торговое место у ворот бабушки, разумеется, не платят. Но на жизнь себе зарабатывают.

Ну, а как же фабрика и комбинат пуховых платков? Комбинат надомниц прекратил свое существование еще 7 лет назад, в 1995, когда фабрика перестала - в убыток себе - обеспечивать вязальщиц пухом. И теперь они либо превратились в "бабушек-платочниц", либо вяжут изделия получше и продают их по знакомым. Магазинов, кроме "Золотого кольца", где можно было бы сегодня подобрать платок или паутинку по своим возможностям, в Оренбурге нет.

Лишь ставшая частной фабрика пуховых платков - ныне акционерное общество "Ореншаль" имеет такой магазин, но только - для своей собственной продукции. Ассортимент ее теперь гораздо шире, и "Ореншаль" не бедствует, хотя численность работающих сократилась за последние 10-15 лет втрое - сегодня их около 400 человек.

В планах фабрики - открытие собственной сети магазинов, причем, не только в Оренбургской области. Идет процесс регистрации торговой марки "Оренбургский пуховый платок". Но все-таки продукция "Ореншали" - не ручная работа.

И настоящие оренбургские пуховые платки и "паутинки", пожалуй, можно увидеть лишь в музее или на редких выставках. А купить - только по знакомству.

Точную сумму своих доходов мастерицы, конечно, не называют, но гордятся тем, что их изделия увозят и в Москву, и за границу. И все же по-настоящему наладить свое собственное дело та же Людмила Дмитрачкова, например, пока не может. А передать опыт и расширить производство настоящих оренбургских пуховых платков ей очень хочется.

Сергей Сенинский: Татьяна Морозова, наш автор в Оренбурге. Этим сюжетом мы завершаем рассказ о некоторых российских народных промыслах - в рубрике "Экономика региона".

Меняющийся мир: страны и рынки

Елена Коломийченко: "Затопленная земля" - комментарий немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung.

"Климатическая катастрофа проявляет себя совсем не так, как ожидалось. Обширные территории в разных странах Европы страдают вовсе не в результате глобального потепления от убийственной жары - на них с неба обрушивается потоп. И как никогда острой становится проблема отношений природы и человека.

Разумеется, капризы погоды случались и раньше. Но сегодня появляется все больше свидетельств того, что столь катастрофичными последние наводнения стали именно благодаря действиям людей. Доказано, например, что к паводкам приводят и изменение русел рек, и строительство плотин, и уничтожение лесов. В теории это известно всем, но до претворения в жизнь соответствующей политики еще очень далеко. Еще более важный аспект - влияние человека на формирование климата в целом, и конкретно - на образование облаков. После нынешнего потопа от европейских политиков, естественно, потребуют принимать меры как можно скорее. Но, увы, быстрого и простого решения проблемы попросту не существует.

Во-первых, последствия принимаемых мер станут заметны лишь спустя десятилетия. Так что в ближайшие 20-30 лет погода будет продолжать меняться в любом случае. Во-вторых, в одиночку ни одной стране здесь ничего не добиться. Если все они решатся на дорогостоящие меры по снижению выбросов, способствующих формированию парникового эффекта, а какая-то одна страна их проигнорирует, она все равно получит выгоду за чужой счет. Поэтому и был принят Киотский протокол, который, будем надеяться, вступит в этом году в силу, несмотря на противодействие США. Глобальной системе защита климата просто нет альтернативы", - пишет немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Тенгиз Гудава: Об одном из экономических аспектов катастрофических наводнений в Европе и их последствий пишет швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung.

Для страховых компаний последствия наводнений в Германии или Австрии будут не слишком серьезными. Хотя, например, только в провинции Нижняя Австрия ущерб от наводнений составил до 2 миллиардов евро, австрийским страховым компаниям предстоит выплатить не более 100 миллионов. В отличие, например, от Швейцарии, и в Австрии, и в Италии, и в Германии страховка от наводнения не входит в стандартный пакет страховых услуг. В Австрии застрахованными оказываются не более половины всех пострадавших от наводнения домохозяйств.

Но и в этих случаях страховые контракты, как правило, предусматривают выплату небольших сумм - максимум 10 тысяч евро. 100% страховка в принципе возможна, но, как правило, ее у людей нет. Вероятно теперь, когда наводнение поразило отнюдь не только области, традиционно считавшиеся потенциально опасными, ситуация изменится", - пишет швейцарская Neue Zuercher Zeitung.

Елена Коломийченко: Самые радикальные преобразования в новейшей истории Северной Кореи - в частности, резкая девальвация национальной валюты - тема статьи во французской газете Monde.

"Северокорейская экономика оказалась на грани распада, и пхеньянский режим все-таки решился на активные действия сразу в двух направлениях: во-первых, проводится реформа зарплат и цен и, во-вторых, возобновлены переговоры с Южной Кореей.

С переговорами пока все не так просто, но на внутреннем экономическом фронте Пхеньян, похоже, действительно перешел в наступление, не желая признавать краха своей прошлой политики. Никаких официальных заявлений не было, но, как рассказывают побывавшие в последние дни в стране иностранцы, курс национальной валюты был официально снижен на 7 тысяч процентов! До сих пор один американский доллар официально стоил чуть более 2 северокорейских вон, теперь - 150 вон, что приближается к курсу "черного" рынка - от 200 до 500 вон за один доллар. Кроме того, Пхеньян отказался от использования существовавшего долгое время - параллельно с обычной воной - специальной, предназначенной только для иностранцев и конвертируемой воны.

Северокорейские власти объявили также об утверждении с 1 июля, по сути, некоторых принципов рыночной экономики - например, либерализации в стране цен и зарплат, выросших в 20-30 раз, и прекращении бесплатного распределения некоторых товаров и услуг. Необходимо отметить, что реформы эти проводятся в экономике, которая практически не функционирует, хотя в этом году положение здесь не столь катастрофично как в недавние, когда Северная Корея была поражена жесточайшей засухой. По данным экспертов Международной продовольственной программы Организации объединенных наций, в конце июля общий объем сельскохозяйственного производства в Северной Корее превысил прошлогодний в два с половиной раза. Получаемый людьми по карточкам паёк увеличен в полтора раза, и хотя продуктов по-прежнему не хватает, крестьяне теперь свободно продают выращенное на рынках.

Что касается промышленности, то она работает лишь на 10% своей мощности, энергоснабжение практически отсутствует, а большая часть объектов инфраструктура страны лежит в руинах. В этих условиях, по словам представителя одной из международных гуманитарных организаций, Пхеньян смотрит уже "сквозь пальцы" на свободную торговлю на рынках и даже допустил передвижение собственного населения по территории страны во время катастрофического голода 1998 года. Правда, в 2000 году была предпринята попытка вновь "закрутить гайки", но "черный" рынок к тому времени уже расцвел. И нынешняя реформа, похоже, лишь утвердит статус-кво. На рынках, правда, появляется все больше агентов тайной полиции, которая стремится контролировать их развитие с самого начала.

Наконец, северокорейский режим начинает, по сути, попустительствовать и тем своим гражданам, которые переходят границу и нелегально работают в приграничных районах Китая, привозя назад в страну хоть немного валюты и продуктов первой необходимости.

Никто не знает, удастся ли Северной Корее пережить шок перехода к свободному рынку без гиперинфляции. Пхеньян остро нуждается в помощи извне и инвестициях. Отсюда - и дипломатические инициативы, направленные на нормализацию отношений с Югом. В военной области, правда, никаких признаков разрядки пока не наблюдается" - пишет французская газета Monde.

Сергей Сенинский: Меняющийся мир: страны и рынки...

XS
SM
MD
LG