Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый нефтепровод из Казахстана. Трубные заводы России и Украины. CeBIT-2001


- Новый нефтепровод из Казахстана - через территорию России.
- Трубные заводы России и Украины.
- CeBIT-2001 - в Ганновере завершилась крупнейшая выставка информационных технологий.
- Европа готовится к введению наличных евро.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

В минувший понедельник первая нефть была закачена в новый экспортный трубопровод из Казахстана, огибающий с севера Каспийское море и идущий к черноморскому порту Новороссийск. Проект реализован международным Каспийским трубопроводным консорциумом, значительной долей участия в котором располагают Россия и российские компании.

Какова мощность нового нефтепровода - в сравнении с аналогичными чисто российскими проектами? Например, строящейся веткой нефтепровода в рамках Балтийской трубопроводной системы? На наши вопросы отвечает в Москве аналитик по нефти и газу инвестиционного банка United Financial Group Дмитрий Авдеев:

Дмитрий Авдеев:

Нынешняя мощность этого трубопровода составляет около 25 миллионов тонн в год. Когда уровень добычи в Казахстане вырастет, эта мощность будет увеличена до 65 - 75 миллионов тонн. Это, вероятно, произойдет в течение 3-5 лет.

Этот трубопровод можно сравнить с нынешней общей емкостью всех российских экспортных трубопроводов - это примерно 130-140 миллионов тонн. Или, например, новые проекты, которые Россия создает на Балтийском море, это - Балтийская трубопроводная система. Она в конце года будет иметь емкость около 12 миллионов тонн в год. Но в дальнейшем эта емкость будет увеличена до 25 миллионов тонн в год.

Сергей Сенинский:

То есть российский нефтепровод на Балтике лишь в будущем достигнет той мощности, с которой начинает действовать новый трубопровод из Казахстана?

Дмитрий Авдеев:

Совершенно верно. Каспийский трубопроводный консорциум - один из самых масштабных инфраструктурных проектов в нефтяной отрасли за последние 10-20 лет.

Сергей Сенинский:

И до сего дня нефть из Казахстана экспортировалась через территорию России, по российской системе трубопроводов, и новый экспортный маршрут также проходит через территорию России. Почему тогда говорят, что новый нефтепровод - это первый прямой выход казахстанской нефти на международные рынки?

Дмитрий Авдеев:

Казахстан направляет основной поток своей нефти через территорию России. В прошлом году около 13 миллионов тонн нефти было экспортировано через систему трубопроводов "Транснефть". Очень небольшие объемы казахской нефти экспортировались через Иран.

Почему этот новый проект так важен для Казахстана? Потому что Каспийский трубопроводный консорциум специально спроектирован для того, чтобы транспортировать казахстанскую нефть. Кроме того, он абсолютно независим от "Транснефти". Поэтому геополитически Казахстан все равно остается зависимым от России. Но с коммерческой точки зрения - совсем иная ситуация.

Сергей Сенинский:

"Коммерчески независимый проект"... что это значит в данном случае? Из Казахстана до Новороссийска проложена, так сказать, "отдельная" труба - от первого метра до последнего, или в каком-то месте новый трубопровод соединяется с уже существующими?

Дмитрий Авдеев:

Новый трубопровод уже идет от "Тенгиза" до нового терминала под Новороссийском. То есть, не только сам трубопровод абсолютно независим от системы "Транснефть", но и новый экспортный терминал также является частью этого проекта и независим от каких-то российских компаний.

Сергей Сенинский:

Как именно распределены доли участников самого Каспийского трубопроводного консорциума - между отдельными государствами и отдельными компаниями или корпорациями - и консорциума, непосредственно занятого разработкой месторождения "Тенгиз"?

Дмитрий Авдеев:

Структура собственности распределена в соотношении 50 на 50 между суверенными государствами и частными компаниями. Среди государств это Россия - с 24%, Казахстан - с 18%, остальное принадлежит Оману.

Вторая половина распределена между частными компаниями - в основном, западными, а также - совместными предприятиями между западными и российскими компаниями. Там представлены Chevron, Mobile, а также два совместных предприятия - между "Лукойл" и "BP", а также - "Роснефть" и "Royal Dutch Schell".

Сергей Сенинский:

Сколь известно, ранее обсуждались и другие маршруты экспорта казахстанской нефти, минуя территорию России. В частности, один из вариантов предусматривал прокладку нефтепровода по дну Каспийского моря, а затем - через Азербайджан и Грузию - в Турцию...

Дмитрий Авдеев:

Я думаю, что с коммерческой точки зрения Казахстану нет никакого смысла строить подводные трубопроводы, так как это очень дорого. С геополитической точки зрения и с точки зрения получения большей независимости от России, возможно, это и имело бы смысл, но Казахстан будет настаивать на таких вариантах маршрута только в том случае, если Россия проявит как ненадежный транзитный маршрут. Поэтому, пока этого не происходит, я думаю, Казахстан в основном будет полагаться на КТК и будет стремиться к увеличению его пропускной способности.

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечал в Москве аналитик по нефти и газу инвестиционного банка United Financial Group Дмитрий Авдеев.

Россия настаивает на ограничении поставок на российский рынок продукции украинских трубных заводов. В противном случае, предупредила Москва Киев, будут введены высокие импортные пошлины. Из Киева в Москву в минувший четверг отправился вице-премьер Украины Олег Дубина, который еще несколько дней назад заявил в Киеве, что говорить о каких-либо компромиссных решениях не приходится, так как, по его словам, за любым компромиссом - "50 тысяч человек, работающих в отрасли".

Но, прежде всего, - о каких именно трубах идет речь, где они применяются? Тему открывает - из Москвы - аналитик по металлургии инвестиционной компании "Ренессанс Капитал" Светлана Смирнова

Светлана Смирнова:

В основном, речь идет обо всех трубах, за исключением труб большого диаметра. Эти трубы в основном применяются в нефтяной и газовой промышленности, а также в машиностроении, но в гораздо меньших объемах.

Сергей Сенинский:

Каковы объемы импорта стальных труб в Россию вообще и из Украины - частности - по отношению к общему объему производства в самой России?

Светлана Смирнова:

Производство труб в России в 2000 году составило около 5 миллионов тонн за год. И в принципе, это был рост порядка 45% по сравнению с 1999 годом. Их этих 5 миллионов тонн около 4,1 миллиона тонн было продано внутри страны и около 13%, то есть примерно 600 тысяч тонн было экспортировано.

С другой стороны, импорт труб в Россию в 2000 году составил около 1 миллиона тонн. И большая часть пришлась на поставки из Украины. Из Украины было поставлено примерно 800 тысяч тонн. Таким образом, импорт всех труб составил примерно 20% от внутреннего потребления труб в России. А это - довольно много.

Например, американские производители уже начинают возбуждать антидемпинговые расследования, когда импорт превышает 10% от объема внутреннего потребления какого-нибудь продукта.

Сергей Сенинский:

Но импорт импорту - рознь, даже пошлины разные могут быть введены в России на разные украинские трубы...

Светлана Смирнова:

Общий импорт в Россию - около одного миллиона тонн. И 800 тысяч тонн идет из Украины. А разница - эти 200 тысяч тонн - приходится, в основном, на Германию, откуда их поставляет компания Manessmann, и в основном это трубы для "Газпрома".

В 800 тысяч тонн украинского импорта включаются и трубы производства Харцызского трубного завода. Эти трубы тоже традиционно импортируются. Но здесь нужно отметить, что это - несколько иная схема. Эти трубы поставляются в обмен на газ. То есть, это - не прямые рыночные поставки.

Сергей Сенинский:

То есть этими трубами Украина частично расплачивается за поставки российского газа?..

Светлана Смирнова:

Да, поставками труб большого диаметра с Харцызского трубного завода Украина частично рассчитывается за газ, поставляемый "Газпромом".

Но кроме этого завода на Украине существуют еще много заводов, которые производят продукцию, совершенно аналогичную той, которую производят российские заводы.

Сергей Сенинский:

Светлана Смирнова, компания "Ренессанс-Капитал", Москва.

Тему продолжает - уже из Днепропетровска - Анатолий Фатеев, главный инженер объединения "Укртрубопром":

Анатолий Фатеев:

Есть два метода не пустить на рынок. Первое - это ввести так называемые ввозные пошлины... Пожалуйста, мол, мы вас не ограничиваем, но то, что вы будете везти, будет на границе облагаться вот таким налогом. А это значит, никто уже купить не сможет - ведь покупатель-то на той стороне. Пошлины платит покупатель....

И второй метод - когда говорят: вы можете привезти только какое-то количество продукции. Это называется квота.... Какой метод они предпримут - то ли двойной, что дадут на какое-то количество квоту, а на остальное - ввозную пошлину, или на всю продукцию только пошлину - все это в состоянии решения. Это - не новый метод. Это - рыночный механизм.

Экономической возможности противостоять такому давлению нет. Это значит, что производство придется останавливать. Это будет иметь серьезные социальные последствия. Та же может повториться ситуация, что и у горняков, угольщиков: остановка, закрытие.

Есть объем производства в отрасли. Так вот, половина этого производства уходила на рынок России!

Сергей Сенинский:

Анатолий Фатеев, главный инженер объединения "Укртрубопром", из Днепропетровска.

Вновь - в Москву. Можно ли ставить вопрос так: мол, украинские поставщики стараются занижать цены на свои трубы, а их российские коллеги - наоборот, завышать? Продолжает Светлана Смирнова, аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал".

Светлана Смирнова:

Сейчас Россия рассматривает возможность введения от 20% до 40% пошлины на украинские трубы. Это - высокая или низкая пошлина, по отношению к российским производителям?

Продажи российских производителей труб внутри России облагаются 20%-ым НДС. В то время как для Украины продажи в Россию считаются экспортом, и соответственно, они таким налогом не облагаются.

Дополнительно, в 1998 году Леонид Кучма и Борис Ельцин подписали договор, согласно которому поставки труб из Украины в Россию не облагаются импортной пошлиной. Поэтому уже изначально при прочих равных условиях украинский производитель имеет 20%-ое преимущество перед российскими производителями труб.

Сергей Сенинский:

То, что эта история - с поставками украинских труб в Россию, довольно давняя - обострилась именно сейчас, может ли как-то быть связана с грядущими крупными заказами для строительства новых трубопроводов, в том числе - столь обсуждаемого сейчас - нового газопровода из России в Западную Европу? Или это - простое совпадение по времени?

Светлана Смирнова:

На мой взгляд, это - случайное совпадение. В принципе, сейчас проектов очень много. И в той или иной степени это зависит не только от нефтепровода на Балтике или на Каспии, а от того, что нефтяные компании постоянно покупают трубы.

И я бы сказала, спрос на трубы скорее зависит от цены на нефть. Чем выше цена на нефть, тем больше российские компании инвестируют в производство, и соответственно, закупают больше труб.

Сергей Сенинский:

Вновь - на Украину. Виталий Княжанский, заведующий отделом экономики киевской газеты "День":

Виталий Княжанский:

Металлургические предприятия Украины работают сегодня в условиях эксперимента и имеют в связи с этим ряд налоговых льгот, и таким образом конкурентоспособность их продукции на внешнем рынке повысилась, они имеют определенные преимущества в сравнении с местными предприятиями.

Многие усматривают в этих требованиях - о введении пошлины на трубы - какие-то политические мотивы. Ну, в частности даже украинский вице-премьер Дубина не исключает того, что этот вопрос о пошлинах был поднят в связи с не-введением Украиной единой системы работы энергетик двух стран. Дубина едет в Москву, собирается выяснять эти вопросы "глаза в глаза", как он говорит....

Сергей Сенинский:

Виталий Княжанский, заведующий отделом экономики киевской газеты "День".

И последний вопрос - московскому аналитику. Вообще вся эта история очень напоминает, так скажем, историю с экспортом российского металлопроката в Соединенные Штаты. Только - с обратным знаком, если говорить о позиции России. Вы - другого мнения?

Светлана Смирнова:

Ну, в какой-то степени это, конечно, повторяет "историю с США", так как, в конечном счете, страдает потребитель. В данном случае, это - российские нефтяные компании. Но правительство приходит к выводу, что ущерб для нефтяных компаний будет менее значителен, чем ущерб для российских трубных заводов.

Есть такие данные . Например, российские трубные заводы из-за большого импорта труб могут существенно снизить производство в этом году. Например, если взять коэффициент использования мощностей трубной промышленности в 2000 году, то он составлял всего 51%. То есть эти мощности были задействованы только наполовину. Но даже такое низкое использование мощностей позволило трубным заводам существенно увеличить прибыли в 2000 году.

Для сравнения: в 1999 году коэффициент использования мощностей был только 36%, и трубные заводы работали с нулевой рентабельностью. Соответственно, налогов они не платили, рабочие места не создавали и т.д.

В этом году ожидается некоторое снижение инвестиционной активности нефтяных компаний. Так как, в общем-то, ожидается снижение цен на нефть. И, в свою очередь, это приведет к обострению конкуренции на рынке труб. И поэтому, если использование мощностей трубной промышленности в России опять упадет, то вновь будет отмечена низкая рентабельность или даже убытки российских трубных заводов. И поэтому правительство, скорее всего, из двух зол выбирает меньшее.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню, на наши вопросы отвечала в Москве аналитик по металлургии инвестиционной компании "Ренессанс Капитал" Светлана Смирнова. А на вопросы нашего корреспондента в Киеве Сергея Киселева отвечали: из Днепропетровска - Анатолий Фатеев, главный инженер объединения "Укртрубопром", и в Киеве - заведующий отделом экономики газеты "День" Виталий Княжанский.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 30 марта. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

Только год назад все представлялось иначе!.. Тогда, на встрече в Лиссабоне, лидеры стран Европейского Союза, как казалось, взяли курс на ускоренную либерализацию национальных экономик, чтобы сделать их более гибкими и динамичными. На очередном саммите Евросоюза, состоявшемся в минувший уик-энд в Стокгольме, было признано, что до выполнения лиссабонских планов еще очень далеко, пишет "Экономист".

Так, надежды на полную либерализацию рынков электроэнергии и газа к 2005 году растаяли из-за жесткого неприятия Францией каких-либо обязывающих сроков вообще. Планы унификации регулирующих норм для патентного права так и остались на бумаге из-за лингвистических возражений Испании. Ускорению дерегуляции почтовых служб противятся Франция и Великобритания. А создание единой системы управления воздушным транспортом блокируется из-за давнего спора между Великобританией и Испанией по поводу Гибралтара.

Почему же саммит в Стокгольме столь разительно отличался от лиссабонского? Во-первых, полагает "Экономист", повестку дня год назад формировали более приверженные идеям свободного рынка лидеры, во главе с премьерами Великобритании и Испании. Тогда как французы и немцы не до конца осознавали, что именно им предстоит подписывать. В Стокгольме все оказалось иначе. Премьер-министр Франции сформулировал суть своей "защитной" позиции кратко: "Либерализации - отнюдь не самоцель, а всего лишь инструмент".

Вторая причина - процедурного характера. В Лиссабоне лидеры понадеялись, что встречи на высшем уровне будут вырабатывать общие цели и устанавливать сроки, а давление различных групп вынудит чиновников на всех уровнях выполнять эти решения. В Стокгольме стало ясно, что такая схема не работает. Правительствам большинства стран гораздо ближе отстаивание близких им интересов, чем защита принципов либерализации.

Наконец, третье. Изменилась экономическая ситуация. Год назад европейские лидеры восхищались успехами США и были озабочены проблемами у себя дома. Сегодня темпы роста экономик многих европейских стран превышают американские. И европейским политикам уже кажется, что нет нужды форсировать проведение столь необходимых Европе реформ рынков труда и товаров.

В этом-то и кроется опасность. Пока процесс либерализации экономики не поддерживается на политическом уровне, до его результатов - далеко. И надежды, что новая европейская валюта стимулирует повышение конкурентоспособности европейской экономики, также могут растаять, заключает "Экономист".

Это было неизбежно, и день настал: 27 марта Энергетическая комиссия штата Калифорния приняла решение повысить розничные тарифы на электроэнергию. Прежние правила, допуская рыночные цены для оптовиков, жестко фиксировали цены розничные - для конечных потребителей. И вот результат: две крупнейших энергокомпании штата, обремененные долгами на 14 миллиардов долларов, оказались на грани банкротства, пишет "Экономист".

Решение комиссии позволяет этим двум компаниям повысить розничные тарифы на 42% и 46%. Однако новые тарифы затронут лишь наиболее крупных потребителей - компании и корпорации. Почти половина всех вообще потребителей, включая жителей, будут платить по-прежнему.

Однако со всеми своими долгами энергокомпании-оптовики разберутся еще не скоро. И получается, что некоторые поставщики энергии, вместо новых прибылей - из-за роста цен, оказались на грани банкротства. В том числе такие, которые используют возобновляемые источники энергии - ветер и солнце.

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 30 марта.

В минувшую среду в Ганновере завершилась крупнейшая международная выставка CeBIT - ежегодная выставка индустрии высоких технологий. Рассказать обо всей выставке, даже коротко о каждом из разделов, - все равно, что попытаться объять необъятное.

Поэтому вместе с нашим корреспондентом в Бонне Дмитрием Аскоченским, планируя интервью с немецкими экспертами, мы решили ограничиться буквально двумя-тремя темами, но теми, которые были особенно широко представлены на нынешней выставке в Ганновере. Таковыми, видимо, можно считать мобильные телефоны новых поколений, технологии высокоскоростной передачи информации и беспроводных сетей. Хотя, как заявили нам все наши собеседники, особенностью экспозиции этого года можно считать отсутствие каких-то действительно революционных технологий или технических новинок. Ну, экспертам - виднее...

Итак, судя по тому, что было представлено на нынешней выставке, переход к стандарту сотовой связи "третьего поколения" - или "UMTS" - крупнейшие европейские и американские компании - пока - форсировать не собираются? И можно ли говорить о том, что прежде на этом рынке массовой станет технология GPRS, которую иногда называют стандартом, "переходным" к третьему поколению?

Начинает Хайнрих Васке, главный редактор еженедельника ComputerWoche:

Хайнрих Васке:

Следует, видимо, исходить из того, что GPRS на какое-то время действительно станет стандартом сотовой связи в Европе. Хотя можно ожидать укрепления позиций и японского стандарта: японская компания DoCoMo уже подписала ряд контрактов с европейскими провайдерами на развитие здесь этого стандарта.

Становление систем "третьего поколения" в Европе явно пока откладывается. Прежде всего, много времени займет создание необходимой инфраструктуры и, что еще хуже, производство конечных приборов, то есть самих телефонов, работающих в этой системе, оказалось гораздо более сложным делом, чем представлялось ранее, и процесс их разработки сильно отстает от намеченного графика внедрения новой системы. Некоторые производители мобильных телефонов уже заявили, что они смогут представить на рынке мощные и надежные телефоны, работающие в системе UMTS, не ранее середины 2005 года, а то и начала 2006.

Кроме того, неизбежны определенные проблемы и с финансированием системы UMTC. Скажем, такие компании, как Ericsson или Siemens, которые создают в Европе инфраструктуру новых сетей, должны - одновременно - финансировать становление провайдеров будущих услуг. Или, по крайней мере, всемерно способствовать развитию уже существующих, чтобы после запуска сети третьего поколения иметь возможность - вообще - предлагать новые услуги конечным потребителям.

Пока же, финансирование в целом всего проекта UMTS представляется туманным; и слишком многие вопросы - что будет являть собой эта система, скажем, через 5 лет - повисают в воздухе...

Зигфрид Грасс, обозреватель газеты Handelsblatt:

Нет, он не станет общим стандартом, как мне кажется. Становление системы UMTS просто отодвигается на некоторое время, но GPRS - как промежуточное решение, для которого, кстати сказать, не разработано необходимой поддержки - не сможет занять место сетей третьего поколения. Тем более, что система GPRS не в состоянии предложить пользователям многие из тех услуг, которые предусматриваются в системе UMTS.

Штефан Гротцк, редактору журнала PC-Professional:

Многие компании делают сейчас ставку на стандарты, подобные GPRS, которые позволяют перекачивать информацию с большой скоростью, и уже вложили значительные средства в развитие этих систем. Это, кстати, одна из причин, почему в Европе не спешат с переходом на стандарт UMTS. Прежде, чем вводить новый стандарт и решаться на новые инвестиции, компании хотят получить прибыль от уже сделанных вложений.

С другой стороны, технические и технологические разработки в области сетей "третьего поколения" еще не достигли (по крайней мере, в Германии) того уровня, когда новый стандарт можно массово предлагать на рынке. Например, прототипы телефонов для сетей "третьего поколения" уже существуют, но пока они - слишком велики.

Сергей Сенинский:

На основании того, что было представлено на нынешней выставке в Ганновере, можно ли, на ваш взгляд, утверждать, что разработанная компанией Ericsson технология Bluetooth станет на рынке массовой уже в ближайшее время? Или - в каких-то определенных сегментах этого рынка? Хайнрих Васке, еженедельник ComputerWoche:

Хайнрих Васке:

На мой взгляд, эта технология - прежде всего - найдет применение на рынке бытовой электроники. Ведь любой обычный пульт дистанционного управления работает на основе этой технологии.

Что же касается компьютерного мира, то, как мне лично представляется, эта технология не найдет здесь массового применения - из-за незначительной ширины диапазона. Я очень сомневаюсь в том, что периферийные устройства к современным компьютерам будут подключаться на основании этой технологии.

С другой стороны, в области сотовых телефонов технология Bluetooth найдет гораздо более широкое применение: например, отправление - с некоторого расстояния - через мобильный телефон электронной почты или включение бытовых приборов.

Но, знаете, что касается надежности новой системы, то в Ганновере случился курьез. На выставке был специально подготовлен целый зал, стенды в котором планировалось связать в единую сеть при помощи этой технологии. И, увы, затея эта завершилась полным провалом - под ехидные замечания журналистов. Дело в том, что разные фирмы-производители использовали различные технологические стандарты, которые оказались либо несовместимыми друг с другом, либо не поддерживали другие драйверы.

Зигфрид Грасс, газета Handelsblatt:

На мой взгляд, технология Bluetooth займет весьма незначительную нишу на рынке электронных услуг. Она слишком медленно внедряется, и её вполне могут обойти более новые технологии - подобные, скажем, системе "C9B", основанной на применении радиоволн. Или технологии Ethernet. Bluetooth уже сталкивается с определенными проблемами. И если её разработчики не предложат в самое ближайшее время конкретные решения для нужд потребителя, то она будет вытеснена. В любом случае частные пользователи зададутся вопросом, сколько стоит новая система, а в компаниях и на предприятиях - чем она лучше других, какую она принесет пользу?..

Штефан Гротцке, журнал PC-Professional:

Промышленность, наконец-то, освоила производство микрочипов Bluetooth. То есть на рынке появились - по разумной цене - модули, работающие на основе этой технологии. Кстати, принципиально технология Bluetooth - не нова. Уже достаточно давно существуют бескабельные системы передачи сигнала.

Смысл же новой технологии - сделать определенные устройства совместимыми. Размер чипов позволяет использовать их и в сетевых картах переносных компьютеров, и в мобильных телефонах. Bluetooth, кстати, не является прямым конкурентом таких технологий как Ethernet или LAN. Она задумана для использования именно в небольших сетях. Например, при помощи этой технологии могут быть соединены между собой и подключены к Интернету переносные компьютеры участников некой конференции. С технологией Bluetooth можно представить себе и такой сюжет: вы идете в магазин с мобильным телефоном, оснащенным специальным чипом, и набираете различные продукты. В кассе сканируются ценники ваших покупок, а затем, когда вы проносите мимо этого же кассового сканера ваш телефон с тем самым чипом, на котором содержится данные о вашем банковском счете, то и покупка автоматически оплачивается.

Сергей Сенинский:

На основании того, что вы увидели именно на этот раз в Ганновере, обратились мы к нашим собеседникам, что, по вашему мнению, может являть собой массовый мобильный телефон в Европе - скажем, через год-два? Может быть, он будет мало чем отличаться от нынешних массовых моделей? Или - за те же деньги - стандартными станут некие новые функции? Хайнрих Васке, журнал ComputerWoche:

Хайнрих Васке:

Прежде всего, мобильные телефоны ближайшего будущего станут значительно дороже. Вспомните: провайдеры в течение многих лет привлекали все новых клиентов низкими ценами на сами мобильные телефоны. То есть эта цена как бы переносилась на тарифы и абонентскую плату.

Теперь ситуация меняется, и провайдеры начали работать с уже сформировавшимся кругом клиентов. То есть простое расширение этого рынка за счет новых клиентов подошло к границам технических возможностей сетей. Другими словами, за счет удорожания телефонов провайдеры будут пытаться сократить приток новых клиентов, но при этом - улучшить сервис для уже существующих.

Посмотрите, например, сколь активно развивается рынок сетевых услуг для владельцев мобильных телефонов. Вспомним о так называемой "службе коротких сообщений" - SMS. Кроме того, создаются новые сетевые порталы, которые предлагают клиентам не только какие-то элементарные новшества - типа новых мелодий для телефонного звонка или заставок для экрана, - но и последние известия, новости спорта, компьютерные игры, биржевые сводки и так далее. И, заметьте, все это - в давно известном стандарте GSM! Другими словами, наблюдается, если хотите, тенденция формирования целой индустрии услуг вокруг мобильного телефона!

Зигфрид Грасс:

Логика развития рынка мобильных телефонов подсказывает, что с каждым годом потребителю предлагается за ту же сумму все большее количество услуг. Это означает, что предприятия, выпускающие мобильные телефоны, отнюдь не работают себе в убыток, а за счет собственного технологического развития могут продавать лучший продукт, но - по старой цене.

Штефан Гратцке, журнал PC Professional:

Я думаю, что внешне мобильные телефоны следующего года не сильно будут отличаться от современных моделей. Миниатюризация телефонов достигла своих пределов, и я не думаю, что они станут еще меньше.

Почти наверняка телефоны следующего поколения будут стандартно оснащаться Bluetooth. То есть массовым станет устройство из наушника и микрофона - без проводов, связанное, на основе технологии Bluetooth, с мобильным телефоном, который лежит у вас в кармане или в сумке. С помощью новой технологии можно будет и набирать номер: либо вы проговариваете его в микрофон, либо называете имя, хранящееся в памяти вашего телефона.

Сергей Сенинский:

Сколь "готовой", показалась и вам, и другим экспертам на выставке - подобная технологии Bluetooth - технология Wireless Ethernet, чтобы можно было говорить о её появлении на массовом рынке уже в ближайшее время?

Хайнрих Васке:

Попытка введения системы WAP для мобильных телефонов показала, что в этой области также существуют проблемы. Здесь можно опять же говорить о несовпадении диапазонов, что связано с самой инфраструктурой сети, также как и о несоответствии самих телефонов предъявляемым требованиям.

Я думаю, что и здесь - в случае с Ethernet - нам предстоит ждать дольше, чем предполагали эксперты. Как мне представляется, реально технология Ethernet сможет заработать минимум через 2-3 года...

Штефан Гротцке:

Уже существуют различные модификации беспроводного Ethernet или LAN. Применение этих технологий я вижу, например, в конференц-залах, аэропортах и других подобных местах. Цель этой системы - обеспечение мобильного выхода в Интернет. То есть, находясь, скажем, в аэропорту, я могу - без каких-либо дополнительных подключений, просто включив мой переносной компьютер - выйти - через узел аэропорта - в Интернет. Эта технология, хотя и не распространилась пока широко, уже существует.

Я могу себе представить ее применение и в офисах. Вы приходите на работу, включаете ваш переносной компьютер, который тут же автоматически подключается к офисной сети. И даже дома, если у вас есть аналогичная система, вам больше не придется возиться с целым ворохом проводов.

Сергей Сенинский:

И последний вопрос нашим собеседникам. Как бы там ни было, но разговоры о мобильных телефонах третьего поколения - в ЕВРОПЕ - в последнее время явно поутихли - по сравнению с прошлым годом. А в Азии - наоборот: японская компания NTT-DoCoMo, например, вовсю готовится к коммерческой продаже новых телефонов уже весной этого года. Что говорили об этом на выставке в Ганновере? Может быть, азиатский рынок - по целому ряду причин - более "готов" уже к появлению новых телефонов, чем европейский?

Штефан Гротцке:

В странах Азии применяются несколько стандартов сотовой телефонной связи. Это и американский стандарт CDMA, и европейский GSM. Стандарт "третьего поколения" - UMTS - является превосходной возможностью для японцев перевести все - в одну систему. Это, кстати, одна из причин, почему в Японии форсируется развитие этой технологии.

С другой стороны, в Азии новинки электронной техники всегда приживались быстрее. У жителей азиатских стран совершенно иное отношение к новейшим технологиям, чем у европейцев. В Европе (и, прежде всего - в Германии) ко многим техническим новинкам относятся сначала весьма скептически: "Неизвестно, будет ли это работать? А если будет, сколько это стоит? Пусть сначала попробуют другие, а уж там посмотрим..."

Продолжает Зигфрид Грасс:

Прежде всего, необходимо заметить, что не весь азиатский рынок - как японский. В Японии, как стране очень компактного проживания огромного населения на небольшом пространстве, ускоренное развитие инфраструктуры любых коммуникаций, в том числе - мобильной телефонной связи, если хотите, буквально предопределено. А, например, в Соединенных Штатах, где плотность населения значительно ниже, темпы создания новых сетей будут иными.

Хайнрих Васке:

Знаете, азиатский рынок - однозначно - более подготовлен к распространению новейших услуг мобильной телефонной связи, чем европейский. Сколь известно, уже в мае этого года в Токио заработает первая коммерческая сеть сотовой связи "третьего поколения".

На мой взгляд, это - прежде всего - можно объяснить с исторической и культурологической точек зрения. Ведь именно в Японии, где столь высока плотность населения на весьма ограниченном пространстве, где люди живут, по сравнению с Европой, в очень маленьких квартирах, - всегда был огромный интерес к разного рода электронным средствам коммуникаций, к "электронному" выходу из ограниченного близкими стенами пространства. Например, в регионе Токио некоторые служащие едут на работу около четырех часов. И пока они находятся в метро и пригородном поезде, японцы с удовольствием возятся с разными электронными устройствами, особенно развлекательными. В Европе этого просто нет. По крайней мере, в столь массовой форме.

О японцах вообще часто говорят как о нации, которая восторженно относится к новинкам электронной промышленности.

И неудивительно, что японские сети мобильной телефонной связи значительно превосходит по своим характеристикам как европейские, так и американские аналоги. Кроме чисто технологических преимуществ, в японских сетях существует множество служб, часть которых просто трудно представить в Европе. Например, когда из сети загружаются те или иные картинки, и мобильный телефон используется потом в качестве декоративного элемента жилья.

Вообще же, если говорить об уровне мобильной телефонной связи (в том числе и третьего её поколения), нам неплохо было бы ориентироваться на японцев. И если нам удастся создать у себя в Европе столь же совершенную инфраструктуру в области мобильной коммуникации, какая существует или разрабатывается в Японии, то это будет несомненным успехом.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам в Германии. Напомню, это - Хайнрих Васке, главный редактор еженедельника ComputerWoche; Зигфрид Грасс, обозреватель газеты Handelsblatt; и Штефан Гротцке, редактор журнала PC-Professional. С ними беседовал наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский.

Страны Европейского союза готовятся к появлению - с начала будущего года - единой европейской валюты - евро - уже в наличном обороте, в виде купюр и монет. Предлагаем вам - в сокращенном переводе - небольшую публикацию на эту тему, которая появилась в последнем, мартовском, номере журнале "Europe". С её содержанием вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

1 января 2002 года единая европейская валюта - евро - из "виртуальной" превратится в реальную. В этот - давно ожидаемый - день в 12 странах Европейского союза, в которых проживают 302 миллиона человек, появятся новые - наличные - деньги.

К этому дню должны быть отпечатаны, отчеканены, доставлены в отделения банков и магазины розничной торговли 14 с половиной миллиардов новых евро-банкнот и почти 56 миллиардов новых монет. Спустя два месяца только новые деньги и останутся в наличном обороте.

Подготовка к 1 января будущего года - едва ли не самое ответственное испытание для многочисленных европейских служб за время после Второй Мировой войны. Появление новых дензнаков отразится на всех: от туристических фирм до центральных банков, а также тех жителей стран Центральной и Восточной Европы, которые до сих пор предпочитают держать свои накопления в наличной, но "твердой" валюте - прежде всего, в немецких марках.

Пока вряд ли можно говорить, что единая европейская валюта укоренилась в сознании европейцев. Хотя с января 1999 года на финансовых рынках появилось уже немало инструментов, выраженных в евро, обычные люди пользуются исключительно национальными валютами. На новых - евро - банкнотах уже не будет столь привычных жителям европейских стран исторических символов или исторических личностей, как Данте, Гёте или Наполеон. Вместо них появятся изображения зданий и мостов, призванных символизировать собой новое европейское политическое содружество, которое сумело преодолеть национализм.

Конечно, в отказе от использования национальной валюты огромную роль будет играть и чисто психологический фактор. Немудрено: немецкая марка в течение 50 лет была символом стабильности и предметом национальной гордости для немцев. Но с другой стороны, трудно не согласится с Даниэлем Бутоном, главой французского банка Societe Generale, который полагает, что, если само введение наличных евро - в начале будущего года - пройдет гладко, это и станет поворотным моментом в отношении европейцев к новой валюте. Вот почему правительства многих европейских стран готовят широкие рекламные кампании.

Переход к новой валюте в наличном обороте станет и важнейшим испытанием для политиков. Если что-то не так, если хоть какие-то опасения возникнут на уровне розничной торговли, это немедленно подорвет репутацию правительств. А во Франции, Ирландии, Германии и Нидерландах в 2002 году предстоят выборы.

Предстоит переналадить под новые монеты миллионы торговых автоматов. Это очень непросто и весьма недешево. Примерно то же предстоит проделать автоматическими кассами, принимающими банкноты. Причем распознавать новые банкноты эти автоматы будут дольше: прежде, чем принять, механизм будет "прокатывать" их не менее трех раз.

Но больше всего беспокойства вызывают весьма жесткие сроки введения новой валюты в наличный оборот. Европейский Центральный банк заявляет, что большинство наличных расчетов в новых евро должны производиться уже к 15 января будущего года. Однако национальные денежные знаки сохранятся в обороте до конца февраля, что породит известную путаницу, даже если во всех магазинах появятся двойные ценники. Прежние банкноты и монеты перестанут принимать для расчетов только с 1 марта.

Европейский центральный банк и министры финансов стран "еврозоны" согласились начать поставку новых банкнот и монет банкам и другим финансовым организациям заранее, начиная с 1 сентября нынешнего года. Тогда и банки - тоже заранее - смогут снабдить новыми деньгами и свои отделения, и магазины розничной торговли. Вся эта операция, в свою очередь, потребует гигантских мер безопасности, чтобы предотвратить не только кражи, но и возможность подделки новых денежных знаков.

Уже давно банкиры, владельцы магазинов и специализированных транспортных компаний поговаривают о том, что министры и руководители центральных банков недооценивают возможность возникновения непредвиденных ситуаций именно на низовом, так сказать, "уличном уровне".

Стоит вспомнить, правда, что почти такие же опасения были весьма расхожими перед началом 1999 года, то есть в канун появления единой европейской валюты в безналичном обороте. Тогда всё обошлось, по сути, без сбоев. Но на этот раз рисков будет несоизмеримо больше...

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с содержанием одной из публикаций в последнем, мартовском, номере журнала Europe.

XS
SM
MD
LG