Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Долги России Парижскому клубу. Нефтепровод от Одессы до Гданьска. Энергетический кризис в Калифорнии


- Долги России Парижскому клубу.
- Новое в НДС и акцизах в России.
- Нефтепровод от Одессы до Гданьска и перспективы для России.
- Энергетический кризис в Калифорнии: причины и уроки.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника «Экономист».


Сергей Сенинский:

Долги России правительствам стран - членам Парижского клуба. Впервые с февраля прошлого года просрочены некоторые текущие платежи. Более того, правительство России заявляет, что и в ближайшее время не будет обслуживать внешний долг страны в полном объеме. Руководство Парижского клуба, в который входят 19 стран-ведущих мировых кредиторов, направляет в Москву выдержанное в жестких тонах письмо, смысл которого таков: благоприятная экономическая ситуация позволяет России в полном объеме обслуживать все категории своих долговых обязательств.

Итак, Россия говорит, что не может полностью обслуживать текущие долги, не навредив бюджету. О чем, по сути, говорят зарубежные кредиторы? О том, что положительное сальдо внешнеторгового баланса России в минувшем году составило 60 миллиардов долларов, что резервы Центрального банка достигли почти 28 миллиардов долларов. А по всем категориям своих внешних долгов - причем, в целом за весь 2001 год - России предстоит выплатить примерно 13,5 миллиарда долларов.

А теперь - чуть продолжим эту нехитрую арифметику. В будущем году России предстоит платить примерно столько же, сколько и в нынешнем. Но уже в 2003 эта сумма превысит 18 миллиардов долларов. Это - известно уже сегодня. Но что сегодня абсолютно не известно, так это уровень платежеспособности страны к этому времени - по сравнению с нынешним. Об этом - наш разговор с ведущим экспертом по России исследовательского отдела Deutsche Bank Юргеном Конрадом, к которому обратился наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский.

Когда в конце сентября прошлого года здесь, в Праге, проходила ежегодная сессия Международного валютного фонда и Всемирного банка, главным вопросом повестки дня стала проблема сокращения долгового бремени беднейших стран мира - прежде всего, Африки и Латинской Америки. И тогда, помнится, во многих выступлениях говорилось о том, что вынужденные траты в погашение внешнего долга на уровне в 30-40% от всех доходов национальных бюджетов этих стран - являются запредельными.

Понятно, Россия к этой группе стран никак не относится, но, тем не менее, обратились мы к нашему собеседнику во Франкфурте-на-Майне, существуют ли некие международные правила в отношении предельных затрат стран-должников на текущее обслуживание внешнего долга? Юрген Конрад, Deutsche Bank:

Юрген Конрад:

Каких-либо установленных норм или где-либо написанных правил на этот счет в принципе не существует. Нельзя также устанавливать некий средний предел требований для всех на основании переговоров с каким-то одним государством или даже группой стран .

Здесь всегда необходимо учитывать возможности конкретного государства - как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе. И решающим фактором для определения неких норм выплаты долгов является открытость и доступность для данной страны ресурсов международных финансовых рынков. В принципе, норма обслуживания иностранного долга может быть установлена и на уровне, скажем, 40% от всех доходов государственного бюджета страны, - если бюджет этот на 70% формируется за счет новых кредитов.

То есть, в любом случае, каждое решение по установлению на том или ином уровне квоты выплат по внешнему долгу является сугубо индивидуальным и привязанным к экономическому положению и финансовым возможностям конкретного государства.

Сергей Сенинский:

Как эксперт по России одного из крупнейших банков мира, как вы оцениваете нынешние позиции Парижского клуба - на фоне последних заявлений Москвы о том, что в ближайшем будущем обязательства по внешним долгам не будут выполняться полностью?

Юрген Конрад:

На мой взгляд, исходная позиция для переговоров у Парижского клуба - достаточно слаба. С одной стороны, его требования к России полностью обслуживать свой долг объясняются тем, что в 2000 году Россия имела солидные доходы от экспорта и демонстрировала высокие темпы развития промышленности, вследствие чего значительно улучшился баланс бюджета. Но с другой стороны, известно (и признается экспертами), что эти положительные явления в российской экономике не являются долгосрочными и объясняются, прежде всего, не структурными реформами или стабилизацией национальной валюты, а высокими ценами на нефть и металлы на мировом рынке!

По всем прогнозам, в 2001 году ожидается снижение мировых цен на нефть, что приведет к сокращению доходов России. И потому в нынешнем году Россия уже вряд ли сможет обслуживать свой внешний долг в полном объеме. Кстати, это признается и в самих странах-членах Парижского клуба, и поэтому требование к России в полной мере произвести выплаты кредиторам из этой организации - звучит, мягко говоря, несколько оторванным от реальности.

Естественно, когда у должника в кармане есть деньги, то любому кредитору становится обидно, если ему не платят. Однако, (и это необходимо понять и членам Парижского клуба), если сейчас забрать у должника все появившиеся у него деньги и погасить текущие долги, то в следующий раз у должника в кармане уже не будет ничего!

Хочу повторить еще раз: без реструктуризации российского долга нам не обойтись! С моей точки зрения, у Парижского клуба - немного альтернативных решений к началу переговоров по полномасштабной реструктуризации российского долга. Уже несколько месяцев назад обеим сторонам было ясно, что Россия не может рассчитывать на кредиты Международного валютного фонда, максимум - на программу поддержки экономической политики. То есть обе стороны потеряли массу времени на игру в покер, а не поиск реальных путей решения проблемы. И в январе 2001 года, естественно, эта проблема резко обострилась.

На самом деле, этот вопрос надо было решать уже в середине 1999 года; тогда было решено начать переговоры с Россией сразу после президентских выборов в стране. Однако до сих пор этого не произошло. Теперь - упущено много времени, нарыв, так сказать, обострился, и проблема российских долгов обострилась. Совершенно необходимо рано или поздно, но, скорее раньше, чем позже, начать новые переговоры по реструктуризации российского внешнего долга.

Сергей Сенинский:

Кредиторами России, в рамках Парижского клуба, являются не только страны Западной Европы, но также США, Япония или Южная Корея. В какой степени можно говорить о единстве позиций всех этих стран - в отношении российских долгов?

Юрген Конрад:

Различия в подходах к решению проблемы российских долгов существовали всегда. Это связано, прежде всего, с объемами кредитов, предоставленных России той или иной страной. Но, как правило, эти различия тщательно маскировались, и страны-члены Парижского клуба предпочитали выступать, так сказать, «единым фронтом». Но можно предположить, что, по мере дальнейшего осложнения нынешней ситуации, различия точек зрения правительств стран-кредиторов на проблему погашения Россией своего долга будут становиться все очевиднее.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечал аналитик по России исследовательского отдела Deutsche Bank Юрген Конрад. К нему обратился наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский.

Одно дополнение необходимо, на наш взгляд. В 1996 году Россия и Парижский клуб уже подписывали соглашение о многолетней реструктуризации российского долга - на 25 лет, включая 6-летний льготный период, который и закончится к 2003 году.

Осенью 1998 года Россия отказалась платить вообще по всем своим долгам.

Спустя еще год, в августе 1999 -го - новое соглашение с Парижским клубом (правда, промежуточное) о реструктуризации российских долгов. Теперь Россия отказывается выполнять и его положения. Невольно возникает вопрос: если даже и появится новое соглашение с Парижским клубом кредиторов, не откажется ли вновь должник его соблюдать? Какое-то соглашение должно, наконец, быть последним и обязательным!.. По логике любых кредиторов... в том числе и российских...

А пока - сложившаяся кредитная история ведет этого должника в сторону, противоположную от международного рынка капиталов, о которых, можно не сомневаться, должник вспомнит, едва упадут цены на нефть!..

Новое в налоге на добавленную стоимость в России с 1 января и новые акцизы. Мы завершаем сегодня разговор, начатый в предыдущем выпуске. На наши вопросы ответил в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов. Первый - о налоге на добавленную стоимость:

Сергей Шаталов:

Есть три важных и принципиальных изменения в этом налоге. Во-первых, это то, что теперь для предприятий разрешается к вычету сумма «входящего» налога, уплаченного при приобретении объектов с «законченным» капитальным строительством. Очень и долгое и трудное название, но в принципе это означает достаточно серьезные льготы. А точнее, даже, восстановление справедливости и правильного порядка налогообложения.

Второй момент связан с тем, что к числу налогоплательщиков теперь будут относиться и индивидуальные предприниматели, которые получают достаточно высокие доходы - более 1-го миллиона рублей в течение квартала. Речь идет о тех людях, которые занимаются индивидуальным предпринимательством.

Наконец, последнее изменение. Не позднее 1 июля 2001 года мы переходим на международные правила в торговле с государствами СНГ. Это будет принципиально.

Сегодня схема налогообложения такова. Российский товар, который поступает, например, в Казахстан или на Украину, облагается налогом на добавленную стоимость дважды - сначала российским, а потом украинским. В то же самое время товар, который идет из Украины в Россию не облагается налогом ни разу - ни на Украине, ни в России. Понятно, что в этих условиях нарушаются общие правила конкуренции.

Международные правила в этой части предполагают применение так называемого «принципа страны назначения», в соответствии с которым товар, перемещаясь из одной страны в другую, «очищается» от НДС в стране происхождения, а в стране назначения этот налог «восстанавливается» по действующей здесь ставке.

Я думаю, что новые правила будут означать и повышение объемов производства в России, и может быть даже более агрессивную внешнеэкономическую политику российских компаний по завоеванию рынков государств СНГ.

Сергей Сенинский:

Что меняется с начала года в отношении импортируемых товаров? Такого, что может повлиять на их розничные цены?

Сергей Шаталов:

Серьезных изменений в таможенных пошлинах не происходит. А вот некоторые товары могут измениться в цене из-за того, что несколько изменились акцизы.

Чего это касается? Думаю, что в минимальной степени - алкоголя. Здесь можно говорить не только об импортной, но и о российской алкогольной продукции, потому что акцизы увеличиваются с 1 января всего на 5%. А поскольку в цене водки в России на сегодня они составляют около 40%, то, понятно, что это увеличение будет почти незаметно и на цену влиять не будет.

Несколько больше увеличиваются акцизы на табачные изделия - примерно на 20% - 30%. И это уже может сказаться на цене. Но я подчеркну, что у нас одни из самых низких акцизов на сигареты. Эти акцизы составляют 10- 15- 20% от цены. И поэтому даже такое увеличение акцизов не будет принципиальным для цены товара.

Значительно в большей степени акцизы изменились в отношении легковых автомобилей. И вот это может быть принципиально. Введена новая градация акцизов для легковых автомобилей. И если раньше, «подакцизный» или «неподакцизный» автомобиль, определялось объемом его двигателя, то, начиная с января 2001 года, за основу квалификации берется мощность.

Если мощность двигателя автомобиля не превышает 90 лошадиных сил, то никаких акцизов не будет. Если мощность двигателя - от 90 до 150 лошадиных сил, то акцизы будут браться в размере 10 рублей за одну лошадиную силу. А это будет означать, скажем, что при ввозе на территорию России автомобиля с двигателем мощностью в 100 лошадиных сил величина акцизов будет всего 1000 рублей. То же самое будет и в случае, если автомобиль производится на территории России.

А вот для дорогих автомобилей с большими и мощными двигателями - свыше 150 лошадиных сил - акцизы могут увеличиться весьма значительно. Потому что для них акцизы будут определяться из расчета 100 рублей за одну лошадиную силу. И здесь нетрудно подсчитать, что автомобиль с мощностью двигателя в 160 лошадиных сил будет «сопровождаться» акцизами в размере 16 тысяч рублей.

Сергей Сенинский:

Это - в дополнение к новым таможенным пошлинам на ввозимые автомобили?

Сергей Шаталов:

Да, совершенно верно. Таможенная пошлина - отдельно, а акцизы - отдельно. А на всю эту сумму - таможенная пошлины плюс акцизы - еще добавляется налог на добавленную стоимость.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечал в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника The Economist. Он вышел в пятницу, 12 января. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

На первый взгляд, это может показаться странным. На фоне замедления экономического роста в США и падения фондового рынка акции отдельных американских компаний демонстрируют устойчивый рост. Например, из сектора тяжелого машиностроения. Акции компаний Jonh Deere, Caterpillar или Briggs & Stratton c начала октября подорожали на 35%. Фирмы завалены заказами на строительную технику и двигатели. Растут и акции компаний, выпускающих комплектующие для автомобилей.

Что объединяет все эти компании, так это «чувствительность» к курсу доллара, пишет «Экономист». Их акции пошли вверх как раз во время предвыборной кампании в США, когда доллар достиг пика по отношению к евро. Рост этих акций продолжается и сейчас - значит, Уолл-Стрит полагает, что нынешнее снижение курса доллара может продолжиться еще.

Здесь не обошлось без политики. Администрация Клинтона демонстрировала не свойственную демократической партии приверженность крепкой валюте. Новая администрация - Джорджа Буша - может предпочесть иное. Собирая свою команду, Буш не оглядывался ни на Уолл-Стрит, ни на экономистов. В нее вошли, например, глава алюминиевой компании Alcoa, акции которой подорожали с октября на 40%: алюминиевым компаниям на руку дешевый доллар, что способствует расширению экспорта. Новым вице-президентом страны становится бывший руководитель компании Halliburton (из нефтяного сектора), которая 70% своих доходов зарабатывает вне территории США. Новый глава администрации Белого дома представлял на переговорах с Японией американскую автомобильную промышленность, которой на руку рост как японской йены, так и евро. Наконец, снижение процентных ставок в США для стимулирования экономического роста - в свою очередь, ослабляет позиции доллара.

Дешевеющий доллар - сам по себе - не самая плохая идея. Однако он не только может помешать центральному банку вновь «разгонять» американскую экономику. Гигантский торговый дефицит США все последние годы покрывался обильными инвестициями из-за рубежа, привлеченными - в том числе - «твердым» долларом. И потому опасения инвесторов по поводу его дальнейшего курса могут привести к весьма существенному падению. Так что «слабый» доллар, пусть и предпочитаемый такими компаниями, как John Deere или Caterpillar, может привести в негодование другие секторы американской экономики, заключает «Экономист».

Россия надеется на соглашение с Парижским клубом о реструктуризации долгов. Однако такая реструктуризация уже однажды проводилась, и новая была бы оправдана лишь при самых исключительных обстоятельствах, пишет «Экономист». Но у России сегодня - солидные доходы от экспорта, хотя, предположительно, половина от них уже выведена за пределы страны. Из Москвы звучат требования то списания долгов, то обмена российских долгов Западу на долги бывших социалистических стран Советскому Союзу, то на задолженность, например, Украины за поставки российских энергоносителей. Однако сегодня у России денег хватает. Вопрос - на что она их потратит?

Держатели российских облигаций могут предположить, что, если меньше денег пойдет из Москвы западным правительствам, то они, наоборот, смогут получить больше. Другие опасаются, что новая реструктуризация российских долгов лишь укрепит вредную привычку: если, имея деньги, Россия не хочет платить, что будет, когда эти времена пройдут?

Но главный вопрос, который могут задать налогоплательщики как на Западе, так и в самой России, остается без ответа: куда ушли те самые более 150 миллиардов долларов, которые составляют сегодня российский внешний долг? Теоретически - на оплату импортного продовольствия, модернизацию промышленности и поправку бюджета. Но если так, то результаты - слишком малы по сравнению с затратами, пишет «Экономист». «Эти деньги были разворованы, - заявляет искушенный московский банкир. - Разворованы теми же людьми, которые продолжают их красть».

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника The Economist, который вышел в пятницу, 12 января.

В эфире Радио Свобода - программа ДЕЛО и ДЕНЬГИ. Мы продолжим этот выпуск после коротких объявлений.

Президенты Польши и Украины, Александр Квасьневский и Леонид Кучма вновь обсуждали на минувшей неделе, встретившись в Косово, проект строительства нефтепровода от черноморского побережья до балтийского. Тему открывает наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих:

Ежи Редлих:

Речь идет о поставках каспийской нефти из Баку в грузинский порт Супса, а затем танкерами в Одессу. Там нефть перекачивалась бы в трубопровод. Из Одессы строится нефтепровод, который в Бродах соединится с южной ниткой нефтепровода «Дружба». И Польша заинтересована в этом проекте.

Дело в том, что, если бы нефтепровод из Одессы продлить еще дальше на север, то его можно соединить с польским участком нефтепровода «Дружба». Тогда каспийская нефть поставлялась бы на нефтеперерабатывающие заводы в Плоньске и Гданьске, а дальше - в Германию. Таким образом, через Польшу могло бы проходить в год около 20 миллионов тонн нефти.

Соединение с украинским нефтепроводом означает для Польши необходимость построить около 400 километров нефтепровода, а стоимость этого строительства предварительно оценивается в 700-800 миллионов долларов.

Польша в высшей степени заинтересована в строительстве трубопровода Одесса-Броды-Гданьск, заявил в Одессе президент Александр Квасьневский. Он добавил, что это было бы важнейшее дополнение к сети нефтепроводов в Европе. Польский президент считает также, что это послужило бы к сокращению зависимости Польши от поставок нефти из России.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве. Тему продолжает - из Киева - Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Как шутят в кулуарах Верховной Рады Украины, перефразируя Маяковского, нефтепровод Одесса-Броды и украинская независимость - близнецы-братья. Созидание и того, и другого началось почти одновременно - в начале 90-х годов. Тогда же заговорили и о создании нефтетерминала "Южный" в порте Ильичевск под Одессой. Теперь строительство нефтепровода протяженностью 667 километров и нефтетерминала близится к завершению, хотя бюджетных средств на это катастрофически не хватает.

Киев делает на строящийся нефтепровод серьезную ставку. Во-первых, как полагают украинские политики, он в определенной степени уменьшит зависимость Украины от поставок российских энергоносителей по нефтепроводу "Дружба". Ибо нефтепровод Одесса-Броды рассчитан, главным образом, на азербайджанскую нефть, впрочем, как и на любую другую (скажем, казахскую), которая будет перегружаться под Одессой из танкеров. Во-вторых, полагают украинские экономисты, нефтепровод Одесса-Броды принесет казне немалую прибыль от транзита нефти в Европу. В том числе - нефти российской. Особенно, когда будет построена его вторая - идущая в Польшу - очередь: ветка Броды-Гданьск. Она, по сути, соединит терминал на Черном море с терминалом на море Балтийском. И, наконец, в-третьих, утверждают в украинском правительстве, Россия также будет заинтересована в прокачке своей нефти в Европу по трубе Одесса-Броды, так как Украина гарантирует раздельный транзит разных сортов нефти - легкой и тяжелой, то есть более сернистой.

Говорит директор государственного департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности министерства топлива и энергетики Украины Александр Свердлов:

Александр Свердлов:

Танкерами, да, в Одессу - из Новороссийска. Ну, на Новороссийск - вы знаете, КТК запускается в следующем году, Каспийский трубопроводный консорциум. - "Шеврон". Он должен 20 миллионов тонн поставить нефти туда...

И поскольку сегодня пролив Босфор «работает» на том пределе, выше которого Турция не пойдет, у нас большие основания считать, что выгодно будет в Одессе «перегрузиться» и «заслать» свою нефть на Европу через нефтепровод Одесса-Броды.

Сергей Киселев:

По словам Александра Свердлова, Украина собирается получать деньги...

Александр Свердлов:

...за перевалку, за транзит, ну, и в случае благоприятных обстоятельств конъюнктурных и наши заводы могут брать - система ж закольцована.

Но в любом случае это будет выгодно, потому что это дешевле, чем возить танкерами через Босфор и вокруг Европы.

В принципе при нормальных ставках транзита Западной Европе, Северной Европе нефть должна быть (транспортная ее составляющая) дешевле на 10-15 долларов.

Сергей Киселев:

Александр Свердлов, директор государственного департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности министерства топлива и энергетики Украины.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Новый нефтепровод - перспективы для России. Комментарий из Москвы. Мой собеседник - аналитик по нефти и газу инвестиционного банка United Financial Group Дмитрий Авдеев:

Дмитрий Авдеев:

В принципе, я вижу для России больше плюсов от этого проекта, чем минусов. Раньше можно было говорить, что этот трубопровод будет конкурировать с российским маршрутом для азербайджанской нефти через Чечню на Новороссийск, но в настоящий момент этот маршрут практически «умер». Там транспортируются очень маленькие объемы.

Поэтому в данной ситуации основной плюс в том, что емкость экспортных трубопроводов в районе Черноморья увеличивается. В том числе, увеличиваются возможности для российских компаний экспортировать больше нефти в Европу.

Минус, вернее, даже не минус, а опасение, заключается в том, что, если нефть из Одессы будет потом поставляться в нефтепровод «Дружба», то в этом случае российским компаниям придется конкурировать за ту же емкость трубопровода с их казахскими и азербайджанскими коллегами.

Сергей Сенинский:

В какой степени можно говорить о новом нефтепроводе как о конкуренте российским маршрутам транспортировки нефти из региона Каспия?

Дмитрий Авдеев:

Безусловно, такое утверждение делать можно. Сейчас Казахстан поставляет на мировой рынок довольно значительные объемы нефти, Азербайджан - наращивает добычу. С другой стороны, мировой спрос на нефть будет расти.

Поэтому проблемы у России могут возникнуть только тогда, если конкуренция будет вестись за один и тот же рынок. То есть, если нефть, поступающая по трубопроводу Одесса-Броды, будет поставляться не в северную Европу - через Гданьск, а именно на нефтеперерабатывающие заводы Польши и некоторых других европейских стран.

Для России это, в принципе, не будет «альтернативным» маршрутом. То есть, более привлекательным маршрутом, чем нынешний. Потому что сегодня гораздо проще экспортировать нефть через «Дружбу», Гданьск и дальше в Европу. Но в случае, если будут серьезные затруднения с увеличением пропускной способности пролива Босфора, то, возможно, в России и прибегнут к этому варианту.

Сергей Сенинский:

Из Москвы на наши вопросы отвечал Дмитрий Авдеев, аналитик инвестиционного банка United Financial Group.

И еще один комментарий к этому проекту - теперь из Киева. Говорит заведующий отделом экономики газеты «Киевские ведомости» Михаил Кухар:

Михаил Кухар:

Украина начала строить этот нефтепровод, не имея, собственно, вообще никаких гарантий со стороны владельцев каспийской нефти в том, что нефть пойдет по этому направлению. Поскольку ведущие нефтяные компании и США договорились еще в конце

80-ых, что наиболее «удобным» маршрутом транспортировки каспийской нефти является Турция, которая является членом НАТО и поэтому имеет как бы долгосрочные гарантии геополитической безопасности и стабильности.

К 1996 году, когда значительная часть трубы была уже построена, компания British Petroleum, наконец-то, обратила внимание на этот феномен и вынуждена была выступить с официальным заявлением: украинцы, прекратите строить эту трубу, поскольку она всегда будет пустой!

С Азербайджаном Украина договорилась о том, что Азербайджан будет «влиять» на своих западных партнеров, чтобы «украинская» труба считалась как бы резервным маршрутом, который бы «имел» на себе постоянно 10-15% нефти. В похожей ситуации, конечно же, находится российский маршрут транзита - через Новороссийск. Но с той только разницей, что Россия имеет долю в каспийском шельфе и наверняка сможет пролоббировать часть транзита через свою территорию. В отличие от Украины, которая в этом проекте не имеет вообще ничего.

Если представить себе, что Украина все-таки получит 10-15% от проектного объема нефтепровода, то есть получит те небольшие поставки нефти для «резервного» транзита, который ей все-таки обещан на сегодня, тогда все равно не вполне понятно, зачем нужна эта труба? Этими объемами нефти Украина с огромным удовольствием воспользуется сама.

Сергей Сенинский:

Из Киева - Михаил Кухар, заведующий отделом экономики газеты «Киевские ведомости».

В Калифорнии продолжается энергетический кризис. В первом из американских штатов, который решился на дерегуляцию местного рынка электроэнергии. Об истоках кризиса и некоторых его уроках - репортаж нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова:

Владимир Морозов:

Об этом месяц назад написали многие газеты и журналы. В 5 часов вечера 5 декабря прошлого года первая леди штата Калифорния, супруга губернатора Грэя Дэвиса, зажгла огни на огромной рождественской елке, которая красовалась на центральной площади столицы штата - города Сакраменто. А уже через полчаса губернатор отключил иллюминацию. 4 тысячи лампочек на елке казались немыслимой роскошью в штате, переживающем острейший энергетический кризис.

Как он возник?.. Причем, в штате, где впервые в стране был либерализован рынок электроэнергии... Говорит Сурадж Канува, сотрудник информационного управления министерства энергетики США:

Сурадж Канува:

В Калифорнии произошло вот что. В 1996 году законодатели штата приняли специальный закон, который вступил в силу в 1998 году. Этот закон отменял контроль властей штата над оптовыми ценами на электроэнергию, то есть над ценами, по которым электростанции продают ее компаниям, занятым транспортировкой энергии и ее продажей рядовым потребителям, таким как мы с вами. По замыслу законодателей, подобное дерегулирование должно было привлечь на калифорнийский энергетический рынок новых её поставщиков, стимулировать конкуренцию и в итоге привести к снижению цен.

Но для создания действительно свободного рынка, для строительства новых электростанций и появления новых поставщиков нужно время. Сейчас - штат переживает временные трудности. Некоторые даже опасаются, что энергетический кризис в Калифорнии может повлиять на экономику страны в целом. На наш взгляд, это - ложная тревога. Масштабы кризиса не столь велики, и он имеет сугубо локальный характер. Через какое-то время все наладится. Дерегуляция - это, разумеется, эксперимент. Тут возможны неожиданности. Калифорния стала первым в стране штатом, где решились пошли на полную дерегуляцию.

Владимир Морозов:

С последним утверждением категорически не согласен Питер ван Дорен, сотрудник расположенного в Вашингтоне частного исследовательского института Cato, редактор выпускаемого этим институтом журнала Regulations.

Питер ван Дорен:

В штате Калифорния до сих пор существует безумно сложная, лоскутная система регулирования цен. Они просто несколько изменили прежнюю систему. Власти Калифорнии перестали контролировать цены, которые назначают электростанции. Но цена, по которой электроэнергия продается конечным потребителям, по-прежнему контролируется. Эксперимент - однобокий!!! Потребители в нем не участвуют.

Счетчики в домах и квартирах работают так, что никто из потребителей просто не понимает, что в дневное время тарифы на электроэнергию резко возрастают, особенно летом. Потребители вообще не имеют понятия об этих ценах, стоимость электроэнергии их не касается. Зато электростанции вправе теперь заломить любую цену. Пока электроэнергии хватало, они не могли этого сделать. Но все благополучие закончилось прошлым летом.

Владимир Морозов:

Какие же факторы сошлись в Калифорнии прошлым летом? На фоне общего экономического роста в США, быстро растущая экономика штата требовала все больше электроэнергии. В конце весны пришла сильная жара, и 34-миллионное население самого большого штата Америки включило кондиционеры: бытовые - в своих домах и квартирах, и мощные промышленные - на заводах, в офисах, в кинотеатрах.

В прежние годы Калифорния закупала недостающую электроэнергию у соседей на севере - штатов Вашингтон и Орегон. Но необычно холодная зима увеличила потребление энергии в самих этих штатах, так что на этот раз у них не осталось излишков на продажу. Энергии в Калифорнии перестало хватать, и электростанции начали повышать цены.

Вынужденные по этим ценам платить, две крупнейших энергетических компании штата Калифорния - Pacific Gas and Electric и Southern California Edison - по-прежнему не имеют права повысить цены на ту же самую энергию, когда продают ее потребителям. Отпускная цена, по установленным в штате правилам, не может превышать 6,5 центов за один киловатт-час. Но сами компании платят электростанциям за тот киловатт-час до 30-40 центов! Другими словами, хотя в это трудно поверить, они продают энергию в 5-6 раз дешевле, чем ее покупают!!!

Компании эти обслуживают 24 миллиона потребителей и несут, разумеется, огромные убытки. За вторую половину прошлого года их убытки составили более 11 миллиардов долларов, и сейчас компании оказались на грани банкротства. Кто и как будет расплачиваться по этим счетам? И почему власти штата до сих пор не приняли никаких мер? Говорит Майкл Шеймс, директор расположенной в городе Сант-Диего неправительственной организации Utility Consumers' Action Network (UCAN), защищающей интересы потребителей.

Майкл Шеймс:

Во время первого энергетического потрясения, в начале лета прошлого года, эксперты посчитали, что это - единовременная неприятность. Но в ноябре и декабре цены снова резко подскочили. Энергетические компании потребовали, чтобы им разрешили переложить на потребителей хотя бы часть тех дополнительных тарифов, которые они сами вынуждены платить электростанциям.

Но лишь на прошлой неделе правительство Калифорнии разрешило повышать розничные цены электроэнергии на величину от 7 до 15% - в зависимости от того, кто её покупает: жилой сектор или коммерческое предприятие. Это решение вызвало новую волну критики со стороны энергетических компаний, так как новая цена не может компенсировать понесенные ими потери. Обе калифорнийские энергетические компании - через суд - добиваются права повысить свои отпускные цены еще больше. Недовольны и потребители: электричество обходится им дороже. Положение оказалось гораздо серьезнее, чем полагали ранее.

Владимир Морозов:

Где же выход? Сотрудник министерства энергетики США Сурадж Канува, как мы слышали, считает, что свободному рынку нужно время, чтобы заработать по-настоящему. Он считает, что эксперимент в Калифорнии должен продолжаться.

Майкл Шеймс, директор организации Utility Consumers' Action Network, категорически возражает:

Майкл Шеймс:

Цена этого эксперимента оказалась ошеломляющей. Непонятно, сможет ли экономика даже самого богатого штата страны и дальше выдержать этот эксперимент. И второе, может ли вообще свободный рынок разрешить нынешние проблемы? Мне кажется - нет.

Частный сектор не спешит строить новые электростанции, а инвесторы опасаются вкладывать деньги в энергетику Калифорнии. Непонятно также, что будет, если цены на электроэнергию полностью «отпустить»?!.. Покупка и продажа электроэнергии - слишком серьезное дело. В США нет такого штата, более того, в мире нет страны, опыт которой доказывал бы возможность существования полностью свободного рынка в сфере снабжения электроэнергией.

Владимир Морозов:

И что же предлагает ваша организация, представляющая интересы потребителей?

Майкл Шеймс:

Власти штата должны решительно вмешаться в ситуацию. На наш взгляд, мы слишком полагались на свободный рынок. Больше этого делать нельзя.

Правительство должно создать специальное управление, наделенное соответствующими правами и средствами, которое могло бы выкупить у частных владельцев все крупные линии электропередачи. Свободный рынок может остаться в сфере производства энергии. Если все производители будут вынуждены пользоваться сетями электропередачи, принадлежащими штату, то его правительство будет иметь решающий голос при установлении цен на продажу и покупку электроэнергии. Сейчас штату трудно это делать. Скажем, некоторые местные электростанции продают энергию за пределы Калифорнии, хотя сам штат переживает острейший кризис. Но это станет невозможным, если линиями электропередачи будет владеть правительство штата.

Владимир Морозов:

Мнение Питера ван Дорена, редактора журнала Regulations, из вашингтонского исследовательского института Cato:

Питер ван Дорен:

Конечно, Калифорния может вернуться к прежней системе регулирования. И сейчас правительство штата со всех сторон подталкивают именно к такому решению. Губернатор штата - представитель демократической партии, её же представители контролируют обе палаты калифорнийского парламента. А демократы, как известно, не столь ориентированы на свободный рынок, как республиканцы.

Но если они возвратятся к прежней системе контроля, то этим уничтожат сам стимул для увеличения поставок электроэнергии. Поэтому я все-таки надеюсь, что они поддержат свободный рынок. Полностью свободный рынок мог бы спасти ситуацию.

Владимир Морозов:

Ну, а что же сами потребители? Проведенный недавно газетой Los Angeles Times опрос общественного мнения показал, что только 30% калифорнийцев поддерживают продолжение эксперимента. 59% считают, что необходимо вернуться к прежней системе регулирования цен.

За ходом эксперимента на западе США внимательно следят еще в 23 штатах, готовых последовать примеру Калифорнии. Возможны ли там подобные кризисы? Говорит Питер ван Дорен.

Питер ван Дорен:

Это маловероятно, потому что в других штатах гораздо больше возможностей получить недостающую электроэнергию от соседей. В этом смысле Калифорния практически отрезана от штатов, находящихся от нее к востоку, и связана энергосетями только с северными соседями - штатами Орегон и Вашингтон.

Кроме того, сторонники охраны окружающей среды смогли провести в калифорнийское законодательство всевозможные ограничения. И теперь в этом штате очень трудно добиться разрешения на возведение новой электростанции, а само строительство обойдется гораздо дороже.

Ряд штатов Восточного побережья США тоже понемногу начинает эксперимент, - в том числе и ваш Нью-Йорк. Но мне кажется, энергетический кризис, подобный калифорнийскому, вам не грозит. Штаты востока страны тесно связаны между собой линиями электропередачи, что дает им большой простор для маневра. Недостающую электроэнергию всегда можно передать из одного штата в другой. Но после того, что случилось в Калифорнии, другие штаты, конечно, будут осмотрительнее.

Владимир Морозов:

8 января, в докладе о положении штата, губернатор Калифорнии Грэй Девис назвал эксперимент "колоссальной и опасной неудачей":

Грэй Девис:

Он привел к резкому взлету цен... Энергоснабжение оказалось под угрозой... Это настоящий энергетический кошмар...Мы никогда не позволим спекулянтам держать Калифорнию в заложниках...

Владимир Морозов:

Губернатор заявил, что не допустит банкротства двух крупнейших энергетических компаний штата и для этого использует всю полноту принадлежащей ему власти: в случае необходимости власти штата могут взять под свой контроль электростанции и линии электропередачи.

Тем не менее, эксперты отмечают: в решительном заявлении губернатора мало что говорилось о конкретных мерах по ликвидации кризиса. Заинтересованные стороны продолжают выражать взаимное недовольство и спорить об этих самых мерах.

Энергетические компании предупредили, что денег на закупку электроэнергии у них осталось чуть больше, чем на три недели. Если за это время проблема не будет решена, то, как шутят скептики, дальнейшие дискуссии, возможно, придется вести уже в более романтической обстановке - при свечах!!!

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG