Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гарантии по частным вкладам. Hershey - не продается! Российский телевизор


- О государственных гарантиях по частным вкладам в российских банках.
- Владельцы Hershey Foods, крупнейшего в США производителя шоколада, отказались от планов продажи этой "градообразующей" компании. Под давлением местных жителей.
- "Экономика региона". В этой рубрике сегодня - о судьбе заводов - производителей российских телевизоров - "Рубин", "Рекорд", "Садко" и "Сокол".
- Меняющийся мир: страны и рынки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Законопроект "О гарантировании частных вкладов в банках" существует уже 9 лет, и российские законодатели - вот уже которого созыва - не могут его принять. Появись он раньше - возможно, и последствия кризиса в августе 1998 года для многих частных вкладчиков оказались бы не столь драматичными.

Государственные гарантии по частным вкладам в банках действуют большинстве стран мира. В США, например, эта система появилась еще в середине 30-ых годов прошлого века, на выходе из Великой депрессии. В чем суть любой из таких систем? Государство обязывает все коммерческие банки страны, которые работают со вкладами частных лиц, периодически отчислять определенные суммы в специальный фонд. В случае банкротства того или иного банка именно из этого фонда и возвращаются деньги вкладчикам. А вот в каких объемах и в какие сроки - эти нормативы разнятся по странам. В США полностью возвращаются вклады до 100 тысяч долларов.

Но вернемся к проекту российского закона, о котором мы говорим в Москве с ведущим его разработчиком - депутатом Государственной Думы, председателем подкомитета по банковскому законодательству Павлом Медведевым. Какие положения законопроекта еще вызывают сегодня споры? Критерии отбора банков для вхождения в систему гарантирования? Нормативы отчислений банков или последующих выплат пострадавшим вкладчикам? Или, может быть, кто и как именно должен управлять специальным фондом, обеспечивающим государственные гарантии? Павел Медведев:

Павел Медведев: У меня такое впечатление, что ни один из этих трех вопросов не является сегодня особенно острым. Острым вопросом является дата внесения закона на рассмотрение.

Я несколько раз пытался внести этот закон в "каждую" Думу. И все "Думы" меня поддерживали, но потом на каком-то этапе закон останавливался. И я больше не хочу его вносить, а хочу заранее иметь поддержку правительства. А поддержка правительства обеспечена тем, что закон поддержал президент. Вопрос теперь состоит только в том, когда правительство выполнит предписание президента. По моим сведениям, правительство должно рассмотреть проект этого закона 24 октября на своем заседании.

Я практически уверен, что проект будет одобрен и внесен в Думу. Может быть, тогда какие-нибудь или даже все три вопроса, которые вы обозначили, действительно станут острыми. Но пока самый острый вопрос - дата внесения.

Сергей Сенинский: Каковы - по состоянию законопроекта на сегодня - нормативы гарантированных государством выплат частным вкладчикам в случае банкротства коммерческого банка, ставшего частью системы гарантирования?

Павел Медведев: В проекте "нечто" написано по этому поводу. Но так как проект не является еще официальным, то вполне возможно, что во внесенном проекте будет написано что-то другое. И я думаю, то, что будет написано в официальном проекте , будет не сильно отличаться от того, что я сейчас скажу.

Относительно "изначальной" идеологии этой части закона - произошли довольно значительные изменения. Сначала авторы предполагали 100%-ые выплаты только для очень маленьких сумм вкладов. Или для очень маленьких частей сумм, которые оказались в обанкротившихся банках. Порог 100%-ых выплат был обозначен на уровне 2000 рублей. То есть - совсем копейки. Потом была вторая ступень - 90% предполагалось выплачивать по вкладам размером от 2000 рублей до 20 000 рублей. И дальше - выплачивать только 50%, так, чтобы общая сумма выплат не превосходила 80 000 рублей...

Сергей Сенинский: А какие теперь изменения внесены?

Павел Медведев: Произошли вот какие изменения. Решено, что 100%-ые выплаты должны соответствовать значительно большим суммам. Предположительно - до 20 000 рублей. И дальше - будет только одна ступень, но там уже будут значительно большие отклонения от 100%-ых выплат. Скажем, по вкладам до 100 000 рублей выплаты будут порядка 75%. Может быть, вместо 100 000 рублей будет более солидная сумма... скажем, 150 000 рублей.

Идеология такая: с мелкими вкладчиками сразу полностью рассчитаться! Это и для людей хорошо, и организатору выплат хорошо. Он не должен будет в своей памяти держать большое количество маленьких сумм. Но, еще раз повторю, что "окончательное предварительное" решение примет правительство.

Сергей Сенинский: Как законопроект определяет этапы окончательного формирования в России системы государственных гарантий по частным вкладам?

Павел Медведев: Предусматривается довольно длительный переходный процесс. Центральный банк настаивает на этом. И так как он сначала настаивал на значительно более длительном переходном процессе, чем тот, который сейчас записан проекте, то приходится с ним соглашаться: он пошел на некоторый компромисс.

Длительный переходный процесс будет состоять в том, что Центральный банк будет по очереди проверять те банки, которые претендуют на работу с физическими лицами. И если банк успешно проходит такую проверку, тогда ему подтверждается лицензия на работу с физическими лицами, и он одновременно входит в систему гарантирования.

По предположениям Центрального банка, эта работа займет год-полтора. И в течение этого времени абсолютно все банки, которые сохранят или получат право привлекать вклады физических лиц, попадут в обязательную систему гарантирования частных вкладов.

Сергей Сенинский: Возможно ли, что какие-то из существующих российских банков могут стать частью системы с самого начала, то есть просто вступления закона в силу - если такое произойдет, скажем, 1 января 2003 года?

Павел Медведев: По настоянию Центрального банка в систему гарантирования могут попасть только те банки, которым - после их проверки - будет подтверждена лицензия на работу с физическими лицами. И Центральный банк не подтвердит лицензию, пока он не перепроверит коммерческий банк.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал в Москве председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев, ведущий разработчик законопроекта "О гарантировании частных вкладов в банках".

В Соединенных Штатах на минувшей неделе неожиданно завершилась одна из самых громких корпоративных историй последних месяцев. Владельцы Hershey Foods - крупнейшей в США шоколадной компании - отказались от объявленных в июле планов её продажи. Отказались, в первую очередь, под давлением жителей небольшого городка Херши, в штате Пенсильвания, для которых шоколадная фабрика - в прямом смысле "градообразующее" предприятие. Впрочем, о том, было решение отказаться от продажи компании, оптимальным, будут спорить еще долго. 60% всех активов, контролируемых Фондом Hershey, приходится на акции Hershey Foods. Эта доля оценивается примерно в 3,5 миллиарда долларов. За неё предложили 12,5 миллиарда - деньгами и акциями! Это - от американской компании Wrigley, крупнейшего производителя жевательной резинки. Чуть меньшую сумму готовы были выложить за Hershey Foods швейцарская корпорация Nestle и британская Cadbury. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов: Бизнес шоколадной компании Hershey Foods сегодня весьма успешен и приносит солидные прибыли Фонду Hershey, которому принадлежит контрольный пакет её акций и почти три четверти голосов всех акционеров. Вопрос напрашивается сам: зачем же продавать "курицу, которая несет золотые яйца? Мой собеседник - Джон Шмел, адвокат фирмы Dilworth Paxson, расположенной в столице штата Пенсильвания - городе Филадельфия. Мы говорили с ним ровно за сутки до объявления решения Фонда о том, что шоколадная компания теперь - не продается.

Джон Шмел: Hershey Foods - весьма преуспевающая компания. Поэтому ее и хотят продать. Ведь именно сейчас за неё можно получить самые большие деньги.

Один из наиболее вероятных покупателей - американская корпорация Wrigley, один из старейших в мире производителей жевательной резинки, готова выложить за Hershey Foods 12 с половиной миллиардов долларов! Фонд Hershey хотел бы вложить эти средства в предприятия самых разных отраслей промышленности с тем, чтобы обезопасить себя в случае кризиса в одной из них.

Владимир Морозов: Так называемая "диверсификация" капитала - типичное поведение любого дальновидного инвестора. Но дело в том, что Фонд Hershey изначально - еще много лет назад - создавался для финансирования расположенной в городе Херши школы-интерната для сирот, где сегодня бесплатно живут и учатся 1300 детей. И местные жители теперь опасаются, что перемены могут поставить под угрозу экономическое благополучие далеко не только этой школы. На одном из митингов протеста против продажи компании Hershey лидер местного профсоюза шоколадников Брюс Хамил заявил:

Брюс Хамил: Эта школа научила меня отличать добро от зла. Школа научила меня, как относиться к людям. Позвольте мне заявить, что продажа акций компании - это зло! Так нельзя относиться к людям! (Аплодисменты)...

Владимир Морозов: Профсоюзный лидер Брюс Хамил закончил именно эту школу-интернат для сирот, и понятно, что она ему дорога, но о каком зле он говорит?

Дело в том, что Hershey - это не только известная во всем мире марка шоколада и знаменитая на всю Америку фабрика, которая находится в городе Херши, штат Пенсильвания, на углу Шоколадной авеню и авеню Какао. Херши - это еще и легенда о городе, о фабрике, о шоколаде и о сладкой жизни вообще.

Более века назад, в 1894 году, компанию основал капиталист-утопист Милтон Херши - кондитерский король и благотворитель. На его средства были построены не только отличная школа, но и парк аттракционов, ботанический сад, театр и, что главное, - недорогое жилье для рабочих самой шоколадной компании, которым она, кстати, до сих пор предоставляет бесплатное медицинское обслуживание. Вся эта инфраструктура возникла вокруг так называемой "градообразующей" компании Hershey Foods.

Сам город, правда, невелик - в нем менее 13 тысяч жителей. Но большая их часть работает либо непосредственно в шоколадной компании, либо на обслуживающих ее более мелких предприятиях. В случае продажи Hershey Foods все эти люди боялись потерять работу. Но почему?!

Ведь в условия сделки можно было бы внести специальные пункты о том, что, скажем, новые владельцы обязуются не закрывать фабрику, и будут по-прежнему содержать местную школу для детей-сирот? Вновь слово - адвокату Джону Шмелу:

Джон Шмел: Дело в том, что члены совета директоров Фонда обязаны исключить из текста любого договора о продаже акций компании все пункты, которые прямо или косвенно могут привести к снижению цены акций. То есть в первую очередь совет директоров должен заботиться об интересах акционеров, а не о работниках предприятия или жителях города Херши. Причем, это не просто пожелание, а точное следование букве закона соседнего штата Делавэр - того штата, где и зарегистрирована компания Hershey Foods.

Владимир Морозов: Кампания протеста в городе Херши не ограничилась бурными демонстрациями протеста. Работники шоколадной компании и жители городка засыпали петициями членов правления Фонда Hershey, конгрессменов и сенаторов от штата. Аналитики Уолл-стрит, впечатленные внушительной суммой планируемой сделки, до недавнего времени не допускали и мысли о том, что протесты в итоге могут помешать продаже компании. Но в дело вмешалась крупная артиллерия - Генеральный прокурор штата Пенсильвания Майк Фишер:

Майк Фишер: Новые владельцы могут заявить, что оборудование фабрики устарело. Из-за этого город может потерять более 5 с половиной тысяч рабочих мест, потому что тот же шоколад станут выпускать где-нибудь еще.

Владимир Морозов: Генеральный прокурор штата написал прошение о приостановке сделки и направил его в специальный суд, занимающийся делами сиротских приютов и фондов, их финансирующих. И этот суд сделку приостановил. Началась перепалка нанятых обеими сторонами адвокатов.

И тут местные газеты напомнили, что властям штата Пенсильвания уже несколько раз удавалось остановить сделки, которые могли неблагоприятно отразится на благополучии населения. Например, в 1998 году они помешали международной корпорации Allied Signal купить пенсильванскую электронную компанию AMР.

Дело в том, что в отличие от законов штата Делавэр, где, напомню, зарегистрирована компания Hershey Foods, в штате Пенсильвания, где находится город Херши, закон вовсе не обязывает руководителей компаний вычеркивать из текста готовящихся соглашений о продаже акций пункты, которые могут - так или иначе - привести к снижению цены покупки. Кроме того, вопросы продажи акций не совсем четко проработаны в уставе самого Фонда Hershey, написанного 100 лет назад. Так что, по мнению экспертов, если бы по этому делу начался судебный процесс, он мог затянуться на многие годы.

Но этого не произошло. Члены совета директоров Фонда Hershey не захотели в итоге идти против течения. И в минувший вторник, после продолжавшегося 10 часов заседания, 10 из 17 членов совета директоров Фонда проголосовали против продажи акций компании.

Участники конфликта и эксперты реагировали на это решение по-разному. Например, Джеймс Бэйли, советник консультационной компании Cambridge Associates, заявил, что, продолжая вкладывать средства в одно-единственное предприятие, Фонд Hershey рискует значительно больше, чем другие подобные фонды, специально созданные для финансирования колледжей, университетов или частных школ.

"Народ - победил!" - с ликованием говорят профсоюзные лидеры шоколадной компании. Финансисты отвечают им: "Что скажет тот же народ, если дела у шоколадников пойдут вдруг не так успешно, как сегодня?"... Но решение - принято!..

Сергей Сенинский: Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.



Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 20 сентября. С обзором вас познакомит Мария Клайн.

Мария Клайн: Год назад, сразу после терактов 11 сентября, правительство США предоставило американским авиакомпаниям 5 миллиардов долларов в виде компенсации убытков. Америка, как ни одна другая страна, нуждается в отлаженной системе авиаперевозок. И потому аргумент, что на её скорейшее восстановление стоит потратить часть денег налогоплательщиков, не вызвал ни у кого сомнений.

Однако всему есть предел. И последовавшее затем решение правительства гарантировать американским авиакомпаниям кредиты еще на 10 миллиардов долларов уже не представляется столь же бесспорным. Не лучше ли было положиться на рыночные механизмы, тем более, что проблемы в авиаиндустрии - избыточные мощности и явно завышенные зарплаты - возникли задолго до 11 сентября прошлого года, пишет "Экономист".

Щедрость американского правительства стала плохим примером для Европы. Этим летом итальянской компании Alitalia удалось убедить Брюссель одобрить пакет подобной помощи. Теперь следующая на очереди - греческая Olympic Airways, о приватизации которой правительство страны твердит уже 10 лет.

Необходимость в таких тратах отпадет, когда национальные авиакомпании перестанут быть оберегаемыми - за счет налогоплательщиков - участниками рынка, когда будут отменены запреты на их покупку зарубежными конкурентами, а сам рынок авиаперевозок будет регулироваться не отдельными, двусторонними, а многосторонними межправительственными соглашениями.

Например, подобные соглашения США с Францией или Германией стали либеральнее в последнее время. А на главной трансатлантической магистрали - США-Великобритания - конкуренция по-прежнему ограничена в пользу двух британских и двух американских авиакомпаний.

Если два крупнейших авиарынка мира - американский и европейский - будут либерализованы через систему многосторонних соглашений, остальному миру не останется иного выхода, кроме как последовать их примеру, заключает "Экономист".

Всего четверть века назад 60% всех сушеных фруктов, продаваемых в мире, поступало из Афганистана. Самой стране экспорт фруктов и орехов приносил 40% всех валютных поступлений. Однако теперь для восстановления сельского хозяйства Афганистана потребуются годы, пишет "Экономист".

Площади орошаемого земледелия сократились с 1978 года более чем наполовину. Огромная часть фруктовых садов была уничтожена в результате многочисленных войн. Страна из почти самодостаточного производителя продовольствия, превратилась в крупного импортера зерна, фруктов и овощей. Но даже то, что сегодня здесь выращивается, почти невозможно перевезти в соседние районы или экспортировать, так как разрушено большинство проезжих дорог и мостов.

Наконец, после трех лет засухи в Афганистан, вроде, вернулись дожди. Урожай зерновых теперь ожидается на 80% больший, чем в прошлом году. Но чтобы восполнить требуемые запасы воды, этих дождей нужно еще очень и очень много. Как и средств на восстановление сельского хозяйства в целом, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 20 сентября.

"Экономика региона".

"Экономика региона". В этой рубрике сегодня - о заводах - производителях российских телевизоров - "Рубин", "Рекорд", "Садко" и "Сокол" - о чем рассказывают наши авторы в Воронеже, Владимире и Великом Новгороде.

Прежде чем начать - необходимое, на наш взгляд, пояснение. Что вообще представляет собой сегодня российских рынок телевизоров?

Судя по опубликованным в российской прессе данным, в 2001 году всего в стране было продано почти 4 миллиона телевизоров. Из них около трех миллионов - почти 74% - модели азиатских и европейских фирм. Собственно российских телевизоров, то есть российских марок, было продано примерно 550 тысяч - это менее 14% всего рынка. Наконец, еще 500 тысяч штук - 12,5% - составили белорусские телевизоры "Горизонт" и "Витязь". По тем же данным, 55% всего российского рынка телевизоров пришлось в 2001 году на продукцию всего двух фирм, обе - из Южной Кореи: Samsung (30%) и LG (25%). Часть своего производства они уже разместили на российских заводах.

Лидером среди производителей российских марок телевизоров - причем, с большим отрывом (60% их общей доли) - стал московский завод "Рубин". Однако телевизоры он теперь собирает не в Москве, а в Воронеже. Слово - нашему автору в этом городе Марине Корчагиной:

Марина Корчагина:

Воронежский завод "Видеофон" создавался в начале 90-ых годов ХХ века специально для производства бытовых видеомагнитофонов. И вплоть до конца 1996 года он был единственным в России и СНГ предприятием, выпускавшим отечественную бытовую видеотехнику. Однако в 1997 году завод оказался на грани банкротства, производство видеомагнитофонов было остановлено, и "Видеофон" переключился на выпуск цветных телевизоров и счетчиков расхода воды.

Еще в 1996 году воронежский завод был акционирован, а три года спустя, в 1999, контрольный пакет его акций был куплен московским телевизионным заводом "Рубин", на территории которого до сих пор находится знаменитый рынок компьютерный и радио-рынок "Горбушка". Причем у самого "Рубина" новые собственники появились только в 1997 году.

В октябре 2000 года они перевели основное производство телевизоров "Рубин" из Москвы в Воронеж. "Видеофон" теперь закупает комплектующие, производит из них узлы для сборки телевизоров, а "Рубин" (здесь же, в Воронеже) осуществляет окончательную сборку, тестирование и упаковку продукции под маркой "Рубин" на своем специально созданном участке.

92% всех комплектующих для "Рубинов" - импортные и только 8% - российские. Такое соотношение на "Видеофоне", объясняют не только качеством, но и более низкой ценой импортных комплектующих - по сравнению с российскими аналогами. Например, здесь же, в Воронеже, находится завод "ВЭЛТ", производящий кинескопы. Однако его выпуск намного меньше, чем нужно "Видеофону", не говоря уже о том, что соотношение цены и качества - явно не в пользу воронежских кинескопов. К тому же многие комплектующие для современных телевизоров в России не производятся вообще.

К комплектующих российского производства, которые использует "Видеофон", - те самые 8% - относятся фильтры, наклейки, упаковка. Некоторые детали завод производит для себя сам - например, один из видов трансформаторов.

Производственные мощности "Видеофона" - до 1 миллиона телевизоров в год. В прошлом году заводом было выпущено 300 тысяч "Рубинов". Сегодня, как утверждают представители завода, объем выпуска составляет 50 тысяч в месяц. Десять лет назад, в 1991, здесь ежемесячно выпускали 40 тысяч телевизоров. К концу нынешнего года объем выпуск планируется довести до 600 тысяч.

Сергей Сенинский:

Марина Корчагина, наш автор в Воронеже.

Александровский радиозавод, построенный в городе Александрове Владимирской области, что в 120 километрах к северо-востоку от Москвы, известен как производитель телевизоров марки "Рекорд". Однако в этом городе, с населением чуть больше 70 тысяч человек, сегодня выпускается и другой российский телевизор - "Сокол", на другом заводе. Рассказывает наш автор во Владимире Константин Колесов:

Константин Колесов: История Александровского радиозавода, известного со времен Советского Союза по телевизорам марки "Рекорд", началась в 1928 году, когда на Центральном телеграфе в Москве открылись радиомастеркие. Спустя четырьмя года они получили гордое звание "Завод номер три" и были переведены в Александров.

Первые гражданские радиоприемники в Александрове начали собирать сразу после Великой Отечественной войны, а первый телевизор - одноканальный КВН-49 - здесь выпустили в 1952 году. Однако со временем для оборонного Александровского радиозавода бытовые телевизоры все больше становились побочной продукцией, а с появлением в России в начале 90-ых годов зарубежной техники, завод обанкротился.

Процедура банкротства проводилась в 1999 и 2000 годах и была прекращена после подписания мирового соглашения с кредиторами и утверждения графика выплаты долгов. Попытка возобновить телевизионное производство на радиозаводе была предпринята лишь однажды, но принесла, по словам нынешнего директора Виктора Кириллова, полтора миллиона долларов убытка.

Будучи на грани банкротства, радиозавод активно распродавал или сдавал в аренду производственные площади. Одним из покупателей и стало тогда закрытое акционерное общество "Стандарт", владельцы которого развернули на территории радиозавода собственное производство телевизоров, а затем выкупили и саму торговую марку "Рекорд".

В отличие от радиозавода, "Стандарт", созданная на деньги московских предпринимателей, оказалась весьма успешной фирмой. Сегодня, по словам руководителя отдела маркетинга Сергея Постнова, "Стандарт" выпускает и продает около 120 тысяч телевизоров в год. Половину этого количества дает так называемая "отверточная" сборка телевизоров известных южнокорейских марок. Как две капли воды похожи на них и современные "Рекорды", которые могут похвастать только двумя отечественными компонентами: пластмассовым корпусом и программным обеспечением функции "стоп-реклама".

Из разговора с продавцом одного из крупнейших владимирских магазинов бытовой аппаратуры, я выяснил также, что александровские LG или Samsung ничем, по сути, кроме двухсот-трехсотрублевой разницы в цене не отличаются от своих корейских аналогов. А вот от продажи "Рекордов" пришлось отказаться - слишком уж часто они попадали в ремонт.

Место "Рекордов" на прилавках этого магазина занимают теперь телевизоры "Сокол", которые уже второй год производит еще одно александровское предприятие - обществом с ограниченной ответственностью "Арсенал", созданное по инициативе крупной московской торговой компании "М-Видео". Помимо телевизоров "Сокол", стотысячный экземпляр которого на прошлой неделе был вручен владимирскому губернатору Николаю Виноградову, компания "Арсенал" производит, а точнее, собирает телевизоры марок "Шиваки", "Поллар" и "Карат". Со слов директора "Арсенала" Алексея Бочарова, по общему объему выпуска телевизоров его фирма занимает четвертое место в России. В прошлом году "Арсенал" собрал около 150 тысяч аппаратов всех марок, а к концу этого года планирует произвести удвоить этот выпуск. Как и в современных "Рекордах", в телевизорах "Сокол" применяются исключительно импортные комплектующие.

По словам моих собеседников, отечественные детали в ряде случаев на порядок дороже зарубежных аналогов (хотя могут и не уступать им в качестве), а некоторые комплектующие, к примеру, современные кинескопы, в России вообще не производятся. Кроме того, российские заводы не могут предложить готовые блоки телевизионной начинки, из которых, как в несложном конструкторе, в России производятся телевизоры, подобные "Рекорду" и "Соколу".

Если же суммировать все, о чем мне говорили представители всех трех александровских предприятий, то вывод можно сделать такой. Сегодня конкурентоспособный отечественный телевизор - это не самый современный аппарат низшей ценовой группы, собранный с применением дешевой рабочей силы из качественных импортных комплектующих, при покупке которого потребителю не приходится платить лишние 50-100 долларов только лишь за известную торговую марку.

Сергей Сенинский: Константин Колесов, наш автор во Владимире.

И завершим разговор - в Новгороде Великом. Здесь, как и в Александрове Владимирской области, два завода, выпускающих сегодня телевизоры. Но пара уже - не российская. Рассказывает наш автор в Великом Новгороде Людмила Тимофеева:

Людмила Тимофеева: Производить телевизоры в Новгороде начали в 1958 году, когда здесь был открыт завод "Квант". Помимо радиоэлектроники оборонного назначения, выпускались телевизоры марки "КВН", затем "Волхов". Боле известная модель - "Садко" - появилась в середине 70-ых. Впрочем, доля новгородских телевизоров на советском рынке была не столь велика: всего 350 тысяч в год - другие заводы выпускали до миллиона.

В 1995 году "Квант", не выдержав конкуренции на российском рынке с импортными телевизорами, закрыл телевизионное производство. Оно возобновилось через два года и в небольших объемах - несколько тысяч в месяц. Оживление началось в 1999, когда завод приобрел два импортных пресс-автомата для литья пластмассовых корпусов. Тогда же научно-технический центр завода - при участии американской корпорации ITT - разработал единственную в то время в России и странах СНГ модель цифрового телевизора "Садко" седьмого поколения с плоским кинескопом японской компании Toshiba. Однако генеральный директор "Кванта" Геннадий Капралов говорит теперь, что "это была ошибка - не стратегическая, а тактическая. Страна не была и до сих пор не готова к такому телевизору. Нет системы цифрового вещания, а цена нового телевизора слишком велика для рядового покупателя". На заводе "Квант" сделали 5000 таких цифровых телевизоров и приостановили их производство - до лучших времен. Новгородский завод продолжает выпускать аналоговые телевизоры "Садко" собственной разработки.

В общей структуре большого завода производство телевизоров терялось. Это не позволяло определить их реальную себестоимость, и, следовательно, надеяться на привлечение инвестиций. Поэтому весной этого года "Квант" стал учредителем нового государственного унитарного предприятия "Телевизионный завод "Садко", которому передал соответствующие производственные мощности и оборудование. А на следующий год руководство нового завода наметило его акционирование. В ближайших планах - довести выпуск телевизоров до 20 тысяч в месяц.

В конце августа завод "Садко" подписал договор с воронежским заводом "ВЭЛТ" на поставку до конца года трех тысяч кинескопов. Договор можно считать революционным в российском телевизионной отрасли: до сих пор практически все российские производители телевизоров отказывались закупать воронежские кинескопы. Однако завод "Садко", забраковав сначала несколько партий, добился в итоге от завода "ВЭЛТ" требуемого качества. Правда, речь идет только о кинескопах для телевизоров с экраном 54 см - других "ВЭЛТ" просто не производит. А "Садко" выпускает сегодня телевизоры с экраном от 30 до 70 см, поэтому большинство кинескопов придется, как и раньше, покупать за рубежом.

Помимо "Садко", телевизоры в Великом Новгороде выпускает - даже большими партиями - еще один завод - "Спектр". Летом 2001 года южнокорейская компания Samsung организовала здесь "отверточную" сборку своих телевизоров: пока - четырех моделей. Объем производства сегодня - 20 тысяч телевизоров в месяц, к концу года планируют 30 тысяч. Реализацией этих телевизоров занимается московский дилер Samsung - компания "Евразия-Арт".

Впрочем, у компании Samsung в Великом Новгороде теперь уже не 100% "отверточное" производство. В июне этого года завод "Спектр" приобрел пресс-автомат, и теперь сам отливает корпуса для своих телевизоров.

Сергей Сенинский: Людмила Тимофеева, наш автор в Великом Новгороде. Этот сюжет завершает сегодняшний разговор в рубрике "Экономика региона".

"Меняющийся мир: страны и рынки".

Ирина Лагунина: К "евроизации" (по аналогии с "долларизацией") отношений с Россией призывает Европейский Союз министр промышленности Франции Николь Фонтэн. Ее статья опубликована во французской газете Le Monde.

За три с половиной года существования евро доказал свою стойкость, - пишет Николь Фонтэн. Постепенно евровалюта возвращается к паритету с долларом и выступает теперь в роли спокойной гавани на фоне кризиса международных финансовых рынков. Паритет с долларом можно считать наградой европейцам за успехи, достигнутые в области бюджетного равновесия и стабильности цен.

И, тем не менее, до сих пор на мировом рынке используется втрое меньше евро, чем долларов. Поэтому Европе следует воспользоваться завоеванным своей валютой авторитетом и сделать ее универсальным платежным средством в мировой торговле. Выгода очевидна - в перспективе евро может стать резервной валютой всей мировой экономики.

В этом контексте следует обратить особое внимание на рынок энергоресурсов. В 2000 году он составил 700 миллиардов евро, то есть 10% всего объема международной торговли. И на этом рынке царит преимущественно доллар. Таким образом, к колебаниям цен на нефть и газ добавляются изменения курса американской валюты, что приводит к нестабильности цен на энергию, увеличению расходов на транспортировку грузов. В итоге это отражается на промышленности в целом. Европа уже добилась валютной самостоятельности, и теперь следовало бы уменьшить ее зависимость от пертурбаций мировых финансовых рынков.

С учетом того, какое место на европейском рынке энергоресурсов занимает Россия, начать можно было бы с нее. Импульс энергетическому диалогу России с Европой был дан 31 октября 2000 года президентом Франции Жаком Шираком. На предстоящем международном энергетическом форуме в Осаке можно развить его инициативу и предложить Российский Федерации перейти в энергорасчетах с Европой с долларов на евро. Стоит вспомнить, что Россия обеспечивает сегодня 16% потребностей Европейского Союза в нефти и 20% - в газе. В свою очередь, на долю стран ЕС приходится 53% всего нефтяного экспорта России и 64% - газового.

Переход на расчеты в евро в торговле с Россией принесет не только финансовые выгоды, но и укрепит российско-европейские отношения в целом. А Европейский Союз в тот день, когда это случится, сделает большой шаг вперед, к укреплению своего положения на мировой торгово-финансовой арене", - пишет на страницах французской газеты Le Monde министр промышленности Франции Николь Фонтэн.

Иван Толстой: "Вялая гонка преследования", - комментарий, опубликованный в австрийской газете Die Presse.

Европейскому Союзу никак не удается реализовать собственную стратегию развития, - полагает газета. ЕС поставил амбициозную задачу: к 2010 году стать самой динамичной и конкурентоспособной экономической зоной в мире. Но вот беда: через два года после принятия этих планов на саммите Евросоюза в Лиссабоне никто уже не верит, что они осуществятся. И экономическая статистика лишь подтверждает опасения скептиков.

Ирония в том, что самые большие скептики - сами европейцы. В США, цель - догнать которые - была поставлена в Лиссабоне, на перспективы Евросоюза смотрят по-другому. "Станет ли Европа экономической супердержавой десятилетия"? - таков, например, заголовок одной из статей, опубликованных недавно в американском еженедельнике Newsweek. "Весьма вероятно, станет, - полагает еженедельник, ссылаясь на ряд показателей, аналогичных тем, которые были отмечены в преддверии экономического прорыва Японии в начале 80-х годов, а в США - в начале 90-ых. В частности, объемы инвестиций в информационные технологии.

Дело в том, однако, что сам собой процесс не пойдет. А как показывают только что опубликованные данные, Европа - через два года после принятия лиссабонской стратегии - по всем параметрам отстает от Соединенных Штатов, и более того, темпы её развития замедляются. В перспективе серьезные проблемы могут возникнуть у ряда стран-кандидатов на вступление в ЕС, хотя, с другой стороны, и некоторые государства-члены Евросоюза, такие, как Греция, уже отстают от наиболее успешных кандидатов - Эстонии, Чехии или Словении.

Итак, условия для гонки с Америкой отнюдь не самые благоприятные. По крайней мере, в ближайшее время прогнозы европейских пессимистов, скорее всего, подтвердятся. Тем более, что в ближайших планах Евросоюза не затрагиваются наиболее острые проблемы - например, необходимость реформы неповоротливого европейского рынка труда. А без их решения мечты о превращении Европы в самый динамичный регион мира не сбудутся. Но пока никаких признаков проведения необходимых, но политически непростых реформ в ведущих странах еврозоны не наблюдается.

Так что, вряд ли за "японским" (в 80-ые годы) и "американским" (в 90-ые) десятилетиями последует европейское. Одно дело - устраивать саммиты и принимать на них красивые программы, а совсем другое - преодолевать в своих странах сопротивление лоббистских групп и проводить болезненные структурные реформы", - пишет австрийская газета Die Presse.

Ирина Лагунина: Об автомобильном рынке Соединенных Штатов пишет немецкая газета Sueddeutsche Zeitung.

Сегодня в витринах американских автомагазинов - красуются большие жирные нули. Это реклама беспроцентного кредита при покупке автомобиля в лизинг. И рядом с ними - ярко-красные объявления о сниженных ценах. Как будто машины - подержанные, и их некому продать. На самом деле, автомобили новые, а дилеры изо всех сил привлекают таким образом покупателей.

Кампания снижения цен началась в американской автомобильной индустрии после 11 сентября 2001 года. Сразу после терактов автомагазины остались практически без покупателей. После пережитого шока никто и не думал о приобретении новой машины.

Первой отреагировала General Motors - крупнейшая автомобильная компания мира. Была запущена патриотическая программа снижения цен под девизом "Keep America Rolling" - "Пусть Америка едет". Для покупки автомобилей компания предложила беспроцентные кредиты, и клиенты буквально наводнили магазины General Motors. Шокированным конкурентам - а это Ford и DaimlerChrysler - ничего не оставалось, как последовать примеру.

Поначалу это лишь увеличило их убытки. General Motors была "на коне", её доходы росли, несмотря на все скидки. За беспроцентным лизингом последовала - уже в этом году - скидка в размере 2002 долларов с цены любого нового автомобиля. Конкурентам опять ничего не оставалось, как продолжить эту гонку, соревнуясь, кто придумает нечто более оригинальное.

Chrysler теперь предоставляет 7-летнюю гарантию на двигатели и коробки передач, Ford - переносит на январь будущего года первые выплаты по тем новым автомобилям, которые куплены в нынешнем году. И теперь, кажется, довольны все. Chrysler утверждает, что нынешний год принесет компании доход, на прибыль надеется и Ford, завершивший прошлый год с убытками почти в пять с половиной миллиардов долларов.

В 2002 году в США, по прогнозам, будет продано около 17 миллионов легковых автомобилей и малых грузовиков - немногим меньше, чем в рекордном пока 2000. Пока бум скидок на новые автомобили словно подпитывает себя сам. Вопрос, однако, в том, как долго это продлится. Сегодня многие американцы, собиравшиеся обзавестись новой машиной попозже, пользуются выгодной ситуацией, но рано или поздно буму придет конец. На рынке уже увеличивается количество продаваемых подержанных автомобилей, что может сократить спрос на новые", - пишет немецкая газета Sueddeutsche Zeitung.

XS
SM
MD
LG