Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пенсионная реформа в России: год первый. Региональная электроэнергетика


- Пенсионная реформа в России: год первый.
- В аэропортах стран ЕС могут быть досрочно введены новые ограничения уровня шума авиадвигателей.
- "Экономика региона". В этой рубрике сегодня - о региональной электроэнергетике. - Иркутская, Свердловская и Самарская области, а также Республика Коми.
- Меняющийся мир: страны и рынки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский: Правительство России в минувший четверг обсуждало ход начавшейся в стране реформы системы пенсионного обеспечения. О некоторых новшествах пенсионной системы - тех, которые уже реально проявились, в той или иной степени, - поговорим сегодня и мы. Наши собеседники - московские эксперты и аналитики.

Одна из главных составляющих пенсионной реформы - разделение пенсионных взносов (для большинства работающих) на базовую и накопительную части. В какой мере эти планы уже реализованы - по состоянию на сегодня? Тему открывает Владимир Тихомиров, старший экономист финансовой корпорации "НИКойл":

Владимир Тихомиров: В настоящее время можно говорить о частичной реализации планов пенсионной реформы. Наиболее важным аспектом стало введение с 1 января 2002 года накопительных пенсионных счетов. С 1 января деньги стали поступать на такие счета пенсионных фондов России. И на сегодня, такие отчисления поступают приблизительно от 70% всех работающих в России.

Со следующего года новые пенсионеры, то есть те пенсионеры, которые имеют такие счета, смогут уже получать надбавку к пенсии, если они выйдут на пенсию в течение следующего года.

Эти надбавки будут являть собой средства, которые получены от инвестирования накопительной части пенсий.

Сергей Сенинский: Как именно эти средства сегодня инвестируются - чтобы говорить о прибыли? И о каких суммах идет речь?

Владимир Тихомиров: С марта текущего года Пенсионный фонд России, который в настоящее время является единственным органом, распоряжающимся этими средствами, стал вкладывать средства в государственные ценные бумаги. Преимущественно - в краткосрочные и среднесрочные облигации, выпущенные министерством финансов.

Первоначально планировалось, что объемы инвестиций из накопительной части пенсии составит около 30 миллиардов рублей или около одного миллиарда долларов. Но согласно недавнему заявлению одного из чиновников министерства финансов, уже в текущем году Пенсионный фонд России вложит в ценные бумаги более 100 миллиардов рублей, или 3,3 миллиарда долларов, что практически в 3 раза выше прогнозного значения. Если сравнивать эти средства, то это будет примерно около 1% ВВП России или чуть меньше 5% федерального бюджета на текущий год.

Сергей Сенинский: Что вообще являет собой сегодня рынок пенсионных денег в России, если иметь в виду его участников - государственный и негосударственные пенсионные фонды?

Владимир Тихомиров: Фактически на сегодня основным игроком на рынке пенсионных денег является Пенсионный фонд России, то есть государственное учреждение. Например, объем инвестиций, который в этом году Пенсионный фонд России вложит в основном в государственные бумаги, будет в 5 раз превышать размер всех активов всех негосударственных пенсионных фондов в России, вместе взятых.

Деятельность негосударственных пенсионных фондов довольно-таки ограничена. В основном, они обслуживают узкий круг корпоративных клиентов. И более трети своих средств эти фонды вкладывают в акции и облигации компаний. Причем "львиная" доля приходится именно на акции тех компаний, которые собственно и участвовали в создании этого пенсионного фонда. И только менее 20% вложений негосударственных пенсионных фондов приходятся на государственные бумаги.

В тоже время Пенсионный фонд России вкладывает почти все свои средства в государственные бумаги.

Сергей Сенинский: Когда и при каких условиях к работе с пенсионными накоплениями работающих - в их обязательной части - будут допущены негосударственные пенсионные фонды?

Владимир Тихомиров: Согласно принятым законам в прошлом году и начале этого года, негосударственные пенсионные фонды смогут начать управлять накопительными счетами граждан с 1 января 2004 года. Но необходимо подчеркнуть, что это не произойдет автоматически. Для этого необходимо соблюдение хотя бы двух основных требований.

Во-первых, сами вкладчики должны изъявить желание перевести свои накопительные сбережения из Пенсионного фонда России в частные фонды. Причем это будет делаться по письменному заявлению. Можно ожидать, что в первые годы значительная часть пенсионеров все же оставит свои счета в государственном фонде. Просто по причине недоверия, особенно пожилых людей, к частным структурам.

А во-вторых, чтобы управлять пенсионными сбережениями граждан, сами негосударственные пенсионные фонды должны отвечать довольно-таки жестким требованиям. Прежде всего, по объему капитала и по числу обслуживаемых счетов.

В настоящее время в России зарегистрировано около 1500 пенсионных фондов, однако реально действуют менее 300. Можно ожидать значительное усиление конкуренции между этими фондами в ближайшие год-два.

Параллельно будет проходить процесс включения в пенсионную систему крупных банков и финансовых компаний, которые имеют более значительные ресурсы и могут предоставить своим вкладчикам комплексный пакет банковских и пенсионных услуг. Это процесс уже идет. Он сильно активизировался в этом году. Мы уже наблюдали создание новых крупных пенсионных фондов при участии крупных российских финансовых корпораций...

Сергей Сенинский: Тему продолжает - также из Москвы - аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Алексей Моисеев:

Алексей Моисеев: Дело в том, что сейчас и негосударственные пенсионные фонды, и даже Пенсионный фонд России не имеют права "самоинвестировать". Они должны инвестировать средства при помощи управляющих компаний. Однако, чтобы это происходило по-другому, необходимо создать различные дополнительные рыночные структуры для того, чтобы избежать ситуаций, когда могут происходить разного рода незаконные операции с этими деньгами.

И поэтому на переходном этапе, пока правительство выстраивает эту систему регулирования, Пенсионный фонд России является единственным инвестором...

Сергей Сенинский: Как может измениться количество работающих в России негосударственных пенсионных фондов в ближайшем будущем? Владимир Тихомиров, "НИКойл":

Владимир Тихомиров: По опыту развитых стран, можно сказать, что число пенсионных фондов будет сокращаться. Через 5 - 10 лет в России, возможно, останется только пара сотен таких фондов. Причем львиная доля рынка пенсионных услуг, скорее всего, будет контролироваться всего несколькими десятками фондов.

Алексей Моисеев: Очевидно, что критерии к пенсионным фондам будут предъявляться достаточно строгие. Так как те деньги, которыми они будут манипулировать, это и будут пенсии людей. И здесь, конечно, государство изо всех сил постарается обеспечить надежность системы.

С другой стороны, понятно, что многие негосударственные пенсионные фонды будут отсеяны, что может быть и хорошо. 1500 фондов в России - наверное, многовато. При этом те, которые не будут включены в систему, не обязательно закроются, а могут продолжать существовать и сами по себе, то есть вне системы. И управлять какими-нибудь корпоративными пенсионными фондами...

Сергей Сенинский: На ваш взгляд, много ли среди участников российского рынка пенсионных накоплений может оказаться иностранных фондов или банков - уже в ближайшие годы?

Владимир Тихомиров: Именно этот вопрос - вопрос доступа иностранных компаний на рынки финансовых и банковских услуг - в настоящее время довольно-таки ожесточенно обсуждается в ходе переговоров России с ВТО. Вопрос пока еще не решен. Российская сторона настаивает на введении определенной доли для участия иностранцев в финансовом секторе России. В то же время ВТО настаивает на том, чтобы такая доля не устанавливалась.

Пока вопрос остается открытым... Можно предположить, что российская сторона может смягчить свою позицию, но, тем не менее, будет настаивать на каком-то ограничении участия иностранного капитала именно в этом секторе. Поэтому ожидать, что в течение ближайших 5-8 лет доля иностранного капитала именно в области финансовых услуг, в том числе пенсионных фондов, значительно возрастет, я бы не стал...

Алексей Моисеев: Дело в том, что уже сейчас иностранные банки могут совершенно спокойно "входить" в Россию и заниматься банковским обслуживанием населения. Однако они почему-то не спешат это делать... Вероятно, на данном этапе российский рынок не представляет для них особого интереса. Или они боятся различных рисков, связанных с работой с населением, или законодательных.

Поэтому, на мой взгляд, вопрос, скорее, в общем совершенствовании бизнес-климата, чем в снятии каких-либо ограничений. И поэтому, как мне представляется, большинством на рынке пенсионных услуг будут российские пенсионные фонды...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечали в Москве старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров и аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Алексей Моисеев.

На минувшей неделе появились сообщения о том, что Европейский парламент предоставил европейским аэропортам право ввести новые, более жесткие требования к уровню шума, производимого двигателями авиалайнеров, на три года раньше, чем намечалось прежде, а именно - с 2003 года. Об этом была поставлена в известность и Государственная служба гражданской авиации России. О новой рекомендации европейским аэропортам и о том, что её реализация может означать для российских авиакомпаний, выполняющих рейсы в страны Европейского союза, мы говорим с экспертом в Москве. Наш собеседник - аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Елена Сахнова:

Елена Сахнова: Сначала планировалось снизить предел уровня шума от двигателей примерно на 10 децибел к 2006 году. Сейчас "среднее" требование европейских аэропортов - уровень шума не должен превышать 300 децибел...

Однако недавно Европейский парламент рекомендовал европейским аэропортам увеличить требования и понизить предельно допустимый уровень шума на 5 децибел уже в 2003 году...

Сергей Сенинский: С 1 апреля нынешнего года в Европе уже вводились новые ограничения по уровню шума авиадвигателей. Тогда, в российском случае, речь шла, прежде всего, о лайнерах ИЛ-86. Как эти меры отразились на структуре российского парка пассажирских самолетов?

Елена Сахнова: Структура парка изменилась очень сильно. Потому что с европейских маршрутов были убраны полностью ТУ-134 и ИЛ-86. Причем в случае с ТУ-134 это произошло, в основном, на регулярных рейсах, а в случае с ИЛ-86 - на чартерных.

Если один рейс ИЛ-86 в основном везде был заменен на "два" ТУ-154М, и была, конечно, компенсация за счет повышения цен, то рейсы ТУ-134 в основном были просто закрыты. Потому что ставить ТУ-154М, который более вместительный, на старые маршруты ТУ-134 просто не имело смысла. И компании несли бы на этих маршрутах потери. Так что, в основном, российские компании просто "потеряли" эти направления...

Сергей Сенинский: Новые требования - снизить уровень шума на 5 децибел от нынешних 300. Вроде, это немного...

Елена Сахнова: Самое главное, что даже в такое незначительное снижение предельного уровня - 5 децибел - не "укладывается" наш основной самолет - ТУ-154М - "рабочая лошадка" российских авиалиний на европейских маршрутах...

Сергей Сенинский: Представим, что новые европейские требования вступают в силу, скажем, в ближайший понедельник. Как это отразилось бы на количестве рейсов российских авиакомпаний в Европу и количестве пассажиров?

Елена Сахнова: Если бы эти ограничения были бы введены в ближайший понедельник, это стало бы катастрофой для российских авиакомпаний, потому что все самолеты ТУ-154М нужно было бы снять с европейских маршрутов, а заменить их - нечем! Потому что новых самолетов - скажем, ТУ-204 - в их парке совсем мало. Есть несколько иностранных самолетов, но только у двух компаний - "Трансаэро" и "Аэрофлот".

И думаю, что буду недалека от истины, если скажу, что количество рейсов упало бы примерно вдвое. В то же время пассажирский поток сократился бы на меньшую величину. Во-первых, увеличилась бы загрузка на имеющихся других самолетах. Во-вторых, возможно, часть рейсов была бы компенсирована западными авиакомпаниями...

Сергей Сенинский: Чтобы соблюсти новые требования Европейского союза, российским авиакомпаниям достаточно ли будет некой модернизации нынешних ТУ-154М или она может оказаться слишком дорогой?

Елена Сахнова: Модернизация возможна. И стоит она относительно недорого - около 100 тысяч долларов на самолет. Например, "Аэрофлот", который выполняет более 50% российского пассажирооборота на международных рейсах, у него летает в Европу 10-15 самолетов. То есть для "Аэрофлота" это будет стоить около 1,5 миллиона долларов. Конечно, неприятно, но - не смертельно для нашего авиаперевозчика.

И я думаю, что крупнейшие российские авиакомпании справятся с этой ситуацией и смогут модернизировать свой флот. К тому же, после этого ТУ-154М смогут летать в Европу еще 3 года. А за три года они однозначно оправдают эти затраты...

Сергей Сенинский: Почему речь идет только о трех годах?

Елена Сахнова: Потому что в 2006 году будут введены новые требования - либо снизить предельный уровень еще на 5 децибел, либо - если эти требования в 2003 году не будут утверждены, - тогда уже сразу на 10 децибел. И в этом случае ТУ-154М уже не будет иметь смысла модернизировать, так как это будет слишком дорого стоить. И нужно будет к тому времени подготовить уже новый парк самолетов, которые будут летать в Европу...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечала в Москве аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Елена Сахнова.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 18 октября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Каждый день, похоже, приносит Европе все новые неприятности, особенно - трем крупнейшим странам зоны евро: Германии, Франции и Италии, пишет "Экономист".

В Германии обострились проблемы банковской системы, а рост производительности труда сократился до минимума. Франции грозит специальное расследование Еврокомиссии по поводу государственных субсидий монополисту Electricite de France. А правительство Италии занято дебатами об участии бюджета в спасении компании Fiat Auto. Причем во всех случаях правительства упорно цепляются за старые рецепты решения проблем.

Взять ту же компанию Fiat. Нынешние трудности её автомобильного бизнеса накапливались годами. Однако вместо того, чтобы говорить о сокращении расходов, даже ориентированное на рыночные принципы правительство Сильвио Берлускони под давлением профсоюзов обсуждает возможность помощи за счет бюджета.

Примерно та же история - с немецкими коммерческими банками, с их грузом проблемных кредитов и неудачными попытками заняться инвестиционным банковским бизнесом. Однако корни этих ошибок - в хронической неприбыльности у себя дома, что вызвано, главным образом, неравной конкуренцией с тщательно оберегаемыми государством земельными и сберегательными банками. И правительство Германии изо всех сил защищало эти гарантии (вопреки даже действующим в Европейском союзе правилам конкуренции), с огромной неохотой согласившись на их отмену с 2005 года.

Правительство Франции, со своей стороны, горой стоит за компанию Electricite de France - монополиста с раздутыми штатами и завышенными тарифами - практически закрывая для зарубежной конкуренции внутренний рынок электроэнергии.

Власти часто оправдывают свои действия тем, что они, якобы, выполняют наказы избирателей: поддерживают систему социального обеспечения и сохраняют рабочие места. Однако контраргументы - совсем близко, достаточно лишь обратиться к опыту таких стран как Испания, Нидерланды, Финляндия или Ирландия. Там решились на широкую либерализацию экономики, реформу рынков труда и открытость иностранной конкуренции. И теперь пожинают плоды: устойчивый экономический рост, расширение занятости, падающая инфляция и благополучие бюджетов. На опыт этих стран неплохо бы обратить внимание тех европейских правительств, которые предпочитают оглядываться назад, заключает "Экономист".

Чтобы понять причины нынешнего кризиса компании Fiat Auto, вполне достаточно прокатиться на такси в Турине, где - её родном городе. Водитель тут же объяснит вам, почему он пересел с Fiat на немецкий Opel. Ему просто надоело постоянно обращаться в автосервис, пишет "Экономист".

9 октября компания объявила о предстоящих увольнениях. 13 октября глава правительства Италии в довольно резкой форме предложил руководству компании посторониться, передав разрешение кризиса государству. Профсоюзы объявили о всеобщей забастовке 18 октября.

Есть, впрочем, три препятствия для прямого вмешательства государства в частный бизнес Fiat: правила Европейского союза, требования банков-кредиторов Fiat, а также двухлетней давности соглашение итальянской компании с американской General Motors, которая владеет сегодня 20% акций Fiat Auto и может выкупить остальные после 2004 года.

То, что Европейская комиссия вряд ли согласится на бюджетную помощь Fiat Auto, - это очевидно. Банки-кредиторы еще в мае согласились на новые кредиты концерну Fiat только в обмен на обещание либо продать производство легковых автомобилей, либо выделить его в отдельную компанию, либо продать - вместо него - другие подразделения концерна.

Если бы не условия соглашения с General Motors и возможные политические последствия, лучшим выходом для Fiat Auto было бы немедленное её слияние с немецкой Opel, которая полностью принадлежит американской компании. У Opel - свои проблемы в Европе. Будущее объединенной - под крылом General Motors - компании тоже далеко не безоблачное. Но сегодня Fiat Auto будет рада иметь хоть какое-то будущее. И чем раньше в Италии это осознают, тем лучше, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 18 октября.

"Экономика региона"

"Экономика региона". - В этой рубрике сегодня - о региональной электроэнергетике в России - накануне реформы отрасли. Вы услышите рассказы наших авторов в Иркутской, Свердловской и Самарской областях, а также в Республике Коми.

Прежде, чем начать, небольшое пояснение. В России есть регионы "энергоизбыточные", где электроэнергии производится больше, чем необходимо для собственных нужд, и "энергодефицитные" - это те, которым собственной энергии не хватает.

Перераспределение электроэнергии от "избыточных" регионов в "дефицитные" происходит через так называемый ФОРЭМ - Федеральный оптовый рынок энергии (мощности), контролируемый, разумеется, государством. Производитель часто не знает, кому именно будет поставлена его энергию. Ему сообщают об этом позже, предлагая самому разбираться с покупателем относительно оплаты. Такова примерно общая схема. А чем реально оборачивается её применение - об этом и рассказывают наши авторы в регионах.

Первый сюжет - из Иркутской области, где электроэнергии в избытке. Наш автор в Иркутске Михаил Мазур сообщает:

Михаил Мазур: Иркутская область - "энергоизбыточный" регион. Здесь, в Прибайкалье, действует мощный энергетический каскад, состоящий из трех гидроэлектростанций на реке Ангаре - Иркутской, Братской и Усть-Илимской, - и нескольких крупных тепловых электростанций. Как мне сообщили в компании "Иркутскэнерго", при полной загрузке всех электростанций выработка энергии в области составляет 68 миллиардов киловатт-часов в год. А ежегодное потребление электроэнергии в Прибайкалье составляет только 53 миллиарда. Иными словами, около 15 миллиардов киловатт-часов компания "Иркутскэнерго" готова ежегодно поставлять на федеральный рынок. На деле, однако, в 2002 году эти поставки не превысят 6 миллиардов киловатт-часов.

Местные потребители электроэнергии расплачиваются сегодня за неё вполне своевременно. За девять месяцев этого года собственные абоненты компании "Иркутскэнерго" оплатили энергопотребление почти на 105%. Дополнительные пять процентов составили платежи в счет погашение накопленных ранее долгов. А вот потребители, получающие электроэнергию из Иркутской области через ФОРЭМ, оплатили только 78% поставок.

Тарифы на электроэнергию в Иркутской области традиционно одни из самых низких в России. Промышленные потребители платят здесь за один киловатт-час около 20 копеек, а население - 15 копеек. Правда, с 1 января 2003 года тарифы изменятся. Для крупных предприятий, в частности, алюминиевых заводов, они существенно снизятся, а для населения наоборот, возрастут примерно в полтора раза.

По предварительным оценкам экспертов компании "Иркутскэнерго", еще до выхода компании на будущий конкурентный рынок, тарифы на электроэнергию могут вырасти на 60%. В целом же, по оценкам иркутских энергетиков, реструктуризация отрасли приведет, как минимум, к трехкратному росту тарифов - от их нынешнего уровня.

Сергей Сенинский: Михаил Мазур, наш автор в Иркутске.

Следующий сюжет - из Свердловской области. Слово нашему автору в Екатеринбурге Евгении Назарец:

Евгении Назарец: Свердловская область - один из примерно десяти регионов России, производящий электроэнергию только для собственного потребления. Формально 7 процентов потребляемой энергии Свердловская область приобретает на оптовом рынке. Это продукция Белоярской атомной электростанции, которая находится на территории Свердловской области, но входит в концерн "Росэнергоатом", поставляющий энергию на федеральный оптовый рынок.

Потенциально Свердловская область - энергоизбыточный регион. Компания "Свердловэнерго", как поясняют её руководители, не продает сегодня энергию через общефедеральную систему, поскольку существующий спрос, даже с небольшим излишком, удовлетворяют крупные энергоизбыточные системы - такие, например, как соседняя "Тюменьэнерго". Вторая причина нежелания работать на федеральном оптовом рынке электроэнергии - трудности по сбору платежей за неё. И "Свердловэнерго" сегодня является "резервной" системой, способной восполнить недостаток электроэнергии в общей энергосистеме в чрезвычайных ситуациях.

Свердловская область могла легко попасть в число энергодефицитных регионов после первой "волны" приватизации российской электроэнергетики, когда три крупнейших в регионе тепловых электростанции отошли к ведению РАО "ЕЭС России". Сегодня "Свердловэнерго" арендует эти электростанции, и лишь поэтому не происходит так, что Свердловская область покупает на федеральном оптовом рынке и производимую, и потребляемую на своей же территории электроэнергию.

Чем раньше возникнет в России конкурентный рынок электроэнергии, тем лучше для отрасли в целом и это не приведет к резкому скачку цен, ведь сейчас предложение на рынке электроэнергии превышает спрос на неё, - говорит заместитель генерального директора компании "Свердловэнерго" Геннадий Никитин. По его мнению, конкуренция приведет к закрытию неэффективных генерирующих предприятий и перераспределению средств в пользу более эффективных, которые год от года все больше будут нуждаться в модернизации.

Но, отмечает Геннадий Никитин, эта тенденция коснется в большей степени предприятий, производящих исключительно электроэнергию. В Свердловской же области основные генерирующие предприятия производят также тепловую энергию. Но федерального оптового рынка теплоэнергии нет, тепловые рынки - локальны, значит - и конкуренции нет. Именно такая привязка генерирующих предприятий Свердловской области к рынку тепловой энергии будет препятствовать становлению конкуренции. Ведь даже неэффективные производители смогут остаться "в строю", если они поставляют и тепло.

Никак не соответствует законам конкурентного рынка и существующая ныне система перекрестного субсидирования при формировании тарифов, когда искусственно заниженные тарифы для населения компенсируются завышенными тарифами для промышленных потребителей. В Свердловской области тарифы для населения составляют от 39 до 96 копеек за киловатт/час, для предприятий в зависимости от уровня напряжения, категории потребителя и типа учета цена одного киловатт/часа может доходить и до одного рубля 18 копеек. Здесь - просто дайте средний размер тарифа для населения и промышленности.

Сергей Сенинский: Евгения Назарец, наш автор в Екатеринбурге.

Из Уральского региона - в Поволжский. Следующий рассказ - из Самарской области, нашего автора Сергея Хазова:

Сергей Хазов: До 1990 года в состав энергосистемы Самарской области входила Волжская ГЭС, одна из крупнейших гидроэлектростанций России. Однако в результате проведенной реструктуризации Волжская ГЭС была передана РАО "ЕЭС России", в результате Самарская область стала энергодефицитной. Сегодня около 40% электроэнергии, необходимой региону, компания "Самараэнерго" приобретает через ФОРЭМ.

Идеальным вариантом для самарских энергетических компаний был бы вариант закупки электроэнергии у такого крупного ее производителя как Волжская гидроэлектростанция. Расположенная в Жигулевске "Волжская" ГЭС - территориально самый близкий к Самаре производитель электроэнергии. Построенная в середине 50-х годов прошлого века, Волжская гидроэлектростанция и создавалась в расчете на крупных промышленных потребителей Куйбышевской, а ныне - Самарской области.

С возникновением в России конкурентного рынка электроэнергии у энергетических компаний появилась бы возможность закупать электроэнергию по наиболее выгодным для себя тарифам. А в случае, если поставщик энергии находится поблизости, значительно экономить на её транспортировке. Все это, по словам начальника отдела Самарской региональной энергетической комиссии Валерия Яскина, могло бы сдержать рост тарифов на электроэнергию. Пока же энергетические компании вынуждены приобретать электроэнергию у структур-монополистов.

Сегодня жители Самарской области платят за 1 киловатт-час электроэнергии 70 копеек. Тарифные ставки для промышленных предприятий составляют от 75 до 90 копеек. И, как считает заместитель генерального директора компании "Самараэнерго" по сбыту Юрий Ример, с возникновением в России конкурентного рынка электроэнергии в Самарской губернии сохранятся примерно на нынешнем уровне.

Сергей Сенинский: Сергей Хазов, наш автор в Самаре.

И завершит сегодняшнюю рубрику - рассказ нашего автора в Республике Коми Николая Зюзева:

Николай Зюзев: В Республике Коми грядущая энергетическая реформа паники не вызывает. Условия для создания энергетического рынка - по крайней мере, из двух крупных игроков - здесь есть. Первый - это компания "Комиэнерго". Именно она обеспечивает сегодня электроэнергией всех местных потребителей. Но на местных тепловых электростанциях, принадлежащих компании, производиться лишь половина необходимой энергии. Другая половина закупается через ФОРЭМ на Печорской ГРЭС - тепловой электростанции, расположенной здесь же, в городе Печоре, но находящейся в ведении РАО "ЕЭС России". Это и есть второй возможный игрок на энергетическом рынке Коми.

Причем можно заранее прогнозировать, что именно он будет фаворитом. Оборудование Печорской ГРЭС гораздо современнее и экономичнее по сравнению с устарелыми ТЭЦ "Комиэнерго". Тарифы этой компании сейчас составляют один рубль тринадцать копеек за киловатт-час для промышленных предприятий и 98 копеек - для аграриев. Горожане за свет в своих квартирах платят по 80 копеек за киловатт-час, жители сёл - 56.

Впрочем, корректность этих тарифов часто подвергают сомнению. Ведь компания закупает электроэнергию на Печорской ГРЭС лишь по 30 копеек за киловатт-час. Понятно, "Комиэнерго" тратит сколько-то на её транспортировку, но, по мнению экспертов, даже с учетом этого конечные тарифы завышены.

Только один пример. У Печорской ГРЭС есть несколько хозяйственных подразделений, которые располагаются в 2-3 километрах от станции. Но, чтобы у них был свет, сама ГРЭС вынуждена сначала продать свою электроэнергию той же компании "Комиэнерго", а затем её выкупить. В результате на этих считанных метрах электроэнергия дорожает почти в четыре раза! Подобные случаи, по мнению местных экспертов, лишний раз убеждают в том, что конкуренция - даже между всего двумя участниками: "Комиэнерго" и Печорской ГРЭС - если и не приведет к быстрому снижению тарифов, то, по меньшей мере, сможет удержать на реальном уровне.

Но не исключено, что на местном энергетическом рынке может появиться и третий игрок - Интинская ГРЭС. Планы её строительства обсуждаются уже давно. На реализацию проекта необходимо от 3 до 6 миллионов долларов. Есть и заинтересованные зарубежные инвесторы. Причем новая ГРЭС должна, по замыслу, работать на местном угле. Отсюда - большой интерес к проекту в Коми: ГРЭС решила бы массу проблем, как экономических, так и социальных, и, по сути, спасла бы оба шахтерских города Коми - Инту и Воркуту, создав для них надежный рынок сбыта.

Весной этого года руководство РАО "ЕЭС России" решило создать специальную комиссию, которая и должна оценить проект. Возглавил ее бывший глава Центрального банка России, а ныне - заместитель председателя правления РАО "ЕЭС" Сергей Дубинин. Первые оценки комиссии оказались сдержанными: в республике нет потенциальных потребителей, ведь даже существующая Печорская ГРЭС работает сегодня лишь на четверть своей мощности. Интерес к проекту новой электростанции проявляет лишь российская промышленная группа СУАЛ - Сибирско-Уральская алюминиевая компания. Она планирует построить в Коми глиноземно-алюминиевый комплекс. Но платить СУАЛ согласна лишь по одному центу за каждый киловатт-час электроэнергии, а ей предлагают - впятеро дороже. Окончательные выводы комиссия Сергея Дубинина должна представить к 1 ноября.

Сергей Сенинский: Николай Зюзев, наш автор в Сыктывкаре. Этим сюжетом мы завершим сегодня разговор о региональной электроэнергетике, который вели в рубрике "Экономика региона".

Меняющийся мир: страны и рынки.

Елена Коломийченко: Китай не столько позволяет иностранцам получать прибыль на своем огромном рынке, сколько побеждает в конкуренции промышленных производителей. А потенциал Китая меняет всю их стратегию и способствует глобальному снижению цен - таков основной тезис статьи, опубликованной в выходящем в Гонконге еженедельнике Far Eastern Economic Review.

Когда Philips Electronics в начале 80-х годов пришла на китайский рынок, планы голландской компании были очевидны: продавать свои изделия целому миллиарду китайцев. Все обернулось иначе. Китай стал не гигантским рынком для утюгов или телевизоров, а местом, где Philips их производит и откуда экспортирует в другие страны. Сегодня в Китае работают 23 завода Philips. Они выпускают продукции на 5 миллиардов долларов в год, две трети которой вывозятся за рубеж.

Не только Philips, но и многие другие крупнейшие международные компании - от General Electric до Samsung Electronics и Toshiba, не говоря уже о тысячах китайских фирм - пришли к выводу, что использовать Китай в качестве платформы для экспорта почти всегда проще и часто выгоднее, чем продавать свои товары внутри этой страны. В результате Китай, который раньше рассматривался как рынок будущего, становится мировым производственным цехом. И колоссальная конкуренция со стороны Китая заставляет компании всего мира менять свою рыночную стратегию и искать новые пути.

Одновременно Китай становится все более мощной силой, способствующей глобальной дефляции. Китайские производители сбивают мировые цены на все более широкий спектр промышленных, потребительских и даже сельскохозяйственных товаров. Начиная с мая нынешнего года, объем китайского экспорта в США превышает экспорт из Японии.

По объему промышленного производства Китай занимает сегодня четвертое место в мире - после США, Японии и Германии. На долю Китая приходится более 50% мирового производства фотоаппаратов, 30% кондиционеров и телевизоров, 25% стиральных машин и почти 20% холодильников. На долю всего лишь одной частной китайской компании Guangdong Galanz Enterprise приходится 40% всех продаваемых ныне в Европе микроволновых печей, а в городе Вендзю в восточном Китае производится 70% всех продаваемых в мире металлических зажигалок. Китай входит в число крупнейших мировых производителей алюминия, меди и стали.

Почти половина всех экспортируемых Китаем товаров производится работающими в стране иностранными компаниями. В стране действует своего рода "капитализм джунглей", который работает следующим образом: появляется какой-то новый товар, обычно - внедренный иностранной компанией, и через считанные месяцы его начинают копировать орды местных производителей. Все это вместе сделало конкуренцию на китайском рынке одной из самых жестких в мире. А 600 миллиардов долларов иностранных инвестиций, которые притекли в страну за последние 20 лет, принесли Китаю современные технологии, увеличившие производительность всей экономики.

Кроме того, по всей стране с ее - в прошлом - плановой экономикой обнаружилось огромное количество весьма предприимчивых людей. Важнейшим фактором стал самый крупный в мире потенциал дешевой рабочей силы. Население нынешнего Китая - 1 миллиард 300 миллионов человек, из которых 700 миллионов - крестьяне, зарабатывающие в среднем 285 долларов на человека в год. Это, с одной стороны, препятствует превращению китайской экономики в ориентированную на потребителя, по подобию американской, но одновременно крайне выгодно для работающих в Китае производителей.

И никаких признаков изменения существующей тенденции не наблюдается, ведущие предприятия могут позволить себе не только не повышать зарплату, но даже и снижать её, - просто привлекая все новых работников из бедных районов страны. В этом - преимущество Китая перед его основными конкурентами, будь-то Япония, Южная Корея, Тайвань или даже Таиланд, где производство становится все более дорогим.

Как долго сохранится нынешняя ситуация? Это зависит во многом от того, как авторитарным властям удастся справляться с социальной нестабильностью и все более увеличивающейся "пропастью" между богатыми и бедными. Правда, китайскому экспорту способствует бум частного сектора в стране, поглощающего излишки рабочей силы, а также контроль правительства над валютой, которая не конвертируется свободно.

Влияние Китая на цены мирового рынка в будущем, вероятно, еще более возрастет. А вступление страны в ВТО еще более увеличит количество частных китайских компаний, работающих на экспорт, чтобы избежать жесточайшей конкуренции на внутреннем рынке. К тому же сегодня многие китайские частные компании уже стремятся к альянсам с транснациональными корпорациям, предоставляя им свою помощь в производстве и сбыте в обмен на укрепление репутации китайских марок за рубежом", - пишет выходящий в Гонконге еженедельник Far Eastern Economic Review.

Кирилл Кобрин: "Кризис модели Mc'Donalds", - статья во французской газете Le Monde.

Каждый год 16 октября повторяется один и тот же ритуал - американская компания Mc'Donalds становится мишенью кампании протестов в разных странах. На фирму, ежедневно изготавливающую по всему миру 46 миллионов порций так называемой fast food, обрушиваются, особенно в США и Австралии, самые разные критики - антиглобалисты, вегетарианцы, защитники животных и так далее.

В этом году Mc'Donalds оказалась в весьма непростом положении. Курс акций компании упал с января на 32% - до самого низкого за последние семь лет уровня. В чем же дело? Mc'Donalds по-прежнему остается мировым лидером на рынке fast food. В компании работают 395 тысяч человек в 121 стране мира. За последние пять лет количество закусочных Mc'Donalds увеличилось с 20 тысяч до 30, благодаря двукратному приросту в Азии и Южной Америке. Однако Mc'Donalds реализовала свои планы по расширению производства всего на 60%, доходы не выросли, а главное - экспансия за рубежом не может компенсировать падения популярности Mc'Donalds на её родине - в США.

В 2001 году общий оборот Mc'Donalds увеличился на 4,4% - 14,8 миллиарда долларов в абсолютных величинах, но доходы при этом упали на 17%. С января по август 2002 года оборот вырос на 2%, а доходы - упали на 8% только за первый квартал.

В Европе торговый оборот Mc'Donalds продолжает расти только во Франции. В Германии и Великобритании - ситуация хуже, не говоря уж о южных странах, таких как Испания и Италия, где гамбургеры никогда не пользовались особой популярностью.

Американские потребители, как показывает исследование, проведенное в 2001 году Мичиганским университетом, считают, что по качеству обслуживания Mc'Donalds уступает уже своим основным конкурентам в США - компаниям Wendy's и Burger King. В первую очередь, из-за очередей у касс и разницы между тем, что человек видит на рекламной фотографии и тем, что получает на тарелке. В борьбе за качество менеджмент Mc'Donalds направляет в закусочные все больше ревизоров с контрольными закупками - в 2002 году таких визитов будет около 200 тысяч.

В целом проблемы Mc'Donalds сопоставимы с аналогичными трудностями компании Coca-Cola. Изначальная маркетинговая стратегия была весьма успешной, но потом, когда ее скопировали многочисленные конкуренты, необходимо искать новые пути. Что касается рынка быстрого питания, то потребители все больше начинают тянуться к определенной роскоши. Та же Mc'Donalds уже "обкатывает" в штате Индиана новую концепцию своих ресторанов, в которых будут подавать настоящие ужины", - пишет французская газета Le Monde.

XS
SM
MD
LG