Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пенсионная реформа в России: часть 2. Российско-украинский договор по газу


- Пенсионная реформа в России: часть 2. Инвестирование государственных пенсий.
- Финансовый кризис в Аргентине перерос в политический.
- Российско-украинский договор по газу обещают подписать до конца года.
- Программа поддержки малого бизнеса, предложенная правительством Польши.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Реформа пенсионной системы в России. Мы продолжаем начатый ранее разговор о её составляющих. Сегодня – о том, каким образом планируется регулировать инвестирование так называемой страховой части будущих пенсионных накоплений граждан. Той части, которую, помимо отчислений на обязательную или минимальную пенсию, также будет перечислять на личный счет будущего пенсионера его работодатель. Как раз в пятницу, 21 декабря, в день первого выхода этой программы в эфир, проект соответствующего закона стал предметом обсуждения в Государственной Думе и был принят. Пока - лишь в первом чтении. Поэтому наш разговор сегодня – лишь о концептуальных его положениях.

Прежде всего, уточним, о каких именно деньгах идет речь? Действительно ли о тех самых 2%, которые станут частью отчислений работодателей в Пенсионный фонд для тех будущих пенсионеров, которым не исполнилось еще 35 лет?.. Мой московский коллега Иван Трефилов обратился к министру труда и социального развития России Александру Починку:

Александр Починок:

На накопление идет от 2-ух до - в перспективе - 6% фонда оплаты труда предприятий. Так как для пенсий всех видов пока направляется 28% фонда оплаты труда, то получается 1/14 часть, а потом - 3/14 части…

Сергей Сенинский:

А примерный объем этих средств – в целом по России – уже в первый год пенсионный реформы?…

Александр Починок:

Сначала - около 40 миллиардов рублей, а потом постепенно будет возрастать и превысит 100 миллиардов в год…

Сергей Сенинский:

Итак, с самого начала – 40 миллиардов рублей в год. Это более одного миллиарда долларов. Еще одно уточнение: как много людей затронет это государственное инвестирование – уже на первом этапе – по отношению к общему количеству занятых в стране?

Александр Починок:

Сначала это люди в возрасте от 20 до 35 лет, а это почти 40% всех трудящихся. В перспективе – 100%, потому что все новые будут идти по накопительной системе, выполненной по максимуму. И у них же эта максимальная ставка будет сохраняться.

Хочу подчеркнуть, что люди с 35 до 50 лет тоже будут принимать некоторое участие в накопительной системе, но у них просто ставка не будет расти. То есть, таким образом, реально накопительной системой будет охвачено всех 2/3 работающих в России людей. Причем - уже с первого года, а потом, конечно, - 100%…

Сергей Сенинский:

Один из главных разделов обсуждаемого ныне законопроекта – в какие именно финансовые инструменты, ценные бумаги – инвестирование пенсионных накоплений будет разрешено, а в какие – запрещено? Александр Починок, министр труда и социального развития России:

Александр Починок:

Можно будет инвестировать только в высоколиквидные активы. И ни в один рисковый инструмент нельзя будет инвестировать. При этом возможны ограничения даже по высоколиквидным активам, если сама ситуация показывает, что риск повышается.

Традиционно это – средства, которые находятся на счетах в банках, это –валюта, это – государственные ценные бумаги, это – акции, но только "голубые фишки", безусловно. То есть ничего рискового…

Сергей Сенинский:

"Голубыми фишками", напомню, на фондовом рынке называют наиболее популярные или, как еще говорят, "ликвидные" акции тех или иных компаний. А как, основываясь на положениях обсуждаемого нами законопроекта, (в том виде, в каком он на сегодня существует), можно было бы сформулировать главный критерий или принцип отбора финансовых инструментов для инвестирования пенсионных накоплений граждан? Наш собеседник – старший экономист инвестиционно-банковской группы "НИКойл" Владимир Тихомиров:

Владимир Тихомиров:

Главный принцип отбора финансовых инструментов – их "устойчивость". Те бумаги, в которые можно будет вкладывать средства, это главным образом либо государственные ценные бумаги, выпущенные как российским, так и иностранными государствами, а также акции крупных корпораций. Опять-таки, или крупные российские корпорации или западные.

Те финансовые инструменты, в которые будет запрещено вкладывать средства, представляют собой более "рискованные" бумаги. Скажем, векселя, займы, какие-то кредитные бумаги, выпущенные более мелкими компаниями, и так далее… То есть, те, платежеспособность которых может быть под вопросом.

Бумаги государств и крупных корпораций гораздо меньше подвержены возможности банкротства и каких-то рисков, чем другие инструменты. Вот главный принцип…

Сергей Сенинский:

Теперь – о свободе выбора самого будущего пенсионера. Ведь речь идет о его накоплениях, хотя и перечисляемых работодателем… Выбор самих инвестиционных компаний – куда можно вкладывать пенсионные накопления, а куда – нельзя, жестко регулируется. Регулировать планируется и структуру их инвестиционного портфеля: в такие-то бумаги – не более стольких-то процентов и т.д.

При этом, однако, не следует забывать, что максимальный доход захотят получать все будущие пенсионеры, а вот вникать в тонкости работы финансовых рынков согласятся немногие. Предусматривается ли – уже в нынешнем варианте законопроекта – хотя бы теоретически возможность неких "пакетных" предложений по инвестированию, чтобы люди могли из них выбрать?..

Владимир Тихомиров:

Насколько я понимаю, законопроект предусматривает создание ряда "пакетов" для инвестирования. Те средства, которые отчисляются в обязательном порядке, будут инвестироваться, как правило, в бумаги или в какие-то другие инструменты с очень небольшой степенью риска.

В то же время, скажем, те средства, которые граждане накапливают сами через пенсионную схему, так называемые добровольные отчисления, ими граждане могут управлять сами как им заблагорассудится. Но те граждане, которые не захотят разбираться со всеми нюансами фондового рынка, они могут выбрать какой-то готовый "портфель", то есть набор финансовых инструментов из уже предоставляемых инвестиционным фондом…

Сергей Сенинский:

Еще одно принципиальное положение – кто именно, какие организации будут допущены к инвестированию государственных пенсионных накоплений? Сколько их будет и какая роль отводится государству? Александр Починок, министр труда и социального развития России:

Александр Починок:

Инвестированием будут заниматься финансовые компании, которые пройдут конкурсный отбор, выставляя свои варианты инвестиционных портфелей. Потом из этих инвестиционных портфелей будут выбраны лучшие, и они уже будут предложены на суд граждан.

Если гражданин решит уйти в негосударственный пенсионный фонд, а это его право, то там этот НПФ передает финансистам его деньги, но на определенных условиях и правилах…

Сергей Сенинский:

Расшифруем это положение чуть подробнее. Ведь, помимо финансовых компаний, в законопроекте речь идет и о специальном депозитарии, где может храниться часть средств, а также – о некоем контрольном органе… Как специалист по инвестициям понимает саму логику такого построения? Владимир Тихомиров, инвестиционно-банковская группа "НИКойл":

Владимир Тихомиров:

Пока на данном этапе, и об этом говорится в законопроекте, определяется возможность инвестирования средств, находящихся в государственном Пенсионном фонде. Для того, чтобы не отдавать всю полноту власти руководителям государственного Пенсионного фонда по вложению этих средств, законопроект предусматривает создание управляющих компаний. Эти компании будут управлять от имени государства и под контролем государства какой-то частью средств, находящихся в Пенсионном фонде. Будут ли они состоять из сугубо государственных представителей или это будут некие смешанные компании – пока мы не знаем. Эти компании на первом этапе будут вкладывать большую часть средств в государственные ценные бумаги или в акции крупных корпораций.

Кроме того, будут созданы специальные депозитарии, в которые часть средств будет отчисляться в обязательном порядке, чтобы исключить ситуацию, когда абсолютно все средства вдруг окажутся "вложенными". И еще будет создаваться дополнительный государственный орган, который будет контролировать вообще всю схему.

То есть на самом деле получается достаточно мощная и большая бюрократическая система. Но сама идея заключается в том, чтобы попытаться исключить возможность единоличного управления небольшой группой людей значительными суммами. Здесь мы говорим о суммах примерно в 1-2 миллиарда долларов в год, которые в настоящее время находятся на счетах Пенсионного фонда.

Сергей Сенинский:

Спасибо нашим собеседникам. Напомню, на вопросы программы отвечали в Москве – министр труда и социального развития России Александр Починок и старший экономист инвестиционно-банковской группы "НИКойл" Владимир Тихомиров.

Финансовый кризис в Аргентине (к этой теме мы обращались в последнее время не раз) перерос в полномасштабный политический. В массовых беспорядках на улицах многих аргентинских городов на этой неделе погибли более 20 человек, более 200 были ранены, сотни арестованы. В стране введено чрезвычайное положение.

На фоне многотысячных демонстраций протеста в отставку уходит сначала министр экономики Доминго Кавайо, затем – весь кабинет министров, а в четверг – президент страны Де ла Руа. Международный валютный фонд заявил, что готов к новым переговорам с Аргентиной, но сначала новое правительство должно обнародовать свою программу действий. Но что станет её основой? С начала года страна уже получила почти 20 миллиардов долларов. Новые кредиты обусловлены принятием бюджета жесткой экономии на будущий год, что на фоне закрытых банков и разграбленных магазинов представить непросто …

Десять лет назад курс аргентинского песо был жестко привязан к курсу доллара. С гиперинфляцией (до 5000% в год!) разом покончили. Однако расходы федеральных и региональных властей до сих пор превышают их реальные возможности, а проведение болезненных структурных реформ постоянно откладывалось. Кризис назревал годами.

И теперь многие эксперты по экономике стран Латинской Америки говорят сегодня о выборе для Аргентины между девальвацией, долларизацией и дефолтом. С аргументами некоторых из них мы продолжаем вас знакомить.

Эрон Шейви, сотрудник американской исследовательской организации Heritage Foundation:

Эрон Шейви:

Самое радикальное из того, что может теперь сделать Аргентина – долларизация экономики, то есть замена аргентинского песо американским долларом. Это, по крайней мере, привнесет стабильность и предотвратит саму возможность печатания "пустых" денег, что, как вы помните, в прошлом всегда приводило к гиперинфляции.

Почему аргентинцы не провели долларизацию до сих пор? Думаю, из политических соображений. Можно говорить о национальной гордости, связанной с собственной денежной единицей. Кроме того, они не хотят полностью лишиться возможности печатать свои деньги.

Можно ли за счет долларизации избежать дефолта и девальвации? Не уверен... Но это принесет хотя бы стабильность. Кроме того, сейчас Аргентина не способна расплачиваться по своим внешним долгам, и ей придется отсрочить их погашение. Долларизация может помочь им в долгосрочной перспективе…

Сергей Сенинский:

Эрон Шейви, сотрудник американской исследовательской организации Heritage Foundation. Однко, напоминают противники идеи полной долларизации Аргентины, лишь 11% её экспорта приходится на США, и этих "экспортных" долларов для обслуживания оборота всей страны может просто не хватить.

Наш второй собеседник – Роберт Блэкер, профессор расположенного в Вашингтоне Американского университета:

Роберт Блэкер:

Сейчас ситуация настолько отчаянная, что никакие меры, увы, не принесут немедленного облегчения. Но для того, чтобы появилась хоть надежда на выход из тупика, Аргентине следовало бы, на мой взгляд, отказаться от жесткой привязки курса песо к доллару. Они должны были это сделать еще 4-5 лет назад, тогда было бы легче. Теперь труднее, но делать надо.

Девальвация песо необходима и неизбежна. Хотя это будет чрезвычайно болезненный процесс. Некоторые эксперты предлагают, как выход, долларизацию, то есть переход с песо на доллар. Но на мой взгляд, это - неприемлемое решение. Я думаю, Аргентина может провести девальвацию и, по крайней мере, пригрозить кредиторам дефолтом. Тогда они, кредиторы, вынуждены будут пойти на переговоры о реструктуризации аргентинских долгов. Кредиторы, которые сознательно рисковали, покупая аргентинские облигации, должны взять на себя часть бремени, которое предстоит нести самим аргентинцам…

Сергей Сенинский:

Роберт Блэкер, профессор расположенного в Вашингтоне Американского университета. Ему, в свою очередь, противники идеи девальвации могут заявить, что, откажись Аргентина от жесткой привязки песо к доллару, так Национальный банк – тем более под влиянием нынешних событий – напечатает горы "пустых" денег. А это Аргентина уже проходила, и возвращаться к гиперинфляции не хочет…

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". В последнем в уходящем году – специальном рождественском выпуске журнала – мы выбрали две больших статьи. С содержанием одной из них мы познакомим вас сегодня, а завершим обзор – в следующем выпуске программы, последнем в 2001 году. Ирина Лагунина:

Ирина Лагунина:

В связи с появлением с 1 января наличных евро разного рода опасений в Европе – в избытке. Одним видятся длинные очереди на вокзалах и почте, другим – неразбериха, пока старые и новые деньги будут использоваться параллельно, третьи предрекают скачок цен и так далее… Большинство опасений наверняка не сбудется, как это было, например, с компьютерной "проблемой 2000 года". Однако вся история бумажных денег крайне противоречива, и лишь немногие эмитенты сегодня справляются с возникающими проблемами, пишет "Экономист".

Впервые печатать монеты начал царь лидийский Крез. Новшество так ему понравилось, что очень скоро он же открыл, что есть их избыток и обесценение. А первые бумажные деньги появились более тысячи лет назад в Китае. Что есть их переизбыток, и там поняли очень быстро, а в 11 веке, как утверждают некоторые историки, инфляция в Китае была такой же, как в Германии или России после Первой мировой войны.

В Европе первые бумажные деньги появились в 1661 году в Швеции. Однако и здесь их напечатали столько, что глава банка-эмитента попал под суд и был приговорен к смертной казни, которую потом заменили пожизненным заключением. Спустя тридцать лет именно для печатания денег был создан Банк Англии. В начале 18 века первые банкноты появились во Франции.

Однако, как полагают некоторые историки, если история создания коммерческих банков принадлежит Италии, создания Центрального банка – Англии, то история выпуска бумажных денег правительством – американцам, а точнее - Бенджамину Франклину, чей портрет сегодня украшает купюры в 100 долларов США.

История учит и потому к первому уроку истории бумажных денег – их "перепроизводству" – вряд ли стоит всерьез возвращаться сегодня, когда речь идет о Европейском центральном банке.

Второй урок этой истории – подделка денег. Ей почти столько же лет, сколько и самим деньгам. Один из способов противостоять подделке – строгий контроль бумаги, на которой их печатают. Другой – сводится к выбору дизайна и цвета купюр. Долгие годы, например, самым трудным для подделки был зеленый цвет банкнот. Именно поэтому, кстати, американские доллары – зеленые. Третий способ – почаще выпускать новые купюры, чтобы не успевали появиться подделки высокого уровня. Обычно банкноты одного выпуска находятся в обращении 15-20 лет, хотя теперь этот срок постепенно сокращается до менее чем десяти. Исключение – американские доллары. Соответственно, оценки масштабов их подделки за все последние десятилетия – самые впечатляющие.

Так какие же банкноты считаются лучшими? Одни говорят о дизайне купюр в Нидерландах или Финляндии. Другие называют бумажные деньги Эстонии и Македонии. На этом фоне такой пример: разные афганские деньги, которые используют две противоборствующих ныне стороны – талибы и Северный Альянс, - печатаются на одной и той же фабрике в России.

Лучшими все же следует признать те банкноты, которые не выпускаются центральными банками. Коллекционеры, например, особенно ценят банкноты, выпущенные еще в 19 веке банком Гонконга.

Новую европейскую валюту обвиняют в банальности оформления. Никаких лиц или архитектурных памятников. Только мосты или символические врата. А от планов разрешить каждой стране добавить к этому хоть что-то свое политики отказались: пусть, мол, у всех будет одинаково, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас содержанием одной из публикаций последнего в уходящем году выпуска британского еженедельника "Экономист". А завершим обзор его публикаций мы – в следующем выпуске.

Договор между Москвой и Киевом о транзите российского газа через территорию Украины должен быть подписан в самое ближайшее время. Об этом заявил в минувший вторник председатель правления российского "Газпрома" Алексей Миллер.

Сколь известно, споры на переговорах сейчас ведутся, в частности, об увеличении стоимости и оплаты деньгами российского газа, поставляемого на Украину, а также – об удорожании его транзита в страны Европы. Тему продолжает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Договор о транзите российского газа через территорию Украины собирались подписать еще в середине декабря, во время встречи в рамках экономического форума Харькове президентов Владимира Путина и Леонида Кучмы. Но в последний момент выяснилось, что к подписанию этот документ еще не готов, и оно было отложено.

Собственно, новый договор лишь уточняет некоторые детали тех трех газовых российско-украинских правительственных соглашений, которые Верховная Рада ратифицировала 15 ноября нынешнего года. Теперь - газотранспортные "пожелания" двух сторон заполняются тем, что принято называть "суммами прописью".

Речь, в частности, идет о том, что Москва настаивает на оплате поставок своего газа Украине деньгами, тогда как до сих пор эти поставки осуществляются в счет оплаты транзита экспортного российского газа в Европу – через территорию Украины.

Говорит народный депутат Украины, член парламентского Комитета по финансам и банковской деятельности, бывший министр экономики Виктор Суслов:

Виктор Суслов:

Надо четко понимать, какая система работала на протяжении уже многих лет. Россия расплачивалась с Украиной за транзит газа в Европу "натурой", газом. В среднем в последние годы - 30 - 32 миллиарда кубометров в год. Это тот газ, который Украина получала вроде как бесплатно, в счет оплаты транзита.

И, естественно, те наши организации, прежде всего, правительство, кто имел право распоряжаться так называемым "бесплатным" газом, полученным за транзит, зачастую "делили" этот газ таким образом, что бюджет не получал ничего. Знаменитый так сказать "бум", связанный с ростом украинского экспорта — металлургической, химической промышленности — он стимулировался в большой мере "бесплатным" газом.

Самые крупные состояния так называемых украинских олигархов, чего они не скрывают, и об этом даже открыто как–то сказал Бакай — бывший глава "Нафтогаза" — делались на "бесплатном" российском газе. Это был результат той самой системы расчетов за газ, которая использовалась по взаимному согласию между Украиной и Россией…

Сергей Киселев:

Виктор Суслов, народный депутат Украины, член парламентского Комитета по финансам и банковской деятельности, бывший министр экономики.

Чтобы разорвать эту криминальную цепочку газовых операций, Киев и Москва готовы сделать решительный шаг. Таковыми, по мнению экспертов, и является переход к расчетам за газ деньгами. Продолжает Виктор Суслов:

Виктор Суслов:

Вопрос давно назрел. Можно даже не анализировать специально, кому это выгоднее — Украине или России. Это выгоднее будет бюджетам обеих стран. Конечно, потеряют очень сильно те люди, которые делили "бесплатный" газ за транзит, но взаимные расчеты и состояние бюджетов от этого только улучшатся. Поэтому те шаги, которые сейчас предпринимаются по переходу на "денежные" расчеты за газ, - абсолютно правильные шаги.

Сергей Киселев:

Тем не менее, как полагают некоторые эксперты в Киеве, чтобы не прогадать, и Киев и Москва пытаются наполнить уже готовый к подписанию "газовый" договор все новыми деталями и обязательствами. Так, Украина, со своей стороны, требует увеличить плату за транзит российского газа через свою территорию почти в два раза: с 1,09 доллара за тысячу кубометров на один километр трубы до 1,75 доллара.

А российская сторона в ответ настаивает на том, чтобы повысить стоимость поставляемого на Украину российского газа с 50 долларов за тысячу кубометров до 80 долларов. Эксперты в Киеве напоминают: Россия поставляет сейчас свой газ в Западную Европу по ценам примерно от 90 до 100 долларов за тысячу кубометров.

Говорит заведующий редакцией экономики газеты "Киевские Ведомости" Михаил Кухар:

Михаил Кухар:

Новый украинский премьер-министр Кинах, едва только заняв свой пост, сразу же поставил один из самых "неприятных" для России вопросов: повышение ставки транзита, а также вопрос оплаты ее деньгами.

Есть два взаимно регулирующихся фактора. Ставка платы за транзит российского газа и цена продажи газа Украине в долларах за тысячу километров. Повышая ставку транзита, Украина выигрывает в количестве газа. Однако россияне неизбежно отвечают повышением его цены. И эти показатели вновь выравниваются.

А все дело в том, что в течение последних восьми лет Украина потребляет именно то количество газа, которое Россия и так согласна отдавать в качестве платы за ежегодный транзит примерно 110 миллиардов газа в Западную Европу через ее территорию. На мой взгляд, вообще не следовало бы трогать эти цифры — оставить их на том уровне, на котором Ющенко с Касьяновым договорились год назад.

Кинах первым начал эту игру. Теперь посмотрим, чем закончатся переговоры. Я боюсь, что закончатся они установлением более жестких норм, именно касательно "сверхнормативных" отборов газа. И тогда слово "воровство" опять будет легитимно употребляться в отношении действий украинского правительства.

Сергей Киселев:

Михаил Кухар, заведующий редакцией экономики газеты "Киевские Ведомости".

Кстати, недавно член правления российского "Газпрома" Юрий Комаров заявил, что с наступлением холодов, украинской стороной все-таки начался небольшой, как он выразился, несанкционированный отбор российского газа, но эти объемы, по словам господина Комарова, еще нужно уточнять.

Продолжает Михаил Кухар:

Михаил Кухар:

Проблема так называемого "сверхлимитного" отбора или, как это называли в Москве, "воровства" российского газа украинской стороной отошла в прошлое после появления редакции этого договора, подписанного в прошлом году премьерами Ющенко и Касьяновым.

После того, как этот договор вступил в силу, проблема воровства российского газа, транспортируемого в Европу, исчезла как теоретически возможная. Дело в том, что если Украина использовала, как и в прежние годы какие-то сверхлимитные нормы газа для внутреннего потребления, то они автоматически зачитывались как товарный кредит, на них была более высокая цена, чем те 50 долларов, о которых договорились стороны, были совершенно четко видны сроки расчетов.

Сергей Киселев:

Михаил Кухар, заведующий редакцией экономики газеты "Киевские Ведомости".

Впрочем, как бы там ни было, Киеву всегда было выгоднее разрешать несанкционированный отбор газа, когда возникает потребность, а расплачиваться за него потом, когда появляется необходимость. Напомню, в августе прошлого года президент Украины Леонид Кучма в интервью немецкому журналу Spigel заявил, цитирую: "Москва ежегодно перекачивает через нашу страну на Запад более 130 миллиардов кубометров газа. И если здесь откачают 1 миллиард кубометров, это же — ничтожная доля", — конец цитаты. А на вопрос Spigel о том, кто стоит за этими кражами, и куда идет выручка за украденный газ, украинский лидер ответил: — цитирую — "Это делается по распоряжению правительства. Газ продавался, чтобы за счет этой выручки разрядить крайне напряженную энергетическую ситуацию", — конец цитаты.

И — еще об одной новации, которая пока не вошла в подготовленный российско-украинский газотранспортный договор. Речь идет о возможности создания российско-украинского газотранспортного совместного предприятия или же передачи значительной части украинской газотранспортной системы в концессию. Украинская газотранспортная система включает 36 тысяч километров газопроводов, 79 компрессорных станций и 13 подземных хранилищ газа, которые были едва ли не самыми крупными на всей территории бывшего Советского Союза. Как полагают некоторые украинские политики, в следующем году Россия попытается пробить этот арендно-приватизационный проект и, возможно, зависимый от российских энергоносителей Киев вынужден будет пойти на уступки.

Говорит председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации Александр Рябченко:

Александр Рябченко:

Все эти договоренности украино–российские по газовым вопросам… они пока не включают в себя один, отдельно стоящий, принципиальный и очень актуальный вопрос: дальнейшее использование украинской газотранспортной системы - не только сегодня, но и в перспективе. Вопрос обсуждался, на время затих, но проблема осталась.

Проблема состоит в том, как организовать наиболее эффективное использование украинской газотранспортной системы и для получения денег, и для поддержания надлежащего технического её состояния, и для уверенности всех предприятий, поставляющих газ…

Я уверен, что Украина все равно вернется к необходимости решения вопроса — будь то приватизация, аренда, концессия, формы процентного соотношения…. И после выборов в украинский парламент, начиная с апреля 2002 года, этот вопрос все равно предстоит решать. Это - жизненная потребность.

С моей точки зрения, наиболее реальный вариант, который можно ожидать, — сегодня невозможно прогнозировать по форме правовой — как это будет решено, но можно прогнозировать, что там будет присутствовать Украина, там будет присутствовать "Газпром" и там будет присутствовать кто-то из крупных западных газовых компаний…

Сергей Киселев:

Говорил председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации Александр Рябченко.

Сергей Сенинский:

Премьер-министр Польши Лешек Миллер на минувшей неделе побывал с визитом в Москве. И – такое любопытное совпадение. Он прилетел в тот день, когда здесь проходило заседание Госсовета, где обсуждалась концепция государственной политики поддержки малого среднего бизнеса. А днем раньше кабинет министров, возглавляемый Лешеком Миллером, представил пакет мер, направленных как раз на стимулирование малого бизнеса в стране. О некоторых его положениях рассказывает наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих.

Ежи Редлих:

"Главное – предприимчивость" – так называется пакет законопроектов, который в ближайшие месяцы правительство намерено предложить на рассмотрение польского сейма. Речь идет примерно о сорока поправках к действующим и новых законах, которые должны упростить хозяйственную деятельность мелких и средних предприятий.

Всего в Польше сегодня – более 2,5 миллионов мелких фирм, большинство из которых состоит из одного человека. В них занята одна треть всего трудоспособного населения Польши. А в целом они "кормят" почти 6 миллионов человек, то есть каждого седьмого жителя страны, и создают 35% валового внутреннего продукта Польши.

Малый бизнес – это спасение для многих людей, которые лишаются работы в разоряющихся предприятиях крупной, до недавнего времени – государственной, промышленности. Например, при закрытии убыточных угольных шахт увольняемые горняки получали от государства выходное пособие в размере до 12 тысяч долларов – в зависимости от стажа работы и квалификации. Многие их них (по данным статистики, - примерно одна треть) использовали эти деньги на открытие собственного дела. Это, главным образом, небольшие магазины, мастерские, ателье бытового обслуживания. Нельзя сказать, что все они процветают, но многим удается, по крайней мере, обеспечить средства существования владельцу и его семье.

Предлагаемые теперь изменения в законодательстве направлены, прежде всего, на стимулирование именно такого мелкого предпринимательства. Одна из главных целей программы – создать в регионах систему учреждений, которые могли бы поддерживать мелкие и средние фирмы на местах через специально создаваемые кредитные и инвестиционные фонды. Источником финансирования этих учреждений стали бы как взносы самих местных предпринимателей, так и средства муниципалитетов и госбюджета.

Другие изменения в законодательстве направлены на упрощение системы налоговых платежей малых фирм и компаний. Правительство предлагает упразднить детальную налоговую отчетность и ввести правило, согласно которому налог на прибыль уплачивался бы ежемесячными авансами, а окончательно - один раз в год. Кроме того, предполагается вдвое увеличить сумму дохода фирмы, при которой налог на прибыль уплачивается по минимальной, фиксированной ставке. А на начальном этапе деятельности фирмы ей может быть предоставлена либо отсрочка уплаты налога, либо вообще полное от него освобождение.

В планах правительства также – значительное повышение суммы минимального дохода небольших фирм, при которой предприниматели вообще освобождаются от уплаты налога на добавленную стоимость. К тому же министерство финансов обещает сократить в целом количество контролирующих учреждений и максимально ограничить саму возможность для местных чиновников произвольно толковать налоговые правила в пользу большей их централизации.

Одна из главных составляющих правительственного пакета - либерализация принципов трудоустройства и увольнения работников. Замыслы разработчиков, в частности, сводятся к увеличению числа занятых не полный рабочий день, увеличению допустимого лимита сверхурочных часов, а также предоставлению – в принципе - возможности уволить работника, который неоднократно получал больничные бюллетени на срок более одного месяца.

Подобные изменения действующего трудового законодательства Польши потребуют, конечно, согласования с профсоюзами. Соответствующие консультации запланированы в рамках трехсторонней комиссии, которая включает представителей организаций работодателей, двух ведущих профсоюзов страны и - министерства по труду и социальному развитию. Работа этой комиссии была возобновлена в октябре. До этого, в течение двух лет, комиссия практически не работала, так как ею участникам не удавалось достичь согласия ни по одному вопросу.

Теперь им предстоит искать компромисс по еще более радикальным предложениям. Для того, чтобы эти изменения, после одобрения парламентом, могли вступить в силу уже в будущем году, консультации в рамках трехсторонней комиссии должны завершиться к середине января.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

Меняющийся мир: страны и рынки после терактов в США.

Ирина Лагунина:

"Мировая конъюнктура как жертва террора" - статья в швейцарской Neue Zurcher Zeitung, посвященная последним прогнозам Международного Валютного Фонда.

Во внеочередном выпуске выходящего обычно раз в полгода обзора мировой экономики МВФ прогнозирует начало подъема не ранее, чем на середину будущего года. Сейчас во всем мире происходит спад.

Предстоящему подъему могут помешать многочисленные, до конца так и не ясные факторы нестабильности - последствия терактов 11 сентября. Ключевую роль, по мнению МВФ, будут играть контрмеры и политические решения по реализации антицикличной экономической политики. МВФ пересмотрел свой предыдущий, октябрьский прогноз. Тогда последствия печальных событий сентября можно было оценивать еще весьма относительно.

Однако, уменьшение ожидаемого прироста мировой экономики, эксперты объясняют отнюдь не только тем ударом, который нанесли ей своими действиями террористы. Не менее важный фактор - то, что экономики многих ведущих стран, в том числе США, Японии и Германии уже на момент терактов оказались в далеко не в лучшем положении, что не очень соответствовало большинству прогнозов. Иначе говоря, мировая экономика оказалась в шоке после 11 сентября, будучи и без того гораздо слабее, чем думали раньше. И не следует исключать возможности того, что и нынешние прогнозы Международного валютного фонда вновь придется корректировать в худшую сторону.

МВФ отдает должное политическим лидерам: в целом они отреагировали на невиданные ранее трудности оперативно и разумно. Еще один интересный вывод экспертов фонда: тот факт, что спад в американской экономике столь болезненно отразился на экономиках стран Европы и Японии, лишний раз свидетельствует о не проведенных своевременно в этих странах структурных реформах, пишет швейцарская газета Neue Zurcher Zeitung.

Иван Воронцов:

Немецкая газета Suddeutsche Zeitung опубликовала результаты опроса 50 экспертов по международным финансам. В нем участвовали эксперты крупных банков, инвестиционных фирм, страховых компаний, специалисты по недвижимости, сотрудники исследовательских центров и консультационных компаний.

По мнению большинства из них, следует ожидать, например, роста курсов акций как в Германии, так и в США к концу следующего года, резко упавших после событий 11 сентября в Соединенных Штатах. По Германии, прогнозируется повышение ведущего фондового индекса - DAX - примерно на 15%, а акций компаний "новой" экономики - на 40%.

Большинство экспертов делает оптимистичные прогнозы и по поводу американского фондового ценных бумаг. Индекс Dow Jones, по их оценкам, вновь достигнет к концу 2002 года уровня 11 тысяч пунктов - против нынешних 10 тысяч. Банк BHF предсказывает индекс Dow Jones на уровне 12,5 тысяч пунктов. А наиболее пессимистичный прогноз делает американский инвестиционный банк JP Morgan. Он ожидает, наоборот, падения индекса на 15%, полагая, что доходы компаний и предприятий в Соединенных Штатах не возрастут - при том, что нельзя особо рассчитывать на эффект от новых снижений Федеральной резервной системой и без того уже крайне низких процентных ставок.

Что же касается курса единой европейской валюты – евро – к американскому доллару, то большинство из опрошенных экспертов прогнозирует его подъем: до уровня 94 цента за евро с нынешних 90 центов. А крайние прогнозы здесь таковы: американский инвестиционный банк Goldman Sachs предсказывает на конец будущего года курс на уровне 1 доллара и 10 центов за евро, а немецкий Dresdner Bank – наоборот, всего 82 цента за евро, пишет немецкая газета Zuddeutsche Zeitung.

XS
SM
MD
LG