Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обязательное страхование автомобилей в России. Бесплатны ли резервы МВФ?


- Обязательное страхование автомобилей в России.
- Бесплатны ли резервы МВФ?
- Энергетический кризис в Калифорнии продолжается
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Законопроект об обязательном страховании автомобилей в России обсуждается в Государственной Думе уже пять лет... этакий "законодательный долгострой". Если коротко, то речь, по сути, идет о том, чтобы ремонт, скажем, нового Мерседеса, после того, как с ним, так сказать, "соприкоснулся" старенький "Москвич", оплачивала бы страховка "Москвича", а не его владелец - из личных средств.

Как один из видов добровольного страхования, подобная услуга уже не первый год предоставляется российскими страховыми компаниями. А вот так, чтобы были застрахованы все автомобили, что на дорогах... как по всему миру давно делается, такого - еще ждать!...

В минувшую среду депутаты Государственной Думы вновь отложили рассмотрение законопроекта ... на неопределенное время. Свои аргументы мы предложили представить обеим сторонам. Итак, в нашей программе участвуют сегодня - один из разработчиков законопроекта "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", заместитель председателя комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Владимир Тарачев, его оппонент - заместитель председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Владислав Резник. Начинает Владимир Тарачев:

Владимир Тарачев:

Практически никто из наших давних оппонентов не говорит о том, что такой закон России не нужен. Сегодня только Россия и Армения в Европе не имеют данного закона. И мне кажется, что совсем скоро мы окажемся единственной европейской страной, которая не имеет такого закона.

В основном, все сложности заключаются в деталях. Допустим, "левым" не нравится то, что автолюбитель будет страховаться в коммерческих страховых компаниях. Они говорят, что все должно быть в государственной страховой компании.

Правые - наоборот. Они говорят, что тарифы не должны определять государственная корпорация и правительство. Все это должен устанавливать рынок. Но на это я говорю, что в Германии, например, 30 лет государство жестко определяло страховые тарифы. И только вот с прошлого года, насколько я знаю, "отпустили" рынок формирования страхового тарифа.

Сергей Сенинский:

О создании какой именно государственной корпорации идет речь?

Владимир Тарачев:

Начну вот чего. Страховые тарифы в любых государствах определяются на основании статистики за прошедший год. Сколько дорожно-транспортных происшествий произошло? Какой был нанесен ущерб личности и имуществу? Так вот эта статистика в России сегодня не собирается. По "личности" еще собирается. А когда сталкиваются машины, то только в 30% случаев составляется протокол. Обычно идет "разборка" между двумя водителями, а потом они разъезжаются.

Так вот новое агентство, которое выступает по закону о некоммерческих организациях, выступает в виде государственной корпорации. У нас есть аналог государственной корпорации, это - "АРКО", агентство по реструктуризации кредитных организаций, но у этого будут несколько другие функции.

Прежде всего, статистика. Второе - компенсационные выплаты. Ведь один из виновников дорожно-транспортного происшествия может скрыться, и его не найдут. Но кто-то ведь должен платить владельцу застрахованного автомобиля. Мониторинг страховых компаний. Дальше - установление страховых тарифов, повышающих и понижающих коэффициентов к этому тарифу. Если водитель имеет большой стаж, то на него "работают" какие-то понижающие коэффициенты. А если ты допустил 2 - 3 аварии в течение года, то на будущий год страховка для тебя будет дороже. Еще существуют коэффициенты по виду машины, по использованию машины в коммерческих целях и т.д. Существуют 7 - 8 критериев, по которым будут "работать" эти коэффициенты.

Сергей Сенинский:

Как будут формироваться средства такой корпорации - согласно предлагаемому сегодня варианту законопроекта?

Владимир Тарачев:

Государственная корпорация будет жить на самофинансировании. Государственная корпорация заключает договоры со всеми страховыми компаниями, которые будут лицензированы на эти виды деятельности, и какая-то доля страховой суммы, которая будет собираться со страхователей, будет перечисляться в данную корпорацию.

Сергей Сенинский:

Слово - Владиславу Резнику, заместителю председателя бюджетного комитета Государственной Думы:

Владислав Резник:

Закон "О страховании автогражданской ответственности владельцев транспортных средств" абсолютно необходим. Попытаюсь ответить на вопрос, какие именно положения этого законопроекта неприемлемы с моей и ряда депутатов точки зрения?

Прежде всего, в этом законе прописана такая организация как "Федеральное автотранспортное гарантийное агентство", которое отвечает за выплаты и урегулирование ситуации с ответственностью возмещения в тех случаях, когда либо у автомобиля, который попал а аварию, нет соответствующего полиса, либо страховая компания, которая имеет ответственность перед страхователями, не может выплатить, тогда производиться расчет из средств этого агентства.

С чем мы не согласны? Мы не согласны с тем, что это - государственное агентство. Потому что, с нашей точки зрения, функции такой организации не должны быть государственными. Страховщики сами должны создать саморегулирующуюся организацию, это их внутреннее дело. Естественно, под контролем государства. Это - первый момент.

В структуре тарифной ставки, которая предусматривается данным проектом, предусматриваются суммы на содержание этого "Федерального автотранспортного гарантийного агентства", то есть, государственной корпорации. Сами страхователи, то есть, владельцы автомашин, должны платить страховую премию, увеличенную на сумму содержания данного государственного гарантийного агентства. Вот это вызывает у нас огромные сомнения.

Кроме того, я хотел бы обратить внимание, что в данном законе не установлена сама сумма страховых платежей, которую должен платить страхователь. Это отдается на рассмотрение правительству. С нашей точки зрения, эти суммы должны быть четко прописаны в законе.

Кроме того, в данном законе нарушен принцип всеохватности страхования, поскольку часть автомобильного транспорта, не регистрируемого в органах внутренних дел, не подпадает под действия данного закона. В частности, это автомобили, которые имеют отношение к министерству внутренних дел и министерству обороны.

Но самое главное, что нас заставляет голосовать против этого закона, - в данном законе не покрывается ущерб, нанесенный имуществу, а покрывается ущерб, нанесенный только жизни и здоровью. Получается, что все анекдоты, которые имеют такое большое хождение у нас на тему ситуаций, возникающих при авариях между водителями 600-го "Мерседеса" и "Запорожца", вовсе не уходят в историю. Все остается....

Сергей Сенинский:

Что, разве ремонт пострадавшего автомобиля страховка не оплатит? Или я что-то не так понял...

Владислав Резник:

В этом законе идет речь о том, что в первые два года действия закона, не покрывается ущерб, нанесенный имуществу. То есть ремонт дорогой иномарки страховая компания не будет возмещать. Ущерб будет возмещаться только самому владельцу этой иномарки и его пассажирам, если они получили какие-то травмы, и то в очень незначительных размерах.

Если предположить, что в дорожно-транспортном происшествии могут участвовать несколько автомобилей, а в каждом автомобиле находятся по несколько человек, то страховые суммы, почему-то, для каждого уменьшаются в несколько раз.

Для получения компенсаций в объеме, превышающих ущерб, указанный в законопроекте, гражданам все равно придется обращаться в суды. Таким образом, не выполняется главный тезис, заявленный авторами законопроекта: "автоматизм" выплат и отсутствие необходимости обращения в суд.

Так вот с этими позициями мы не согласны.

Сергей Сенинский:

Вновь - вопрос одному из разработчиков. Законопроект, сколь известно, предусматривает некие ограничения: скажем, не в любом месте авария может стать поводом для страховых выплат, или компенсации можно не получить, если, например, в автомобиле обнаруживается даже незначительная неисправность... и тому подобное. Это - действительно так? Владимир Тарачев, заместитель председателя комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам:

Владимир Тарачев:

Прежде всего, если автомобиль неисправен, и автовладелец стал виновником, то, безусловно, он не получит страховых выплат за ущерб имущества. Но за ущерб, который был нанесен его личности, даже если он виновен, он все равно получит компенсационные выплаты. Компенсационные выплаты, по данному закону, планируются не менее 200 тысяч рублей.

По поводу дорог. Да, действительно, были выделены дороги, которые соответствуют требованиям закона о безопасности дорожного движения, и на которых есть хотя бы минимальные условия для того, чтобы они считались дорогами. В этом законе есть определение. Безусловно, сельские дороги, дворы, стоянки автомобилей мы пока не предусматриваем законом. Если ко второму чтению депутаты захотят включить и эти участки, на которых двигаются автомобили,... но это предмет второго чтения.

Первое чтение - это концепция. Концепция состоит из двух основных моментов. Первое, что это - не налоговая, а страховая схема. И второй момент данного законопроекта: компенсационность. То есть, компенсационные выплаты страхователь получит всегда, если это касается его личности, независимо от того даже, виновен он или нет.

Владислав Резник, заместитель председателя бюджетного комитета:

Это - еще одна причина, почему мы голосуем против этого закона. Более того, одна из статей законопроекта прямо предусматривает задержку осуществления компенсационных выплат как минимум на год. Из самого законопроекта не ясно, кто будет нести ответственность в том случае, если агентство не сможет удовлетворить все требования по компенсационным выплатам.

Сергей Сенинский:

Вновь - к вопросу создания государственной корпорации, гарантийного агентства. Владислав Резник:

Владислав Резник:

Статус этого агентства вызывает очень серьезные замечания. В законе о некоммерческих организациях отсутствуют нормы, которые регламентировали бы особенности правового статуса и деятельности юридических лиц в такой организационно-правовой форме как государственная корпорация. А именно это декларируется в рассматриваемом законопроекте.

Авторами указано, что формирование государственной корпорации происходит за счет государственного имущества. Следовательно, я еще раз хочу подчеркнуть, что правовые основания для возникновения у страховщиков обязанности по финансированию этого агентства, отсутствуют.

Потом - в законопроекте определяется одним из источников формирования имущества агентства доходы, получаемые от размещения временно свободных денежных средств агентства. Но не указано, каким образом будет осуществляться размещение этих средств. В сущности, эти деньги принадлежат страхователям, которые платят взносы. Поэтому у нас возникает сомнение в том, для чего же создается это агентство? И не является ли это очередной попыткой создать для кого-то просто "теплое место"?

Льготы, при осуществлении обязательного страхования, устанавливаемого данным законом, как следует из его текста, компенсируется страховщикам из средств агентства. То есть, опять же из средств, фактически перечисленными страхователями. Целесообразнее было бы предусмотреть такие льготы за счет государства.

Хотел бы отметить, что, по нашим расчетам, примерно 15%, как минимум 15% населения, подпадают под льготы. И получается, что за них должны будут платить другие страхователи.

Сергей Сенинский:

Еще вопрос - разработчику законопроекта. Ремонт пострадавшего автомобиля будет ли оплачен - однозначно? Владимир Тарачев:

Владимир Тарачев:

Безусловно. Страховая компания виновника оплачивает ремонт автомашины пострадавшего. А если причинен ущерб личности - как виновника, так и невиновного в дорожно-транспортном происшествии, - то им обоим выплачиваются страховые выплаты.

То есть, если вам нанесли определенные увечья в ДТП, вне зависимости от того, виновны вы или нет, все равно компенсационные выплаты вы получаете.

Владислав Резник:

Еще один, с моей точки зрения, пожалуй, самый важный момент. В экономическом обосновании данного законопроекта прямо указано, что собираемые при установлении таких тарифов суммы денежных средств, будут недостаточны для того, чтобы, согласно имеющейся на сегодня статистике, покрыть возможные убытки. То есть этот вид страхования будет заведомо убыточным для страховщиков.

Это приведет к тому, что этим видом страхования начнут заниматься только "голодные" компании. (Потому что ни один из реально работающих страховщиков не будет заниматься заведомо убыточным страхованием). Через некоторое время объем ответственности этих компаний будет значительно превосходить реальные активы, и они будут вынуждены оплачивать убытки уже не из резервов, а как бы "с колес", за счет поступающих новых взносов. Поэтому они будут активно увеличивать сбор премий (взносов), что, в конце концов, приведет к полному разрыву между их активами и возможностью выплатить, то есть их обязательствами. И в какой-то момент они перестанут платить. Это будет напоминать создание "финансовой пирамиды". И если это случиться, то это совсем дискредитирует этот вид страхования.

Сергей Сенинский:

Спасибо нашим собеседникам в Москве. На вопросы нашей программы отвечали один из разработчиков законопроекта "Об обязательном страховании гражданской ответственности", заместитель председателя комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Владимир Тарачев, его оппонентом был заместитель председателя комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Владислав Резник. Напомню, в минувшую среду голосование по законопроекту - в первом чтении - вновь было отложено, на неопределенное пока время...

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 26 января. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Можно спорить, вступила ли экономика США в фазу рецессии или нет, но в том, что промышленное производство под угрозой существенного сокращения, мало кто сомневается. Вопрос в том, потянет ли этот спад за собой всю остальную экономику, пишет "Экономист".

Каждый день поступают новые сообщения о том, что даже ведущие компании планируют сокращения штатов. Сокращение объема промышленного производства в стране в последнем квартале прошлого года составило - в годовом исчислении - 2,1% по сравнению с уровнем предыдущих трех месяцев. Это крупнейшее падение за последние 10 лет.

Причин несколько. Например, проблемы с экспортом. Курс доллара, хотя и снизился в последнее время по отношению к евро, но все еще остается весьма высоким по отношению к курсам валют других торговых партнеров. Или то, что многие американские компании в период недавнего экономического бума явно переоценили свои перспективы и теперь не знают, как избавиться от непроданной продукции. Много и таких компаний в США, которые, по сути, так и не избавились до сих пор от последствий азиатского финансового кризиса.

Сокращение промышленного производства, само по себе, далеко не всегда ведет к рецессии всей экономики. В конце концов, в США на долю этого сектора приходится лишь 16% ВВП и 15% всех занятых в экономике. Но здесь обнаруживается еще один, весьма неожиданный фактор: безработица в США по-прежнему остается минимальной.

Объявленные на будущее увольнения могут, конечно, привести к повышению ее уровня. Но, с другой стороны, во многих фирмах вдруг обнаруживаются любопытные "резервы". Например, компании до последнего сохраняют места квалифицированных работников. Они не без труда привлекли их в недавние времена экономического роста и теперь весьма опасаются вновь остаться без них, если спад в производстве окажется не столь серьезным, как прогнозируют. Другие фирмы - для баланса штатов - используют временные увольнения. В результате, по мнению некоторых экспертов, последствия замедления темпов экономического роста могут - сначала - отразиться на производительности труда, и лишь позже привести к сокращению занятости, заключает "Экономист".

Дня не проходит сегодня без того, чтобы в Западной Европе не говорили бы о старых энергетических компаниях. Среди них - два крупнейших производителя электроэнергии Германии, компании RWE и EON. А если вспомнить еще о слухах и заявлениях самих компаний, то складывается впечатление, что компании эти хотели бы опоясать своими линиями электропередачи чуть ли всю Европу, пишет "Экономист".

Откуда такие планы? С одной стороны, либерализация и реформирование энергетических рынков европейских стран предоставляют ныне возможности, о которых ранее эти компании и мечтать не могли. С другой стороны, возможности для расширения бизнеса на внутренних рынках весьма ограничены. В самой Германии рынок электроэнергии, по сути, поделен между четырьмя крупнейшими компаниями и двумя поменьше. Самые крупные из них теперь видят себя многопрофильными международными концернами, которые поставляли бы не только электроэнергию, но также воду и газ. Этим планам сопутствуют другие: распродать входящие ныне в их структуру "непрофильные" предприятия, не связанные непосредственно с энергетикой. Такие, например, как компании телекоммуникаций, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 26 января.

В минувший понедельник комитет Государственной Думы по бюджету и налогам принял решение рекомендовать правительству России ратифицировать специальную поправку к статьям соглашения Международного валютного фонда, которая была одобрена Советом управляющих Фонда в сентябре 1997 года. МВФ время от времени переоценивает объем резервов фонда, выраженных в особых единицах - специальных правах заимствования (SDR - английская аббревиатура), и страны-участники фонда имеют право на увеличение своей доли. В случае с Россией, если законодатели последуют совету бюджетного комитета Государственной Думы, речь идет о сумме, эквивалентной примерно 1,7 млрд долларов. В некоторых сообщениях из Москвы уже идет речь об "удаче, выпавшей на долю России", так как эти деньги, вроде бы, и отдавать вовсе не придется. Так ли это?

На вопросы нашей программы отвечают из Вашингтона, где находится штаб-квартира Международного валютного фонда, - Андрей Лушин, заместитель исполнительного директора МВФ от России, а также ведущий эксперт исследовательской организации Heritage Foundation Бретт Шэфер. С ними беседовал мой коллега Сергей Данилочкин.

Андрей Лушин начинает:

Андрей Лушин:

Речь идет о поправке к уставу МВФ, которая позволяет увеличить объем специальных прав заимствования или, как их еще называют, SDR, с 24 до 48 миллиардов долларов. И тем самым, все страны-члены фонда получают какую-то долю от этой эмиссии. Эти доли распределяются таким образом, чтобы отношение количества SDR, которую получает каждая страна, к ее квоте было у всех стран одинаковым.

Эти средства как бы не принадлежат той стране, которой они выдаются. Они остаются в распоряжении фонда. То есть фонд как бы создает некую международную ликвидность, эмитирует, можно и так сказать, и распределяет между странами пропорционально страновым квотам. Страны могут использовать эти деньги примерно на те же цели, на которые они используют свои международные резервы.

Размер российской квоты - около 6 миллиардов SDR. Размер того объема SDR, который Россия получит в результате этой операции, составит, примерно, 1 миллиард 200 миллионов, что составляет примерно 1,7 миллиардов долларов.

Сергей Сенинский:

Продолжает Бретт Шэфер, эксперт исследовательской организации Heritage Foundation:

Бретт Шэфер:

Специальные права заимствования - SDR - особые резервные активы, созданные Международным валютным фондом. Они распределены пропорционально взносу каждой из стран, являющихся членами фонда.

Эти средства страны могут указывать на своих международных счетах в качестве резервов, эквивалентных, скажем, золоту или иностранной валюте. В этом смысле SDR - реальные деньги, реальная валюта.

Однако использование этих средств ограничено. На них нельзя, скажем, купить некие товары. В этом смысле это не такие же деньги, что лежат в кошельках. SDR являются, прежде всего, расчетной денежной единицей для самого МВФ, с помощью которой можно определять стоимость разных ресурсов внутри организации.

МВФ периодически пересматривает размеры фонда SDR - по необходимости. Это делается примерно раз в пять лет. Для принятия таких решений необходимо получить 85% процентов всех голосов участников фонда, которые, в свою очередь, распределены пропорционально взносам в уставный капитал каждой из стран - членов организации.

Сергей Сенинский:

Какие существуют ограничения на объем заимствований странами из средств МВФ? Андрей Лушин:

Андрей Лушин:

В течение каждого финансового года страна не может взять взаймы у МВФ больше средств, чем размер ее квоты. И одновременно, совокупный объем средств фонда, которые данная страна заимствует, которые страна имеет в каждый конкретный момент времени, не должен превышать 300% квоты. То есть "утроенной" квоты.

Сергей Сенинский:

А средства за счет новой эмиссии SDR?

Андрей Лушин:

Поскольку это деньги фонда, а все SDR принадлежат фонду, но даются как бы стране в бессрочное пользование, и если страна использует эти деньги на какие-то цели, которые предусмотрены в уставе МВФ, то эта страна будет платить только проценты. В случае если МВФ примет решение о ликвидации всех SDR, то, соответственно, их всех надо будет вернуть. В обозримом будущем трудно предположить такие обстоятельства, чтобы фонд принял такое решение.

В настоящее время выпущено 24 миллиарда SDR. И они распределены между странами. Какие-то страны их не используют, какие-то используют. Те, которые используют, платят процент, а те, которые не используют свои активы в SDR, а наоборот, покупают их и дают деньги другим странам, получают проценты по этим активам.

Брэтт Шэфер, Heritage Foundation:

Использование SDR ограничено. Это означает, например, что Россия не может взять из этого фонда свою долю и погасить ими задолженность по облигациям, проданным частным инвесторам. SDR можно использовать, к примеру, для взаиморасчетов между странами по погашению государственного долга или подобных операций.

Кроме того, SDR - финансовый инструмент, по которому необходимо выплачивать проценты. Поэтому Россия может посчитать более выгодным для себя сохранять какой-то запас SDR, чем рассчитываться этими средствами по государственным долгам.

МВФ, по сути, сам создает эти условные единицы - SDR - и сам принимает решение, скажем, увеличить квоты стран-членов фонда. И в каком-то смысле увеличение квоты можно сравнить с внезапной удачей, деньгами, упавшими, словно с неба. Но представление, что новая квота SDR - совсем уж неожиданный доход, взявшийся ниоткуда, неверно! Россия берет на себя обязательство вернуть SDR, если она их использует. Эти расчетные единицы нельзя сравнивать с деньгами, который вы вдруг обнаружили где-то под матрацем. И если Россия будет использовать SDR для погашения, скажем, своих внешних долгов, то, в конце концов, она должна будет вернуть МВФ эти заимствованные средства. Это ведь - резервный фонд, а не какой-то денежный подарок. Повторю, представление о том, будто бы эти деньги не надо возвращать - неверно!

Сергей Сенинский:

Последний вопрос Андрею Лушину: в случае, если Россия воспользуется этими средствами, можно ли за счет этого, скажем, погасить часть внешнего долга - тому же МВФ, например?

Андрей Лушин:

Да, такое возможно. То есть, на эту сумму новой эмиссии SDR, которая приходится на долю России, страна может погасить часть своей задолженности перед МВФ. Но при этом погашение с помощью SDR предполагает процентные платежи.

Если есть возможность погасить эту задолженность за счет каких-то других источников, то, видимо, это предпочтительнее, - чтобы не платить дополнительные проценты. Эти деньги, хотя и не очень "дорогие", но зато, если ими заплатить, то надо будет платить проценты все время. То есть, 10, 20, 30 лет, а за это время может набежать очень много.

Каждая страна получает свой некий счет в фонде. Называется он "счет SDR". И если с этого счета деньги снять и их на что-то использовать, то на эту сумму надо платить проценты, до тех пор, пока ты ее не возвратишь.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечали в Вашингтоне Андрей Лушин, заместитель исполнительного директора МВФ от России, а также ведущий эксперт исследовательской организации Heritage Foundation Бретт Шэфер.

Энергетический кризис в Калифорнии пока не преодолен. За развитием событий здесь следят не только в других штатах США, но и других странах мира, где уже проводится или планируется - в той или иной степени и по разным сценариям - реформирование электроэнергетики. О том, что происходило в Калифорнии в последние дни, рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

Недавно в штате Калифорния потребители впервые, пожалуй, столкнулись с так называемыми "веерными" отключениями электроэнергии. По несколько часов без света оставались сотни тысяч жилых домов и предприятий. Останавливались лифты в небоскребах. Гасли светофоры на оживленных перекрестках в Сан-Франциско, Сан-Хосе и других крупных городах штата...

Рынок электроэнергии в Калифорнии был либерализован в 1998 году, это - первый подобный эксперимент в США. Однако принятый за два года до этого соответствующий местный закон, отменяя ограничения для оптовых цен на электроэнергию, сохранял жесткие ограничения для цен розничных. Последствия проявились очень скоро. Бурный экономический рост требовал все больше энергии, а новых электростанций в штате не строили. Более того, в силу ряда причин, в том числе - более суровой зимы, в прошлом году с Калифорнией не смогли, как раньше, поделиться излишней электроэнергией соседние штаты. В итоге энергокомпании Калифорнии продают сегодня электроэнергию конечным потребителям в 5-6 раз дешевле, чем сами покупают ее у электростанций. Две крупнейших энергокомпании штата оказались на грани банкротства.

Какие меры предпринимаются правительством штата Калифорния? Говорит Патрик Дорисон, руководитель отдела по связям с общественностью Независимого диспетчерского центра энергосистем штата: (California Independent System Operator или ISO):

Патрик Дорисон:

В штате строятся новые электростанции. Некоторые заработают уже в этом году, другие - в следующем и 2003.

Во-вторых, большие надежды возлагаются на проходящую сейчас кампанию заключения долгосрочных договоров между поставщиками и покупателями электроэнергии - вплоть до 10 лет. До нынешнего кризиса от таких договоров отказывались, потому что надеялись получить большую прибыль от дерегулирования цен.

Теперь все, наоборот, стремятся к стабильности. И не только оптовые покупатели - энергокомпании, задавленные высокими ценами, но и сами продавцы - электростанции.

Логика здесь - как при покупке авиабилета. Если вы сейчас, например, пойдете в Нью-Йорке в аэропорт и купите на ближайшие дни билет до Калифорнии, он может стоить, скажем, долларов 400. Но если вы будете покупать его загодя, то цена, как правило, будет ниже - может быть, в два с лишним раза.

Так и здесь: долгосрочный договор - это гарантия того, что энергокомпании не останутся без энергии, и в случае дефицита им не придется платить запредельные цены. С другой стороны, и самим продавцам, то есть электростанциям, это выгодно: если даже через год-два цены на электроэнергию значительно снизятся, то на продаже ее, в случае долгосрочного контракта, все еще можно будет неплохо заработать.

Владимир Морозов:

Независимый диспетчерский центр штата (California Independent System Operator), который представляет мой собеседник - Патрик Дорисон, это частная, некоммерческая организация, созданная в 1996 году, в начале энергетической реформы в Калифорнии, для координации распределения энергии по линиям электропередач, которые по-прежнему находятся в руках энергокомпаний.

Продолжает Джо Станислав, директор расположенного в штате Массачусетс независимого исследовательского центра Сambrige Energy Recearch:

Джо Станислав:

Одна из предлагаемых сегодня в Калифорнии мер - правительство штата может покупать энергию у электростанций по рыночным ценам и перепродавать ее рядовым потребителям по фиксированным, то есть субсидировать потребителей. И калифорнийские законодатели обсуждают такой вариант.

Обсуждается и другой вариант. Не так давно губернатор Калифорнии заявил о готовности властей штата вновь взять под контроль и электростанции, и линии электропередач, то есть выкупить их. Но это станет возможным, если нынешние владельцы согласятся их продать! И, чтобы собрать необходимые средства, правительство намерено выпустить специальные облигации. Да, теоретически это - возможный вариант, если, конечно, правительство штата соберет необходимые средства...

Владимир Морозов:

Гораздо более решительно настроен Гарри Снайдер, представитель калифорнийского отделения общеамериканской организации Comsumer Service, защищающей интересы потребителей:

Гарри Снайдер:

Первый шаг, который необходимо сделать, - власти Калифорнии должны взять под свой контроль линии электропередач и электростанции штата. Правительство может выкупить их у нынешних владельцев по рыночной цене. Причем отказаться от такой сделки владельцы не могут: в штате действует закон, согласно которому правительство имеет право заставить нынешних владельцев продать электростанции и линии электропередач, если, по мнению властей, это необходимо для безопасности жителей Калифорнии. Это - вариант национализации, предусмотренный на случай чрезвычайных обстоятельств. Именно в таком положении сегодня и оказался штат. И о таком варианте говорят многие эксперты.

Владимир Морозов:

Но те же эксперты подчеркивают, что это - из разряда самых крайних мер!.. Обычно предпочитают обходиться без таковых.... Почему бы, например, еще до сооружения новых электростанций просто не провести линии электропередач в штаты, находящиеся к востоку от Калифорнии? Ведь до сих пор калифорнийцы покупали энергию только у своих северных соседей?

Гарри Снайдер:

Во многих других штатах страны сегодня тоже едва хватает электроэнергии на собственные нужды. Дополнительные поставки нужны многим регионам. И у них не приходится просить помощи. Я лично думаю, что в таких случаях могут выручить только свои собственные электростанции...

Кстати, кризис, переживаемый сегодня всей Калифорнией, вообще не коснулся такого города как Лос-Анджелес? В смысле энергоснабжения этот город ни от кого не зависит. Правительство Лос-Анджелеса давно построило свою собственную электростанцию и свои линии электропередач. В результате "энергетический эксперимент", начатый во всем остальном штате, не нанес никакого ущерба Лос-Анджелесу.

Муниципальное централизованное электроснабжение оказывается надежнее, чем покупка энергии у различных частных компаний. По крайней мере, пока. Кстати, на днях мэр Сан-Франциско Вилли Браун заявил о том, что и там городские власти будут вынуждены построить свою электростанцию.

Владимир Морозов:

Гарри Снайдер, представитель калифорнийского отделения общеамериканской организации Comsumer Service, защищающей интересы потребителей.

Но строительство новых электростанций - опять-таки из мер, которые дадут эффект только в будущем. А пока власти штата выделили для оказавшихся на грани банкротства энергокомпаний 400 миллионов долларов - для закупки электроэнергии. Но более четверти этой суммы было израсходовано уже в первые пять дней. Если и далее проявлять такую щедрость, то всего через три месяца расходы штата на электроэнергию превысят 5 миллиардов долларов.

Даже для такого богатого штата это - значительная сумма. Годовой бюджет Калифорнии составляет 100 миллиардов долларов. И доходные статьи превышают в этом году расходные как раз на те самые 5 миллиардов долларов! Но эти средства намечалось израсходовать на строительство школ, дорог и других целей...

До последнего времени штат надеялся на помощь федерального правительства. Билл Клинтон, будучи еще у власти, выпустил несколько распоряжений, в соответствии с которыми находящиеся за пределами Калифорнии компании должны по-прежнему поставлять в штат электроэнергию и газ, несмотря на то, что её покупателям нечем расплачиваться.

Новый президент, Джордж Буш, еще до вступления в должность, заявил о том, что калифорнийцы должны решать свои проблемы собственными силами и что федеральное правительство не станет вмешиваться в их дела. Однако 23 февраля новый министр энергетики США Спенсер Абрахам согласился продлить ненадолго действие изданного президентом Клинтоном чрезвычайного указа. Однако федеральное правительство предупредило правительство Калифорнии о том, что указ этот будет действовать только до 7 февраля. Белый дом настоятельно рекомендовал калифорнийским властям немедленно найти решение энергетических проблем штата. На эти поиски остается меньше двух недель.

А пока - в самой Калифорнии звучат и весьма резкие оценки проводимого в электроэнергетике штата эксперимента. Мнение Гарри Снайдера, представителя калифорнийского отделения общеамериканской организации Comsumer Service:

Гарри Снайдер:

На мой взгляд, это пример провала рыночной теории. Другие страны, которые собираются следовать американскому примеру в этом секторе экономики, должны, как мне кажется, хорошенько подумать прежде, чем это делать. Рынок работает не всегда. Более того, посмотрите, как он действует в Калифорнии.

Правительство штата собирается субсидировать энергокомпании и помогать им. Это очень похоже на то, как 20 лет назад американское правительство на деньги американских налогоплательщиков буквально выкупило известную автомобильную компанию Chrysler, спасая её от банкротства. По-моему, все это не слишком увязывается с рыночной теорией, как мы ее понимаем.

Владимир Морозов:

Но, мистер Снайдер, во-первых, компанию Chrysler, если вспомнить, правительство отнюдь не выкупало. Тогда государство лишь предоставило свои гарантии кредиторам компании - для новых кредитов, которые, кстати, были полностью возвращены и на несколько лет раньше установленного срока. А во-вторых, и американская экономика, и другие страны мира дают массу примеров, когда рынок прекрасно работает...

Гарри Снайдер:

Да, конечно. Но в случае товара, который традиционно поставляла монополия, на мой взгляд, нормально функционирующий рынок не может возникнуть за короткий срок. Как мне представляется, в электроэнергетике сначала надо создать конкурентную среду, а уже потом заниматься дерегуляцией цен и созданием свободного рынка.

Сейчас и другие американские штаты пытаются демонополизировать рынок электроэнергии, но делают это они осторожнее, чем Калифорния. Мне лично кажется, у них могут быть те же неприятности, хотя, будем надеяться, не в таких катастрофических масштабах. Но пока - рано об этом говорить.

Владимир Морозов:

Это было мнение Гарри Снайдера, представителя калифорнийского отделения общеамериканской организации Consumer Service, защищающей интересы потребителей.

Вернемся в Калифорнию. Правительство Калифорнии сегодня усиленно рекомендует людям экономить электроэнергию. Действительно, население штата составляет 34 миллиона человек, и трудно представить, что может случиться, когда, например, с наступлением летней жары, во всех домах заработают кондиционеры.

Власти призывают жителей Калифорнии, например, смотреть по телевизору спортивные соревнования группами, а не каждый в своей квартире. Американцы, вроде, люди компанейские, но многие ли откликнутся на такое предложение?.. Тем более, что электроэнергия по-прежнему обходится рядовым потребителям довольно дешево. Ведь главные потребители не они, а мощная индустрия штата. Экономика Калифорнии - шестая в мире, её объем оценивается в 1 триллион 300 миллиардов долларов ежегодно.

Вечером 24 января губернатор Калифорнии Грей Девис объявил, что 39 компаний - поставщиков электроэнергии согласились продавать властям штата электроэнергию по более низким ценам - в среднем 6,9 цента за киловатт-час. Это, хотя и выше 5,5 центов, на что надеялись власти, но многократно ниже существующих на сегодня оптовых цен. В свою очередь, правительство Калифорнии сможет перепродавать эту - более дешевую электроэнергию - сбытовым компаниям - в обмен на обязательство последних удерживать на низком уровне конечные тарифы. Пока не вполне ясно, правда, на какой срок заключены новые контракты и хватит ли штату поставляемой по ним энергии?...

XS
SM
MD
LG