Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Авиакомпании и авиапассажиры."Сладкий" рынок России





- Российские авиакомпании и весь рынок пассажирских авиаперевозок ждут крупные перемены.
- Российская кондитерская промышленность. Сладости - их производители и покупатели - тема рубрики "Рынки и потребители".
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Российские авиакомпании на рынке пассажирских авиаперевозок. К этой теме мы решили обратиться после недавних заявлений руководителей Государственной службы гражданской авиации о том, что с 1 января будущего года планируется ввести новые, гораздо более жесткие требования к обеспечению безопасности полетов, финансовому состоянию самих авиакомпаний и наземным техническим службам. Если все эти требования будут внедрены в "жестких" вариантах, то нынешнее количество российских авиакомпаний, перевозящих пассажиров, может, по некоторым прогнозам, сократиться сразу в несколько раз:

Сколь реальны подобные прогнозы и на чем основаны? Об этом мы говорим сегодня с экспертом в Москве - аналитиком, специализирующимся на рынке авиаперевозок. Наш собеседник - Елена Сахнова, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа".

И, прежде всего - что в целом представляет собой сегодня модель российского рынка авиаперевозок? То ли доминируют по всей стране десяток-другой крупнейших авиакомпаний или в каждом регионе есть несколько крупных, а остальные - совсем мелкие? Елена Сахнова, инвестиционный банк "Объединенная финансовая группа":

Елена Сахнова: Российский рынок представляет собой сочетание двух названых моделей. То есть, с одной стороны, на рынке существуют 15-20 крупнейших перевозчиков, которые и выполняют основной объем перевозок. С другой стороны, в каждом регионе есть свой крупнейший перевозчик, и по отношению к нему все остальные являются второстепенными:

Сергей Сенинский: Сколько всего авиакомпаний насчитывается сегодня в России? Какая часть всех авиаперевозок приходится на долю крупнейших и какая - на долю всех остальных?

Елена Сахнова: Всего в России существует около 250 авиаперевозчиков. Если быть точным, то по последним сведениям ГСГА - 247.

Из них 20 я бы отнесла к крупным. И эти 20 компаний выполняют около 70-75% всего объема перевозок. Соответственно, мелкие компании выполняют около 25%.

Более того, 5 крупнейших авиакомпаний - "Аэрофлот", "Пулково", "Красэйр", "Сибирь" и "Тюменьавиатранс" - перевозят 47% всех пассажиров!

Сергей Сенинский: В чем суть новых требований Государственной службы гражданской авиации России? И, кстати, само решение об их введении с 1 января 2003 года в какой стадии находится?

Елена Сахнова: Документы еще окончательно не утверждены, предстоит еще их согласование в министерстве юстиции.

Если же говорить об общих положениях, то планируется существенно повысить требования по безопасности. Скорее всего, будет установлено некое предельное значение, ниже которого безопасность не может опускаться. Или если такое произошло, то компания не сможет получать лицензию на авиаперевозки:

Сергей Сенинский: Вы говорите о некоем минимально допустимом уровне безопасности. Что обычно специалисты подразумевают под этим?

Елена Сахнова: Самым известным показателем является количество аварий, закончившихся человеческими жертвами, на 1000 полетов. Также можно рассчитывать показатели еще по количеству жертв на количество перевезенных пассажиров, а также и все другие производные показатели от этих:

Сергей Сенинский: Ну, абсолютное большинство авиакомпаний, слава Богу, обходятся без таких аварий, да и, наверное, тысячи полетов далеко не каждая из них совершает:. Но - вернемся вновь к сути новых требований службы гражданской авиации. Речь в них также идет и финансовой деятельности авиакомпаний.

Елена Сахнова: Становятся более жесткими требования к финансовому состоянию авиакомпаний. Но мне сложно сказать, в каком виде это будет представлено, так сегодня авиаперевозки - убыточны...

Сергей Сенинский: А каково соотношение рейсов убыточных и наоборот, прибыльных у российских авиакомпаний? Видимо, существуют какие-то хотя бы экспертные оценки этого:

Елена Сахнова: Конечно, ни одна авиакомпания не дает такой статистики. Но можно сказать, что около 80% всех перевозок, всех направлений в России являются убыточными. И лишь некоторые направления - например, направление на Москву и практически все международные полеты - являются прибыльными.

Таким образом, компании, конечно, пытаются как-то закрыть убытки от одних маршрутов за счет прибыли на других, но этой прибыли не хватает. И все равно компании, если говорить в целом, сейчас несут убытки. Поэтому очень трудно сказать, какие требования будут насчет финансового состояния. Видимо, будет разрешено иметь убытки. Главное, какой суммой будет ограничен их размер:

Сергей Сенинский: Давайте уточним здесь, говоря об убыточности. Речь идет только о пассажирских перевозках или о грузовых тоже?

Елена Сахнова: Нет. Грузовые рейсы в основном сейчас являются прибыльными.

Сергей Сенинский: И вновь вернемся к новым требованиям Государственной службы гражданской авиации. Какие еще - из наиболее радикальных - могут быть введены?

Елена Сахнова: Пожалуй, самое главное требование, которое планируется ввести, - наличие собственной базы технического обслуживания в аэропорту базирования. Это очень серьезный критерий, особенно для небольших перевозчиков. Поскольку такая техническая база стоит, как минимум, 5 миллионов долларов. 5 миллионов долларов - очень большая сумма для мелких компаний. Зачастую она будет превышать или будет равна объему годовой выручки компании. Поэтому, я думаю, что они просто не смогут выполнить эти требования:

Сергей Сенинский: Давайте допустим, что все требования, о которых вы только что рассказали, будут введены в достаточно жестких вариантах. Как в этом случае может измениться нынешнее количество действующих российских авиакомпаний? Ведь уже называются различные экспертные оценки. И, кстати, какая из моделей этого рынка, если иметь в виду количество и структуру его участников, представляется и вам, и вашим коллегам - московским экспертам предпочтительнее - по крайней мере, на ближайшие годы?

Елена Сахнова: Я думаю, что в результате введения новых требований количество авиакомпаний уменьшится, как минимум, в два раза. Все зависит от того, какие требования будут предъявляться к их финансовому состоянию. Если эти требования будут достаточно жесткими, то количество перевозчиков может уменьшиться и в три, и в четыре раза.

На самом деле, идеальной моделью рынка является наличие на нем около десятка крупных перевозчиков и, скажем, порядка десяти региональных авиакомпаний.

Сергей Сенинский: Среди даже совсем небольших российских авиакомпаний сегодня наверняка есть и весьма успешные. Но, если они не будут соответствовать новым требованиям, то, как и многие другие, менее успешные, также могут исчезнуть. Не может ли это негативно отразиться на самом уровне конкуренции в этом секторе?

Елена Сахнова: Я не думаю, что это может отразиться на конкуренции, поскольку крупнейшие авиаперевозчики очень жестко конкурирует между собой. Более того, все российские перевозчики на всех международных маршрутах конкурируют с западными авиаперевозчиками. И едва ли мы сможем предположить какое-либо осложнение конкуренции.

Но что исчезнет точно, так это демпинг, которым занимаются практически все мелкие перевозчики. Поскольку они практически не заботятся о техническом обслуживании своих самолетов, они не занимаются вопросами безопасности, они экономят на персонале: И поэтому они еще могут демпинговать по ценам. Вот это крайне негативно для всего рынка! И, наверное, процентов на 50 из-за этого перевозки сейчас убыточные. Потому что крупные компании не могут увеличивать цены, так как это тут же приводит к оттоку пассажиров в сторону мелких компаний, что, в общем-то, неправильно:

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечала в Москве аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Елена Сахнова.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 23 августа. С обзором вас познакомит Мария Клайн.

Мария Клайн: Тенденции в демографии могут меняться, однако само по себе воздействие динамики численности населения гораздо шире, чем любых других социальных или экономических факторов, пишет "Экономист".

Сегодня США и Западная Европа демонстрируют противоположные демографические тенденции, и если этот разрыв сохранится, он будет иметь огромные политические последствия для богатейших стран мира по обе стороны Атлантики. В Европе за последние полвека уровень рождаемости снизился в полтора раза - от того значения, которое соответствует лишь простому воспроизводству, до того, который просто удерживает численность населения на более или менее постоянном уровне.

Примерно до 80-ых годов по тому же пути шли Соединенные Штаты, однако потом произошло нечто удивительное. Уровень рождаемости в стране не только перестал снижаться, но и начал стремительно расти - быстро вернувшись к уровню воспроизводства. По оценкам демографов, если тенденция сохранится, то уже к 2025 году население США увеличится с нынешнего 281 миллиона человек до 350-400 миллионов. А численность населения стран Западной Европы - наоборот - скорее всего, будет сокращаться.

Одно из главных последствий для США - страна станет значительно моложе. Это, с одной стороны, потребует больших дополнительных затрат на образование, а с другой - значительно облегчит бремя социальных расходов, главным образом - пенсионных и на социальное обеспечение. Кроме того, помолодевшая рабочая сила не только будет обходиться экономике дешевле, но - что еще важнее - привнесет в нее больше предприимчивости. Соединенные Штаты в результате могут стать еще более мощной державой, чем они есть сегодня, даже если такие населенные страны как Китай и Индия будут постепенно богатеть.

В это контексте расширение Европейского союза на восток становится еще более насущным, чем представлялось раньше. Расширение это не сделает Европу более молодой, ведь население восточноевропейских стран - само по себе не очень молодое. Но расширение ЕС даст новый, столь необходимый Европе предпринимательский импульс, особенно если допустить возможность вступления Турции. Кроме того, Европе необходимы как новые иммигранты, так и больше предприимчивости коренного населения. Причем для этого вовсе не обязательно копировать американскую модель. Достаточно обратиться к опыту самой Европы, который принес ей стремительный экономический рост в 60-ые годы. И он - продолжался до тех пор, пока политики не раздули государственные расходы, а социальное обеспечение не стало всеохватным, заключает "Экономист".

Эксперты уже оставили надежды на возобновление роста индустрии информационных технологий до конца нынешнего года. Даже самые отчаянные оптимисты говорят теперь, что нужно ждать, по меньшей мере, до будущей весны. Но и когда рост, наконец, возобновится, его темпы - по доходам компаний - составят не более 10-13% в год, что вдвое меньше, чем всего несколько лет назад, во времена бума, пишет "Экономист".

Однако не стоит ожидать возвращения той индустрии информационных технологий, которая стала причиной как самого бума, так и краха. Индустрия эта переживает сейчас серьезные структурные перемены. И есть основания полагать, что они продолжатся.

Компании теперь не просто тратят меньше денег на все, что связано с новейшими технологиями. Они тратят их и гораздо более избирательно. Производители компьютерных программ уже не надеются на скорые многомиллионные сделки. Вместо этого они отчаянно бьются за контракты куда более скромные, чем еще совсем недавно. Но что еще важнее, изменились запросы самих покупателей. Они не столько покупают теперь, скажем, программное обеспечение для электронного интернет-бизнеса или новые компьютеры, сколько то, что поможет им снизить затраты, повысить уровень безопасности их информационных сетей, или то, что помогло бы адаптировать к новым условиям уже имеющееся у них программное обеспечение.

И в этом нет ничего удивительного. Во времена экономической неопределенности компании всегда предпочитают небольшие, относительно краткосрочные проекты, которые позволили бы им более эффективно использовать то, что у них уже есть. И в целом продукция индустрии информационных технологий становится уже лишь одним из инструментов, позволяющих компаниям повышать собственную конкурентоспособность.

Кроме того, и без того крупнейшие игроки в этом секторе будут становиться еще крупнее. Недавнее слияние компаний Compaq и Hewlett-Packard, прогнозируют эксперты, - лишь начало консолидации ведущих производителей компьютеров. Впрочем, вряд ли на это будет сделана ставка, как в некоторых традиционных отраслях, вроде химии или автомобильной промышленности. Пережив жестокий удар, индустрия новейших технологий быстро набирается опыта. И она вполне еще может удивить этот мир, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 23 августа.

"Рынки и потребители"

Российский кондитерский рынок. Сколько и каких видов сладостей съедается сегодня в стране ежегодно? Как менялось соотношение между ними в последние годы? Потребление сладкого в России, странах Западной, Центральной и Восточной Европы, а также - в Соединенных Штатах. Кто и в какой степени контролирует сейчас различные сегменты кондитерского рынка и в разных регионах России? Обо всем этом - разговор сегодня в рубрике "Рынки и потребители".

Чтобы потом иметь возможность сравнивать, для начала представим, что вообще являет собой сегодня структура рынка кондитерских изделий в России? Какие главные сегменты на нем выделяют? Тему открывает - из Москвы - аналитик, как и первый наш собеседник - инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Алексей Кривошапко:

Алексей Кривошапко: В принципе, принято весь кондитерский рынок подразделять на три больших сегмента. Первый - мучные изделия, то есть это все то, для приготовления чего используется мука. Это - печенья, вафли, сушки, сухари и прочее. Второй - сахаристые изделия. Это те продукты, в основе которых - сахар. В основном, это карамель и карамельные конфеты. И третий - шоколадные изделия. Это те товары, в основе которых - какао-бобы или какао-масло.

Если говорить о том, из чего вообще состоит весь российский кондитерский рынок, то обычно имеют в виду вот эти три сегмента. То есть - мучные, сахаристые и шоколадные.

Сергей Сенинский: Итак, мучные, сахаристые и шоколадные изделия. А каково соотношение между ними?

Алексей Кривошапко: Мучные изделия занимают большую часть этого рынка. Это порядка 53-54%. То есть чуть больше половины. А всю оставшуюся часть примерно поровну делят сахаристые и шоколадные изделия. То есть половина рынка - мучные изделия, четверть - сахаристые и еще четверть - шоколад.

Сергей Сенинский: Вряд ли это соотношение - половина - мучные, и по четверти - у карамели и шоколада - остается неизменным. Как менялось оно в последние годы?

Алексей Кривошапко: Соотношение, конечно, менялось. И прежде всего это связано с тем, что в периоды когда располагаемый доход населения невелик, спрос смещается в сторону мучных и сахаристых изделий. В целом, доля шоколадных изделий, которая сейчас - около 25%, была от 15% до 25% в 1995-1997 годах. А доля мучных изделий находилась примерно на сегодняшнем уровне, то есть 54-55%. Долю у шоколада "забирала" карамель, традиционно дешевая:

Сергей Сенинский: Доля карамели и прочих сахаристых изделий, то есть более дешевых, стало быть, возрастает, когда доходы населения падают, и наоборот, карамели начинают есть меньше, а шоколада - больше, как только доходы выравниваются и тем более растут.

А если говорить лишь об одной половине российского "сладкого" рынка - без мучных изделий - то какие другие страны её структура в большей степени напоминает?

Алексей Кривошапко: Доля карамели в России очень большая. Если говорить о "совмещенном" рынке "шоколад-карамель", то есть без "муки", то здесь на карамель приходится около 60%. К примеру, в Польше эта доля равна 40%. В Англии, Румынии, Болгарии и Словакии - по 20%. Еще одна страна, в которой тоже велика доля карамели, это Украина. Там этот показатель составляет даже 70%:

Сергей Сенинский: Существуют некоторые общие показатели по разным странам, сколько в них едят сладкого. Один из них - "килограммы в год" в расчете на душу населения. Примерно так же, как рассчитывается, например, потребление пива или других напитков на одного "среднестатистического" жителя той или иной страны.

Каков этот показатель - по кондитерским изделиям - в России? И как он менялся в последние годы?

Алексей Кривошапко: Этот показатель в России достаточно высок - по отношению к странам, скажем, Восточной Европы. Например, в прошлом году в России потреблялось около 12,5 кг кондитерских изделий на одного человека в год. Сюда, конечно, входит и шоколад, и мука, и карамель. И вот эти 12 с половиной килограммов - едва ли самая низшая точка за последние, может быть, 20 лет в России. На пике, в 90-х годах, в России потреблялось около 18 килограммов кондитерских изделий на человека в год. Конечно, там была большая доля муки, но в целом это было 18 кг. А этот показатель уже очень близок, скажем, к уровню Великобритании, где 20%. В Германии это - около 18 килограммов...

Сергей Сенинский: Вспоминается еще один показатель, на который часто ссылаются - относительные траты населения на покупку сладкого, то есть какую часть получаемых ими доходов люди тратят на конфеты, торты или плитки шоколада?

Алексей Кривошапко: В России в среднем тратят на кондитерские изделия даже больше, чем, например, в Польше, Венгрии или Чехии. То есть мы тратим на сладости большую часть доходов, чем наши бывшие "коллеги" по социалистическому блоку:

Сергей Сенинский: Итак, как мы выяснили, примерно половина кондитерского рынка России приходится на разного рода сладкие мучные изделия (к ним относят те, в производстве которых используется мука), еще примерно четверть кондитерского рынка приходится на сахаристые изделия (производимые на основе сахара - в первую очередь, различные карамели) и, наконец, последняя четверть рынка - это шоколад и шоколадные изделия.

В целом один среднестатистический россиянин потребляет сегодня примерно 12,5 кг кондитерских изделий всех трех групп, вместе взятых, за год. И это, как мы выяснили, один из самых низких показателей за последние 15-20 лет. Еще несколько лет назад - на пике - среднедушевое потребление сладкого составляло в России, по оценкам экспертов, на целую треть больше - примерно 18 кг в год.

Ну, а теперь, как и обещали, некоторые сравнения. Первое - Германия. Наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский беседовал с руководителем отдела по связям с общественностью Германского Союза производителей кондитерских изделий доктором Торбеном Эрбратом:

Торбен Эрбрат: Сладости действительно распределяют по нескольким категориям. Во-первых, шоколадная продукция, во-вторых, сахаросодержащие продукты - карамель, фруктовый желатин, марципан, леденцы и так далее, и в-третьих, сладкую выпечку всех видов - печенье, кексы, торты. Кстати, в Германии к категории сладостей, относятся также не только мороженое, но, как это ни парадоксально, и соленая выпечка - чипсы, соленые палочки, крекеры.

Если же говорить о структуре спроса, то из всех сладостей больше всего в Германии потребляется шоколадных изделий - около 8 килограмм в год на одного человека, разного рода выпечки - 7,3 килограмма и 5,4 килограмма сахаросодержащих изделий.

Сергей Сенинский: Если сложить эти данные, то получится почти 21 килограмм сладкого в год на одного среднестатистического немца. Это на почти 9 килограммов больше, чем в России. И структура потребления спроса здесь иная. А как она менялась в последние 15-20 лет, и как специалисты объясняют эти перемены?

Торбен Эрбрат: В структуре потребления еще с 80-ых годов шоколадные изделия занимают ведущее место. Доля сахаросодержащих продуктов несколько снизилась в 90-ые годы. Сегодня на подъеме потребление фруктового желатина - вспомните, например, мягкие конфеты - в виде разноцветных мишек или червячков - фирмы Haribo.

Но самый большой скачок с 70-ых годов отмечен в Германии в спросе на выпечку. Это связано, видимо, с тем, что в неё добавляют все больше шоколада, спрос достаточно стабилен в течение года, но особенно значительно увеличились объемы предрождественской торговли, когда выпечка традиционно занимает ведущее место.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал руководитель отдела по связям с общественностью Германского Союза производителей кондитерских изделий доктор Торбен Эрбрат. С ним беседовал наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский.

Возвращаемся в Москву. Какова в целом структура российского кондитерского рынка, если говорить не о продукции, а о её производителях? Есть ли на этом рынке так называемые "национальные" игроки или доминирует иная модель: в каждом регионе - свои? Аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа"

Алексей Кривошапко:

Алексей Кривошапко: Здесь нам опять-таки нужно вернуться к структуре рынка. По той простой причине, что мы говорили о долях рынка в килограммах, а доли в деньгах совсем другие. Это связано с тем, что шоколад гораздо дороже и гораздо привлекательнее для производителей.

Мучные изделия производит огромное количество хлебокомбинатов, булочных и прочее и прочее. То есть этот рынок совершенно не консолидирован. В каждом регионе есть свой хлебозавод, который делает свои сушки или пряники. И какой-то национальной торговой марки здесь нет.

Сергей Сенинский: Это - что касается мучных изделий. А во втором - по объему - секторе рынка - карамели?

Алексей Кривошапко: Примерно то же самое, за небольшими исключениями, происходит в сегменте сахаристых изделий или карамели. Это то, что производится на специализированных кондитерских фабриках, которых в России более трехсот. И ситуация - примерно такая же, как в мучном секторе рынка. То есть национальной торговой марки, в принципе, нет.

Есть попытки западных компаний сделать что-то подобное, но главная проблема связана с тем, что рентабельность карамельного производства не очень высокая. И в основном, ее производят по старинке, на старом оборудовании. Упаковывают точно также, как и упаковывали. То есть карамель - развесной товар. Это не очень интересный и прибыльный продукт для производства. Но, тем не менее, он все еще занимает большую долю рынка. Однако модель рынка точно такая же, как и в мучном секторе.

Сергей Сенинский: И, наконец, третий сегмент рынка - шоколад и изделия из него. Какая здесь модель налицо?

Алексей Кривошапко: На этом рынке совершенно другая обстановка, который тоже в свою очередь имеет деление на сегменты. Во-первых, батончики. Во-вторых, шоколадные плитки. В-третьих, развесные и упакованные шоколадные конфеты. Модель рынка можно характеризовать так: региональная с элементами национальной.

На этом рынке доминируют, в принципе, западные компании, которые довольно активно начали вкладывать средства в покупку или строительство новых фабрик здесь в последние 7-8 лет. Это известные западные компании - Nestle, Craft Foods, Cadbury, Mars и другие. Иностранным компаниям принадлежит около 60-65% российского "шоколадного" рынка.

Известны также попытки, например, западных инвестиционных фондов создать в России кондитерскую компанию "с нуля", это - компания "СладКо":

Сергей Сенинский: Одна из кондитерских фабрик, входящих в недавно организованный, как мы только что услышали, западными инвестиционными фондами концерн "СладКо", находится в Екатеринбурге и называется "Конфи". Тему продолжает наш автор в этом городе Евгения Назарец:

Евгения Назарец: Большую часть кондитерского рынка - около 60% - в Екатеринбурге и Свердловской области сегодня, как и лет 10 назад, занимают всевозможные конфеты. Правда, теперь среди них все больше шоколадных - они ощутимо потеснили ириски, карамель и батончики. Маркетологи местной кондитерской фабрики "Конфи" объясняют это, с одной стороны, стабилизацией поставок сырья в Россию - какао-бобов, с другой, - изменением структуры спроса. Как выразился один из экспертов, "народ захотел шоколада и может его себе позволить".

Второе место - около 20% - на уральском кондитерском рынке занимает шоколад в плитках. Кроме того, в последние годы значительно расширились ассортимент и объемы продаж сладких мучных изделий - печенья, вафель, рулетов, на них приходится еще около 20%. Что же касается мармелада или зефира, их доля остается незначительной.

Разумеется, во всех кондитерских Свердловской области представлена продукция "СладКо", в этот концерн входит местная фабрика "Конфи". Однако в последние годы все большую конкуренцию по конфетам и шоколаду ей составляют два российских предприятия, входящих в группу швейцарской Nestle: Пермская кондитерская фабрика и самарская фабрика "Россия", а также вошедшая в концерн "Бабаевский" челябинская "Южуралкондитер". Пермь и Челябинск, кстати, предлагают собственные разработки по более низким, чем у "Конфи", ценам. А на местном рынке печенья и вафель "Конфи" в основном приходится соперничать с "Большевиком", входящим ныне в группу предприятий французской Danone. И в данном случае как раз наоборот, "Конфи" предлагает новые вкусы, а "Большевик" привлекает потребителей знакомыми еще с советских времен названиями, типа печенья "Юбилейное".

Вообще большинство привлекающих свердловского потребителя названий известны были еще в СССР. Конфеты "Кара-Кум", "Трюфель" или "Красная Шапочка", "Грильяж", "Птичье молоко", "Барбарис" или зефир "Ванильный" до сих пор выпускают многие кондитерские фабрики, и свердловская "Конфи" - не исключение. Но, скажем, соседи из Челябинска и Перми успешно продают в Екатеринбурге и окрестностях ранее не известные шоколадные конфеты "Двойная радость" или новую сливочную "Коровку". В ответ "Конфи", рассчитывая, видимо, на патриотизм екатеринбуржцев, предлагает им карамель в шоколаде и шоколадные наборы "Екатерина". Вся эта борьба за покупателя разворачивается на фоне устойчивого интереса среднеуральцев к шоколаду самарской фабрики "Россия" и ко всему, что изображено на рекламных щитах, а это продукция Nestle, Mars, Cadbury, Craft Foods, или шоколад "Коркунов" из подмосковного Одинцово.

Сергей Сенинский: Евгения Назарец, наш автор в Екатеринбурге.

Вновь - к интервью с экспертом в Москве. В продолжение темы растущего спроса на шоколад. Это как раз то сегмент кондитерского рынка, куда пришли крупные западные компании. В целом по России их доля в производстве изделий из шоколада составляет 60-65 процентов. А как распределено участие на этом рынке между кондитерскими фабриками, контролируемыми западным и российским капиталом, по различным регионам страны? Алексей Кривошапко, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа":

Алексей Кривошапко: Западные игроки имеют достаточно равномерные доли рынка по регионам. Только в двух регионах - в Московской области и на Северо-Западе - российские компании, такие как "Красный октябрь", "Бабаевский", "Рот-Фронт" или "Фабрика имени Крупской" имеют долю рынка, которая сравнима с долей западных игроков. На Северо-западе это "Фабрика имени Крупской", у которой там около 20%, а этот показатель сравним с долями рынка Craft Foods или Nestle. А в Московской области у "Красного октября", концерна "Бабаевский" и "Рот-Фронта" даже около 50% рынка, а остальное, конечно, - иностранцы.

В остальных регионах России практически доминируют иностранцы, за небольшим исключением. Это фабрики "Бабаевского" концерна, которые достаточно хорошо "расположены" по России:

Сергей Сенинский: То есть речь идет о кондитерских фабриках, которые расположены в разных регионах России, но входят в состав московского концерна "Бабаевский"?

Алексей Кривошапко: Да. Концерн "Бабаевский" состоит, если не ошибаюсь, из восьми фабрик, которые расположены в Москве, Центральном, Дальневосточном, Южном регионах и т.д., которые производят как торговые марки "Бабаевского", так и свои собственные региональные марки...

Такая же ситуация - с "Красным Октябрем", который начал "региональную экспансию" в середине 90-х годов и которому тоже принадлежат семь или восемь заводов на территории России. И они производят как продукцию непосредственно "Красного Октября", так и свою собственную:

Сергей Сенинский: Одна из таких региональных фабрик концерна "Бабаевский" - "Новосибирская". Тему продолжает наш автор в Новосибирске Татьяна Албаут:

Татьяна Албаут: То, что рынок кондитерской продукции в Новосибирске за последние годы вырос, заметно и невооруженным глазом. С одной стороны, расширили ассортимент и увеличили объемы выпуска традиционные фабрики. А с другой, появилось немало новых небольших фирм - производителей сладкого. Тем не менее, эксперты рынка отмечают, что привозной продукции в Новосибирской области продается все же больше, чем местной.

В Новосибирске два крупных производителя сладкого: шоколадная фабрика "Новосибирская" - она входит в известный концерн "Бабаевский", и фабрика "Кондитер", со 100% местным капиталом. Стремительно развивается новая компания по производству элитного печенья - "Шоколадная страна", - также принадлежащая новосибирским бизнесменам.

По данным оптовых торговцев, около 40% в структуре потребления сладкой продукции в Новосибирске занимают шоколад и шоколадные конфеты. Еще около 30% приходится на карамель. 15% - наборы конфет, 5% - печенье и еще около 10% - вафли и халва. Кстати, халву и плиточный шоколад в самом Новосибирске не производят.

Продавцы отмечают, что спрос на карамель и сахарное печенье в Новосибирске заметно падает, а вот на дорогое, красиво упакованное печенье, также как и на шоколадные наборы и шоколадные конфеты - постоянно растет. А благодаря небольшим новым фирмам в магазинах появились - уже местного производства - облитые шоколадом фрукты или грильяж.

Примерно 85% всех выпускаемых на шоколадной фабрике "Новосибирская" конфет и наборов имеют традиционные, давно знакомые названия. У фабрики "Кондитер" на традиционные марки приходится около 65% выпуска. А, например, у местной фирмы "Шоколадная страна" особых традиций пока нет, ей всего два года. Может быть, поэтому печенье "Шоколадной страны" носит порой такие странные названия - например "Мухомор ореховый" или "Мухомор экзотик". А вот рецептура и название сверхпопулярного в Новосибирске печенья "Кокосанка" позаимствованы у польского аналога.

Местные производители часто называют свою продукцию в честь Новосибирска, Сибири и реки Обь. Кстати, жители Новосибирска уверены, что именно их город располагается в географическом центре России. Поэтому когда они собираются в дорогу, то берут с собой конфеты, которые так и называются - "Центр России":

Сергей Сенинский: Татьяна Албаут, наш автор в Новосибирске.

И еще раз вернемся к сравнению российского рынка сладостей с зарубежными. Теперь - речь о Соединенных Штатах. Первый собеседник нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова - редактор издаваемого в штате Иллинойс отраслевого журнала Confectioner Magazine Мэри Кюн:

Мэри Кюн: В среднем американец покупает сладостей, в том числе жевательной резинки, примерно на 55 долларов в год. А по весу этот "среднестатистический" показатель составил, например, в прошлом году около 11-ти килограммов.

Количество потребляемого на душу населения сладкого в последние годы понемногу увеличивалось. Скажем, в 1985 году среднестатистический американец съел чуть больше восьми с половиной килограммов сладостей. В 1993 году - 10 с половиной килограммов. В 1997 - уже более 12 килограммов, сегодня - чуть меньше 11.

Причем из многочисленных видов сладостей американцы предпочитают прежде всего шоколад и изделия из него. На шоколад мы тратим почти вдвое больше, чем на все другие сладости.

Сергей Сенинский: Если сравнивать объемы потребления сладкого в группе ведущих стран мира, то как распределены в ней места по этому показателю, и какое место - у Соединенных Штатов?

Мэри Кюн: По потреблению сладостей Соединенные Штаты, по экспертным оценкам, занимает седьмое место среди ведущих стран мира. Впереди - Дания, Германия, Ирландия, Великобритания, Швейцария и Бельгия. И многие представители нашей кондитерской индустрии заявляют, что американский рынок, мол, далек от насыщения, так как в других развитых странах сладостей едят куда больше.

Но это связано, скорее, с традициями той или иной страны. Например, в Дании на одного человека приходится в год 16 с половиной килограммов покупаемых сладостей, то есть почти на 5 килограммов больше, чем в Соединенных Штатах.

Сергей Сенинский: Мэри Кюн, редактор издаваемого в штате Иллинойс отраслевого журнала Confectioner Magazine.

Эту тему продолжает - из Нью-Йорка - эксперт консультационной компании American Consulting Corporation Элизабет Эшендиа:

Элизабет Эшендиа: С Европой Соединенные Штаты трудно сравнивать. Ведь в разных странах - разная структура потребляемых сладостей. Например, в Италии едят сравнительно мало шоколада. А в таких странах как Швеция, Финляндия или Голландия едят намного больше лакричных конфет, чем в США.

У нас, в Америке, в сладости часто добавляют арахис, но такой товар трудно продавать в Европе - там предпочитают добавлять лесной орех и миндаль.

Или - другой пример. В Соединенных Штатах гораздо больше распространены так называемые candy bars - шоколадные батончики с разнообразной начинкой. Их, собственно, и изобрели в Америке. Сandy bars можно купить в любом магазине, в газетном киоске, на небольшой автозаправке, где, кроме автомата со сладостями и кока-колой, больше вообще ничего нет.

Кстати, одна из причин такой их распространенности в том, что в Америке вообще любят перекусить на ходу, за рабочим столом, в метро, в кино, на лужайке в парке. В Европе - предпочитают обедать дома:

Сергей Сенинский: Элизабет Эшендиа, эксперт консультационной компании American Consulting Corporation, Нью-Йорк.

И завершаем разговор о российском рынке сладостей - там же, где и начинали - в Москве. Множество нынешних торговых марок - конфет, печенья, карамели или тортов - хорошо известны еще с советских времен. Но в последние годы появилось и много новых. Каково примерно соотношение между ними, то есть марками "традиционными" и новыми? Алексей Кривошапко, "Объединенная финансовая группа":

Алексей Кривошапко: Если говорить о карамели, то большую часть рынка занимают торговые марки, которые были созданы еще при советской власти. Это связано именно с тем, что концентрация производства в этом секторе невелика. Есть пока только одно исключение - марка, которую создала компания Nestle - "Савинов". Она занимает, хотя и небольшую, но растущую долю на рынке. А большинство - это старые советские марки.

В шоколаде пропорция примерно такая же, как и пропорция долей рынка, то есть 60% - иностранцы, то есть новые марки, а 40% - старые, еще советские марки:

Сергей Сенинский: У иностранных компаний - более половины российского рынка шоколада, уже почти две трети. За счет чего расклад сил здесь так быстро изменился?

Алексей Кривошапко: Ответ в целом можно свести к одному простому слову - маркетинг. Сложно очень российским компаниям конкурировать с крупнейшими международными фирмами и по качеству, и по исполнению, и по количеству рекламы.

Но зато у них одно преимущество. Российский потребитель почему-то, что российские шоколадные продукты - более качественные. И это позволяет тому же "Красному Октябрю" или "Бабаевскому" иметь более высокие цены на свои продукты, чем тем же Nestle или Craft Foods.

В этом контексте занятно отметить, что та же Nestle пошла по пути создания российских торговых марок, назвав свою главную торговую марку просто "Россия". Это сейчас один из самых "продаваемых" шоколадов в России, но на самом деле - это торговая марка Neste, немногие об этом знают!..

Сергей Сенинский: Я хотел бы вспомнить также о расхожем мнении, что "российский" и "зарубежный" шоколад, якобы, значительно отличаются друг от друга:

Алексей Кривошапко: На самом деле, это не более чем миф, что российский шоколад как-то отличается от западного. И что, мол, российский шоколад называют черным или горьким, а западный - молочным. Это не так.

Еще в советские времена пропорция в потреблении между молочным и черным (горьким) шоколадом, где разница только в наличии или в концентрации какао-бобов, была примерно такая же как и сейчас, то есть половина на половину.

Одна из самых известных торговых марок в Советском Союзе была "Аленка" - классический молочный шоколад, который очень сложно отличить от плитки "Несквик", производимой Nestle в Швейцарии. То есть шоколад такой же и пропорции потребления такие же.

Бытует мнение, что отечественные производители, прежде всего - "Красный Октябрь", "Бабаевский" и "Рот-Фронт", используют, якобы, лучшие по качеству ингредиенты, чем западные компании. Но это только мнение, за которым ничего не стоит:

Сергей Сенинский: Алексей Кривошапко, аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Москва". Спасибо всем нашим собеседникам сегодня -в рубрике "Рынки и потребители".

XS
SM
MD
LG