Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

СП АвтоВАЗа и General Motors. О статусе ЦБ России. Украина: подсолнечник и кредиты МВФ


- СП АвтоВАЗа и General Motors.
- Пенсионная реформа: первый опыт Польши и планы Германии.
- О статусе ЦБ России.
- Государственные акции компании "Иркутскэнерго" - решение Арбитражного суда.
- Украина: подсолнечник и кредиты МВФ.
- Рынок финансовой информации и проблемы компании Bridge Information Systems.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Американская компания General Motors, крупнейший в мире производитель автомобилей, и российский АвтоВАЗ близки к окончательному решению о создании в России совместного предприятия. Третьим его акционером, по планам, станет Европейский банк реконструкции и развития.

О том, что документ о создании такого совместного предприятия будет вот-вот подписан, за последние годы говорилось столько раз, что первый вопрос, который напрашивается сегодня, - сколь последние известия о СП действительно последние? Тем более, что официального заявления от руководства американской компании пока не последовало...

Один из наших собеседников - в Москве - аналитик по автомобильной промышленности инвестиционного банка UFG Юлия Жданова:

Юлия Жданова:

Мы все-таки склонны верить, что 6 февраля совет директоров General Motors одобрил проект с АвтоВАЗом. Основным фактором послужило согласие Европейского Банка Реконструкции и Развития разделить инвестиционные риски по проекту с General Motors. Кроме того, западные производители замечают, конечно же, медленный, но устойчивый рост на автомобильном рынке России, причем именно в этом ценовом сегменте.

Также - растущий интерес со стороны конкурентов General Motors, таких как Ford или BMW, к проникновению на российский рынок, тоже слегка обеспокоил американский концерн. И General Motors решила ускорить принятие решения.

Сергей Сенинский:

Наш второй собеседник - из Детройта - редактор журнала Automotive News Дэвид Сэджвик:

Дэвид Сэджвик:

Весь вопрос - в деньгах. Российские автомобильные предприятия практически не имеют средств. И потому они ищут зарубежных партнеров, которые бы финансировали модернизацию из производства. Такого рода отношения и складываются между АвтоВАЗом и General Motors.

Когда на Западе речь заходит о совместных предприятиях с российскими партнерами, то говорят не только об их собственной надёжности, но и об общем экономическом климате в стране. О стабильности законодательства, о предсказуемости политической ситуации и курса национальной валюты. Можете ли вы мне сказать, каким - хотя бы примерно - будет курс российского рубля через пару лет? Вряд ли кто ответит. Отсюда и осторожность международных инвесторов. Ну, а российским компаниям в первую очередь необходимо демонстрировать собственный потенциал, который привлек бы зарубежного партнера.

Сергей Сенинский:

Планируемые к производству на новом совместном предприятии автомобили - внедорожник ВАЗ-2123 - будут выпускаться в России как "Нива", а экспортный вариант станет называться Chevrolet?

Юлия Жданова:

Точной информации пока нет. Решение о том, под какой маркой экспортировать и продавать на внутреннем рынке, тоже отсутствует. Для General Motors это, наверно, достаточно важный вопрос. Потому что, если продавать машины под маркой Chevrolet, скажем, через сеть российских дилеров в России, это может нанести вред имиджу General Motors. Дело в том, что не все эти дилеры достигли необходимого уровня качества сервиса. И компания, скорее всего, будет очень избирательно подходить к выбору дилеров. Вопрос о том, под какой маркой будет выпускаться машина, еще не решен. Все будет зависеть от качества дилерской сети.

Дэвид Сэджвик:



Важен и такой момент. Продукцию компании General Motors знают все. О новом российском автомобиле пока не знает никто - за пределами самой России. Но если General Motors согласна предоставить свою торговую марку автомобилю, о котором пока толком ничего не известно, то это для всех должно означать одно: General Motors удовлетворена его качеством. General Motors не стала бы рисковать репутацией торговой марки Chevrolet, если бы руководство компании считало, что новая "Нива" - всего лишь груда железок. Так что это обстоятельство - определенно хороший знак. Торговая марка Chevrolet хорошо известна во всем мире. У покупателей принадлежность автомобиля к этой марке будет ассоциироваться с хорошим качеством, что определенно способствует расширению продаж.

Сергей Сенинский:

В одном из недавних интервью глава представительства General Motors в странах СНГ Дэвид Херман говорил о том, что будущая продукция совместного с АвтоВАЗом предприятия не должна стоить в России дороже 7-8 тысяч долларов. Иначе - на массовый спрос рассчитывать не приходится. Однако первые экземпляры этого автомобиля, которые АвтоВАЗ уже выпустил самостоятельно, продавалась по 10 тысяч долларов! Юлия Жданова, UFG, Москва:

Юлия Жданова:

Здесь нет никакого противоречия. Потому что те несколько автомобилей - это не серийные автомобили. Это - прототипы. И они стоят достаточно дорого только потому, что не выпускаются большими объемами. По мере того, как совместное предприятие начнет выходить на проектную мощность, а это произойдет не раньше 2006 года, цена автомобилей будет падать. Потому что в автомобильном бизнесе объем выпуска имеет решающее значение для себестоимости.

Сергей Сенинский:

Еще недавно в планах возможного совместного предприятия значилось производство в России автомобилей OPEL Astra. Теперь, что, от этих планов совсем отказались?

Юлия Жданова:

Я думаю, что от этой идеи не отказались. Её просто отложили до "лучших времен", когда рынок таких автомобилей и такого ценового сегмента начнет возрождаться и демонстрировать существенный рост. Затраты, инвестиции на осуществление такого проекта несоизмеримо выше по сравнению с теми инвестициями, которые потребуются на реализацию Нивы 2123. Она практически основана на уже существующей компонентной базе АвтоВАЗа. А только при этих условиях проект может осуществиться и быть эффективным - при данных экономических условиях в России.

Сергей Сенинский:

Выходит, прежде, чем западные компании начнут выпускать в России свои собственные автомобили, в Россию должны прийти зарубежные же компании - производители комплектующих...и создать свои совместные предприятия...

Юлия Жданова:

Я недавно побывала на международной автомобильной конференции в Варшаве. Надо признать, что интерес поставщиков компонентов очень высок. И они просто "сидят и ждут" сигнала от крупных производителей автомобилей - таких как Ford, BMW, Renault, GM. Они просто ждут сигнала, чтобы прийти в Россию и создавать там совместные предприятия с местными производителями.

И уже есть успешный опыт - немецкой компании Mannesmann. Одно из подразделений компании, которое занимается производством автомобильных компонентов, создало в Татарстане совместное предприятие. Они производят приборные доски и в довольно больших объемах поставляют их на АвтоВАЗ. У этого СП есть большие возможности для того, чтобы стать крупными поставщиками и для новой Нивы.

Сергей Сенинский:

О планах экспорта продукции будущего совместного предприятия - из Детройта - редактор журнала Automotive News Дэвид Сэджвик:

Дэвид Сэджвик:

Не думаю, что российские стандарты автомобилей уже соответствуют принятым на Западе. Новая "Нива" может представлять интерес, если ее цена будет чрезвычайно низкой при удовлетворительном или приемлемом качестве. В этом случае у таких машин может быть ограниченный экспортный рынок. Ведь российские автомобили экспортировались в прошлом. Поэтому, чтобы прогнозировать, на каких рынках новый автомобиль может найти спрос, нужно сначала посмотреть на традиционные российские экспортные рынки. Именно здесь у нового внедорожника могут быть перспективы.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечали: в Москве - аналитик по автомобильной промышленности инвестиционного банка UFG Юлия Жданова; из Детройта - редактор журнала Automotive News Дэвид Сэджвик.

В минувшую среду президент России провел совещание, посвященное планам пенсионной реформы в стране. Единой концепции так пока и нет, хотя - по более ранним планам - реформа должна начаться в январе будущего года. Среди неясных концептуальных положений - место и роль в этой реформе негосударственных пенсионных фондов, которые уже 8 лет как в России существуют.

Два небольших европейских сюжета на тему пенсионной реформы мы предложим сегодня. Польша, где реформа системы социального обеспечения идет уже почти два года, и - Германия, где пенсионная реформа только готовится. Наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих начинает:

Ежи Редлих:

Пенсионная реформа началась в Польше весной 1999 года. При старой системе работодатели перечисляли в общий фонд управления социального обеспечения от 45% фонда заработной платы. Эта же ставка действует и сейчас, однако теперь отчисления работодателя делятся на две части, большая из которых зачисляется на персональный счет работника. Эти деньги и станут основой его будущей пенсии. В любой момент работник может узнать, сколько денег уже накоплено на этом счете.

Но пенсия будет начисляться не из одного источника. Примерно 2/3 взноса работника остается в управлении социального обеспечения, а оставшаяся часть переводится в специальные открытые пенсионные фонды, по выбору самого работника. Причем эти фонды могут инвестировать получаемые средства с целью их приумножения. В пенсионные фонды могут поступать и дополнительные суммы, вносимые теми работниками, которые хотят еще больше увеличить размер своей будущей пенсии.

Стало быть, пенсия теперь формируется из одного, двух или трех источников.

Первый - управление Социального обеспечения. Это - единственный источник для нынешних пенсионеров и тех, кому к началу 1999 года, когда началась реформа, исполнилось 50 лег, но которые не пожелали вступать в открытые пенсионные фонды.

Второй источник - пенсионные фонды. Участие в них является абсолютно обязательным для всех работников, которым к 1 января 1999 года не исполнилось 30 лет.

Если же поляку - к моменту начала реформы - было больше 30, но менее 50 лет, он мог выбирать: только ли государственная пенсия или - еще и от пенсионного фонда.

Всего в Польше получил лицензии 21 открытый пенсионный фонд. В них зарегистрировалось более 10 миллионов вкладчиков, то есть четверть всех жителей страны. Однако, 60% вкладчиков вступили в три крупнейших фонда: один - французский, второй - голландский и третий - польский. Они привлекли клиентов не только уровнем обслуживания, но и тем, что рентабельность вложений в эти фонды оказалась среднем на 7 процентов выше темпов инфляции.

Такова в целом идея и принципы работы новой пенсионной системы. Теоретически. Потому что двухлетняя практика показала и просчеты.

Прежде всего, с началом реформы должна была заработать новая компьютерная система регистрации пенсионных взносов. Однако она не внедрена до сих пор, из-за чего отсутствует полный учет в самом управлении социального обеспечения и под вопросом оказывается своевременная передача данных в пенсионные фонды.

В результате во многих пенсионных фондах - так называемые "мертвые" счета. Вкладчики, желая проверить, как пенсионные фонды инвестируют их средства, вдруг узнают, что их личные счета - пусты.

Эти и другие недостатки в проведении пенсионной реформы привели к тому, что 40 процентов граждан Польши - по данным недавнего опроса общественного мнения - не одобряют новую систему и требуют ее коренной реорганизации.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

О планах пенсионной реформы в Германии - из Берлина - рассказывает руководитель отдела Федерального страхового управления для служащих Ульрих Тайль. С ним беседовал наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский:

Ульрих Тайль:

В Германии существует система обязательного пенсионного страхования. Каждый работник обязан ежемесячно переводить определенную сумму в государственную пенсионную страховую кассу. При этом он выплачивает половину своего ежемесячного взноса, вторую же половину обязан внести его работодатель. То есть, чем дольше человек работал и чем выше был его заработок и, соответственно, отчисления в пенсионную кассу, тем выше будет размер его пенсии. Размер среднестатистической пенсии в Германии составляет сейчас примерно 70% заработка на последнем - перед выходом на пенсию - месте работы человека.

В рамках реформы системы пенсионного обеспечения, которая сейчас обсуждается в парламенте, предполагается снижение этого уровня до 67%, а также повышение пенсионного возраста с 60 до 65 лет. В результате плательщиков станет больше, а размер самих взносов на будущую пенсию должен снизиться.

Пенсионная страховая касса в Германии не располагает оборотным капиталом. Здесь используется, как мы его называем, "принцип перегрузки". То есть наша задача - за счет взносов работающих и поступлений из госбюджета - обеспечить наличие суммы для выплаты пенсий на один год вперед. Другие средства в кассе не аккумулируются.

Что касается Договора поколений, то это, в принципе, закрепленная в законодательстве система, (не ограничивающаяся, кстати, только системой пенсионного обеспечения), предписывающая молодому поколению взять на себя заботу о старшем поколении, так же как это поколение заботилось о поколении своих родителей. То есть это - не зафиксированный на бумаге некий Договор, а целый свод законодательных актов.

Сергей Сенинский:

На вопросы нашего корреспондента в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечал руководитель отдела Федерального страхового управления для служащих Германии Ульрих Тайль.

Статус Центрального банка России, как независимого института, может существенно измениться, если законодатели одобрят предлагаемые президентской администрацией поправки к закону "О Центральном банке". Рассмотрение соответствующего законопроекта в Государственной Думе ожидается через несколько недель.

В чем суть этих поправок - в том виде, в каком в каком законопроект существует на сегодня? Наш собеседник в Москве - банковский аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Андрей Иванов:

Андрей Иванов:

Если сформулировать очень коротко, то суть поправок в том, чтобы изменить статус Центрального банка. Сейчас Центральный банк не является федеральным органом. Это означает, что он не подчиняется напрямую ни президенту, ни правительству. Его активы не могут служить обеспечением обязательств государства.

В то же время, юридический статус Центрального банка четко не определен. Так как в законодательстве нет такого понятия. Согласно российскому законодательству, может быть или коммерческая организация, с определенным статусом (открытое акционерное общество, закрытое акционерное общество и т.д.), либо государственная организация, которая находиться в федеральной собственности. Статус Центрального банка не был четко определен законодательством. И сейчас президентская администрация пытается его изменить. Пытается сделать Центральный банк федеральной собственностью.

Сергей Сенинский:

Что конкретно изменится, если поправки будут приняты в их нынешнем виде?

Андрей Иванов:

Если ЦБ станет федеральной собственностью и станет государственным учреждением, то глава ЦБ будет отвечать перед главой государства, то есть перед президентом. В этом случае снижается независимость ЦБ.

Во-вторых, ЦБ может, например, проверятся Счетной комиссией. В-третьих, бюджет ЦБ тоже будет утверждаться на федеральном уровне. Либо это будет правительство, либо администрация президента. И ЦБ теряет независимость в определении доходов и расходов. Расходы банка - еще несколько лет назад - оценивались в 1% от всего ВВП страны. Это - достаточно большая сумма. Очевидно, если он станет государственным учреждением, то это будет пересмотрено. И, конечно, в сторону уменьшения.

Коротко говоря, я думаю, что изменение статуса ЦБ приведет к серьезной внутренней реструктуризации ЦБ.

Сергей Сенинский:

Должен ли будет - в этом случае - Центральный банк отвечать по обязательствам правительства? Это - один из наиболее обсуждаемых вопросов...

Андрей Иванов:

С юридической точки зрения - могут ли резервы ЦБ использоваться для выплаты по долгам государства? Я думаю, что, вероятно, да. Если в законе не будет определяться статус определенных активов ЦБ. Например, резервов.

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечал в Москве банковский аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Андрей Иванов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 9 февраля. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:



Если в Европе - единая валюта, то почему не быть общей налоговой системе? Это - очевидно, твердят сторонники дальнейшей интеграции. Но не для комиссара Евросоюза по внутреннему рынку, Фрица Болкенстейна, который на днях представил давно ожидавшуюся декларацию по налоговой политике, пишет "Экономист".

Приоритет, утверждает г-н Болкенстейн, - повсеместно снизить налоговое бремя. Но не пытайтесь гармонизировать налоговые системы разных стран! Сторонники национального контроля за налоговыми системами могут быть удовлетворены. Однако заявления комиссара о "пагубности налогового соревнования" вряд ли будут приняты повсеместно. Даже если они и не распространяются на такие ключевые ставки, как налога на корпорации, под вопросом оказываются так называемые "налоговые каникулы" - для привлечения в ту или иную страну иностранных инвесторов. Этим широко пользуется, например, Ирландия.

Внутренние правила Европейского Союза обязывают национальные правительства не препятствовать свободному перемещению в границах Союза работников и товаров. Однако различия в налоговых системах - скажем, по налогообложению пенсий - можно оценить и как препятствие для свободного перемещения рабочей силы.

Г-н Болкенстейн допускает, например, возможность учреждения единых для всех правил налогообложения компаний - вместо того, чтобы позволить каждой из 15 стран Евросоюза самостоятельно приспособить национальные налоговые системы к требованиям единого европейского рынка. Сомнительно, что с этим согласятся все европейские правительства, заключает "Экономист".

Показатель роста производительности труда - один из важнейших факторов для оценки перспектив экономики, определяющим многие другие. Последние данные говорят о том, что темпы роста производительности труда в США существенно снизились к концу прошлого года. Но говорят ли эти данные о долгосрочной динамике, задается вопросом "Экономист".

За последние 5 лет ежегодные темпы роста производительности труда в США были вдвое выше, чем за период с 1973 по 1995 годы. Вопрос - сколь долго это продлится? Оптимисты полагают, что этот спад - временный. Скептики возражают: трудно поверить, что ни один из взлетов производительности за последние 5 лет не был циклическим. Конечно, данные за один квартал не могут быть определяющими, но тот факт, что темпы роста производительности труда в США снизились еще до того, как все заговорят о рецессии, порождает сомнения: сколь длительным может оказаться последний - по времени - взлет, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 9 января.

Высший Арбитражный суд России в минувший понедельник вынес решение по поводу 40% пакета государственных акций "Иркутскэнерго" - одной из трех энергетических компаний страны, не зависимых от РАО "ЕЭС России". Рассказывает Михаил Селезнев, аналитик по энергетике инвестиционного банка United Financial Group:

Михаил Селезнев:

Конечно, "Иркутскэнерго" является исключительной энергосистемой. Суть ее независимости заключается в том, что РАО "ЕЭС России" не владеет ни одной акцией компании. То есть не зависят от РАО ЕЭС и местные линии электропередач, и электростанции и т.д.

Сергей Сенинский:

Каков удельный вес "Иркутскэнерго" в общей структуре российской электроэнергетики?

Михаил Селезнев:

В отличие от всех других российских региональных энергосистем, на ее балансе находятся все большие гидростанции региона: Братская и Усть-Илимская.

Что же касается доли "Иркутскэнерго" в производстве электроэнергии в России, то она близка к 5%, что для региональной энергосистемы очень значительно. По объемам произведенной и проданной потребителям электроэнергии "Иркутскэнерго" сравнима с "Мосэнерго", которая является очень большой энергосистемой.

Сергей Сенинский:

Какова предыстория этого независимого статуса компании?

Михаил Селезнев:

По закону об акционировании энергетического сектора, определенные пакеты акций должны были достаться федеральным властям - и впоследствии РАО "ЕЭС России" - при начальной приватизации. "Иркутскэнерго" была приватизирована следующим образом: 40% акций отошли государству и 60% были распределены среди трудового коллектива.

Но эти 40%, которые потом и стали объектом спора, так и не нашли свой путь в РАО "ЕЭС России". В 1996 году как раз был период раздачи суверенитетов, когда Ельцин хотел установить благоприятные отношения с региональными элитами. И, благодаря договору между Ельциным и тогдашним губернатором Иркутской области, эти акции были просто переданы во владения Иркутской области. Таким образом, РАО "ЕЭС" ничего не получило.

Что же касается оставшихся 60%.... В общем-то, как и во многих других российских предприятиях, они нашли свой путь от трудового коллектива и частных акционеров в Иркутской области к различным инвестиционным фондам, в том числе и зарубежным. Я думаю, что на определенных этапах доля зарубежных акционеров в "Иркутскэнерго" превышала 35%.

Сергей Сенинский:

Но позже, сколь известно, структура акционеров компании существенно изменилась - в пользу крупных российских металлургических компаний...

Михаил Селезнев:

Да, доля в 35% акций, которые когда-то были во владении иностранных акционеров, значительно снизилась. На данный момент примерно 20-25% акций владеет "Русский алюминий", который включает в себя "Сибирский алюминий", контролируемый Дерипаской, и активы Братского и Красноярского алюминиевых заводов, контролируемые Абрамовичем. И где-то, мы думаем, 8 - 9% находятся у Сибирско-Уральской алюминиевой компании "СУАЛ", контролируемой Вексельбергом.

11% из оставшихся 15% по-прежнему находятся у частных и мелких акционеров- российских юридических лиц. И очень незначительная часть, возможно, меньше 5%, у иностранных акционеров.

Сергей Сенинский:

На фоне планов реформирования российской электроэнергетики история с "Иркутскэнерго" - скорее, исключение, чем некая модель...

Михаил Селезнев:

"Иркутскэнерго" вряд ли можно назвать моделью. Скорее, конечно, нужно назвать исключением. Во-первых, исходя из особенностей генерирующих активов, которыми эта компания обладает. В Иркутском регионе самые низкие тарифы на электроэнергию, но при этом, что парадоксально, "Иркутскэнерго" является самой рентабельной энергокомпанией в России - за счет того, что примерно 85% всей вырабатываемой здесь электроэнергии - от гидроэлектростанций. А ее себестоимость очень низка. Таким образом, даже при низких тарифах, рентабельность очень высокая.

Говоря о возможных реформах и о каком-то рынке электроэнергии, планируется, что гидрогенерирующие активы, именно по причине очень низкой себестоимости, будут "выводиться" на рынок в последнюю очередь. Если будут вообще выводиться. Это во-первых. Во-вторых, конечно, основной движущей силой реформы пока являлось желание РАО "ЕЭС России" проводить реформы в дочерних и зависимых компаниях. А в данном случае РАО "ЕЭС России" вообще не является акционером. И исходя из решения арбитражного суда, максимум, что может получить РАО "ЕЭС России", - 24,5% акций "Иркутскэнерго". А этого не будет достаточно, чтобы проводить в жизнь какие-то решения.

То есть, конечно же, "Иркутскэнерго" является исключением - как с операционной стороны, так и по ввиду особенностей распределения акционеров.

Сергей Сенинский:

"Иркутскэнерго" - одна из трех российских энергокомпаний, не зависимых от РАО "ЕЭС России". Две других - "Татэнерго" и "Башкирэнерго". Их истории - похожи?

Михаил Селезнев:

"Татэнерго" находится в очень похожем на "Иркутскэнерго" положении. Она тоже абсолютно не контролируется РАО "ЕЭС России", благодаря такому же соглашению между региональными властями и президентом Ельциным. Там нет вообще никакой доли РАО "ЕЭС России". И, я бы сказал, что компания даже практически не акционирована.

Что касается "Башкирэнерго", то из-за похожего соглашения, РАО "ЕЭС России" контролирует примерно 23% акций. Это примерно столь же, сколько она сможет контролировать - после решения Арбитражного суда - в "Иркутскэнерго". Но этого опять-таки недостаточно для контроля над активами компании.

Сергей Сенинский:

Спасибо, вопросы нашей программы отвечал в Москве аналитик по энергетике инвестиционного банка United Financial Group Михаил Селезнев.

На минувшей неделе в Киеве провела переговоры делегация Международного валютного фонда. Однако согласованная ранее кредитная линия Украине так и осталась заблокированной. Одна из причин - экспортная пошлина на семена подсолнечника. Рассказывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Известное выражение "все это - семечки", означающее, что дело-то совершенно неважное или абсолютно простое, в последнее время приобрело для правительства Украины и для Верховной Рады второе, причем прямо противоположное значение.

История такова. В октябре 1999 года Киев ввел 23-процентную пошлину на экспорт подсолнечника, которая должна была действовать до 1 июля 2002 года. Официально - это было сделано с целью увеличения загрузки мощностей отечественных предприятий. Ну, а не официально? Говорит Николай Вернитский, заместитель директора компании "Олимпекс", занимающейся производством, переработкой, а также экспортом и импортом сельскохозяйственных продуктов:



Николай Вернитский:

Сейчас уже очевидно, что основная причина была в том, чтобы поставить маслозаводы в более привилегированное положение перед экспортерами. То есть, аграрное лобби в парламенте "пробило" эту пошлину - чтобы загрузить свои же маслозаводы.

Были периоды, когда пошлина очень сильно вредила и производителям, и вообще государству в целом.

Это очень серьезный, в общем-то, вопрос, и очень серьезное дело - экспорт подсолнечника. В предыдущие годы, когда были высокие мировые цены, и когда экспорт был в больших объемах, то мы экспортировали примерно на полмиллиарда американских долларов... Это очень много. Давайте сравним: госбюджет - 6 миллиардов долларов...

Сергей Киселев:

Николай Вернитский, заместитель директора компании "Олимпекс".

Международный валютный фонд категорически, согласовывая с правительством Украины программу кредитования, решительно потребовал отмены экспортной пошлины на семена подсолнечника. Аргументы фонда таковы: во-первых, пошлина заставляет сельхозпроизводителей продавать подсолнечник по ценам, значительно ниже мировых. Во-вторых, подобный способ загрузки мощностей украинских масложировых предприятий является искусственным. В-третьих, в случае отмены пошлины, выручка сельхозпроизводителей от реализации подсолнечника увеличится, что позволит им использовать средства для закупки необходимых материалов и ресурсов. материально-технических ресурсов. В-четвертых, по данным экспертов МВФ, большинство украинских предприятий, перерабатывающих семечки подсолнечника, являются прибыльными и без пошлины. А те, которые убыточны, отмена пошлины подтолкнет к реорганизации. Пятая причина экспертами МВФ не называется, но, очевидно, подразумевается. Речь идет об убытках европейских импортеров, так как Украина, вместе с Россией и Аргентиной, составляет тройку крупнейших мировых экспортеров семян подсолнечника.

Николай Вернитский:

Из года в год география экспорта именно семян подсолнечника одна и та же: страны Европейского Союза и Турция. Вообще, в мире очень мало стран, которые производят подсолнечник, а спрос очень большой.

Сергей Киселев:

Отмена пошлины была одним из требований МВФ для возобновления кредитования Украины. В прошлогоднем Меморандуме об экономической политике правительство обязалось снизить ставку пошлины с 23 до 10 процентов в декабре 2000 года. Однако позже Кабинет министров обратился к МВФ с просьбой перенести крайний на январь 2001. Фонд согласился и в качестве, так сказать, "жеста доброй воли" в декабре прошлого года возобновил кредитование Украины по программе расширенного финансирования, строго предупредив при этом, что в случае невыполнения Украиной условий Меморандума программа эта может быть остановлена.

Посетивший на этой неделе Киев директор 2 Европейского департамента МВФ Джон Одлинг-Сми подтвердил, что МВФ не предоставит Украине очередной кредит - 187 миллионов долларов - до принятия закона о снижении экспортной пошлины на семена подсолнечника.

В Верховной Раде находится законопроект, предусматривающий снижение ставки пошлины с 23 до 10 процентов, причем действует она в течение сезона. Однако многие украинские эксперты сомневаются, что закон будет принят: ведь ранее парламент неоднократно отклонял любые попытки отказаться от пошлины.

Говорит заместитель директора компании "Олимпекс" Николай Вернитский:

Николай Вернитский:

Сейчас этот вопрос больше перешел в политическую плоскость, чем экономическую. Все зависит от позиции парламента. Например, честно говоря, в создавшейся ситуации я вообще не вижу необходимости сохранять пошлину или отменять ее - с позиции внутреннего рынка. Потому что давно найдены вполне легальные экспортные схемы, которые помогают избегать уплаты пошлины. Сейчас для экспортеров - ни холодно, ни жарко, есть пошлины или нет. Поэтому этот вопрос - только политический.

Как поступит Верховная Рада - не знаю. Захочет она эти кредиты - отменит.

Пошлина уже больше не влияет на внутренний рынок.

Сергей Киселев:

Николай Вернитский, заместитель директора компании "Олимпекс".

В общем, предприниматели в очередной продемонстрировали, что, если закон слишком суров для выполнения, его можно легко обойти.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Американская компания Bridge Information Systems, вторая в мире - вслед за британской Reuters - компания финансовой информации, объявила на минувшей неделе о возможности обращения в суд с просьбой временно защитить ее от претензий кредиторов. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

По экспертным оценкам, более 60% мирового рынка финансовой информации контролируют всего три компании. Безусловный лидер - британская корпорация Reuters: 29% рынка. Второй следует американская компания Bridge Information Systems - 19%. И третьей - также американская Bloomberg - 13%.

До недавнего времени Bridge Information Systems успешно развивалась. Но недавно один из кредиторов корпорации - финансовая компания Highland Capital Management - подала в суд петицию, требуя, чтобы Bridge немедленно вернула ей долг в 27 миллионов долларов и настаивая на принудительном банкротстве должника. Что же произошло? Рассказывает Майкл Аткин, вице-президент американской Ассоциации предприятий программного обеспечения и информации.

Майкл Аткин:

Проблема Bridge в том, что за короткое время она приобрела сразу несколько разнородных компаний и теперь с трудом интегрирует их в единую организацию. Неприятности Bridge происходят из-за того, что затраты превышают доходы.

Вообще, распространение финансовой информации - это давно сложившийся бизнес. И расширяется этот рынок очень медленно. Например, с 1992 по 1999 год этот рост составлял всего 3% в год. Если принять в расчет инфляцию, то роста - почти никакого. Выжить в этом бизнесе можно, только сокращая затраты. Это - главное требование ко всем участникам рынка финансовой информации. Да, компания Bridge выдает отличную продукцию! Но этого - мало. Ее надо удешевить, точнее определить профиль компании и освободиться от ненужных подразделений. Я абсолютно уверен, что Bridge справится с нынешними проблемами. Посмотрите, например, какой солидный план реорганизации они составили! Это крепкая и хорошо управляемая компания.

Владимир Морозов:

План перестройки предусматривает сокращение долгов компании более чем на 700 миллионов долларов. Для этого основным кредиторам будут переданы акции Bridge на общую сумму 340 миллионов долларов. Еще 400 миллионов должна принести продажа подразделений, не имеющих отношения к основному профилю Bridge. Пока, правда, не называются, какие именно.

Из занятых в корпорации 5 тысяч человек, как ожидается, будет уволен каждый десятый. Этот план уже обсуждался с комитетом кредиторов и был одобрен. Но, чтобы начать его выполнение, план должны одобрить представители всех кредиторов и акционеров.

Однако президент корпорации Bridge Information Systems Дэвид Роско заявил, что процесс реорганизации уже начат и будет закончен к середине марта. Вот как комментирует это заявление Джек Макканвилл, редактор специализированного бюллетеня Market Data Industry.

Джек Макканвил:

Любая компания, которая вынуждена говорить о своем банкротстве, хочет прежде всего внушить публике, что все находится под контролем, и положение вскоре улучшится. Это, во-первых, успокаивает сотрудников самой компании, потому что иначе они начнут искать другую работу и разбегутся. Во-вторых, бодрый тон должен подействовать и на клиентов, удержать их.

Хотя в данном случае бодрый тон не лишен некоторого основания. За спиной Bridge стоит такой мощный инвестор, как финансовая компания Welsh, Carson, Anderson & Stowe, которой принадлежат 40% акций Bridge. В прежние годы инвестор уже вложил в Bridge солидные суммы и теперь дает еще 150 миллионов долларов, чтобы поддержать на первых стадиях реструктуризации.

Владимир Морозов:

В какой степени вообще можно сравнивать компанию Bridge с ее ближайшими конкурентами - Reuters и Bloomberg?

Джек Макканвил :

Reuters и Bloomberg скажут вам, что Bridge ни в коем случае не является их конкурентом. Действительно, сравнивать трудно. И в Reuters, и в Bloomberg только одно из многочисленных подразделений этих компаний занимается финансовой информацией.

Поэтому настоящим конкурентом Bridge можно считать только компанию ILX Systems. На мировом рынке финансовой информации она идет четвертой - после Bloomberg. ILX Systems имеет сегодня 160 тысяч подписчиков по всему миру и каждый год прибавляет еще по 25 тысяч. Характерно, что с того времени, как появилась информация о трудностях, переживаемых Bridge, компанию ILX Systems просто одолели телефонными звонками клиенты Bridge, которые боятся остаться без финансовой информации.

Владимир Морозов:

Но насколько успешны на рынке финансовой информации компании, имеющие именно узкую специализацию? Майкл Аткин, вице-президент американской Ассоциации предприятий программного обеспечения и информации:

Майкл Аткин:

Успех не зависит от узкой специализации - как таковой. Есть успешные специализированные компании. А есть и противоположные примеры. Всем известная Reuters, предоставляющая своим клиентам широчайший спектр информации. Или компания Bloomberg, также имеющая собственное теле- и радиовещание.

Кстати, политическую и другую, не обязательно коммерческую, информацию можно получить не только у Reuters, но и у Bridge, хотя эта компания не столь велика и до Reuters ей далеко. А еще и потому, что Bridge создана только в 1974 году, а Reuters существует уже 150 лет назад, она значительно богаче, и, что самое главное, пользуется широким признанием среди ваших коллег журналистов.

Владимир Морозов:

Но вернемся к Bridge Information Systems. Несмотря на то, что в последние месяцы ее финансовое положение заметно ухудшилось, корпорация начала переговоры с кредиторами только после того, как один из них обратился в суд с требованием начать процесс принудительного банкротства. Чем отличается оно от так называемого "добровольного", которое в США часто называют "статья 11-ая"? Джек Макканвилл, редактор специлизированного бюллетеня Market Data Industry.

Джек Макканвил:

Знаете, если вы упоминаете статью 11-ую и банкротство, например, в Лондоне, то сразу же в голову приходит ликвидация бизнеса. Но в Соединенных Штатах статья 11-ая закона о банкротстве означает, что вы просите защиты у суда. Суд, если принимает соответствующее решение, временно запрещает вашим кредиторам требовать с вас погашения долгов. Потому что, обращаясь в суд, потенциальный банкрот обязан предоставить план реорганизации компании, который призван снова сделать ее прибыльной. Кроме того, надо представить доказательства, что у вас есть деньги на реорганизацию.

Такой порядок позволяет многим компаниям продолжать работу, сокращать затраты на производство своего продукта и - в результате - "возродиться из пепла". Насильственное или принудительное банкротство - это статья 7 американского закона о банкротстве. В этом случае кредитор требует деньги сразу же, и если ему удается доказать, что должник не способен на реформирование, то он добивается ликвидации компании-должника, распродажи его имущества и выплаты своей доли из этой выручки.

Владимир Морозов:

Многие аналитики полагают, что, какие бы проблемы ни стояли сегодня перед Bridge Information Systems, корпорация слишком велика и необходима своим клиентам, чтобы просто бесследно исчезнуть. Сегодня Bridge обеспечивает новостями и финансовой информацией более 250 тысяч подписчиков в 65 странах.

Но, так или иначе, в ближайшие дни компания Bridge официально обратится в суд с петицией о банкротстве, то есть попросит предоставить ей, на основании статьи 11 закона о банкротстве, временную защиту от кредиторов на период реорганизации компании.

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG