Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гарантии по частным вкладам. Что принесет России статус "страны с рыночной экономикой"


- Гарантии по частным вкладам в банках.
- Что принесет России статус "страны с рыночной экономикой" в торговле с США?
- Финансовый кризис в Аргентине продолжается.
- Меняющийся мир: страны и рынки после терактов в США.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Законопроект, предусматривающий систему гарантий по частным вкладам в российских банках, - один из наиболее заметных "законодательных долгостроев". Его не могут принять уже более семи лет, в течение которых проект благополучно "пережил" и августовский кризис 1998 года. То есть ситуацию, для которых подобная система, собственно, и создается. Осенью 1999 года законопроект даже был принят Государственной Думой, но позже его отклонил Совет Федерации, и еще позже - президент России Борис Ельцин. И вот теперь в правительстве разработан очередной вариант. Об этом - наш разговор сегодня.

Проект 1999 года, напомню, предусматривал создание специальной государственной корпорации по страхованию частных вкладов в банках. Её фонды должны были формироваться за счет обязательных отчислений всех коммерческих банков, получивших от Центрального банка лицензию на работу со вкладами населения - не менее 5% накопленной суммы вкладов каждым банком, а также - за счет определенных субсидий из государственного бюджета. Что нового добавляет к этой схеме нынешний вариант законопроекта, разработанный в министерстве экономического развития и торговли? Тему открывает - из Москвы - Андрей Иванов, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог":

Андрей Иванов:

Я думаю, что добавляются два принципиальных момента. Во-первых, в новом законе более четко прописано участие государства. Планируется создать государственную корпорацию, которая будет управлять страховым фондом, который, в свою очередь, будет пополняться с помощью взносов банков. В случае значительных банкротств, если этого фонда не хватит, то государства готово участвовать денежными средствами бюджета в выплате денег вкладчикам. На мой взгляд, это - очень важный момент. Потому что в предыдущем законопроекте вокруг этого и разгорелись главные споры. И тогда государство старалось полностью "дистанцироваться"...

Сергей Сенинский:

А второй момент, могу предположить, связан, видимо, со "Сбербанком" России?.. На его долю приходится сегодня примерно три четверти всех частных вкладов в стране. По варианту 1999 года он выводился за рамки этих обязательных отчислений...

Андрей Иванов:

Предполагается пока, что "Сбербанк" будет участвовать на общих основаниях, но его взносы в течение определенного времени будут накапливаться на отдельном счете. Это будет сделано для того, чтобы избежать ситуации, когда "Сбербанк" будет покрывать обязательства перед частными вкладчиками тех мелких банков, которые имеют гораздо больший риск обанкротиться.

Предполагается, что после 2004 года, когда банковская система России перейдет на международные стандарты учета, взносы "Сбербанка" будут присоединены к общей системе, и он станет абсолютно полноправным ее членом - без каких-либо специальных оговорок.

Сергей Сенинский:

Насколько эффективной, на ваш взгляд, может оказаться предлагаемая теперь схема участия "Сбербанка" и всех остальных российских банков?

Андрей Иванов:

Я думаю, что это правильное предложение. "Сбербанк" должен стать одним из многих участников банковского сектора России без каких-либо привилегий. То есть, если "Сбербанк" присоединяется к системе гарантирования вкладов, то, на мой взгляд, автоматически изменится и законодательство. Государство перестанет гарантировать вклады в "Сбербанке" и во всех других банках, в которых ему принадлежат контрольные пакеты акций.

В этом случае ситуация становится более "прозрачной" и более рыночной. Понятно, что у "Сбербанка" сохранится громадная сеть филиалов. И понятно, что отношение вкладчиков к нему будет гораздо более лояльное, чем к другим кредитным организациям в России. Но после присоединения "Сбербанка" к общей системе гарантирования вкладов уже все банки страны начинают играть по одинаковым правилам. Возникает больше возможностей для коммерческих банков "вырасти", привлечь новые вклады и в чем-то сравняться со "Сбербанком"...

Сергей Сенинский:

Андрей Иванов, аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог", Москва.

В Москву мы вернемся чуть позже. А пока - расскажем о том, как действуют системы гарантий по банковским вкладам частных лиц в некоторых других странах. За последние месяцы мы неоднократно обращались к этой теме. И теперь можем вкратце напомнить некоторые из прозвучавших в разное время примеров.

Первый из них - Испания. Вот что рассказывал наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий:

Виктор Черецкий:

Закон о гарантиях частных вкладов в банках был принят в Испании в 1982 году. Тогда же был создан единый государственный "Фонд гарантии банковских вкладов". С тех пор абсолютно каждый испанский банк, а также филиалы иностранных банков, работающие на территории Испании, обязаны ежегодно отчислять в этот Фонд до 0,2% от общей суммы частных вкладов, которыми располагает этот банк.

Причем эта ставка не фиксируется, а меняется в зависимости от текущего финансового состояния "Фонда гарантии банковских вкладов". Согласно закону, если средства Фонда достигают 1 процента от всей суммы частных вкладов во всех банках на территории Испании, то отчисления банков в этот фонд на какое-то время прекращаются совсем.

Из средств Фонда компенсируются частные вклады в случае банкротства того или иного банка на территории Испании. В этом случае его вкладчики могут рассчитывать на получение до 3 миллионов 300 тысяч песет, то есть суммы, соответствующей 22 тысячам долларов или 48 минимальным зарплатам.

Однако это - максимально возможная в Испании компенсация по частному банковскому вкладу. И если общие накопления частного вкладчика ее превышают, то имеет смысл разместить их, как минимум, в двух банках, чтобы иметь стопроцентные государственные гарантии всех своих накоплений.

Сергей Сенинский:

Из Испании - через Атлантику - в Соединенные Штаты. Здесь Федеральная корпорация страхования вкладов частных лиц существует почти 70 лет. Вот что рассказал нам руководитель одного из отделов этой корпорации Дэвид Барр:

Дэвид Барр:



Попытки создать в США систему страхования частных вкладов предпринимались с самого начала ХХ века. Но так как речь шла о правительственных гарантиях, то многие называли это вмешательством государства в банковский бизнес, и законодатели были против.

Их переубедила лишь Великая депрессия на рубеже 30-ых годов. Тысячи американских банков разорялись, и люди навсегда теряли свои сбережения. В июне 1933 года был принят закон о федеральном страховании частных вкладов, для чего и была создана наша корпорация.

Тогда, в 1934 году, страховались вклады на сумму не более 2 с половиной тысяч долларов. По тем временам это были большие деньги. В дальнейшем эта сумма возрастала и сегодня составляет уже 100 тысяч долларов.

Для повышения суммы частного вклада, сохранность которого гарантируется государством, каждый раз требуется решение Конгресса. Последнее такое решение было принято в 1980 году, когда и был установлен "потолок" в 100 тысяч. Но сегодня из-за инфляции эта сумма в долларах 80-го года составляет всего 50 тысяч. Поэтому предпринимаются попытки вновь повысить эту планку.

В целом почти за 70 лет своего существования система правительственного страхования частных вкладов не претерпела заметных изменений. Если не считать, конечно, источника ее средств. В 30-ые годы Корпорация по гарантированию частных вкладов (Federal Deposit Insurance Corporation) получала средства от казначейства США. Эти средства предстояло постепенно возвращать - по мере накопления страховых взносов от самих банков. С тех пор, как долг был погашен, и по сей день - средства нашей корпорации формируются только из взносов самих коммерческих банков, которые обслуживают счета частных лиц.

Причем взносы эти разнятся. Они могут быть вообще нулевыми, а максимум - 27 центов с каждых 100 долларов находящихся в банке вкладов. Будет это 5 центов или 25 - зависит от текущего состояния дел в том или ином банке и от рейтинга, который ему присваивают несколько региональных и федеральных финансовых инстанций, контролирующих банковскую деятельность.

Всего в частных вкладах в американских банках хранятся сегодня примерно 4 триллиона долларов. Из них три триллиона - это вклады, каждый из которых меньше 100 тысяч долларов. Оставшийся 1 триллион долларов можно считать "не полностью застрахованными" накоплениями.

Даже в периоды устойчивого экономического подъема ежегодно какие-то банки терпят крах. И если вам довелось быть клиентом этого банка, то наша корпорация быстро вернет вам весь ваш вклад, если он не превышает 100 тысяч долларов. Обычно вы можете получить деньги уже на следующий день.

Большинство вкладчиков таких банков узнают о том, что их банк "прогорел", лишь тогда, когда они вдруг получают от нас по почте чек - на соответствующую сумму.

Сергей Сенинский:

Дэвид Барр, руководитель одного из отделов Федеральной корпорации страхования частных вкладов в США.

И еще две зарубежных модели. Первая из них - израильская, о которой рассказывал наш корреспондент в Тель-Авиве Александр Гольд:

Александр Гольд:



Частные вклады в коммерческих банках Израиля государство не гарантирует и их сохранность в прямой форме не обеспечивает. Соответственно, нет никаких гарантийных фондов, и не определены механизм и процент компенсаций на случай краха коммерческого банка. Эту информацию я получил в израильском Центральном банке.

Вместе с тем было специально отмечено, что "в прошлом, в тех случаях, когда тот или иной банк прекращал существование, вкладчики, не являющиеся хозяевами банка, свои деньги все-таки получали. Впрочем, это не следует рассматривать как гарантию на будущее..."

В качестве пояснений добавим следующее. За всю историю Израиля было всего лишь пять случаев, когда банкротство объявляли коммерческие банки, и то мелкие. Последний такой случай произошел с так называемым "Северо-Американским банком" 10 лет назад.

Дело в том, что деятельность коммерческих банков находится в Израиле под постоянным и чрезвычайно жестким контролем Центрального банка, что делает крах крайне маловероятным. Помимо проверки обычной отчетности, специальные инспекторы Центрального банка постоянно следят за ситуацией "на местах" и очень жестоко карают за любые попытки обмана.

То есть Центральный банк, с одной стороны, не позволяет коммерческим банкам пускаться в финансовые авантюры, а с другой, защищает интересы вкладчиков. То есть, в конечном счете, не устраняется от ответственности за вклады граждан. В Центральном банке существует специальный отдел приема обращений граждан, и уже не раз бывало, что коммерческие банки наказывались за нанесенный вкладчикам ущерб. Так что в случае экстренной ситуации Центральный банк не остается в стороне, но - ничего и не гарантирует.

Сергей Сенинский:

И еще один пример - система страхования частных вкладов в Польше. Наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих:

Ежи Редлих:

В 1993-1994 годах в Польше разорились три средних коммерческих банка. Десятки тысяч клиентов потеряли все свои сбережения. Это и ускорило работу над законом о страховании банковских вкладов.

Закон вступил в силу с 1 января 1995 года. Был образован банковский Гарантийный фонд - организация, подчиненная непосредственно высшему законодательному органу, то есть Сейму. Фонд формируется без участия госбюджета, а лишь за счет взносов, которые каждый банк, в том числе филиалы иностранных банков, обязан отчислять один раз в год.

В 1995 году обязательная сумма отчислений в Гарантийный фонд составляла 0,4% от оборота банка, затем размер отчислений стал снижаться, и в этом году он достиг 0,16% от банковских активов. Эти средства аккумулируются на счете каждого банка и приводятся в действие в случае краха.

Постепенное снижение обязательных взносов связанно с уменьшением риска. С 1994 года не разорился ни один банк, действующий на территории Польши. Безопасность охраняется и тем, что банковский гарантийный фонд помогает ссудами тем банкам, положение которых пошатнулось. Подобную ответственность несут солидарно все банки.

В случае краха банк обязан выплатить своим вкладчикам из Гарантийного фонда не полную сумму сбережений, а не более эквивалента 11 тысяч евро. Причем первая тысяча вклада возмещается полностью, если выше тысячи евро - возмещаются 90% вклада.

Сумма, подлежащая возврату, будет увеличиваться. Например, к 2003 году - до 20 тысяч евро.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

Возвращаемся в Москву. Когда законопроект о страховании частных вкладов будет, наконец, принят, одни и те же требования будут, видимо, предъявляться и к российским банкам, и к зарубежным, работающим на территории России. А сколь велика их доля на рынке частных вкладов в России уже сегодня? Мы возвращаемся к интервью с аналитиком инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Андреем Ивановым:



Андрей Иванов:

Сейчас все западные банки, которые работают в России, являются резидентами. То есть это не филиалы иностранных банков, а дочерние банки. Это банки, которые зарегистрированы в России. У них есть уставный капитал, который вложен здесь, в России. Поэтому они на общих основаниях считаются такими же коммерческими банками, как и любые другие. Просто их уставный капитал на 100% принадлежит иностранным инвесторам, а не резидентам России.

Доля таких банков на российском рынке частных вкладов пока минимальна. Во-первых, эти банки не активны на рынке частных вкладов, за исключением всего одного или двух. Лидером является Raiffeisenbank, это австрийский банк. Вторым по количеству частных вкладов, я думаю, является американский Citibank.

Совместная доля на рынке частных вкладов в России, я думаю, не превышает 2-3%. Это - максимум. И они работают только с достаточно большими вкладами и по рекомендации тех корпоративных клиентов, которых они обслуживают. Я не думаю, что их доля значительно вырастет в ближайшее время.

Сергей Сенинский:

На минувшей неделе один из руководителей российского министерства экономического развития и торговли заявил, что, цитирую, разрешать работу в России филиалам иностранных банков без образования российского юридического лица - преждевременно", конец цитаты. В чем суть проблемы? Чем отличаются режимы работы филиала и, скажем, дочернего банка?



Андрей Иванов:

"Дочерний" банк - резидент России. Юридически это оформляется так. Предположим, Raiffeisenbank из Австрии инвестирует, например, 100 миллионов долларов в Россию, организует дочерний банк, и вот с этим капиталом в 100 миллионов дочерний банк может работать и использовать свои деньги для выдачи кредитов. Его развитие в данном случае будет ограничено тем объемом капитала, который находится в России.

Филиал - это, по сути, просто офис иностранного банка, который находится, например, в России. В принципе, филиал может выдавать кредиты на очень большую сумму, потому что все обязательства филиала покрываются тем "материнским" банком, который его открыл. Имея в виду, что капитал иностранного банка составляет, как правило, несколько миллиардов долларов, понятно, что филиал может обслужить гораздо более крупные сделки и давать большие кредиты.

На мой взгляд, филиал - с точки зрения риска - является менее рискованным контрагентом как для частных лиц, так и для корпоративных клиентов.

Сергей Сенинский:

Но почему тогда считается, что это - преждевременно?..

Андрей Иванов:

Ранее, месяц назад, может быть, чуть меньше, когда обсуждалась концепция банковской реформы, то Татьяна Парамонова, заместитель председателя Центрального банка России, объявила, что ЦБ планирует снять все ограничения на операции банков-нерезидентов в России, в том числе и разрешить им открывать здесь свои филиалы. В принципе, это было бы очень серьезной либерализацией, на мой взгляд.

Судя по тому, что другие чиновники делают теперь прямо противоположные заявления, я думаю, что, во-первых, у них нет единого мнения, а во-вторых, они, наверное, пока себе четко не представляют стратегии развития западных банков в России. И они не видят, насколько они могут эти западные банки сюда "пустить"...

Сергей Сенинский:

Можно ли как-то выделить, чего опасаются больше всего?

Андрей Иванов:

Насколько я понимаю, главное опасение ЦБ - что Россия может повторить пример Польши или других восточноевропейских стран, где все крупнейшие банки, по сути, уже контролируются нерезидентами.

На мой взгляд, эти опасения пока не имеют под собой никакой почвы, так как экономика России и экономики восточноевропейских стран сильно отличаются друг от друга. А во-вторых, восточноевропейские страны достаточно сильно пытались интегрироваться в европейское сообщество. И, следовательно, они были сами заинтересованы в том, чтобы их финансовые системы были вполне устойчивыми и контролировались нерезидентами. То есть банками тех стран, к которым они впоследствии могут присоединиться...

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечал в Москве аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Андрей Иванов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 26 октября. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:



Экономика Германии, крупнейшая в Европе, - на грани рецессии, заявили на минувшей неделе в специальном докладе шесть ведущих исследовательских центров страны. Но перейдет ли она эту грань, задается вопросом "Экономист".

Строго говоря, объемы экономики Германии не сокращаются. При этом они, правда, и не увеличиваются - уже с весны. События 11 сентября в США сделали перспективы еще более туманными.

В советах, как стимулировать немецкую экономику, недостатка нет. Канцлер Шрёдер, как и многие другие политики стран еврозоны, полагает, что Европейский центральный банк должен скорее снижать процентные ставки по кредитам. Однако эффект от такой меры проявляется далеко не сразу.

Министру финансов Германии Айхелю советуют ускорить налоговую реформу, однако министр опасается и без того растущего дефицита бюджета и напоминает, что уже произведенные сокращения налогов добавили гражданам страны 20 миллиардов долларов.

Конечно, после 11 сентября бюргеры стали меньше тратить, предприниматели - гораздо осторожнее инвестировать, а немецкий экспорт еще больше пострадал от замедления темпов экономического роста в США. Индекс доверия бизнеса, определяемый ежемесячно ведущим исследовательским центром, в октябре снизился так, как не падал уже с 1973 года. И хотя экономические показатели Германии за октябрь могут оказаться и не столь удручающими, необходимы значительные изменения, чтобы индекс делового доверия вновь оказался на впечатляющем уровне, заключает "Экономист".

Экономические новости из стран Восточной Азии становятся хуже день ото дня. Сингапур переживает самый большой спад на последние почти 40 лет, пишет "Экономист". Тайвань, Малайзия, Гонконг, Таиланд и Филиппины - либо на грани рецессии, либо уже её переживают. Сколь уязвима сегодня экономика азиатских стран для нового финансового кризиса?..

Безусловно, их финансовые системы выглядят более устойчивыми, чем в 1997 году. Тогда кризис разразился, едва иностранные кредиторы отказались продлевать свои займы. Сегодня объемы иностранных заимствований соответствуют примерно 30% всех валютных резервов. Три года назад они составляли 70%.

Но при этом государственные долги по отношению к общему объему ВВП многих азиатских стран резко возросли - сокращая в принципе возможность казны вновь "выкупить" банковские системы. Долги предприятий государственного сектора увеличились более чем в полтора раза - с 28% ВВП в конце 1996 года, до 45% - сегодня.

При том, что финансовые системы азиатских стран теперь менее уязвимы для внезапных кризисов ликвидности, существуют риск глубокой и затяжной дефляции, которую лишь усугубят внутренние долги. По оценкам западных аналитиков, наиболее уязвимыми сегодня являются финансовые системы Малайзии, Тайваня, Таиланда и Индонезии, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомит вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 26 октября.

В ближайшие дни министерство торговли Соединенных Штатах намерено начать серию открытых слушаний по вопросу о возможности предоставления России - во взаимной торговле - статуса "страны с рыночной экономикой". Наш собеседник в Вашингтоне - сотрудник исследовательского центра PlanEcon Юлий Елисеев:

Юлий Елисеев:

Это решение будет приниматься органом исполнительной власти, а точнее - министерством торговли Соединенных Штатов. Участие законодателей будет, в основном, формальным.

Статус страны с рыночной экономикой, на мой взгляд, может быть предоставлен России довольно скоро. Об этом, кстати, 16 октября заявил министр торговли США Доналд Эванс - после переговоров с российским премьер-министром Михаилом Касьяновым. В принципе, обретение статуса страны с рыночной экономикой позволяет российским компаниям значительно увеличить объемы экспорта в США. Например, компаниям российской металлургической промышленности...

Сергей Сенинский:

Но разве все препятствия на пути российского экспорта в США будут тем самым устранены? Ведь цены на ту же российскую сталь по-прежнему будут ниже американских?

Юлий Елисеев:



Сегодня американские металлургические компании обвиняют российских коллег в демпинге, то есть в продаже стали по бросовым ценам. Сам по себе термин "демпинг" допускает различные толкования.

Пока Россия считается страной с "нерыночной экономикой", американским сталелитейным компаниям гораздо легче доказать, что она не просто продает сталь по ценам ниже американских или международных, но и прибегает к демпингу. Потому что всем ясно, что цены на многие виды продукции в России тем или иным образом регулируются.

Но при этом мало кто обращает внимание на тот факт, что и стоимость труда в России гораздо ниже, а это весьма существенно влияет на конечную цену стали. Влияет это и на стоимость электроэнергии, которая потребляется при её производстве.

Другими словами, даже если бы цена российской стали определялась только по рыночным принципам, то и в этом случае она была бы дешевле американской. Все это придется принимать в расчет, когда Россия обретет статус страны с "рыночной экономикой"...

Сергей Сенинский:

Вы упомянули цены на электроэнергию. Известно, что в России они, как и тарифы на газ или внутренние железнодорожные тарифы, во много раз ниже среднемировых. Может ли это обстоятельство - даже с обретением Россией статуса страны с рыночной экономикой - оказаться непреодолимым препятствием на пути российского экспорта в Соединенные Штаты?

Юлий Елисеев:

Это - не препятствие, само по себе, но - довольно веское основание для новых обвинений в демпинге. То есть эти сферы российской экономики явно не относятся к свободному рынку. Но когда Россия будет признана страной с "рыночной экономикой", то представителям американских компаний будет гораздо труднее доказывать, что имеет место демпинг и на этом основании жестко регулировать российский экспорт в Америку.

И в суде, и в министерстве торговли США представители металлургических и других американских компаний могут привести те же доводы, на которые привыкли опираться сегодня. Но ситуация изменится: теперь надо будет разбираться с каждым отдельным случаем, так как речь уже будет вестись об экспорте из страны, обладающей статусом "рыночной экономики". И американским компаниям будет труднее убедить суд и правительство в том, что Россия действительно практикует демпинг...

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечал в Вашингтоне сотрудник исследовательского центра PlanEcon Юлий Елисеев.

Финансовый кризис в Аргентине продолжается. Тема, к которой мы систематически обращаемся в последнее время. Сегодня наш собеседник в США - профессор экономики Гарвардского университета Рикардо Хаусман:

Рикардо Хаусман:

Знаете, экономистам понадобится, наверное, лет 10, чтобы прийти к единому мнению относительно причин экономического кризиса в Аргентине. Ведь сегодня кто-то ссылается на тот факт, что валютные рынки в мире были очень неустойчивыми, и в таких условиях привязывать аргентинскую валюту к американскому доллару было делом сомнительным.

Другие объяснят все резким сокращением инвестиций в экономику развивающихся стран, которое произошло вслед за финансовым кризисом в Азии и России. И что эти и другие причины привели к замедлению темпов экономического роста в Аргентине. А в таких условиях правительству трудно собрать достаточно налогов для обслуживания государственных долгов.

Третьи могут сказать, что всему причиной - так называемое "негативное самопрограммирование", в результате которого аргентинцы заранее настроились на неудачу, не верили в будущее. Все сомневались в том, что налогов хватит на оплату долгов, и такое настроение привело к уменьшению объемов инвестиций. Повысился процент, под который можно взять кредит в банке.

Все это привело к сокращению объема собираемых налогов и еще больше затормозило темпы развития экономики. То есть образовался замкнутый круг. Страну как бы подтолкнули к депрессии. То есть, пессимизм, общий настрой на неудачу в значительной степени и привел к этой неудаче...

Сергей Сенинский:

Нынешнего министра экономики Аргентины - Доминго Кавайо - еще недавно называли "отцом аргентинского чуда". Десять лет назад, будучи министром финансов, он настоял на жесткой привязке курса аргентинского песо к американскому доллару - 1:1. Тогда этот опыт оказался весьма успешным, а сегодня - его обвиняют...

Рикардо Хаусман:



Мир изменился за эти годы... План, одобренный 10 лет назад, оказался очень успешным. С его помощью удалось обуздать гиперинфляцию, стабилизировать экономику и заложить фундамент дальнейшего роста.

Но 10 лет назад была иная ситуация. Тогда международные финансовые организации были готовы предоставить сколько угодно кредитов. Аргентина была неплохим новичком на финансовом рынке, на нее смотрели с надеждой. Теперь кредитов нет, их боятся предоставлять. Стратегия десятилетней давности сегодня не подходит.

Сергей Сенинский:

Примерно два месяца назад Доминго Кавайо обратился к гражданам своей страны с призывом вернуть в аргентинские банки экстренно "выбранные" ими свои частные накопления, чтобы предотвратить крах национальной банковской системы. Каков оказался результат?

Рикардо Хаусман:



Вообще, аргентинцы, несмотря ни на что, очень верят в свою финансовую систему. В подобной ситуации банковская система какой-нибудь другой страны рухнула бы давным-давно. Но аргентинцы поддержали свои банки!..

Отчасти это объясняется реформами, проведение которых сделало банковскую систему устойчивее и привлекательнее для населения. Действительно, банковский сектор страны - в целом! - вполне здоров. Другое дело, аргентинцы опасались, что их банки дали слишком много денег правительству в долг. И если правительство объявит дефолт, то вкладчики лишатся своих сбережений. Так что во всем винили не банки, а слабую платежеспособность государства.

Кстати, после призыва министра экономики Доминго Кавайо, когда в августе объявили о возможной финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, аргентинцы прекратили забирать свои деньги из банков страны. А ведь до этого - только в июне и июле - они сняли около 9 миллиардов долларов. Но, к сожалению, сейчас, в конце октября, похоже, снова возобладал пессимизм...

Сергей Сенинский:

На каком уровне находятся сегодня ведущие кредитные рейтинги Аргентины, которые, по сути, отражают ожидания инвесторов?

Рикардо Хаусман:



Аргентинский кредитный рейтинг был снижен на два пункта две недели назад. Еще на столько же он упал в начале года. Сегодня кредитный рейтинг Аргентины находится на уровне дефолта. Во всяком случае, ведущие рейтинговые агентства полагают, что дефолт - неизбежен.

Однако аргентинское правительство делает все, от него зависящее, чтобы до этого не дошло. Обратите внимание: в труднейшей экономической ситуации правительство Аргентины проявляет себя весьма компетентным, и ему удается до сих пор не допустить социального взрыва в стране.

Лидерам страны нужно время, в частности, для того, чтобы изменить нынешние правила игры. Возможно, отказаться от привязки национальной валюты к доллару США и ввести свободный, "плавающий" обменный курс. Необходимо также найти способы снизить чрезвычайно высокий сегодня уровень банковских процентных ставок.

Но для этого, на мой взгляд, международные финансовые организации должны подумать о реструктуризации долгов Аргентины...

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечал в США профессор экономики Гарвардского университета Рикардо Хаусман.

Меняющийся мир: страны и рынки после теракта в США.

Андрей Шарый:



Когда 24 октября глава почтового ведомства США Джек Поттер заявил в телеинтервью, что нет гарантий безопасности почтовых отправлений, это лишь усилило страхи перед обычным почтовым ящиком. И новая реальность становится, возможно, самым крутым испытанием для почтовой службы Соединенных Штатов за всю долгую историю её существования, пишет еженедельник Business Week.

Многие люди просто перестанут вскрывать приходящую почту. В результате многие счета окажутся неоплаченными, а чеки - необналиченными. Экономические последствия могут быть весьма устрашающими. Ежегодно через американскую почту проходит разного рода платежей на общую сумму почти в 900 миллиардов долларов!.. Это - почти пятая часть всего объема ВВП Соединенных Штатов. Конечно, существуют и иные способы для большинства платежей, но их сроки могут быть гораздо больше, а стоимость - выше.

Трудно найти бизнес, который не затронул бы спад в почтовой службе. От крохотной компании, которая пользуется её услугами для заказов и получения некой продукции, до самых крупных корпораций, которые рассылают счета и организуют систему доставки, все они - в той или иной степени - полагаются на почтовую службу. И если почтовое сообщение вдруг остановится, это приведет к катастрофическим последствиям для экономики.

Спад оборотов почтовой службы отмечен в США не только в Вашингтоне. Сообщения из Нью-Йорка, Филадельфии и даже из Чикаго говорят о том же: на фоне всеобщих опасений, что может нести в себе обычное письмо, объем почтовых отправлений резко сокращается. В результате первыми могут пострадать компании, чей бизнес вообще в значительной мере строится на услугах почты. Например, коммунальные, телефонные или предоставляющие финансовые услуги. Последние - почти десятую часть своих доходов получают в виде пени, то есть штрафов за просроченные платежи. И некоторые из этих компаний вынуждены были временно отказаться от их взимания вообще - ввиду задержек на почте.

Впрочем, пока - опасений все же больше, чем собственно спада в почтовой отрасли. Люди - так или иначе - находят возможность оплачивать, скажем, свои телефонные счета. Иначе они просто останутся без телефона. Те же обстоятельства - в той или иной мере - поддерживают платежи компаниям других коммунальных услуг. Почта должна работать по-прежнему, пусть и медленнее, чем обычно. Но остановка системы будет иметь катастрофические последствия!

Мария Салычева:



По злой иронии, среди невольно пострадавших от последствий терактов в США 11 сентября оказалась Куба, которая на протяжении сорока последних лет являлась одним из главных оппонентов США. Коммунистический режим г-на Кастро оказался сегодня, пожалуй, перед самым трудным экономическим испытанием за все годы после распада Советского Союза, пишет британский еженедельник "Экономист".

Конечно, не только на Кубе количество туристов резко сократилось в последнее время. Но на Кубе именно сейчас особенно проявилось, насколько страна зависит от привозимой ими валюты. В прошлом году Кубу посетили один миллион 800 тысяч туристов. И доходы туриндустрии составили один миллиард 900 миллионов долларов - на 200 миллионов больше, чем весь стоил весь кубинский экспорт!..

Кроме того, после индустрии туризма, главным источником поступлений валюты в страну являются вспомоществования кубинцев, живущих за границей, прежде всего - в США. Теперь - и этот поток значительно сократился.

Наконец, урожай сахарного тростника на Кубе в нынешнем году оказался особенно низким, также как и мировые цены на никель и кофе. Все это - традиционные товары кубинского экспорта.

Власти обсуждают экстренные меры. Рабочим уже сказали, что следует быть готовым к трудным временам. Это нелегко, когда средняя зарплата и без того - менее 20-ти долларов в месяц.

Правительство Кубы резко осудило теракты 11 сентября. И заявило, что раз его больше не обвиняют в попытках "экспорта революции", то США должны исключить Кубу из списка "стран, поддерживающих терроризм". При этом г-н Кастро и все государственные средства массовой информации страны осуждают американские бомбардировки Афганистана. Фидель Кастро всегда обвинял именно Вашингтон во всех бедах Кубы. Но на этот раз обвинения звучат чуть двусмысленно...

Андрей Шарый:



Немецкая авиакомпания Lufthansa теперь отправляет в свои рейсы вооруженную охрану. British Airways срочно удалила из кабин бизнес-класса всё колющее и режущее - включая ножницы. Балансирующая на грани банкротства бельгийская компания Sabena предлагает своим клиентам специальные семинары о безопасности полетов. Авиакомпании всеми силами пытаются убедить потенциальных пассажиров, что, несмотря на теракты в США, летать самолетами - безопасно, пишет американский еженедельник Time.

Рейсы через Атлантику были одним из главных источников дохода для европейских авиакомпаний. После 11 сентября число пассажиров сократилось почти на 30%. Только из-за этого европейские авиакомпании теряют по 25 миллионов долларов в день.

Правительства многих европейских стран заявили в последние дни о готовности взять на себя страховку рейсов национальных авиакомпаний - после отказа частных страховщиков. Без вмешательства государства многие авиакомпании просто не выживут.

Можно вспомнить швейцарскую Swissair. В прошлом году её убытки составили миллиард 700 миллионов долларов. После 11 сентября только на отмененных рейсах в США компания потеряла еще 40 миллионов. Теперь компания будет объединена с меньшей региональной компанией Crossair. Планируется сокращение нескольких тысяч рабочих мест. Правительство Швейцарии готово предоставить средства из бюджета, но заявляет, что инициатива в процессе спасения национальной авиакомпании должна принадлежать частному бизнесу.

В 40-летней истории бельгийской авиакомпании Sabena прибыльным был лишь один год. Теперь возможное банкротство компании становится ближе: переговоры руководства компании и профсоюзами о неизбежных увольнениях пока не дают результата.

И Италии руководители национальной компании Alitalia называют нынешняя ситуацию самым глубоким кризисом пассажирской авиации за все время после II-ой мировой войны. Компания уже объявила о сокращении 12% своего персонала. Правительство страны пообещало предоставить Alitalia и нескольким частным итальянским авиакомпаниям субсидий на 200 миллионов долларов, чтобы помочь им компенсировать возросшие тарифы аэропортов и резко подорожавшие меры безопасности.

Не все европейские авиакомпании разделяют идею государственной поддержки, но многие опасаются, смогут ли они выдержать конкуренцию с американскими компаниями, которым обещано 15 миллиардов долларов из бюджета.

Впрочем, от кризиса пострадали не все авиакомпании. Например, ирландская Ryanair, крупнейшая в Европе компания дешевых авиаперевозок, которая вообще не осуществляет рейсов через Атлантику. Сразу после событий 11 сентября компания предложила своим потенциальным пассажирам тысячи дополнительных билетов по цене всего 14 долларов. Глава Ryanair заявил, что, пока конкуренты снижают собственные издержки, ирландская компания резко снижает цены на билеты. Главное, по его словам, - чтобы они не оставались нераспроданными!..

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Салычева и Андрей Шарый.

XS
SM
MD
LG