Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валютный контроль в России. Формы розничной торговли в регионах. Бизнес из Баварии - в России


- Валютный контроль в России - сегодня и завтра.
- Частные вклады в банках-банкротах планируют возвращать в течение 17 дней.
- "Экономика региона" - Форматы розничной торговли: магазины новые и традиционные.
- Бизнес из Баварии - в России.
- Меняющийся мир: страны и рынки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский: Система валютного контроля в России - как она изменится в ближайшем будущем для разных групп компаний и предприятий? Планы правительства, оформленные в виде нового законопроекта, приобрели на этой неделе вполне определенные очертания. О них мы и говорим с московскими экспертами. Наши собеседники - старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров и аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Алексей Моисеев.

Начнем с того, что сегодня прежде всего включает в себя само понятие валютного контроля? Алексей Моисеев:

Алексей Моисеев: Существует два механизма. Первый - контроль внешней торговли, чтобы после переводов валюты за импорт действительно происходила поставка товаров. И точно также, чтобы экспортная выручка поступала в Россию.

И второй механизм - это когда все операции, связанные с движением капитала (долгосрочные кредиты, покупка недвижимости за рубежом или иностранцами в России и т.д.), связаны с тем, что люди, которые хотят это сделать, должны получить лицензию ЦБ. Это два основных механизма, из которых фактически и состоит весь валютный контроль.

Сергей Сенинский: Если я правильно понимаю, что, и до сих пор российскому гражданину, чтобы, скажем, приобрести квартиру в другой стране (они реально покупаются сотнями, если не тысячами), формально требуется разрешение Центрального банка?

Алексей Моисеев: С начала этого года было сделано некоторое "послабление". И теперь физические лица могут делать частные инвестиции за рубежом, но в размере, не превышающем 75 тысяч долларов США. А ранее на любую операцию за рубежом, даже если вы хотите открыть счет и положить на него 20 долларов, нужно было получать разрешению ЦБ России. Сейчас понемногу это все ослабляется, но система остается примерно такой же.

Сергей Сенинский: Перемены в механизме валютного контроля в России правительство намерено осуществить не сразу, а в течение нескольких лет. Каковы его аргументы? Владимир Тихомиров, "НИКойл":

Владимир Тихомиров: Правительство в принципе согласилось с тем, что надо менять нынешние порядки. Но эти порядки не будут меняться "революционным" методом, то есть они не исчезнут в ближайшее время, а будут постепенно модифицироваться. И окончательно будут отменены только через 4 года.

И это, видимо, некий период для подстраховки. В следующем году все-таки предстоят достаточно большие платежи по внешним долгам. К тому же бюджет и экономическое развитие России в целом по-прежнему находятся в значительной степени зависимыми от цен на сырье, прежде всего на нефть, которые очень трудно прогнозировать. И я думаю, что неуверенность правительства относительно долгосрочных перспектив и побудила ввести такого рода переходный период.

Сергей Сенинский: Если вернуться к двум основным направлениям валютного регулирования - обязательной продаже валютной выручки и контролю валютных операций, в суть планируемых ныне изменений?

Алексей Моисеев: Что касается первого положения, то сам механизм не меняется. Снижается лишь ставка обязательной продажи валютной выручки, которую получает российский экспортер. Сейчас она составляет 50% от того, что они получают. А по новому проекту они должны будут продавать только 30% своей валютной выручки. Но суть этого механизма, когда ЦБ и Государственный таможенный комитет отслеживают все операции и следят за движением товаров и денег, не меняется.

Что касается второй части механизма валютного контроля, то здесь - очень существенные изменения. Дело в том, что "разрешительный" порядок, который сейчас существует, когда практически на любую операцию нужно получать прямое разрешение ЦБ, он меняется на "уведомительный". То есть если вы хотите, например, купить квартиру за рубежом, то вам надо будет просто об этом сообщить в ЦБ, и не ждать его разрешения. Таким образом, здесь можно говорить практически о полной либерализации.

Владимир Тихомиров: Вводится и совершенно новое понятие в валютном регулировании, которого не было до этого. Оно отчасти ужесточает порядок контроля и регулирования. Это так называемое "обязательно резервирование средств при кредитных операциях с иностранными участниками".

Что это значит? Скажем, российская компания, которая желает привлечь кредит из-за рубежа, обязана будет резервировать на специальном счете 20% от суммы привлеченного кредита на срок до двух лет, в зависимости от суммы и условий кредита. В то же время российская компания, которая, наоборот, сама предоставляет кредит зарубежной компании, обязана будет резервировать до 100% суммы кредита на таком счете.

Новый порядок нацелен на то, чтобы существенно осложнить, если не полностью прекратить, утечку капитала через так называемые "фиктивные кредитные сделки".

Сергей Сенинский: Что за сделки имеются в виду, поясните на примере, пожалуйста...

Владимир Тихомиров: Такой "теоретический" пример: Скажем, у меня большая компания и у много средств. И я хочу часть этих средств перевести за границу.

Что я делаю? Я создаю в какой-то оффшорной зоне или какой-то западной стране небольшую компанию. Или мои партнеры создают такую компанию. И эта компания обращается ко мне за кредитом. Я предоставляю ей кредит. А потом через цепочку разных аффилированных структур эти деньги "размываются", и, в конце концов, компания, которая взяла этот кредит, становится банкротом и просто не может его вернуть. И тогда я просто списываю этот кредит у себя.

Фактически это - полулегальный способ утечки каптала, которым довольно активно пользуются многие российские компании. И такого рода сделки станут просто невыгодными, если будет введена система обязательного резервирования:

Сергей Сенинский: На основании какой статистики можно судить о примерном объеме таких операций?

Владимир Тихомиров: Буквально три дня назад вышла официальная статистика Госкомстата по иностранным инвестициям в России, которая показывает, что за 9 месяцев текущего года общий объем иностранных инвестиций в Россию составил порядка 13 миллиардов долларов, из которых более 10 миллиардов пришлось на кредиты. Причем краткосрочные кредиты занимали около 2/3 всей суммы.

С другой стороны, российские компании вложили за границей даже большую сумму - 16,3 миллиарда долларов. То есть на 3,4 миллиарда долларов больше, чем поступило инвестиций в Россию. И практически все эти деньги представляли собой кредиты, выданными российскими компаниями за границу. Скажем, накопленный капитал российских компаний за рубежом по состоянию на 1 октября составляет всего 4 миллиарда долларов. То есть за 9 месяцев текущего года 16 миллиардов было инвестировано за границей, а накопленный там капитал - всего 4 миллиарда. То есть фактически идут большие перемещения капитала, связанные с разного рода операциями, но, по большей части, имеющих очень небольшое, если вообще какое-либо, отношение к реальному производству и реальным долгосрочным инвестициям.

Сергей Сенинский: Если нынешние планы правительства сохранятся и в будущем законе, как можно кратко выразить суть изменений для трех таких категорий компаний - российских экспортеров, российских импортеров и иностранных компаний, работающих в России?

Алексей Моисеев: Что касается экспортеров и импортеров, то принципиально, конечно, ничего не меняется. Просто у экспортеров будет большая возможность выбора, так как они обязаны будут продавать за рубли только 30% от своей валютной выручки вместо 50% как сейчас.

Если же эти операции структурированы более сложно... Например, если экспортер продает какое-либо сложное оборудование, и продает его в кредит. Или - наоборот, импортер покупает в кредит сложное оборудование. Раньше для этого нужно было получать разрешение от ЦБ, а теперь ЦБ нужно будет просто уведомить о таких операциях. То есть здесь происходит определенное послабление.

Что касается иностранных компаний, то они будут подчиняться тем же самым законам. Если иностранная компания захочет перевести сюда деньги и что-то здесь построить или продать, вложить какие-то свои инвестиции или вывести их, то ей нужно будет просто уведомить ЦБ, а не спрашивать разрешения у него, как это было раньше.

Сергей Сенинский: И - последний вопрос в Москву. Законопроекту о новой схеме валютного контроля лишь предстоит еще рассмотрение в Федеральном Собрании. Но какие-то новые правила Центральный банк России вводит уже в ближайшие недели?

Владимир Тихомиров: Недавнее решение ЦБ, которое вступает в силу с 1 декабря и направлено на либерализацию порядка продаж валютной выручки экспортеров.

Поясню. Если раньше экспортеры обязаны были продавать валютную выручку либо через Москвоскую межбанковскую валютную биржу (ММВБ), либо напрямую - Центральному банку, то теперь, с 1 декабря, они будут иметь возможность продавать валюту и своим уполномоченным банкам, и на межбанковском рынке. То есть валютные потоки будут распределяться по разным каналам.

И это решение, и, с другой стороны, введение новой системы валютного регулирования - оба направлены на то, чтобы сократить приток валюты прежде всего на ММВБ. То есть ту биржу, где формируется официальный курс рубля.

Что это значит? Это значит, что ЦБ, если он будет продолжать контролировать изменение курса рубля в определенных пределах, для такого контроля ему потребуется гораздо меньшие по объема валютные интервенции, чем раньше. Так как валютные потоки будут распределены по разным каналам. И, соответственно, объемы торгов на ММВБ существенно снизятся. Поэтому и менее значительные интервенции могут оказать большее влияние.

Я думаю, что это тоже один из аспектов новой системы контроля, который позволит сделать этот контроль менее затратным и более эффективным для ЦБ...

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечали в Москве старший экономист финансовой корпорации "НИКойл" Владимир Тихомиров и аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Алексей Моисеев.

Продолжая общую тему новых правил для российских финансовых рынков, вновь вернемся к законопроекту, предусматривающего становление в России системы страхования частных вкладов в банках. Тот самый законопроект, который никак не превратится в закон уже более восьми лет. На минувшей неделе его дважды рассматривали в правительстве, и вновь - "что-то там не до конца".... Впрочем, и здесь, как и в случае с новым валютным контролем, скажем так, контуры будущей схемы проступили все же более отчетливо.

Насколько можно судить, теперь уже не спорят, как еще пару недель назад, будет она носить название "система гарантирования" или "система страхования"? Наш первый собеседник по этой теме в Москве - ведущий разработчик законопроекта, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев:

Павел Медведев: Честно говоря, я так и не могу понять, почему возник спор. На заседании правительства в этот четверг вопрос о названии даже не поднимался. И никто уже не возражал против того, чтобы он назывался "Закон о страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации".

Сергей Сенинский: Вопрос о сохранении лишь на время нынешних государственных гарантий по вкладам в "Сбербанке" - также можно считать закрытым?

Павел Медведев: Государственные гарантии сохраняются на некоторое время после того, как закон вступит в силу, только для "Сбербанка"! С 1 января 2005 года закон вступает в силу полностью, а для "Сбербанка" государственные гарантии сохраняются еще на два года. После этого "Сбербанк" будет работать ровно на тех же условиях системы страхования вкладов, что и остальные банки.

Сергей Сенинский: Тему продолжает Андрей Иванов, банковский аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог":

Андрей Иванов: Ранее предлагался вариант, согласно которому "Сбербанк" вносил бы свои фонды на отдельный счет, который не будет смешиваться с общим фондом гарантийной системы, а затем, в течение длительного периода времени, он тоже к ней присоединится. Но тогда, когда возникнет некая конкуренция и когда коммерческие банки вырастут до сопоставимого размера.

Потом от этого варианта отказались. И, в конце концов, пришли к выводу, что "Сбербанк" войдет в систему гарантирования на общих основаниях. То есть его взносы будут "смешаны" со взносами коммерческих банков. Но "Сбербанк" сохранит еще государственные гарантии на два года. Мне кажется, это нужно для того, чтобы дождаться, пока все коммерческие банки присоединятся к системе гарантирования...

Сергей Сенинский: Вновь - вопрос законодателю. В какие сроки предполагается завершить создание системы страхования частных вкладов, и какие намечаются этапы?

Павел Медведев: Юридически закон вступает в силу после того, как президент его подпишет, и он будет опубликован. По моим представлениям, это произойдет примерно через четыре месяца.

Но закон предусматривает и некую длительную процедуру приема банков в систему страхования. ЦБ взял на себя обязательство, что в течение одного года и девяти месяцев после опубликования закона он проверит все те банки, которые претендуют на работу с физическими лицами, и убедится в том, что они достойны того, чтобы работать с физическими лицами. И убедится в том, что они достаточно устойчивы. Последний банк будет включен в систему гарантирования через один год и девять месяцев, и тогда закон начнет действовать в полную силу.

Сергей Сенинский: Вернемся еще раз к началу разговора - система страхования или система гарантирования. Допускается ли - в какой-то степени - участие в ней страховых компаний, об этом тоже было немало разговоров еще совсем недавно... Андрей Иванов, аналитик компании "Тройка-Диалог":

Андрей Иванов: Насколько я знаю, никакого участия страховых компаний в системе гарантирования частных вкладов не будет. И, в принципе, это тоже правильно. Так как суммарный размер активов всех российских страховых компаний намного меньше активов банковского сектора. То есть, если вдруг будут проблемы даже у двух-трех коммерческих банков, то ни одна страховая компания в России не покроет этих рисков.

Страховые компании сами не хотят участвовать во всем этом. И это понятно, потому что они не умеют оценивать такого плана риски. А во-вторых, например, риск невозврата по депозитам очень сильно соотносятся с политическими, так называемыми "страновыми" рисками. Никакая страховая компания, находящаяся в России, не может покрывать "страновые" риски. Так как они сами подвержены этим рискам...

Сергей Сенинский: И вновь - к схеме страхования. Изменилась ли как-то в ходе последних обсуждений сама шкала будущих выплат потерпевшим вкладчикам? Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству:

Павел Медведев: Шкала выплат не изменилась. И выглядит она так. Если у гражданина вклад не превышает 20 тысяч рублей, то ему выплатят это вклад на 100%. Если вклад был больше, то следующие 100 тысяч рублей будут выплачены на 75%.

Но самое важное - не объемы выплат, а скорость! Выплаты произойдут не позже, чем на 17 день после того, как банк перестал платить. Правда, если гражданин вовремя обратится и сообщит, что у него есть претензии к банку...

Сергей Сенинский: Как понять "банк перестал платить"? И как вообще будет определяться сам момент наступления страхового случая?

Павел Медведев: По законопроекту, страховым случаем признается одно из следующих обстоятельств: либо отзыв у банка лицензии, либо введение Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов этого банка.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы по поводу будущей системы страхования частных банковских вкладов в России отвечали в Москве - председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев и аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Андрей Иванов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 15 ноября. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина:

Ирина Лагунина: Новому руководству Китая достается немало экономических проблем. На только что завершившемся съезде Коммунистической партии звучали обращения к разным группам населения. Формирующемуся среднему классу говорили о грядущем росте экономики и, стало быть, их благополучия. О стимулировании частного бизнеса, реформах государственных монополий и уважении прав собственности. А миллионам тех, кто победнее, - о социальной защите, о снятии ограничений на трудовую миграцию и инвестициях в сельское хозяйство. - Именно то, в чем возникает все больше сомнений, учитывая стремительно нарастающий бюджетный дефицит Китая, пишет "Экономист".

Кроме того, просроченные долги предприятий государственного сектора, по некоторым независимым оценкам, уже достигли объема 37% прошлогоднего ВВП Китая. Но вероятность того, что новое руководство страны уже вскоре решится на радикальную трансформацию этого сектора, представляется очень сомнительной. Вместо этого оно намерено стимулировать экономический рост за счет крупных бюджетных расходов, которые лишь способствуют сохранению иждивенческих настроений, доминирующих на предприятиях государственного сектора.

Руководители китайской компартии надеются, что темпы экономического роста в ближайшие годы останутся высокими, что позволит смягчить стремительно обостряющуюся проблему многомиллионной безработицы. Однако, если не будет мощного внутреннего спроса (который опять-таки они готовы стимулировать за счет бюджета), власти Китая опасаются, что любое внезапное падение объемов китайского экспорта или прямых зарубежных инвестиций может серьезно замедлить экономический рост. Но наращивание общего долга государства (и без того, по независимым оценкам, намного превышающего размер годового ВВП Китая) может быть не менее опасным, заключает "Экономист".

В Польше недавняя продажа одной варшавской энергетической компании крупной немецкой корпорации RWE сопровождалась целой кампанией протеста, устроенной рядом депутатов парламента. Главный аргумент - результаты недавнего опроса общественного мнения, которые показали, что 87% поляков хотят, чтобы крупнейшие компании страны остались в собственности государства. Этот протест стал еще одним свидетельством того, что в странах Восточной Европы на подъеме настроения экономического национализма, пишет "Экономист".

В какой-то мере это не столь уж удивительно, если вспомнить, как ревностно правительства стран Западной Европы оберегают национальные внутренние рынки от вторжения конкурентов из-за рубежа.

Конечно, продать предприятие местному инвестору - политически куда более привлекательно. Но им не хватает ни денег, ни опыта реформирования убыточного и неэффективного бизнеса. Другой вариант - найти тактичного западного инвестора, который, щадя объяснимые национальные чувства, согласится на покупку при условии сохранения нынешних рабочих мест. Например, швейцарская Novartis, когда покупала главную фармацевтическую компанию Словении, обязалась, помимо рабочих мест, сохранить и устоявшуюся здесь рабочую культуру, а также сделать компанию своим региональным центром. Результат? - Выигрыш конкурса у двух влиятельных местных инвестиционных фондов и поддержка более 80% акционеров компании. И это в стране, где на иностранных инвесторов традиционно смотрят чуть свысока. А вот бельгийская Interbrew оказалась куда менее дипломатичной, и в итоге проиграла конкурс за пивоваренную компанию местному конкуренту.

Впрочем, даже у дипломатичных концернов не всегда есть гарантия. Та же немецкая RWE, покупая варшавскую энергокомпанию, обещала в течение 6-7 лет сохранить весь её персонал и специальные "приватизационные бонусы" - каждому. Но даже это не помешало членам польского парламента обвинить министерство финансов в "постыдном вероломстве" и пригрозить, что продажа иностранным инвесторам еще восьми польских энергокомпаний, будет блокирована, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 15 ноября.

"Экономика Региона".

"Экономика региона". В этой рубрике сегодня - о форматах розничной торговли в некоторых российских регионах. Магазины новые и традиционные, рынки продовольственные и вещевые. Как меняется соотношение между ними в общем объеме розничной торговли? И меняется ли?

В целом по России сегодня, по экспертным оценкам, доля разного рода рынков составляет от 30% до 60% оборота розничной торговли продуктами питания- разброс по регионам, как видим, весьма значителен. Еще от 10% до 12% приходятся на так называемые "новые" магазины, созданные в последние годы. А остальная часть - это так называемые "традиционные" магазины, многие из которых сохранили даже вывески прежних лет, но изменили ассортимент. Это - очень примерно и в целом по России. А как - в отдельных регионах?

Первый сюжет - из Поволжья, о Саратовской области. Рассказывает наш автор в Саратове Ольга Бакуткина:

Ольга Бакуткина: Существующая сегодня в Саратовской области структура розничной торговли сформировалась, в основном, после дефолта 1998 года, ставшего своеобразным толчком для развития местного предпринимательства. До этого времени в области шло медленное угасание постсоветской торговли: прилавки заполнялись ввезенными из-за рубежа товарами, часто не самого лучшего качества, магазины сокращали торговые площади или вовсе закрывались.

В конце 90-х годов в саратовскую торговлю пришли частники. И сегодня в области не осталось уже ни одного государственного магазина. Впрочем, большинство из ныне действующих торгуют всем понемногу. Так, привычная с давних лет "Булочная" теперь продает и молочные продукты, и самую разную колбасу.

Ветераны еще советской торговли - городские рынки - Крытый и Центральный, а также торговый центр "Поволжье" - своего рода саратовская ВДНХ - это комплекс павильонов на обширной территории с фонтанами и цветочными клумбами. Здесь можно купить все: от недорогой одежды российских производителей до сложной бытовой техники ведущих западных фирм. Вокруг рынков протянулись торговые ряды "челночников", предлагающих товары из Турции и Китая. Здесь же дешево продаются продуктов.

Конкуренцию этим торговым рядам составляют появившиеся в последние годы так называемые "губернские" рынки. Они открыты в пустующих помещениях бывших заводов при поддержке городских властей с благой целью - убрать "лоточную" торговлю с улиц и придать ей более цивилизованный вид. На губернских рынках товары можно купить как оптом, так и в розницу - по оптовым ценам.

Действительно новым явлением в местной розничной торговле стали супермаркеты. Самый первый из них - под названием "Ракета" - был открыт в Саратове еще лет семь назад. Помнится, его показывали тогда всем зарубежным делегациям, да и горожане в первое время ходили в этот магазин, как на экскурсию, удивляясь - одновременно - и разнообразию ассортимента, и ... непомерным для рядового покупателя ценам.

Сегодня к супермаркетам уже привыкли. От обычных, рядовых магазинов они отличаются более высокими ценами, хорошим сервисом и широким выбором деликатесов. Хотя, впрочем, по всем этим параметрам супермаркетами можно назвать не более 3-4 магазинов в городе. По словам заместителя министра экономики областного правительства Петра Иванченко, регулярные покупки в супермаркетах могут позволить себе сегодня примерно 10% местного населения. Всего же на долю магазинов всех типов приходится 70% товарооборота розничной торговли в области, оставшиеся 30% - на рынки. Несколько лет назад доля рынков превышала 35%.

Еще одна перемена последнего времени - приток в розничную торговлю капиталов из других российских регионов, преимущественно из Москвы. Их усилиями в Саратове появились, например, сети дешевых магазинов под названием "Социализм" и "Копейка". Поступали в правительство области от москвичей и предложения о строительстве в Саратове гипермаркета - недавно такой проект был реализован по соседству, в Самаре. Но пока саратовские власти ответа не дают: решили сначала посмотреть, как пойдут дела у соседей - будут ли окупаться огромные торговые площади?

Что же касается иностранцев, то есть предпринимателей из других стран, то вложенные ими в местную торговлю капиталы контролировать сложно, утверждает заместитель министра экономики областного правительства Петр Иванченко. Однако известно, что в саратовской розничной торговле давно закрепились представители армянской и азербайджанской диаспор. В любом случае - идет ли речь о торговле помидорами или телевизорами - присутствие иностранного капитала не афишируется.

Сергей Сенинский: Ольга Бакуткина, наш автор в Саратове.

Следующий сюжет - о структуре розничной торговли в Кузбассе. Рассказывает наш автор в Кемерове Наталья Гузева:

Наталья Гузева: Структура розничной торговли в Кузбассе существенно изменилась за последние годы, особенно в Кемерове, областном центре.

Помнится, десять лет назад здесь появилась первая в Кузбассе сеть частных продовольственных магазинов "Чибис". Сегодня в областном центре - уже более двадцати, хотя и небольших, сетей магазинов продовольственных и промышленных товаров - "Акватория", "Галактика", "Бриз", "Колесо", "Фотомир" и другие. Особое место среди них занимают супермаркеты "Кора" (по имени древнегреческой богини) - за последние два года в Кемерове открылись три крупных супермаркета с этим названием. Выручка каждого из них, по словам председателя кемеровского комитета муниципального имущества Сергея Прокопьева, составляет более полумиллиона рублей в день. Кроме того, владельцы "Коры" первыми в Кузбассе внедрили еще один формат розничной торговли - в городе открыто несколько так называемых "экономичных супермаркетов" под названием "Червонец" - невольно напрашивается аналогия с московской сетью "Копейка". Обслуживание в "Червонцах" - попроще, чем в "Коре", но цены - существенно ниже. До сих пор практически все новые торговые центры в городе открывались в помещениях старых, еще советских времен магазинах. Строительство новых площадей, специально под супермаркеты, только начинается.

В целом жители Кемерова еще пять лет назад почти 60% всех продуктов покупали на продовольственных так называемых "оптовых" рынках, а доля супермаркетов составляла не более 10-15%. Теперь соотношение изменилось. Директор системы магазинов "Чибис" Сергей Колесник полагает, что сегодня лишь 30% оборота розничной торговли в городе приходится на рынки, 30% - на магазины старого типа и еще 30% - на долю супермаркетов. При этом доля последних постоянно увеличивается.

Впрочем, такая структура характерна лишь для областного центра. В других городах и населенных пунктах области все более традиционно. В том же Новокузнецке, например, где также проживают более пятисот тысяч человек, "сетевых супермаркетов" нет вообще. Многие вывески на магазинах по области остались еще с советских времен: "Товары для детей", "Мясопродукты" или "Орбита". Из новых розничных сетей за пределами областного центра действует разве что уже упомянутая "Чибис" - её магазины, помимо Кемерова, открыты в Ленинске-Кузнецком и Мариинске.

По-прежнему работают в области магазины "Ветеран" или "Пенсионер", где товары продаются по сниженным ценам. Такие магазины (в основном, продовольственные) разбросаны по всему Кузбассу, все они - частные и принадлежат разным собственникам. Объединяет их разве что название и возможность работать под неким "прикрытием" областной администрации

В последние годы в Кузбассе строится все больше так называемых "губернских" рынков, где предпочтение отдается товарам местных производителей - в основном, сельскохозяйственным, цены на которые на 15-20% ниже, чем в других местах. Два таких рынка есть в Кемерове и по одному - в Ленинске-Кузнецком, Топках и Березовском. В Ленинске-Кузнецком, например, такой рынок появился только в этом году.

По данным независимых экспертов, в структуре розничной торговли в Кузбассе в целом, в отличие от областного центра, доля рынков составляет примерно 40%, не более 3-5% приходится на супермаркеты, и более половины - на традиционные магазины.

А вот рынки непродовольственных товаров в столице Кузбасса стали исчезать (за исключением автомобильных рынков). В течение последних пяти лет их практически вытеснили с городских улиц. В будущем году в Кемерове, скорее всего, исчезнет и последний крупный рынок такого рода - всем продавцам-челночникам предложат переместиться в торговый центр, который строится неподалеку.

Что касается пришельцев, то пока ни иностранные, ни московские инвесторы до Кузбасса не добрались: все перечисленные магазины принадлежат местным предпринимателям. Лишь в сфере непродовольственных товаров появляются первые филиалы торговых структур из других российских регионов: например, магазины бытовой электроники "Эльдорадо", обувные салоны "Монро" или "Вестфалика". Эксперты объясняют это, с одной стороны, невысокой покупательной способностью, а с другой - относительно небольшим количеством жителей. Самые крупные города Кузбасса - Кемерово и Новокузнецк - лишь вместе взятые набирают более миллиона жителей: в Новокузнецке - 576 тысяч и в Кемерово - 530. Сочетание этих факторов, полагают эксперты, будет и в ближайшие год-два останавливать крупный бизнес из других регионов или стран.

Сергей Сенинский: Наталья Гузева, наш автор в Кемерове. Её рассказ завершит сегодняшний разговор в рубрике "Экономика региона"

На прошлой неделе в Мюнхене состоялся германо-российский бизнес-симпозиум. Представители различных ветвей российской власти убеждали на нем немецких предпринимателей, точнее - баварских, активнее инвестировать в российскую экономику. А сами предприниматели убеждали гостей в том, что условия для их бизнеса в России явно не способствуют его расширению. Аргументы обеих сторон - в репортаже нашего корреспондента в Мюнхене Александра Соловьева, который не только присутствовал на симпозиуме, но и встретился отдельно с некоторыми его участниками:

Александр Соловьев: Главной целью российской делегации было обнадежить немецких предпринимателей, имеющих бизнес в России, и уговорить их не отчаиваться из-за, как их называли, "временных трудностей". Уполномоченный президента России в Государственной Думе Александр Котенков на мой вопрос, почему российская делегация приехала именно в Мюнхен, ответил:

Александр Котенков: ... Германия является нашим важнейшим торговым партнером в Европе, а Бавария занимает первое место из германских земель. Наш товарооборот только с Баварией сопоставим с крупнейшими странами Европы, в частности, с Францией.

И, естественно, мы заинтересованы прежде всего в баварских инвестициях в экономику России...

Александр Соловьев: Александр Котенков на этом форуме уверял немецких промышленников в том, что теперь защита их инвестиций в России гарантируется в гораздо большем объеме, чем это было прежде.

В ходе дискуссии он признал, впрочем, что, например, новое российское законодательство собственности на землю все еще сильно отличается от аналогичных западных законов и имеет по-прежнему много ограничений. Александр Котенков указывал также на возросшую стабильность нового налогового законодательства России. В частности, он говорил о некоторых льготах, на которые иностранные фирмы, приходящие в Россию, могут рассчитывать, по крайней мере, в первые семь лет. Российский налог на прибыль (24%) и налог на доходы физических лиц (13%) являются самыми низкими в Европе, не без гордости напомнил представитель президента. Среди собравшихся немецких бизнесменов возникло странное оживление, а предприниматель, сидевший рядом со мной, вдруг сказал: "Это - лишь на бумаге, а на деле - кто учитывает всевозможные побочные платежи, сборы взятки?"

Как видно, заметив несколько скептическое настроение публики, уполномоченный президента России признал:

Александр Котенков: ... Cам по себе закон еще не обеспечивает его 100% эффективность, необходимо обеспечивать или улучшать правоприменительную практику...

Александр Соловьев: Однако пока упоминание москвичей о том, что, мол, на рассмотрение Думы предложен проект закона "О дебюрократизации экономики" вызвало лишь горькую усмешку присутствовавших.

Заговорили о различных "группах влияния" в российской экономике. Вице-президент фонда развития парламентаризма в России, представитель Российского Союза промышленников и предпринимателей Андрей Горленко успокаивал собравшихся:

Андрей Горленко: ... Я не хочу сказать, что все наши так называемые "олигархи" превратились в "овечек", и это было бы неправильно, если бы они в них превратились, потому что овечки в бизнесе не выживают. Но я думаю, что для иностранных инвесторов важно другое. А именно то, что российский крупный бизнес дозрел до той стадии, когда он объективно не заинтересован в сохранении механизмов передела собственности... он заботится не только о решении конкретных вещей, связанных с налогообложением, с защитой инвестиций, но и с созданием благоприятной законодательной среды, в области правоприменительной практики. На сегодня мы можем констатировать, что это стало жизненным интересом крупного российского бизнеса...

Александр Соловьев: По лицам сидевших напротив немецких бизнесменов было заметно, что смысл подобных замечаний дается им с трудом.

Ну, а когда дело дошло до конкретных случаев, им, казалось, не было числа. Один из присутствовавших, по фамилии Шварц, представил российским гостям - как в устной, так и в письменной форме - жалобу. Его фирма в течение нескольких лет, по заказу из России, занималась производством акцизных марок, которые потом наклеивались на некоторые российские товары. В какой-то момент возникли некие проблемы, но, по словам немецкого бизнесмена, министерство внутренних дел России запретило ему подавать иск против недобросовестного российского партнера.

Ответ ему звучал так:

Андрей Горленко: Неисполнение обязательств по договору - это исключительно гражданский правовой вопрос и никакого отношения министерство внутренних дел к решению вопроса не имеет. Вас или просто обманули, воспользовавшись вашим незнанием законов, или вы, просто не зная закона, не туда обратились. Вы должны были обратиться в суд с гражданским иском.

Господин Шварц просит в своем письме дать обязывающий ответ по поводу содержания и толкования федеральных законов и подзаконных актов. Толковать законы у нас может только суд. Не может быть обязывающего ответа. Если имеет место недобросовестное действие органов власти, да; если предусмотрено - можно рассматривать в судебном порядке, либо жаловаться действительно уважаемым людям...

Александр Соловьев: Судя по всему, гостей из Москвы здесь посчитали именно такими людьми, ибо жалобы продолжались.

Директор по сбыту немецкого подразделения японской корпорации Fujitsu Франц Капфенбергер напомнил о том, что его компания на рубеже 90-ых годов, когда еще действовали известные ограничения КОКОМ, начала поставки компьютерной техники в Россию. А совсем недавно правительство России обратилось к его фирме с просьбой о технологической помощи в проведении переписи населения. Франц Капфенбергер:

Франц Капфенбергер: Можно сказать, что в торговле с Россией с упрямой периодичностью возникают проблемы, которые изводят не только нас, но и вредят российской экономике. Так, из-за произвола таможенных властей некоторые товары задерживаются на границе по несколько месяцев. И российские клиенты справедливо предъявляют фирме Fujitsu финансовые претензии, неустойку за недопоставку компонентов. Зачастую только по этой причине простаивает целое производство. Так было в январе-феврале этого года.

Другой пример: мы уже вот в течение пяти лет участвуем в технологической ярмарке КОНТЕК. И в этом году мы тоже намеревались представить наши товары на этой ярмарке, для чего еще в марте новое компьютерное оборудование было отправлено из Роттердама в Россию. Почти три месяца оно простояло где-то на таможне, и лишь в начале июня в Москву начали поступать отдельные компоненты наших экспонатов. Причем, каждый компонент нужно было оформлять на таможне отдельно, заполняя на каждый по несколько документов....

Александр Соловьев: На многочисленные претензии по части таможенного оформления вот что отвечал представитель президента России в Государственной Думе Александр Котенков

Александр Котенков: Не может быть немотивированной задержки товаров таможенными органами, а мотивы, по которым может быть осуществлена такая задержка, должны быть конкретно изложены в законе. Мы подобное ужесточение для исполняющих органов... сделаем в Таможенном кодексе. Но в то же время я понимаю, что вас не сильно радует перспектива, что когда-то будет изменение в законе...

Я думаю, что назрела проблема, и мы, возможно, предложим вам создать некую совместную "организацию российско-баварского экономического сотрудничества". Я имею ввиду не организацию, которая будет рассуждать на общемировые проблемы, а конкретную фирму - возможно, юридическую фирму, - которая под нашим патронажем будет заниматься разрешением практических проблем, которые будут возникать у баварских предпринимателей в России...

Александр Соловьев: Однако немецкие предприниматели выразили сомнение в целесообразности создания еще одного бюрократического института, ибо подобные организации уже много лет существуют на разных уровнях, как в Москве, так и в Мюнхене. А директор по сбыту концерна Fujitsu Germany Франц Капфенбергер продолжал:

Франц Капфенбергер: Наш концерн, как и некоторые другие фирмы, в принципе имеют планы переноса в Россию части производства различных компонентов - в частности, таких продуктов как материнские платы и мониторы для компьютеров. В принципе в России, с ее квалифицированной и недорогой рабочей силой, можно производить всё! Но при нынешних, уже упомянутых мною обстоятельствах, это - просто нереально!..

Александр Соловьев: Еще один наш собеседник, участвовавший в российско-немецком форуме, - Гельмут Турк из города Тутцинга. Еще в 1994 году он пригласил на работу в свою фирму в Германии группу российских компьютерных программистов. Такую же фирму, созданную им в Индии, Гельмут Турк впоследствии закрыл из-за недобросовестного, по его словам, отношения местных сотрудников к своим обязанностям. И он был настолько доволен порядочностью и квалификацией российских специалистов, что в 1998 году решил дерзнуть и открыть подобную фирму в Санкт-Петербурге. Основание нового бизнеса совпало с августовским дефолтом, но Гельмут Турк, оглядываясь на минувшие четыре года, не жалеет об этом проекте. Кстати, сейчас его фирме предложили разработать программное обеспечение по решению организационных вопросов в связи с предстоящим празднованием 300-летия Санкт-Петербурга. В беседе со мной Хельмут Турк весьма одобрительно отзывался о своих сотрудниках, работающих в Петербурге. Однако - не о таможенных и налоговых правилах:

Хельмут Турк: При всем желании быть довольным условиями в России нормальному человеку - невозможно. Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что раз на раз не приходится. Понимаете, российская бюрократия - это не просто песок на шестерни привода, это - кандалы, колода для всей экономики страны. Если бы вы знали, каких трудов стоит всего-то пригласить из-за границы в Россию, на мою же фирму, потенциального клиента или партнера?! Сколько денег, нервов и времени стоит оформление лишь одной визы ему, не говоря о прочих формальностях или откровенных взятках! В этой стране нужно постоянно против чего-то бороться и чего-то добиваться, - даже если вы делаете это на благо России! Я такого нигде не встречал! В России мне ни разу не удавалось оформить что-либо за один раз. Принес одну бумажку - требуют вторую, заполнил третью - не хватает четвертой, и так - без конца... Неужели нельзя составить исчерпывающий список всех необходимых документов?

Еще примеры. Абсолютно неприемлемо, скажем, что фирмы, будь то мелкие или крупные, должны каждый месяц сдавать два разных отчета в министерство финансов. Причем, сдавать приходится лично, простаивая часами в бесконечных очередях. В таких условиях даже очень маленькая частная фирма вынуждена иметь постоянного бухгалтера, счетовода. Я очень надеюсь, что российские власти, в связи с тем, что Европейский союз пошел им навстречу в вопросе поездок жителей Калининградской области, в свою очередь, пойдут навстречу европейским предпринимателям, инвестирующим солидные деньги в российскую экономику.

Одновременно, я считаю, что иностранцы в России подвергаются откровенной дискриминации. В каких еще странах мира вы встретите такое безобразие, что иностранцы должны платить восьми- или даже десятикратную плату за вход в музей, театр, оперу - в отличие от гражданина России? Или почему я должен платить за те же коммунальные услуги, которыми пользуюсь в своей собственной квартире в Санкт-Петербурге, в три раза больше, чем мои соседи? Получается, что иностранцу, даже для того, чтобы всего лишь содержать квартиру в России, необходимо иметь специального секретаря, который бы справлялся с потоком всяких бумажек и различных требований.

Александр Соловьев: Все участники симпозиума сошлись в том, что тематике практического российско-германского сотрудничества было отведено слишком мало времени. А завершить репортаж о нем я хотел бы еще одним фрагментом выступления Андрея Горленко, вице-президент Фонда развития парламентаризма в России:

Андрей Горленко: В порядке наших хороших отношений с Баварией и Баварской торговой палатой, я попрошу наших юристов дать комментарии по поставленным здесь конкретным вопросам. Потому что адресовать эти вопросы представителю президента в Госдуме не совсем правильно. Я думаю, правильнее их адресовать профессиональной юридической консультационной компании. Это мы обязательно сделаем потому, что действительно мы испытываем самые дружеские чувства... И в порядке как бы наших добрых взаимоотношений - это мы сделаем...

Александр Соловьев: Это был Андрей Горленко, вице-президент Фонда развития парламентаризма в России.

Сергей Сенинский: Александр Соловьев, наш корреспондент в Мюнхене.

"Меняющийся мир: страны и рынки".

Иван Толстой: "Руководство Китая в экономическом цугцванге" - статья в швейцарской газете Neue Zuercher Zeitung.

Коммунистическая партия Китая столкнулась сейчас с испытанием, обычным для правительств стран Запада, но беспрецедентным для Китая с момента прихода к власти коммунистов в 1949 году - испытанием социальными проблемами рыночной экономики. Да, за последние 10 лет десятки миллионов китайцев достигли такого уровня благосостояния, о котором они могли разве что мечтать. Однако небывалый экономический подъем принес и свои проблемы.

Уходящий ныне китайский лидер Цзянь Цземинь пытался приспособиться к новым реалиям, открывая партию и для предпринимателей, а также поставив цель превратить к 2020 году Китай в современную процветающую страну. Но суть новой ситуации для китайских коммунистов в том, что экономические реформы Дэн Сяопина выпустили из бутылки джинна, с которым партийным лидерам уже не совладать. Они просто пытаются удержаться в седле.

Один из признаков "щекотливости" ситуации - попытки правительства любой ценой предотвратить сползание китайской экономики к дефляции, то есть влекущему за собой замедление темпов развития экономики перманентному падению цен. Китайские министры говорят также о дальнейшем сокращении числа государственных предприятий и реформе остающихся, причем государственные компании не будут иметь никаких льгот по сравнению с частными, а банки не собираются спасать их от банкротства.

Китайские коммунисты все больше говорят о своем намерении создать общество с высоким уровнем жизни, надеясь, судя по всему, как-то отвлечь внимание бедного населения от нынешних проблем обещаниями лучшего будущего. К 2020 году, по планам компартии, годовой доход на душу населения должен составить в Китае 3000 долларов, а доля городского населения страны превысить 50%. Но пока разрыв между богатыми и бедными только увеличивается.

Другая чрезвычайно острая проблема - рост безработицы. После проведенных уже сокращений персонала госпредприятий она достигла 7%. Причем эти официальные данные не учитывают десятки миллионов так называемых странствующих рабочих, людей, которые ездят по стране в поисках заработков. Даже сдержанный министр экономики Китая назвал положение на рынке труда драматическим. Министру пришлось признать и то, что правительство проводило аресты рабочих, организовывавших акции протеста. В целом именно социальные проблемы становятся главной угрозой для дальнейшего развития Китая, а недовольство рабочих и профсоюзов может привести к усилению позиций консерваторов внутри коммунистической партии" - пишет швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung.

Елена Колмийченко: "Евро, доллар и стабильность" - статья в немецкой газете Sueddeutsche Zeitung.

Европейский пакт экономической стабильности, который реально ограничивал бы размер бюджетного дефицита в каждой из стран зоны евро, создать никак не удается. Тем не менее, евро становится все более твердой валютой. Предостережение в связи с бюджетными проблемами уже получила Португалия, аналогичные санкции грозят теперь Германии, но, те не менее, впервые за последние недели курс евро опять достиг паритета с долларом.

Противоречие? - Нет. Это - совершенно нормальное поведение валютных рынков. Во-первых, нынешняя сила евро кроется в слабости доллара. Неуверенность инвесторов в конъюнктуре американской экономики вновь усилилась. Последние данные дают основания опасаться того, что до

сих пор являвшиеся опорой роста экономики США американские потребители начинают терять прежнюю уверенность в будущем и - соответственно - тратить меньше. Сегодня рост американской экономики фактически поддерживается только за счет снижения банковских процентных ставок и наращивания государственного долга. Действительно, таких низких, как сейчас, процентных ставок в США не было уже 40 лет. Базовая ставка Федеральной резервной системы США сегодня - 1,25%, в случае дальнейшего снижения она приближается к нулю, что лишает Центральный банк страны возможности для маневра.

Во-вторых, для стабильности курса евро не имеет пока никакого значения, скажем, то обстоятельство, составит бюджетный дефицит в Германии 3% или 3,7%. Инфляция сейчас евро-зоне, по сути, не грозит. В этой ситуации немецкие политики, например, вновь предпринимают попытки залатать дыры в бюджете, одновременно призывая к "творческому" подходу к пакту финансовой стабильности. Но смысл этого пакта в другом. В том, чтобы одни страны Европейского союза не проводили финансовую политику в ущерб другим, поэтому бюджеты и должны быть структурно сбалансированы.

Так что в будущем европейским правительствам все равно придется проводить необходимые реформы, чтобы экономика вновь могла динамично развиваться в условиях "здоровой" финансовой системы. Что же касается нынешнего курса евро, то к ослаблению его позиций нынешняя позиция тех же немецких политиков не приводит разве что из-за конкретной ситуации на мировых финансовых рынках", - пишет немецкая газета Sueddeutsche Zeitung.

XS
SM
MD
LG