Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Долги России Парижскому клубу и Германии. Украино-российская энергосистема. Музыка в Интернете: Napster


- Долги России Парижскому клубу и Германии.
- Украино-российская энергосистема.
- Энергетический кризис в Калифорнии.
- Музыка в Интернете: Napster - решение Апелляционного суда.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:



Всего месяц прошел с тех пор, как руководители российского правительства официально заявили, что в нынешнем году Россия не будет в полном объеме обслуживать свои внешние долги. Теперь те же самые официальные лица столь же серьезно говорят о том, что, если страна не будет исправно платить по всем своим долгам, она может быть исключена из членов так называемой "большой восьмерки".

Журнал Euromoney в последнем, февральском, номере пишет: хотя само по себе исключение обслуживания государственных долгов из числа приоритетов и может показаться верхом легкомыслия, но у российского правительства - и это практически очевидно - был свой план. Дело в том, напоминает журнал, что объем платежей России в счет текущего обслуживания своего внешнего долга - причем в полном соответствии с ранее согласованными графиками - в нынешнем году значительно увеличивается: в прошлом году - 11,6 миллиарда долларов, а в 2001 - 15,4 миллиарда! Большую часть этого увеличения долговых обязательств составляют платежи именно странам-членам Парижского клуба: если в прошлом году они составили 700 миллионов, то в нынешнем увеличиваются сразу в пять с половиной раз - до 3,9 миллиарда долларов! Но и это не все: большая часть этих платежей приходится именно на первый квартал наступившего года.

В этих условиях, продолжает журнал Euromoney, российское правительство действовало весьма избирательно, отказываясь обслуживать лишь отдельные составляющие своего долга. Объектами для отказа были выбраны не просто долги России правительствам других стран, но часть именно тех долгов, которые страна переняла от СССР - вместе со всеми его зарубежными активами. Какую именно часть этих долгов? Среди них, во-первых, те долги, которые вообще никогда не реструктурировались: по этим счетам Россия должна была выплатить в январе 350 миллионов долларов. Во-вторых, те долги, которые подпадали под действие предыдущего соглашения с Парижским клубом о реструктуризации - 1996 года. По ним Россия должна выплатить в феврале 1 миллиард 200 миллионов долларов.

Россия, пишет автор статьи в последнем, февральском, номере журнала Euromoney, никогда не стремилась соблюдать общие для всех правила. Вот и теперь Москва пытается изменить давно устоявшийся порядок: правительство страны-должника сначала добивается согласия на реструктуризацию долгов Парижского клуба, а потому уже - уговаривает частных кредиторов. Добившись летом прошлого года списания части своих долгов Лондонскому клубу, Россия понадеялась, что ее переговорщики смогут добиться того же от членов и Парижского клуба.

Теперь результат предсказать очень непросто. Одно, впрочем, ясно: финансовое благополучие России, продемонстрированное в прошлом году, не бесконечно. Цены на нефть идут вниз, а для России их снижение на каждые 5 долларов за баррель приводит к снижению темпов роста экономики на 1%. Рост валютных резервов замедляется, профицит бюджета вряд ли сохранится. Объем валового внутреннего продукта России сегодня составляет 70% её объема в 1990 году. Для сравнения: объемы экономики Польши составляют ныне 150% к уровню 1990 года.

Однако в этих условиях - чем более туманными будут представляться ближайшие перспективы российской экономики, тем проще становится задача российских переговорщиков. Но переговоры с Парижским клубом не возобновятся до тех пор, пока не будет выполнен ряд условий: во-первых, Россия не преодолеет частичный дефолт, возникший в начале года, а во-вторых, не будет получена рекомендация от МВФ приступить к переговорам, как единственному пути избежать в будущем полного дефолта России по долгам Парижскому клубу. Скорое решение маловероятно, заключает автор статьи "Рискованная игра с Парижским клубом", опубликованной в последнем, февральском, номере журнала Euromoney.

Через несколько минут мы вернемся к теме долгов России Парижскому клубу - уже, глядя из Москвы, а сейчас - о новых российско-германских переговорах по проблеме долгов. На минувшей неделе в Берлине побывал глава российского министерства экономического развития и торговли Герман Греф. Среди прочих обсуждавшихся тем - долг бывшего СССР бывшей ГДР. Говорит Юрген Конрад, ведущий аналитик Deutsche Bank по России, с которым беседовал наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский:

Юрген Конрад:

Что касается самой суммы этого долга, то это является пока лишь предметом переговоров. В январе заговорили о сумме в 6,4 миллиарда долларов. Насколько мне известно, эта сумма была предложена немецкой стороной, но я думаю, что она - отнюдь не окончательная.

Вообще, главной темой переговоров станет определение точной суммы этого долга - в долларах или в евро. Долг бывшего СССР бывшей ГДР возник за счет поставок из Германии товаров, которые не были оплачены до распада СССР и до объединения Германии. Валютой расчетов в рамках Совета экономической взаимопомощи был тогда так называемый "переводной" рубль. После объединения Германии к ФРГ перешли и долговые обязательства других стран бывшей ГДР.

Сергей Сенинский:

Сколь известно, у России и Германии - разные представления о том, по какому курсу пересчитывать долг в переводных рублях...

Юрген Конрад:

Насколько мне известно, на последней встрече не велось переговоров именно об обменном курсе переводного рубля. В течение года эту проблему должны совместно решить российские и немецкие эксперты. У меня сложилось впечатление, что сейчас ни у одной из сторон нет окончательного мнения по этому вопросу.

Здесь необходимо обратить внимание на такой аспект проблемы. Как известно, у России есть претензии (выраженные именно в переводных рублях) к странам - участникам бывшего социалистического лагеря - таким, например, как Куба, Ирак или Ливия. И для немецкой стороны очень важно знать, какой обменный курс подразумевается, когда Россия ведет переговоры с этими странами о возврате долгов. Логично предположить, что для немецкой стороны было бы неприемлемым вести переговоры о погашении долгов Россией, если на них предполагается совершенно иной обменный курс переводного рубля, чем тот, по которому Россия требует рассчитаться собственных должников.

Сергей Сенинский:

Сразу по окончании переговоров в Берлине Герман Греф заявил, что в России будет создано некое новое инвестиционное агентство, призванное, как он выразился, содействовать продвижению в стране проектов с участием зарубежных инвесторов. Оно, по словам Грефа, будет выполнять посреднические функции и в итоге должно стать самоокупаемым за счет предоставления различной информации и контроля продвижения проектов. Министр экономики Германии Вернер Мюллер тут же заметил, что агентство это создается по инициативе самой России. Юрген Конрад продолжает:

Юрген Конрад:

В России уже существует столько разных инвестиционных агентств, что стороннему наблюдателю понять, для чего нужна еще одна подобная структура, чем она будет заниматься и в каких областях она принесет пользу, довольно сложно. Видимо, цель создания этого агентства - помощь иностранным инвесторам, может быть, в самой сложной структуре России - в море бюрократии.

Инвесторам в России приходится иметь дело с неимоверным количеством различных учреждений, чтобы получить необходимые лицензии, разрешения и так далее. Было бы весьма желательно, чтобы российская сторона упростила эти процедуры. Вообще в России уже несколько инвестиционных агентств претендуют на роль, так сказать, помощника инвестора. Предполагается, видимо, что, в случае обращения инвестора в такое агентство, все дальнейшие необходимые процедуры за него будут выполнены этой организацией.

Сергей Сенинский:

По возвращении российской делегации, из Москвы стали поступать сообщения о том, что немецкая сторона, якобы, с восторгом приняла к дальнейшему обсуждению некоторые из предложенных Россией проектов - в рамках программы погашения части российского долга за счет инвестиций. Среди них назывался и проект немецкого отделения шведской фирмы IKEA, открывшей недавно в Москве свой первый магазин.

Юрген Конрад:

Это очень хороший пример. Я, как и раньше, придерживаюсь мнения, что эти предложения не имеют ничего общего с идеей обмена долгов на пакеты акций российских предприятий. Если я правильно понимаю предложение с IKEA, то речь - в общих чертах - идет вот о чем: шведская фирма IKEA вкладывает деньги в свой магазин под Москвой, то есть западная компания создает в России новое предприятие. Но с кого в этой ситуации немецкое правительство получит деньги? Как я понял, по крайней мере, предложение российской стороны - западное предприятие должно инвестировать, а российская сторона берет на себя урегулирование всей бумажной волокиты. Но какое это имеет отношение к выплате государственного долга, я не очень понимаю!..

Мне эта схема не ясна. Можно предположить, что, если российская сторона предоставила бы компании IKEA земельный участок, строительную технику и так далее - бесплатно, то та сумма, которая - теоретически - в этом случае высвободилась бы в бюджете IKEA, была бы переведена в федеральную казну Германии и немецкое правительство списало бы эквивалент этой суммы с российского долга. Однако, насколько мне известно, в российском предложении об этом не было и речи. То есть этого косвенного обмена собственности на долги в предложенной схеме не предусмотрено.

Сергей Сенинский:

В субботу, 17 февраля, в итальянском Палермо пройдет совещание руководителей центральных банков и министров финансов семи ведущих стран мира. Сколь известно, на ней речь пойдет и о российском долге Парижскому клубу...

Юрген Конрад:

Позиция стран-членов Парижского клуба в отношении долгов России известна и вряд ли изменится в ближайшем будущем. Экономическое положение России оценивается сейчас как неплохое и поэтому существует мнение, что Россия обязана обслуживать свои долги членам Парижского клуба. Если в течение года финансовое положение России ухудшиться, - скажем, доходы от экспорта сократятся, и не станет нынешних поступлений в госбюджет, то представители Парижского клуба, безусловно, сядут за стол переговоров. Но сегодня ухудшения экономического положения России никто наблюдает, и поэтому Парижский клуб настаивает на обслуживании долга. Но сами заявления Кох Везера не приведут к введению каких-либо санкций кредиторов против России. Именно это является позицией Парижского клуба, и такой же она, видимо, предстанет на встрече в Палермо.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашего корреспондента в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечал ведущий аналитик Deutsche Bank по России Юрген Конрад. Продолжаем тему российского внешнего долга...

Российское правительство представило в минувшую среду в Государственную Думу поправки к закону о бюджете на текущий год и предложения по перераспределению дополнительных доходов - в пользу обслуживания российского внешнего долга. Среди предложенных мер - выпуск новых государственных облигаций. Мой собеседник в Москве - Сергей Прудник, экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог":

Сергей Прудник:

Министерство Финансов официально заявило, что оно собирается выпустить новых бумаг примерно на 30 миллиардов рублей. Это будут или рыночные облигации федерального займа, или государственные краткосрочные облигации, или это будут облигации нерыночного займа - то есть эти бумаги будет выкупать Центральный банк.

Последняя, более подробная информация, которая выходила, это планы правительства разместить трех- и пятилетние облигации федерального займа объемом в 20 миллиардов рублей. И, видимо, еще 10 миллиардов будет размещено через Центральный банк.

Реально - такой объем денег можно занять на рынке. Вопрос, как обычно, заключается в цене. На данный момент государственные облигации имеют доходность около 21 - 22% годовых. В принципе, это означает, что если государство будет заимствовать, то оно будет заимствовать по этим ставкам.

На мой взгляд, это несколько дороговато, но, в принципе, ради обслуживания государственного долга, занять можно.

Сергей Сенинский:

Другими словами, доходность - примерно на уровне темпов инфляции...

Сергей Прудник:

В принципе, 20% годовых - на данный момент соответствует темпам инфляции. Если говорить о темпах за 2000 год. Что касается инфляции на этот год, то существуют разные оценки. Компания "Тройка-Диалог" склоняется к тому, что инфляция может превысить 20%. По официальному прогнозу бюджета предполагается, что инфляция составит 12%. В принципе, доходность государственных облигаций - в теоретической ситуации - должна коррелировать с инфляцией. Но в реальности в России это - немного "оторванные" друг от друга понятия, потому что на данный момент альтернативы рынку государственных облигаций, в качестве фондовых инвестиций, в России практически нет. И сейчас многие банки и инвесторы просто не имеют альтернатив для вложения денег и выбирают самые надежные бумаги. Даже, несмотря на то, что доходность в них практически на уровне, а иногда даже ниже, чем темпы инфляции. Если надо выбирать надежного эмитента, то в России это - по-прежнему государство.

Сергей Сенинский:

Помнится, бюджет нынешнего года еще не успели принять, но уже назвали "лучшим за последние 10 лет". Теперь что, выясняется, что он под угрозой провала?

Сергей Прудник:

Будет ли бюджет провален или нет, мы сможем с вами сказать только в 2002 году. Если не хватит бюджетных доходов, чтобы осуществить все запланированные расходы, если будет секвестр, можно будет сказать, что бюджет провален. Я считаю, что еще очень рано говорить, что бюджет провален.

Возвращаясь к вопросу о том, что в бюджет "забыли" включить выплаты Парижскому клубу, то это, конечно, был политический недочет. Просто некоторая близорукость. Но, на мой взгляд, все это удастся разрешить, потому что существуют дополнительные доходы. И существует вероятность того, что дополнительные доходы бюджета окажутся даже больше, чем на данный момент ожидается. То есть может получиться так, что все расходы, включая забытые выплаты Парижскому клубу кредиторов, будут "закрыты" из дополнительных доходов бюджета.

Сергей Сенинский:

Эти "дополнительные" доходы - в основном, от экспорта нефти? Или налогов больше соберут?

Сергей Прудник:

Один из возможных источников - действительно, цены на нефть, которые пока достаточно высоки, несмотря на прогнозы. Другой источник доходов - это экономический рост. В январе ожидали дефицита в 7-10 миллиардов рублей, так как были незапланированные расходы на обеспечение энергией "северных" районов - из-за сильных морозов. А в место дефицита получили профицит: около 7-10 миллиардов рублей. Это означает, что собрали больше налогов, чем планировалось и ожидалось. Это очень позитивный индикатор. И еще один источник доходов: когда верстался бюджет, он основывался на оценке ВВП за 2000 год. Но в реальности он оказался выше, чем эта оценка. То есть база, исходя из которой будет оцениваться ВВП 2001 года, оказалась реально больше.

Сергей Сенинский:

Как аналитики в Москве, в том числе - вашей инвестиционной компании, оценивают перспективы достижения Россией нового соглашения с МВФ и Парижским клубом?

Сергей Прудник:



Вероятность того, что Россия в этом году получит кредиты МВФ, очень мала. Во-первых, Россия сама неоднократно заявляла, что ей не нужны эти деньги. Во-вторых, на данный момент существуют некоторые неясности в самом МВФ, относительно того, какую позицию занимать в отношениях с Россией.

Но, тем не менее, можно договориться с МВФ о согласовании такой программы, которая будет "без кредитов". И если такая программа будет согласована, то появится "зеленый свет" для переговоров с Парижским клубом.

На наш взгляд, вероятность того, что Россия договориться с МВФ, и эта программа не будет подразумевать предоставление кредитов, достаточно велика. И как только это будет достигнуто, то сразу можно будет начинать переговоры с Парижским клубом. Хотя начало переговоров не будет означать, что Россия автоматически прекратит выплаты. То есть это будут переговоры о реструктуризации, и еще не ясно, как они закончатся.

Что касается Парижского клуба, то надо исходить из экономических реалий. Надо смотреть на то, как будет развиваться ситуация с платежным балансом. На данный момент основой сильного платежного баланса являются высокие цены на нефть. Поэтому, пока вероятность, что с Парижским клубом в ближайшее время удастся договориться о реструктуризации, представляется очень маленькой. Я думаю, что в 2001 году каких-то новостей о реструктуризации долга Парижскому клубу мы не услышим.

Сергей Сенинский:

На наши вопросы отвечал в Москве экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Сергей Прудник.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 16 февраля. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:



Фундаментальная и прикладная наука когда-то были единым целым. Сэр Хэмфри Дейви открыл семь химических элементов и придумал шахтерскую лампочку. Луи Пастер исследовал свойства молекул и придумал, как уберечь молоко от скисания. Но времена изменились. Теперь многие полагают, что наука и коммерция - несовместимы, пишет "Экономист".

Два события этой недели наглядно это отражают. Первое - опубликование генома человека. Второе - доклад британской благотворительной организации Oxfam, доказывающий, что большинство беднейших стран мира слишком бедны, чтобы покупать необходимые западные лекарства. События могут показаться далекими друг от друга, но это не так.

Исследованиями генной структуры человека занимались две группы исследователей: одна финансировалась, в основном, из бюджета, другая - за счет частных инвестиций. Представители второй группы нашли способ зарабатывать на геноме, точнее - на весьма дозированной информации о своей работе, за которую фармацевтические компании были готовы хорошо платить. И в результате эти исследователи сработали быстрее, а в некоторых областях - и лучше, чем их коллеги, финансируемые за счет налогоплательщиков.

Но при этом - расшифровка генома остается общим достоянием. Это - не открытие, а потому - не может быть запатентовано. Права собственности здесь могут распространяться разве что только на одну из версий генома. Короче, стремление частных исследований к получению прибыли обернулось благом для науки, для человека.

Вопрос о лекарствах для беднейших стран мира обсуждается еще острее, но и здесь неправомерно отрицать мотив прибыльности. Многие говорят о сверхприбыли фармацевтических компаний, так как себестоимость лекарств, якобы, гораздо ниже розничных цен на них. Нонсенс! Разработка новых лекарств требует гигантских инвестиций. Кроме того, компаниям приходится тратить деньги на разработку не только тех лекарств, которые окажутся успешными, но и на другие - никто наперед не знает! Наивно и ошибочно полагать, что помощь беднейшим странам должна осуществляться за счет прибылей фармацевтических компаний. Нет, платить по высоким ценам должны налогоплательщики развитых стран. Другое дело, их налоги должны идти потом на реальные дела, в том числе - на помощь беднейшим странам.

Союз науки и коммерции - в обоих этих случаях - служит интересам общества. Господа Дейви и Пастер наверняка бы его одобрили, заключает "Экономист".



Посткоммунистические страны Восточной Европы проявляют все больше беспокойства по поводу расширяющегося экономического влияния России в этом регионе. Детали могут разниться от страны к стране, но два фактора неизменны: у российских компаний, особенно в секторе энергетики, полно денег, а методы, которые используются в зарубежных инвестициях часто сомнительны, пишет "Экономист".

В более бедных и обремененных долгами странах региона действовать проще. Скажем, в Грузии, Молдавии и на Украине ведущей тактикой становится использование долгов за российские энергоресурсы для покупки задешево местных компаний и предприятий.

В более благополучных и менее зависимых странах ставки выше, а сложностей - больше. Например, в Венгрии российский "Газпром" в прошлом году предпринял попытку скрытно скупить акции второй химической компании страны, используя фирму, зарегистрированную в Ирландии. В Польше - в сентябре прошлого года - заработал новый газопровод. А в декабре польские партнеры "Газпрома" вдруг выяснили, что по нему же проложен скоростной оптоволоконный кабель. Польскую сторону даже не информировали, не говоря уже о том, чтобы за это заплатить.

И до тех пор, пока деятельность российских компаний не станет более прозрачной, а Кремль не избавится от имперских пережитков, такие страны, как Польша и Венгрия, будут относиться к планам российских компаний с понятным подозрением - даже в тех случаях, когда проект действительно выгоден, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 16 февраля.

В минувший понедельник, подписав в Днепропетровске меморандум "О сотрудничестве в области электроэнергетики России и Украины" глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс уверено заявил, что уже в феврале-марте заработает объединенная энергосистема двух стран. А через день, в среду, завершив в Киеве очередные переговоры, директор Всемирного банка по Украине и Белоруссии Люка Барбоне, заявил, что продолжение кредитования зависит от реформ энергетического сектора. Тему продолжает из Киева наш корреспондент Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Не успел директор Всемирного банка по Украине и Белоруссии Люка Барбоне покинуть в минувшую среду Киев, как украинское правительство поспешило продемонстрировать, что оно немедленно приступило к реализации требований Банка для продолжения кредитования. Во-первых, Кабинет министров сообщил, что в ближайшее время официально разрешит областным энергокомпаниям отключать должников за долги. А, во-вторых, премьер-министр Виктор Ющенко предложил президенту страны ... сменить министра топлива и энергетики и председателя Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики.

Предоставление энергоснабжающим компаниям права отключать большинство неплательщиков является одним из основных требований потенциальных зарубежных участников конкурсов по продаже акций украинских областных энергокомпаний - облэнерго. А "прозрачность" их приватизации является одним из главных требований Всемирного банка, который в начале февраля неожиданно предоставил Украине 60-миллионный заем на реструктуризацию финансового сектора, а в конце мая намерен рассмотреть вопрос о предоставлении Киеву программного системного займа в размере 120 миллионов долларов.

Говорит председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации Александр Рябченко:

Александр Рябченко:

Приватизация облэнерго - это как лакмусовая бумажка для правительства Украины. Готово ли оно к приватизации? Даже не столько к самой приватизации, сколько к введению прозрачных рыночных механизмов хозяйствования в электроэнергетической отрасли. И это было требование первоначальное Европейского банка реконструкции и развития - оно состояло в том, что кредит на Ровенскую и Хмельницкую атомные станции будет предоставлен, когда четыре облэнерго будут приватизированы. Теперь это существует в форме приватизации в электроэнергетике от Международного валютного фонда... и Всемирного банка.

Сергей Киселев:

Речь идет о выставляемых на продажу крупных пакетах акций шести облэнерго: киевской, житомирской, кировоградской, херсонской и ровенской, а также севастопольской. Что же касается инвесторов...

Александр Рябченко:

Реально на сегодня 5 иностранных компаний: американская, французская, испанская, японская и словацкая. Вот - пять реальных компаний, которые остались претендентами... Остальные не допущены к участию в конкурсе, не признаны промышленными инвесторами. Интересно, что в число непризнанных попала такая крупнейшая структура, как РАО "ЕЭС России", "чубайсовская".

Сергей Киселев:

Александр Рябченко, председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации.

В минувший понедельник председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс - в ходе российско-украинского саммита - подписал меморандум о восстановлении, начиная с марта, параллельной работы энергосистем двух стран.

Напомню, она была прекращена Москвой в 1999 году вследствие несоблюдения украинской стороной диспетчерского и технологического режимов, а также в связи с большой задолженностью украинских коммерческих организаций-покупателей перед РАО "ЕЭС России".

В Верховной Раде к подписанному в Днепропетровске энергетическому меморандуму отнеслись неоднозначно. Например, председатель парламентского Комитета по топливно-энергетическому комплексу, ядерной политике и ядерной безопасности Александр Гудыма заявил, что российско-украинский документ "ставит под угрозу энергетическую национальную безопасности Украины", поскольку возобновление параллельной работы энергосистемы Украины и России приведет к накоплению новых долгов за поставки российской электроэнергии.

Однако, как полагают эксперты, украинское правительство продолжит подготовку к выполнению условий подписанного меморандума. Эти планы, в частности, были одобрены и экспертами Всемирного банка.

Что же касается также одобренного Всемирным банком плана приватизации шести областных энергокомпаний Украины, то конкурс по продаже пакетов их акций должен был завершиться еще к началу февраля. Однако после скандальной истории с приватизацией Запорожского алюминиевого комбината правительство решило продлить сроки конкурса на два месяца.

Продолжает Александр Рябченко:

Александр Рябченко:

Тот интервал, который правительство себе отвело, - два месяца, перенос конкурса, принятого по решению правительства - очень небольшой. И в этот срок будет очень трудно решить все существующие проблемы, которые позволили бы прийти сюда инвесторам. Особенно важный вопрос - тарифы. По каким расценкам будет производиться транспортировка электроэнергии? И второй невероятно важный вопрос - само функционирование энергорынка: "уйдет" ли там "ручной режим" управления денежными потоками?

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

В Калифорнии, на фоне продолжающегося острейшего энергетического кризиса, федеральный суд в Лос-Анджелесе в минувший понедельник отказал одной из двух крупнейших энергокомпаний штата, балансирующих на гране банкротства, в разрешении повысить розничные цены на электроэнергию, чтобы иметь возможность начать погашение многомиллиардных долгов кредиторам. Говорит Говард Грюнспехт, эксперт по энергетике исследовательского центра Resources for Future:

Говард Грюнспехт:

Они не достигли своей цели - предварительного решения в свою пользу, однако назначено судебное заседание. Так что они еще могут выиграть дело в суде. Другая возможность для этих компаний - различные планы помощи им, рассматриваемые властями штата. Среди них - выпуск местных облигаций, обеспеченных активами компаний (линии электропередачи и гидроэлектростанции), или передача прав на акции компаний в случае их выхода из кризиса. Поэтому следует иметь в виду два обстоятельства: судебное разбирательство продолжается, а власти обсуждают возможность помощи компаниям со стороны государства. Любой из этих вариантов может предотвратить банкротство.

Сергей Сенинский:

Продолжает Джерри Тейлор, руководитель программы исследований природных ресурсов расположенного в Вашингтоне частного исследовательского института Cato:

Джерри Тейлор:

Есть два способа, которые позволили бы энергетическим компаниям избежать банкротства. Первый - отмена властями штата предельных розничных цен на электроэнергию. Основная причина, по которой эти компании стали банкротами, заключается в том, что оптовые цены оказались многократно выше разрешенных розничных. Так, реальные оптовые цены на рынке - от 10 центов до одного доллара за киловатт-час. Но продавать эту энергию конечным потребителям компании могут не дороже 7,8 цента за киловатт-час. Это - законодательно установленное ограничение. И до тех пор, пока оно будет сохраняться, банкротство любых энергокомпаний неизбежно. Но суд не принял соответствующего решения...

Другой способ избежать банкротства этих компаний - помощь со стороны властей штата или федерального правительства. Трудно сказать, произойдет ли это. Может случиться, что новая схема, по которой власти штата сами покупают энергию у производителей, а потом продают её энергокомпаниям по ценам, покрывающим их расходы, и заткнет дыру в текущем бюджете этих компаний. Однако это не решит проблемы их долгов, составляющих 12 миллиардов долларов, поскольку эта схема не позволяет энергетическим компаниям получать прибыль. Так что я пока слабо представляю себе, как они могут избежать банкротства.

Сергей Сенинский:

Какую позицию занимают главные кредиторы энергокомпаний - банки?

Говард Грюнспехт:



Говард Грюнспехт:

Думаю, что банки готовы дождаться окончания судебного разбирательства. Энергокомпаниям просто отказали в срочной помощи. Но банки заявили при этом, что не будут пока добиваться начала процедуры банкротства энергетических компаний. Они ждут решения либо суда, либо законодателей.

Не думаю, что банки готовы отказаться от претензий на те деньги, которые энергокомпании им уже задолжали. Но они согласились повременить с ответными действиями, чтобы дать время и суду, и законодателям.

Сергей Сенинский:

Еще недавно власти Калифорнии главные свои надежды связывали с возможностью заключения долгосрочных контрактов с энергетическими компаниями. Однако большинство экспертов называют такие планы ошибочными. Почему? Джерри Тейлор:

Джерри Тейлор:

Основная причина, по которой многие сомневаются в целесообразности долгосрочных контрактов, заключается в том, что в долгосрочном плане такие контракты ничем не лучше краткосрочных. Ни один из производителей не будет подписывать долгосрочный контракт, не будучи уверенным в том, что ожидаемая по нему прибыль не будет меньше той, которую он может получить на рынке сегодня.

Калифорния не получит никаких особо выгодных сделок, подписывая долгосрочные контракты, особенно, если они подписываются в момент, когда цены на электроэнергию достигли пика. Долгосрочные контракты следует подписывать, когда цены, наоборот, снижены.

Такие ситуации уже случались. Специалисты помнят, что в 1978 году, в самый разгар энергетического кризиса, подобного переживаемому сейчас в Калифорнии, в США был принят закон, обязывающий энергетические компании подписывать долгосрочные контракты. Идея заключалась в том, что высокий уровень цен сохранится надолго, и долгосрочный контракт ликвидирует риск. И энергетические компании подписали долгосрочные контракты, на 10-20 лет.

Но когда в середине 80-ых цены на электроэнергию упали, эти компании оказались - как бы - с огромными запасами очень дорогой энергии. Именно те контракты привели - в итоге - к тому, что в Калифорнии цены на электроэнергию оказались гораздо выше, чем в других штатах, и тогда местные законодатели попытались снять ограничения. Смысл затеи состоял в том, чтобы дать возможность энергетическим компаниям получить краткосрочные прибыли, которые позволили бы рассчитаться за просчеты 1978 года, а также за построенные с тех пор электростанции. Но жизнь опрокинула все ожидания, и оптовые цены пробили установленный для них потолок.

То, что происходит сейчас, просто повторяет ситуацию 1978 года. Тогда это привело к плачевным результатам. То же самое может быть и сейчас...

Сергей Сенинский:

Сколь, на ваш взгляд, правомерна сама постановка вопроса о том, что решение калифорнийского энергетического кризиса лежит - прежде всего - в области законодательного регулирования энергетического рынка? Говард Грюнспехт:

Говард Грюнспехт:

Думаю, что проблема Калифорнии и западных штатов заключается в значительном росте спроса на электроэнергию в последние годы на фоне, по сути, неизменного предложения. При этом розничные цены - зафиксированы. Поэтому когда краткосрочные оптовые цены значительно выросли и превысили уровень розничных цен, это лишь усугубило ситуацию. Некоторые полагают, что, принимая в 1996 году закон о либерализации энергетического рынка, калифорнийские законодатели просто не представляли себе всех последствий обещания фиксированных цен для потребителям без каких-либо гарантий энергетическим компаниям, которым предлагалось закупать энергию по текущим рыночным ценам. И теперь все обеспокоены тем, чтобы законодатели не совершили новой ошибки. Но, думаю, роль законодателей все-таки ограничена. На самом деле Калифорнии требуются, во-первых, новые энергетические мощности, и, во-вторых, кратковременное ограничение спроса на электроэнергию для дальнейшего развития отрасли.

Сергей Сенинский:

На вопросы нашей программы отвечали - Говард Грюнспехт, эксперт по энергетике исследовательского центра Resources for Future, а также - Джерри Тейлор, руководитель программы исследований природных ресурсов частного исследовательского института Cato. С ними беседовал - в Вашингтоне - Сергей Данилочкин.

Апелляционный суд Сан-Франциско принял в минувший понедельник решение по делу интернет-компании Napster. Напомним, что с помощью компьютерной программы этой компании владельцы персональных компьютеров могут бесплатно обмениваться через Интернет любыми музыкальными файлами. Крупнейшие в мире корпорации звукозаписи обвинили Napster в том, что она потворствует массовому нарушению авторских прав. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов.

Владимир Морозов:

Напомню, что в июле прошлого года первичная судебная инстанция согласилась с таким обвинением и потребовала закрыть сайт компании Napster до окончания дела. Но через два дня Апелляционный суд приостановил это жесткое решение до специального заседания апелляционной инстанции. И вот 12 февраля нынешнего года такое заседание состоялось.

Апелляционный суд в основном согласился с решением первичной инстанции и вернул ей дело, чтобы судья мог более четко сформулировать свое решение. Вот что заявила на пресс-конференции представитель корпораций-истцов Хилари Роузен, президент Американской ассоциации предприятий индустрии звукозаписи:

Хилари Роузен:

С тех пор, как в декабре 1999 года мы подали в суд на Napster, клиентура этой компании расширилась с нескольких тысяч до 50 миллионов человек. 30 процентов из них проживают за пределами Соединенных Штатов.

Американская интеллектуальная собственность является нашим национальным имуществом, важнейшим предметом нашей торговли. И мы не можем оставаться равнодушными к тому, что кто-то присваивает эту собственность и обогащается за наш счет. Поэтому решение Апелляционного суда является чрезвычайно важным. Это - победа для всех создателей интеллектуальной собственности.

Владимир Морозов:

Некоторые наблюдатели полагают, что Napster теперь не просуществует и двух-трёх недель. Так ли это? Что реально означает решение Апелляционного суда для компании? Мой собеседник - специалист по авторскому праву Инн Бэллон, адвокат находящейся в Лос-Анджелесе юридической фирмы Manatt Phelps & Phillips.

Инн Бэллон:

Решение Апелляционного суда занимает 58 страниц, которые непросто пересказать. Но главное - этот суд согласился с решением первичной судебной инстанцией. В ближайшие дни первичный суд, вероятно, потребует, чтобы звукозаписывающие корпорации представили списки музыкальных произведений, в отношении которых - с помощью сайта компании Napster - нарушаются авторские права.

Затем суд обяжет Napster перекрыть загрузку через Интернет музыкальных записей, защищенных авторским правом. И вот эта задача - едва ли выполнима с технической точки зрения. Тогда истцы потребуют с Napster возмещения ущерба, который наносит им бесплатное тиражирование их собственности. На основании закона об авторском праве, за каждый компакт-диск, содержание которого сейчас перекачивают с помощью программы Napster, с компании могут потребовать до 150 тысяч долларов. А так как из рук в руки переходят многие тысячи дисков, сумма такой компенсации будет огромна, и Napster придется закрыть.

Владимир Морозов:

Стало быть, можно считать, что решение Апелляционной инстанции уже определило судьбу компании Napster?

Инн Бэллон:

В какой-то степени, да. Но до решения суда первичной инстанции еще есть время, когда Napster может договориться с подавшими на нее в суд корпорациями звукозаписи. Такое соглашение, например, уже достигнуто с корпорацией Bertelsmann - о создании совместной службы, за деньги предоставляющей услуги, подобных тем, которые Napster оказывает сегодня. Решение Апелляционного суда никак не касается этого соглашения с Bertelsmann.

Кроме того, Napster может обратиться прямо в Верховный Суд Соединенных Штатов с просьбой, разрешить ей продолжать свою деятельность до того, пока дело рассмотрит Верховный Суд. Но этот суд рассматривает очень немного дел. Классический случай, когда делом может заняться Верховный суд, - если апелляционные инстанции в разных регионах страны приняли разные решения по одному и тому же вопросу. В данном случае этого не произошло. Тем не менее, я думаю, Napster все-таки обратится в Верховный Суд.

Владимир Морозов:

Аналитик расположенной в Бостоне консультационной компании Webnoize Ли Блэк считает, что решение Апелляционного суда значительно уменьшило и возможности Napster, и желание его противников идти на компромисс.

Ли Блэк:

Решение суда поставило корпорацию Bertelsmann в сложное положение. Bertelsmann рассчитывала с помощью Napster постепенно заполучить десятки миллионов его пользователей и брать с них небольшие деньги почти за тот же набор услуг. Но теперь Napster может прекратить свое существование еще до того, как ей вместе с Bertelsmann удастся развернуть такой сервис. Тогда миллионы пользователей просто уйдут. Аудитория, на которую рассчитывала Bertelsmann, исчезнет. Вряд ли успеют договориться с Napster и другие истцы. Во всяком случае, пока они не проявляли к такой возможности никакого интереса.

Владимир Морозов:

Может ли решение суда означать конец бесплатного распространения музыки через Интернет - вообще? Смогут ли продолжать свой бизнес, например, Gnutella, Frееnet и другие подобные компании? Или компании, подобные Napster, уйдут в подполье - скажем, в одну из оффшорных зон, находящуюся вне юрисдикции американского суда? Инн Бэллон, юрист из Лос-Анджелеса, продолжает:

Инн Бэллон:

Я не думаю, что Napster станет прятаться в подполье, менять название. Люди, основавшие Napster, пытаются сделать компанию вполне законным коммерческим предприятием. Но последнее судебное решение касается только компании Napster. Именно она стала целью, потому что ее программа - самая успешная, а клиентура - самая большая. Так что другие компании - будь то американские или зарубежные - легко могут заняться тем, о чем вы говорите. И властям будет очень трудно помешать им.

Владимир Морозов:

С этим согласен и Ли Блэк, аналитик консультационной компании Webnoize:

Ли Блэк:

Действительно, другие компании и программы могут и выиграть от поражения Napster. Теми, что вы упомянули,- Gnutella, Frееnet - все еще довольно трудно пользоваться. Я думаю, что следующим успешным предприятием такого рода станет AIMSTER. Это программа, подобная Gnutella, но гораздо проще в использовании. А в отличие от Napster, у нее вообще нет центрального сервера. И если что, то суду будет очень трудно бороться с ней. Суд, конечно, может приказать AIMSTER прекратить распространение своей программы. Но сегодня её распространяют и America-on-line, и Jahoo!, и другие компании. В этом деле участвуют множество людей и организаций. Ведь невозможно вызывать в суд несколько миллионов любителей обмениваться через Интернет музыкальными файлами. А если судить некого, то тут мало что можно сделать.

Владимир Морозов:

Но, мистер Блэк, крупнейшие корпорации звукозаписи вряд ли останутся безучастными. Иначе они лишатся доходов от продажи компакт-дисков...

Ли Блэк:



Я не думаю, что это произойдет. Скорее всего, продажа обычных дисков будет сосуществовать с продажей музыки через Интернет. Будет создан сервис, очень похожий на бесплатный, но он будет предоставлять больше возможностей, и потому станет гораздо более привлекательным, чем Napster. Например, даст возможность загружать музыкальный файл на ваш компьютер в 100 раз быстрее, чем это делается сейчас. Или обеспечит более высокое качество записи, более совершенные способы поиска и хранения контента. Ведь можно придумать массу приманок для нас, потребителей.

То есть, новую тенденцию надо использовать в своих интересах, а не бороться с ней с помощью суда и всяческих технических ухищрений. Зачем, например, создавать разные интернетные замки, которые, якобы, запрут контент от пиратов?! Ведь сотни хакеров тут же кинутся эти замки отпирать!..

Мне думается, что рынок интернет-музыки будет развиваться и дальше, а нам придется - так или иначе - немного за нее платить. Наша компания Webnoize подсчитала, что в январе этого года к сайту Napster были подключены - в каждый отдельный момент - почти полтора миллиона человек. У такой популярной и поэтому богатой телевизионной программы, как МТV, в среднем - 2 миллиона зрителей. Я хочу сказать, что Napster - такое же золотое дно для рекламодателей.

Вы спрашиваете, почему на сайте Napster до сих пор нет рекламы? Да, это странно. Но надо помнить, что Napster - всего лишь небольшая компания программного обеспечения. Там просто нет специалистов по рекламе, как у гиганта МТV. Люди, которые создавали Napster, не только не знали, как сделать ее доходной, но - главное - не ожидали такой популярности. Они просто не знали о механике этого дела.

Владимир Морозов:

14 февраля, то есть через два дня после решения Апелляционного суда, председатель юридического комитета сената США Орин Хэтч заявил, что это решение может иметь негативные последствия. "Меня сильно беспокоит то, что юридическая победа компаний звукозаписи может обернуться в будущем близоруким решением, пирровой победой", - сказал Хэтч, выступая в Сенате. Он сообщил, что в ближайшее время в возглавляемом им юридическом комитете могут пройти специальные слушания по делу компании Napster.

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG