Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пенсионные деньги. Ковдорский ГОК. Венгерский форинт


- Пенсионные деньги. Кто будет ими управлять?
- Ковдорский ГОК. Победитель будущего аукциона давно известен.
- Венгерский форинт. Валютный коридор стал шире
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Концепция пенсионной реформы в России вновь обсуждалась на последнем заседании правительства, состоявшемся 11 мая. На нем, по сообщениям из Москвы, обсуждались соответствующие законопроекты, которые к началу июня должны быть переданы в Государственную Думу.

Если сама структура будущих пенсионных накоплений уже более или менее в этих планах согласована, то в отношении распоряжения этими деньгами - кто и как будет ими управлять - единого мнения до сих пор нет. Об этом наш разговор сегодня, в котором участвует - из Москвы - первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов. Прежде всего, о какой именно из трех частей будущей пенсии идет речь - базовой, накопительной или страховой?

Сергей Шаталов:

Концепция пенсионной реформы еще пока находиться в стадии обсуждения. И в самые ближайшие дни должны быть приняты окончательные решения. 28% - это то, что сегодня платят работодатели в Пенсионный фонд. И эти средства будут разделены на несколько составляющих. Часть из них пойдет в качестве базовой пенсии и будет выплачиваться всем работникам, вне зависимости от того, есть у них стаж нет. А вот вторая, накопительная часть будет зависеть и от стажа и от некоторых других обстоятельств.

Вопрос о том, каким образом будут размещаться те средства, которые пойдут на накопления и на инвестиции, и которые государству нужно тем или иным способом приумножать, чтобы выплачивать накопительную пенсию, - этот вопрос пока не решен окончательно. И поэтому, например, сейчас говорить о конкуренции между негосударственными пенсионными фондами и Пенсионным фондом России или, может быть, какими-то специальными организациями, которые будут получать эти средства и распоряжаться ими от имени правительства, наверное, еще рано.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечает в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов:

Дискуссия, скорее, идет о другом. А именно: когда негосударственные пенсионные фонды и страховые организации выступают в качестве страхователей негосударственных пенсий. Тех пенсий, которые обеспечивают себе либо непосредственно граждане, внося средства в негосударственные пенсионные фонды, или страхуя свою жизнь и свою пенсионную "систему", либо это за них делают работодатели, которые тоже имеют возможность, ввиду определенных налоговых послаблений, перечислять средства за своих работников, чтобы гарантировать им дополнительную пенсию. Дискуссия идет вокруг этих денег.

Сергей Сенинский:

Стало быть, если иметь в виду очевидную конкуренцию - в борьбе за будущие пенсионные деньги - скажем, негосударственных пенсионных фондов и страховых компаний, то речь идет больше о рынке пенсионного страхования, а не, если можно так выразиться, рынке пенсионных накоплений?

Сергей Шаталов:

Совершенно справедливо. Давайте еще раз отметим, что в рамках единого социального налога есть некоторые обязательные платежи. И именно налог, который платят работодатели, государство использует для того, чтобы выплачивать пенсии. В рамках пенсионной реформы предполагается серьезнейшим образом модифицировать всю эту систему, и перейти от распределительной системы к накопительной. Причем, делая это поэтапно.

В то же самое время, уже сегодня есть институт дополнительного пенсионного страхования, обеспечения дополнительных пенсий, и эти дополнительные пенсии могут быть реализованы как через страховые организации, так и через негосударственные пенсионные фонды. В этом смысле на рынке добровольного пенсионного страхования, добровольного пенсионного обеспечения, эти две категории страховщиков являются конкурентами.

Сергей Сенинский:

Сколь известно, сегодня порядок налогообложения тех же негосударственных пенсионных фондов и страховых компаний в России практически один и тот же. Но при этом - негосударственные пенсионные фонды, которые во многих странах мира стали одним из столпов пенсионной реформы, контролируются государством в гораздо большей степени, чем частные страховые компаний. И в этом смысле просьбы пенсионных фондов предоставить им определенные налоговые льготы - по крайней мере, понятны. Или вам эти предложения представляются чрезмерными?

Сергей Шаталов:

Вы правы в том, что порядок налогообложения почти одинаков для страховых организаций и негосударственных пенсионных фондов. Есть некоторые особенности, и они отражены в налоговом законодательстве, но они, скорее, учитывают особенности функционирования этих организаций. В то же время есть довольно серьезные отличия в "жесткости" тех требований, которые предъявляет государство к тому, каким образом средства, накопленные этими двумя категориями участников рынка пенсионного обеспечения, могут использоваться.

Негосударственные пенсионные фонды действительно находятся в более жестких условиях. В частности, пенсионные резервы, то есть те средства, которые они накапливают, собирая их у работодателей или у работников, которые страхуются самостоятельно, могут использоваться при достаточно жестком контроле и ограничениях. Эти средства можно размещать в бумаги специального вида в определенных пропорциях. Здесь необходимо, чтобы эти бумаги находились в специальных депозитариях. То есть они абсолютно "прозрачны", контролируемы, и в любой момент можно проверить, что где находится. И это создает дополнительные гарантии, чтобы потом не было "провалов", когда речь пойдет о том, чтобы выполнять те обязательства, которые фонды имеют перед застрахованными.

В этом плане страховые компании имеют гораздо более гибкие условия и могут свободнее распоряжаться резервами. Именно с учетом этих обстоятельств правительство и предлагало изначально, когда обсуждался вопрос о том, как должна строиться будущая глава Кодекса о налоге на прибыль, определенные различия в порядке налогообложения этих двух участников рынка.

Эти предложения пока не нашли поддержки в рамках рабочей группы, которая подготовила компромиссный вариант, и который уже принят в первом чтении и имеет хорошие шансы на то, чтобы быть рассмотренным во втором чтении в мае. Тем не менее, правительство предложило сохранить определенные дополнительные преимущества для негосударственных пенсионных фондов. Сохранить - в том плане, что они были первоначально предложены правительством, и их следовало бы поддержать дальше. Речь идет о том, что те дополнительные доходы, которые получают негосударственные пенсионные фонды от размещения резервов, должны облагаться по пониженной налоговой ставке. И правительство предлагает использовать - вместо обычной ставки в 35% - к доходам такого вида специальную ставку в 13%. Пройдут или не пройдут эти предложения через Государственную Думу, сегодня сказать достаточно сложно.

Сергей Сенинский:

Другими словами, пока трудно предсказать, чье лобби в парламенте окажется сильнее...

Сергей Шаталов:

Да, вы абсолютно правы. Вопрос очень серьезный. Это вопрос, который "стоит" очень больших денег. От него зависит развитие рынка пенсионного страхования. Этот рынок в последнее время бурно развивается. Чему, в частности, способствовали принимаемые в течение последних двух лет решения, предоставившие дополнительные возможности работодателям по снижению налоговой нагрузки в тех случаях, если они осуществляют выплаты либо по страхованию через негосударственный пенсионный фонд, либо через страховые организации.

Сергей Сенинский:

По вашему мнению, как могут быть распределены "роли" различных участников рынка пенсионных накоплений и пенсионного страхования?

Сергей Шаталов:

На мой взгляд, не произойдет принципиальных изменений в том, каким образом либо работодатель, либо работники могут гарантировать себе дополнительное пенсионное обеспечение за рамками той реформы, которая сейчас обсуждается. Будут приняты те или иные решения в рамках налогового законодательства. Я полагаю, что вот ту определенную "диспропорцию", обусловленную дополнительной жесткостью (вспомним условия работы НПФ и страховых компаний), удастся так или иначе компенсировать некоторыми дополнительными налоговыми преимуществами, хотя я не готов сказать, где именно этот компромисс будет проходить.

В отношении же тех средств, которые идут в рамках единого социального налога, и по которым у государства будут очень серьезные проблемы, связанные с тем, каким образом размещать эти средства, то здесь, вполне возможно, будет принято совсем иное решение. Оно уже не будет связано напрямую со страховщиками или с негосударственными пенсионными фондами. Вполне возможно, что здесь будет создана некая компания или ряд компаний, которые будут управлять этими средствами. Не исключено, и этот вопрос тоже обсуждается, что к размещению этих резервов будут привлекаться паевые инвестиционные фонды. Возможны и иные конструкции. Сейчас об этом, наверное, говорить еще преждевременно.

Сергей Сенинский:

То есть - в основном - это будут государственные компании?...

Сергей Шаталов:

Предполагаю, что да, поскольку государство будет отвечать перед застрахованными. Конечно, для государства сейчас вопрос доверия является чрезвычайно важным. И, конечно же, я думаю, что в этой ситуации государству очень важно контролировать, что и каким образом будет происходить. Для избежания всяких негативных моментов, я думаю, речь будет идти о том, что участие государства в таких компаниях должно быть достаточно серьезным.

Сергей Сенинский:

Иначе говоря, если следовать этому сценарию, то большая часть средств попадет в распоряжение структур, контролируемых государством, а остальная - коммерческих структур? Я правильно вас понял?

Сергей Шаталов:

Да, вы совершенно правильно поняли. Я не исключаю такой возможности. И полагаю, что это было бы разумным компромиссом.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

Правительство и Национальный банк Венгрии в конце прошлой недели довольно неожиданно приняли решение значительно расширить существовавший валютный коридор для курса венгерского форинта по отношению к евро: теперь плюс-минус 15% от уровня, устанавливаемого Национальным банком, ранее - плюс-минус два с четвертью процента.

Это решение комментируют эксперты по экономике стран Центральной Европы: из Франкфурта-на-Майне - Натали Хеншчи, экономист исследовательского института Deutsche Bank, и из Вашингтона - Бен Слэй, сотрудник исследовательского центра PlanEcon, который начинает:

Бен Слэй:

Рано или поздно правительство Венгрии и Национальный банк должны были расширить валютный коридор для форинта. Венгрия обещала Европейскому Союзу сделать это до конца 2002 года, и вдруг приняла решение теперь. Особой нужды в этом не было, так как существовавший механизм обменного курса работал хорошо.

Почему Венгрия предприняла этот шаг сейчас? Я думаю, причина в том, что в апреле и мае 2002 года в стране состоятся парламентские выборы. Если бы расширение валютного коридора было отложено, то подготовка этой меры могла бы совпасть по времени с предвыборной кампанией, вызвать массу споров не экономического или финансового, а сугубо политического характера. То есть политика могла оказать нежелательное влияние на чисто экономическое решение. Сделав все задолго до выборов, правительство и Центральный банк избежали политического вмешательства.

Натали Хеншчи:

На самом деле это решение необходимо было принять еще в прошлом году. Пик роста цен в Венгрии в последнее время пришелся на середину 1999 года, и темпы инфляции сохранились с тех пор на уровне 10%.

Главные причины роста цен в стране - внешнеэкономические: ростом цен на нефть и нефтепродукты, а также на продукцию сельского хозяйства. И уже тогда, два года назад, остро стоял вопрос о необходимости расширения валютного коридора для венгерского форинта. В условиях действия узкого валютного коридора чисто монетарная политика, проводимая правительством и Национальным банком для снижения темпов инфляции, имеет очень ограниченные возможности.

В начале прошлого года появились признаки снижения темпов роста цен, и политики решили повременить с радикальными мерами. Однако в начале нынешнего года показатели инфляции вновь пошли вверх, но теперь - больше за счет внутренних факторов, а не внешних.

В марте в Венгрии почти одновременно сменились и глава Национального банка, и министр финансов. Оба, правда, сначала заявили, что не намерены кардинально менять валютную политику. И, тем не менее, решение было принято. Однако здесь, на мой взгляд, возобладали политические, а не экономические соображения. Удорожание национальной валюты может принести немалый ущерб ориентированным на экспорт секторам венгерской экономики. А в канун предстоящих в 2002 году очередных выборов для нынешнего правительства было бы, понятно, крайне нежелательным.

Сергей Сенинский:

Сколь помнится, аналогичные решения - резко расширить рамки валютного коридора для курса национальной валюты - принимались не так давно и в России, и в Чехии? Причем - в кризисных или предкризисных ситуациях...

Бен Слэй:

Это совершенно различные ситуации. Стоимость чешской кроны по отношению к доллару была тогда сильно завышена. Так же, как была искусственно завышена и стоимость российского рубля до августа 1998 года. Чехия тогда пошла на расширение валютного коридора потому что переживала валютный кризис, и стоимость национальной денежной единицы падала. В Венгрии сейчас не было ни того, ни другого. Более того, расширение валютного коридора привело к повышению обменного курса венгерского форинта на 4%.

Натали Хеншчи:

Если сравнивать, скажем, ситуации в Чехии и Венгрии, то отказ от политики узкого валютного коридора был продиктован разными причинами. В Чехии, если вспомнить, принятие этого решения было обусловлено разразившимся тогда внутренним финансовым кризисом.

В Венгрии - сегодня - можно говорить о политическом решении, принятом в связи с грядущим принятием страны в члены Европейского Союза. Когда это состоится, Венгрия должна будет жестко зафиксировать курс форинта по отношению к евро. Сегодня же этот курс пересчитывается каждый месяц. Расширение валютного коридора обеспечивает большую гибкость валютной политики, и может рассматриваться как превентивная мера против любых финансовых потрясений еще на пути в Европейский союз.

Сергей Сенинский:

К каким последствиям для национальной экономики это решение может привести - в ближайшие месяцы?

Бен Слэй:

На мой взгляд, о двух основных последствиях следует говорить. Одно из них заключается в том, что расширения валютного коридора поможет снизить уровень инфляции. В Венгрии темпы инфляции составляют ныне 10-11% в год. А в той же Чехии - 2-3%. Расширение валютного коридора укрепило форинт и удешевило импорт в страну.

Но расширение валютного коридора может привести и к замедлению экономического роста. Дело в том, что экономика Венгрии в значительной степени ориентирована на экспорт, именно экспорт был основой экономического роста страны в последние годы. И, чтобы поддерживать конкурентоспособность венгерского экспорта, Национальный банк страны придерживался политики очень постепенного и незначительного снижения курса форинта. Теперь обменный курс форинта станет более подвержен изменениям, в том числе - и в сторону его роста. А в этом случае экспорт из Венгрии станет более дорогим, уменьшится его объем и - соответственно - замедлится экономический рост.

Кроме того, до сих пор в Венгрию в больших объемах приходил иностранный капитала. И в форме прямых инвестиций, когда иностранцы покупают или строят здесь предприятия, и в форме так называемых портфельных инвестиций, как называют обычно покупку акций, облигаций, предоставление кредитов венгерским компаниям. До сих пор иностранные инвесторы были уверены, что обменный курс, хотя и искусственно, но будет сохраняться на определенном уровне. Теперь же менеджерам зарубежных банков придется крепко подумать, каким может стать обменный курс венгерского форинта через 6, 12 или 18 месяцев после того, как будет принято решение об инвестициях в экономику Венгрии...

Следует подождать полгода - год, чтобы не предполагать, а увидеть, к каким позитивным и негативным последствиям в венгерской экономике приведет нынешнее решение о расширении валютного коридора.

Натали Хеншчи:

В целом это решение может привести к значительному усилению национальной валюты, что всегда негативно отражается на экспорте. Однако в экономике Венгрии весьма велика роль крупных международных корпораций, которые - для финансирования своих производств в Венгрии - используют, прежде всего, внешние источники. И в этом случае курс венгерской валюты не имеет решающего значения.

Другое дело - деятельность ориентированных на экспорт небольших и средних венгерских предприятий. Для них ущерб может быть большим, но, с другой стороны, удельный вес таких компаний и предприятий весьма невелик.

На мой взгляд, принятое решение вряд ли приведет к серьезным негативным последствиям для экономики Венгрии в целом. Можно, конечно, ожидать снижения объемов венгерского экспорта во второй половине года, но это будет связано - в большей степени - с общим замедлением темпов экономического роста в Европе.

Сергей Сенинский:

Согласно Маастрихтскому договору, любая страна, намеревающаяся перейти на единую европейскую валюту, должна прежде - не менее, чем за два года - присоединиться к так называемому европейскому валютному механизму - взаимного согласования обменных курсов. Какова, на ваш взгляд, роль этого фактора?

Натали Хеншчи:

На мой взгляд, сам по себе фактор грядущего вступления Венгрии в "евро-зону" повлиял, конечно, на принятие нынешнего решения, но - не в решающей степени. В принципе, исходя из требований Европейского Союза к странам-кандидатам, это можно было сделать и через год.

Сегодня все-таки этот шаг, скорее, обусловлен экономическими причинами, прежде всего - высоким уровнем инфляции. Если правительство хочет снизить темпы роста цен с нынешних 10% до 2% в год, если эта задача ставится на долгосрочную перспективу, то предпринятые шаги весьма своевременны.

Более гибкая и независимая валютная политика государства поможет Венгрии преодолевать финансовые проблемы, если таковые будут возникать в ближайшее время, и сделать более плавным сам процесс будущего вхождения страны в зону действия единой европейской валюты.

Бен Слэй:

Да, это шаг в направлении так называемого "европейского валютного механизма", членство в котором к котором действительно является, в частности, для Венгрии, предварительным условием последующего вступления в Европейский Союз и перехода к использованию единой европейской валюты - "евро".

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечали: во Франкфурте-на-Майне - экономист исследовательского института Deutsche Bank Натали Хеншчи; из Вашингтона - сотрудник исследовательского центра PlanEcon Бен Слэй.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 11 мая. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Она постепенно приходит в себя, избавляется от наследия прошлого, но все еще слишком больна, чтобы нормально идти вперед. Примерно так можно определить нынешнее состояние российской экономики после (уходящего теперь) прошлогоднего бума, вызванной резкой девальвацией рубля, пишет "Экономист".

Темпы роста экономики в прошлом году составили рекордные 8,3%. В этом году даже вдвое меньшие прогнозы выглядят слишком оптимистично. Также как и правительственные прогнозы темпов инфляции - 12% за год. В апреле темпы роста цен в России - в пересчете на год - составили 25%. Если ничего не изменится, то к началу 2002 года российская экономика утратит последние остатки своей конкурентоспособности, обретенной внезапно в 1998 году.

Нынешняя российская статистика мало что отражает. Хотя, по некоторым оценкам, объемы "теневой" экономики уже достигают половины общего объема ВВП страны. Совершенно очевидно, что динамика российского бизнеса замедляется, а темпы роста цен все ускоряются.

Если судить по прошлым стандартам, то все не так уж плохо. Благодаря прошлогоднему буму денег в стране весьма и весьма прибавилось. Правительство постоянно говорит об экономических реформах. А теперь вспомните о гиперинфляции и коллапсе промышленности в 90-ые годы, постоянной ругани, крахе иллюзий и полном хаосе. Теперь же западные компании, работающие в России, утверждают, что и власть окрепла, и чиновники становятся более управляемыми.

Звучит неплохо, но этого мало. Россия, похоже, так и не смогла всерьез воспользоваться той передышкой, которую обеспечили высокие цены на нефть и девальвация российского рубля. Банковская система страны все еще в хаосе. Большую часть индустрии лишь предстоит реструктурировать. В российском экспорте по-прежнему доминирует сырьё. И трудно назвать иные российские товары - кроме оружия, водки и, отчасти, программного обеспечения, - которые могли бы сегодня найти спрос за рубежом. И, случись очередное падение цен на нефть и газ, оно вновь обнаружит явную слабость России. Пока трудно представить, как может дальше развиваться российская экономика без впечатляющих темпов экономического роста или без огромных западных капиталов, заключает "Экономист".

В Германии законодатели, похоже, близки к тому, чтобы одобрить планы правительства Герхарда Шрёдера реформировать старую пенсионную систему страны, пишет "Экономист". Как и большинству других стран Западной Европы, Германии угрожает так называемая "демографическая бомба". В ближайшие 30 лет, по прогнозам, число немцев, которым за 60, увеличится с нынешних 20% до примерно одной трети всего населения. И если сегодня на одного пенсионера приходятся двое работающих, то через 30 лет это соотношение станет 1:1.

Так что, снижать пенсии? Урезать пенсионные отчисления? Или - может быть - повысить пенсионный возраст лет до 75, как предлагали авторы одного исследования? Правительство пошло другим путем. По немецким меркам - революционным: пенсионная реформа, предполагающая частные накопления граждан, хотя и при государственной поддержке. Правительство надеется таким образом и поддержать государственный бюджет, и увеличить пенсионные накопления, и сохранив нынешний пенсионный возраст - 65 лет.

Сегодняшние объемы обязательных совместных отчислений работника и работодателя - примерно 19% от заработка - по новой схеме, вряд ли превысят 20% - в течение ближайших 20 лет. В то же время правительство обещает, что средний уровень пенсий - сегодня это 69% от средней по стране зарплаты - не упадет ниже 67%. Для этого, правда, будущему пенсионеру необходимо иметь трудовой стаж не менее 45 лет, тогда как сегодня это - в среднем - 37 лет. Разработчики немецкой пенсионной реформы полагают, что в не столь уж далекой перспективе доля государства в пенсионных накоплениях сократится с нынешних 85 до 60 процентов, заключает "Экономист".



Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 11 мая.

Новейшая история - одного из крупнейших в России - Ковдорского горно-обогатительного комбината, в Мурманской области. Тема специального очерка, подготовленного нашим корреспондентом в Мурманске Андреем Королевым.

Напомню, пакет акций этого комбината, принадлежащий федеральным властям, планируется выставить на аукцион, который должен состоятся в июне нынешнего года. На минувшей неделе начался прием заявок на участие в этом аукционе. Однако в Мурманске говорят, что новый хозяин комбината уже известен - банк "МДМ" - "Московский деловой мир", а в Москве об этом банке говорят как об одном из наиболее приближенных к Кремлю.

А теперь - слово Андрею Королеву, нашему корреспонденту в Мурманске:

Андрей Королев:

Ковдорский горно-обогатительный комбинат был создан 30 лет назад. Здесь добывается и перерабатывается железная руда, которая затем - в виде концентрата - поставляется на крупнейший на северо-западе России металлургический комбинат "Северсталь" - в Череповце.

После первой приватизации в начале девяностых годов владельцем комбината стал московский банк "Еврокосмос", позже объявленный банкротом. Когда государству удалось вернуть себе контрольный пакет акций, началось восстановление практически разоренного предприятия.

Кроме того, в последние годы на Ковдорском комбинате расширяется добыча апатита, который служит сырьем для производства минеральных удобрений, а также бадделеита - минерала, являющегося сырьем для производства тугоплавкого циркония, а также керамических огнеупоров. На комбинате часто говорят, что в мире, якобы, - всего два крупных месторождения бадделеита: одно - здесь, на Кольском полуострове, другое - в Южной Африке. Как бы то ни было, но сегодня объемы производства Ковдорского комбината составляют третью часть от общего объема производства всех горнодобывающих предприятий на Кольском полуострове. В прошлом году прибыль Ковдорского ГОКа от продажи апатита и бадделеита превысила 900 миллионов рублей - это более 30 миллионов долларов.

В прошлом же году Ковдорский комбинат подвергся новому переделу. В местной прессе замелькала аббревиатура "МДМ", причем в связке с череповецким комбинатом "Северсталь". Осенью было объявлено, что банку "МДМ" удалось сформировать пакет акций то ли в 36, то ли в 38%. Тогда же - в Москве - на внеочередном собрании акционеров с должности генерального директора был смещен Вячеслав Ляхов, возглавлявший предприятие 11 лет. Он был назначен на не существовавший тогда пост президента Ковдорского ГОКа. Его же место занял 28-летний представитель банка "МДМ" Николай Левицкий. Кандидат экономических наук, он ранее занимал должность вице-президента по экономике и финансам нефтяной компании "Славнефть". В Ковдоре злые языки утверждают, что Левицкий, якобы, до сих пор временами путает апатит с бадделеитом. Впрочем, познаний в минералогии от московского банка и не ждали. Ждали - инвестиций! Сам Николай Левицкий признавал:

Николай Левицкий:

Очень серьезные инвестиции. Но все определит производственная программа. А то, что на сегодня инвестиции в Ковдорский ГОК рентабельны, это уже не подлежит сомнению. Объем инвестиций - понятно, это будут десятки миллионов долларов.

Андрей Королев:

Состав акционеров Ковдорского комбината в то время представлялся таким образом: группа "МДМ" - 36-38%; Российский фонд федерального имущества - 24,5%; еще 21% акции принадлежал администрации Мурманской области. Наконец, примерно 12% акций Ковдорского комбината принадлежали главному потребителю его продукции - череповецкой "Северстали".

В сентябре прошлого года финансовая группа "МДМ" подписывает с администрацией Мурманской области "партнерское соглашение", результатом которого должна была стать продажа пакета акций, принадлежащего местной власти. Претендующий на этот же пакет металлургический гигант "Северсталь", которому губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов пообещал примерно то же самое, как и следовало ожидать, поднимает скандал. Последовали разбирательства в Москве - в министерстве по управлению госимуществом, министерстве финансов и в Кремле.

По иску неких частных лиц пакет акций комбината, принадлежащий администрации Мурманской области, был заблокирован решением Хамовнического суда Москвы. А сразу же после состоявшейся тогда встречи мурманского губернатора с президентом России Владимиром Путиным было решено и вовсе не продавать пакет акций, находящийся в собственности региона. Об этом в интервью Радио "Свобода" говорил сам Юрий Евдокимов.

Юрий Евдокимов:

Это вынужденное решение. Я действительно был намерен пакет выставить на аукцион. Сделана предварительная оценка его. Стартовая его цена - будем так называть - 380 миллионов рублей. Но после того, когда события начали разворачиваться в невыгодном для нас свете - то есть, пакет заблокирован решением Хамовнического суда, и нам невозможно с ним совершить какие-либо сделки - я сделал контршаг, встречный шаг.

Я сегодня своим постановлением отменяю решение о продаже и закрепляю его в собственности Мурманской области. Одновременно, чтобы не оказаться, прямо скажем, в дураках, я побывал у президента и объяснил ему ситуацию, встретил понимание, и я думаю, что в ближайшее время будет выпущено постановление правительства, которое закрепит федеральный пакет Ковдорского ГОКа в федеральной собственности - без права продажи. До тех пор, пока мы не разберемся, пока не разгоним тучи на нашем горизонте, говорить об аукционе рано.

Андрей Королев:

Губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов.

Впоследствии это заявление губернатора оказалось дезавуированным. Случилось это сразу же после обнародования решения правительства России выставить федеральный пакет акций комбината на аукцион, который назначен на июнь этого года.

В то же самое время администрация Мурманской области передает в распоряжение двух областных унитарных (то есть государственных) предприятий - ТЭКОС и Кандалакшской теплосети - почти 15% акций Ковдорского комбината из собственного портфеля, который, напомню, составлял 21%.

Мотивация мурманского губернатора сводилась к тому, что, мол, долги этих предприятий поставщикам топлива превысили все разумные пределы. Акции тут же были проданы. ТЭКОС получил за них 90 миллионов, Кандалакшская теплосеть - 60 миллионов рублей. То есть чуть более 3 и 2 миллионов долларов соответственно. По единодушному мнению экспертов, если бы проводился аукцион, эти же акции могли быть проданы многократно дороже.

Сам губернатор тогда не стал называть покупателя этих акций. Однако теперь уже в Мурманске открыто говорят о том, что они оказались в руках группы "МДМ". Если дело обстоит именно так, то, имея 36% акций Ковдорского комбината, группа приобретает еще 15% акций и становится владельцем уже контрольного пакета - 51%. Продолжая логику этой же версии, получается, что еще до июньского аукциона по продаже федерального пакета акций Ковдорского комбината, подача заявок на участие в котором началась в минувший понедельник, все остальные претенденты из таковых превращаются, по сути, в наблюдателей. А при меньшем количестве конкурентов, уменьшается и цена самого продаваемого пакета.

Пикантность же ситуации, как отмечают многие местные эксперты, заключается в том, что с юридической точки зрения ни к администрации Мурманской области, приватно передавшей свой пакет акций унитарным предприятиям, ни тем более к группе "МДМ", претензий нет. Вот что говорит председатель Мурманской региональной комиссии по фондовому рынку Вячеслав Морозов:

Вячеслав Морозов:

Существует право у представителя собственника - в данном случае, таким представителем является комитет по управлению госимуществом области - передавать в уставные капиталы государственных унитарных предприятий имущество, деньги. Акции являются имуществом. Само же унитарное предприятие имеет право распоряжаться имуществом, которое не является недвижимостью, по своему усмотрению. Таким образом, никаких нарушений законодательства в данной схеме нет. Это вопросы оперативного управления имуществом, и они эффективно и нормально решаются в области.

Андрей Королев:

Говорил председатель Мурманской региональной комиссии по фондовому рынку Вячеслав Морозов.

Между тем, в самом Мурманске разгорается полемика вокруг, казалось бы, уже свершившегося события. Депутаты Мурманской областной Думы собираются на экстренные слушания. Мнения - самые противоречивые.

Голос:

Реализовано законное право. Сегодня трудно говорить, что правы, не правы... Право такое есть, закон не нарушен, акции реализованы. Значит, так было надо.

Голос:

Продавать - это самый легкий способ. Можно получить "быстрые" деньги, быстро их проедим, а дальше - все потеряем.

Голос:

Мое отношение положительное, это - серьезная структура. И я думаю, что там пришли молодые кадры, которые будут "двигать" регион.

Голос:

На мой взгляд, придерживать этот пакет и дальше - обесценило бы эти акции. Поэтому я думаю, что это вынужденная мера, она была своевременно предпринята.

Голос:

Само предприятие никуда не исчезнет, но у коммерсантов есть способы, как переводить - и мы имеем опыт за десять лет работы - основные финансовые потоки в некие фирмы, которые будут "отпочковываться", создаваться в оффшорных зонах, где выгодное налогообложение, в Москве, где ближе банки и легче достать средства. Тут коммерсант будет исходить из условий получения максимальной прибыли. А в этой ситуации условия жизни ковдорчан могут оказаться на втором месте.

Андрей Королев:

Сегодня местные наблюдатели признают, что сторонников финансовой группы "МДМ", разворачивающей свою деятельность на Кольском полуострове, гораздо больше, чем её критиков. Сам губернатор Евдокимов, поначалу избегавший публичных признаний в симпатиях к группе "МДМ" и ведущий равные переговоры как с ее представителями, так и с теми, кто представляет Череповецкий металлургический комбинат, похоже, окончательно определился с выбором.

Юрий Евдокимов:

Это достаточно сильная промышленно-финансовая группа. Я подчеркиваю, промышленно-финансовая группа, это не просто банковские операторы, - они имеют достаточно крупные производственные мощности в разных уголках России, с прекрасным менеджментом. Они добиваются целей, они знают, как это делать, - с широкими связями, с неплохими финансовыми возможностями.

Андрей Королев:

Губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов. Критики губернатора упрекают главу региона в том, что, представляя группу "МДМ" у себя в области, он использует, по сути, ее рекламные проспекты, не вдаваясь в детали декларируемых тезисов о широких связях и финансовых возможностях.

Понятно, что просто так предприятия с миллиардным оборотом, каковым сегодня, со слов того же Юрия Евдокимова, является Ковдорский ГОК, не покупаются. Это оставляет надежду на то, что комбинат расширится и станет работать эффективнее. Однако у местных журналистов по-прежнему остаются вопросы. Вот что говорит, например, мурманская журналистка, редактор независимой телекомпании "ТВ-21" Светлана Бокова.

Светлана Бокова:

Возникает два вопроса. Что же все-таки такое произошло необыкновенное, что группа "МДМ", не мытьем, так катанием, но все-таки получила возможность купить большую часть пакета акций, которые находятся в областной собственности? И второй вопрос: почему вдруг получилось именно так, что именно ТЭКОСу и Кандалакшской теплосети в начале апреля понадобилась такая экстренная финансовая помощь, что им в уставные фонды был передан пакет акций, и они его быстро продали?

Тем более, что губернатор подписал программу антикризисных мер для всей области. И не было бы более логично продать этот пакет акций на аукционе, получить большие деньги, и помочь не двум предприятиям, а гораздо большему их числу. Может быть, на все эти вопросы есть очень простые ответы. Но пока мы их не знаем.

Андрей Королев:

Редактор Мурманской независимой телекомпании "ТВ-21" Светлана Бокова.

В Мурманске все чаще задают и такой вопрос: на что рассчитывает правительство России, выставляя федеральный (фактически, уже обесцененный) пакет акций Ковдорского ГОКа на июньский аукцион? Здесь не сомневаются, что покупателем этого пакета станет все та же группа "МДМ". И полагают, что вряд ли основной потребитель продукции комбината - череповецкий комбинат "Северсталь" - станет одним из участников этой сделки. Мурманские эксперты, с которыми мне довелось говорить, полагают, что, скоре всего, "Северсталь" просто ограничится своей долей сырья, получаемого из Ковдора, тогда как большая часть продукции предприятия будет реализовываться группой "МДМ" за рубежом - например, в Норвегии и Японии. Иначе, они словно переспрашивали меня, как еще объяснить нынешнее молчание руководства "Северстали"?

Сергей Сенинский:

Андрей Королев, наш корреспондент в Мурманске.

И завершаем эту тему еще одним комментарием эксперта. На наши вопросы отвечает в Москве аналитик инвестиционной группы "АТОН" Александр Агибалов.

В чем, если можно так выразиться, "металлургические" интересы на Ковдорском ГОКе банка "МДМ"?

Александр Агибалов:

Интерес банка "Московский Деловой Мир" к Ковдорскому ГОКу связан, на мой взгляд, с несколькими факторами. Во-первых, Ковдорский ГОК является вторым по величине в России производителем апатитового концентрата. Ежегодно он производит около 1,5 миллионов тонн. Этот концентрат поставляется, в том числе, на предприятие "Фосфорит", находящиеся в Ленинградской области. В данный момент "МДМ" очень близок к достижению контроля над этим предприятием. Таким образом, выстраивается некая цепочка: Ковдорский ГОК - "Фосфорит".

Кроме того, "МДМ" формирует металлургический холдинг. Банк уже приобрел контрольные пакеты акций Волжского трубного завода, "Кузнецких ферросплавов" и Северского трубного завода. Вполне вероятно, что Ковдорский ГОК также войдет в этот холдинг.

Сергей Сенинский:

А комбинат "Северсталь" - основной потребитель продукции Ковдорского ГОКа - может ли он, скажем, отказаться вообще от поставок железорудного концентрата из Ковдора?

Александр Агибалов:

Вы правы, Ковдорский ГОК большую часть железной руды поставляет на "Северсталь". Производя около 3,2 миллиона тонн железорудного концентрата в год, Ковдорский ГОК почти 80% этих объемов поставляет на "Северсталь".

С точки зрения "Северстали", комбинат, в принципе, может и отказаться вообще от поставок руды с Ковдорского ГОКа. Они составляют всего около 30% от общей потребности "Северстали" в руде. И, например, можно заменить ее рудой, скажем, с Курской магнитной аномалии, либо с Оленегорского ГОКа, расположенного также на Кольском полуострове.

Сергей Сенинский:

Если исходить из того варианта, что у банка "МДМ" уже есть контрольный пакет акций Ковдорского ГОКа, то так ли необходимо ему участвовать в предстоящем аукционе по продаже федерального пакета акций комбината?

Александр Агибалов:

На мой взгляд, "МДМ" уже владеет контрольным пакетом акций Ковдорского ГОКа. Об этом свидетельствует и тот факт, что на состоявшемся в конце декабря прошлого года внеочередного собрания акционеров, в совет директоров предприятия было избрано четыре представителя "МДМ". А всего в совете директоров предприятия семь человек. Можно говорить, таким образом, казать, что "МДМ" уже имеет контроль над предприятием.

Что касается целесообразности участия "МДМ" в аукционе, то, на мой взгляд, "МДМ" будет формировать "стальной" холдинг, в который войдет и Ковдорский ГОК. В будущем вполне вероятно, что он будет проводить конвертацию акций всех предприятий, входящих в этот холдинг, на единую акцию холдинга. А в этом случае ему понадобятся 75% голосов на каждом предприятии.

Однако главный вопрос будет заключаться в цене предлагаемого пакета. Стартовая цена одной акции на предстоящем аукционе составляет 175 рублей. Исходя из этого, выставляемый государством пакет оценивается в 16 миллионов долларов. Вполне вероятно, что "МДМ", при полной пассивности "Северстали", может и не участвовать в аукционе. Играя тем самым на понижение продажной цены акций на грядущих аукционах. Мне кажется, что такой вариант развития событий наиболее вероятен.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве аналитик инвестиционной группы "АТОН" Александр Агибалов.

XS
SM
MD
LG