Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- О свободной продаже земли в России.
- Министерство финансов России планирует выпуск новых облигаций.
- Парламентский кризис на Украине и экономика.
- Экономика театрального Бродвея.
- Забастовка предпринимателей в Белоруссии.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Всероссийский референдум по вопросу частной собственности на землю. На минувшей неделе исполняющий обязанности президента России Владимир Путин, отвечая в редакции газеты "Комсомольская правда" на звонки читателей, заявил, что "вполне допускает возможность" проведения такого референдума.

Ровно четыре года назад, в феврале 1996, об этом же заявил тогдашний премьер-министр России Виктор Черномырдин, выступая в Санкт-Петербурге. О том, что исполнительная власть может инициировать проведение такого референдума, если власть законодательная будет по-прежнему запрещать куплю-продажу земли. Это был момент спустя два месяца после предыдущих парламентских выборов в России и за четыре месяца до выборов президентских. (Почти как сегодня, только сейчас президентские выборы - ближе). Впрочем, Виктор Черномырдин так ни разу больше об этом своем предупреждении законодателям и не вспомнил - по крайней мере, публично. А Борис Ельцин еще тогда пообещал, что никогда не подпишет закон о введении в действие Земельного Кодекса России, если этот Кодекс, как настаивало левое большинство Государственной Думы, не будет предусматривать возможности свободной купли-продажи земельных участков, в том числе сельскохозяйственного назначения. И пока российские власти - исполнительная и законодательная - вели и до сих пор не решенный спор, разрешать ли такую продажу земли или нет, в некоторых российских регионах проблему пытались решить по-своему.

Например, еще в январе того же, 1996 года, Московская городская дума принимает специальное постановление, первый пункт которого гласил:

Михаил Москвин-Тарханов:

Он устанавливает, что право частной собственности на землю на территории Москвы может возникать у физических и юридических лиц в результате проведения ими инвестиционной деятельности в области строительства или реконструкции объектов жилого или нежилого фонда и инженерной инфраструктуры. То есть, если вы заключаете инвестиционный контракт, построите на территории Москвы объект, получаете, в результате раздела собственности, этот объект себе в частную собственность, то вы можете также приобрести права частной собственности на землю под ним.

Сергей Сенинский:

Говорил разработчик постановления, депутат Московской городской Думы Михаил Москвин-Тарханов. Из интервью нашей программе 2 февраля 1996 года.

Проходит всего полтора месяца и Борис Ельцин подписывает указ "О реализации конституционных прав граждан на землю". В нем, по сути, повторяются, а скорее - напоминаются, многие положения российского законодательства, известные уже несколько лет.

Павел Бунич:

Все земельные паи - 12 миллионов - все розданы. 12 миллионов крестьян получили земельные паи. Правда, ни один из этих крестьян не получил на руки бумажку, где была бы нарисована карта его участка. То есть это - абстрактно. Вот есть огромный массив колхозной земли, и написано, что в этом массиве, где-то, неизвестно где, есть твоя земля. Но у тебя бумажка на руках есть. О том, что ты являешься собственником, ну, примерно 40 гектар.

Сергей Сенинский:

Это фрагмент из интервью нашей программе от 15 марта 1996 года Павла Бунича, тогда - председателя комитета Государственной Думы по собственности и приватизации.

Спустя почти полтора года, в августе 1997, в Санкт-Петербурге произошло доселе невиданное: долги городского бюджета Кировскому заводу были обменены на права собственности на занимаемый заводом земельный участок.

Андрей Королев:

Формально, схему получения Кировским заводом долгов землей можно назвать куплей-продажей с рассрочкой на 3 года. Говорит генеральный директор Кировского завода Петр Семененко:

Петр Семененко:

Бесспорное преимущество выкупа земли совершенно очевидно. Потому что любая структура, которая не владеет землей, - несерьезна.

Андрей Королев:

Речь идет о долгах местного бюджета. Иными словами, предприятие меняет долговые обязательства казны администрации Санкт-Петербурга на землю.

Представитель банка:

Первым предприятием стал Кировский завод, потом - Завод турбинных лопаток, Объединение "Баррикада" и еще около 30 предприятий.

Сергей Сенинский:

Это был фрагмент репортажа из Санкт-Петербурга нашего корреспондента Андрея Королева 1 августа 1997 года.

Проходят три с половиной месяца, и в ноябре 1997 Саратовская областная Дума принимает местный закон о земле. Он предусматривал, что земельные участки можно продавать, дарить и передавать по наследству. При этом оговаривалось, что участок сельскохозяйственных угодий может быть использован только по прежнему профилю, а его новый владелец непременно должен иметь сельскохозяйственное образование. Наконец, земельными участками в Саратовской области могут владеть и иностранцы, но только на правах аренды, а не собственности.

Спустя еще полгода, в апреле 1998, местный, республиканский Земельный Кодекс принимает парламент Татарстана.

Артем Карапетян:

Государственный совет Татарстана принял Земельный Кодекс республики. Вслед за Саратовом, в российском регионе появился документ, юридически утверждающий полноценную частную собственность на землю. Кодекс предусматривает частную собственность на землю со всеми ее атрибутами. То есть, включая неограниченное ничем право купли-продажи земли, право сдачи земли в залог, в аренду и т.д.

Практически все юридические права владельцев земли, предусмотренные этим документом, распространяются и на иностранцев. Но с единственной оговоркой: они могут покупать землю только из государственного резерва, а не у частных лиц.

Сергей Сенинский:

Из репортажа в программе от 17 апреля 1998 года нашего корреспондента в Казани Артема Карапетяна.

Возвращаемся к февралю 2000 года. Уже через несколько часов после заявления Владимир Путина о том, что он допускает возможность референдума по вопросу частной собственности на землю, председатель аграрного комитета Государственной Думы нового созыва Владимир Плотников заявил агентству "Интерфакс": "Надо не референдум проводить, а принять, наконец, Земельный Кодекс". Депутат напомнил, что так и не принятый до сих пор документ "ограничивает распоряжение лишь земельными участками сельскохозяйственного назначения". "Их нельзя продавать, дарить кому бы ни было, а также закладывать", конец цитаты.

На минувшей неделе первый заместитель министра финансов России Алексей Кудрин заявил, что правительство может выпустить в 2000 году новых облигаций на 40-45 миллиардов рублей и что в ближайшее время будут согласованы основные параметры этой эмиссии.

Правительству, ясно, нужны деньги. На какие источники средств может ориентироваться эмитент? На наши вопросы отвечает в Москве менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев:

Олег Ларичев:

Сумма 40- 45 миллиардов - это предполагаемый объем эмиссии бумаг на весь 2000 год. Правительство при этом рассчитывает, я думаю, как на средства коммерческих банков, на средства населения, так и же на средства нерезидентов, которые находятся на счетах типа "С".

Скажем, есть такие показатели, как остатки на корсчетах коммерческих банков. Я бы не стал рассматривать все эти средства, как деньги, которые все пойдут в этот рынок. А это около 60 - 80 миллиардов рублей. Но, несомненно, часть из этих денег может быть инвестирована в "короткие" бумаги.

Сергей Сенинский:

Можно ли определить, исходя из текущей рыночной конъюнктуры, на какой срок могут быть выпущены новые облигации министерства финансов?

Олег Ларичев:

Сейчас на рынке ощущается острый недостаток бумаг с короткими сроками обращения. На рынке есть облигации федерального займа со сроком обращения в 2 недели, которая вот-вот "погасится". Следующая бумага "погашается" в июне, то есть это примерно 4 месяца. И она "небольшая" по объему. Следующая бумага погашается в сентябре, то есть это порядка 7 месяцев. И тоже, ее объем сравнительно небольшой.

И в появлении новых бумаг именно в этом сегменте я и вижу наибольшую привлекательность для инвесторов, с наименьшими трудностями для правительства. То есть это от 3 до 9 месяцев.

Сергей Сенинский:

Однако доводится читать прогнозы о 2-3-4-летних бумагах?..

Олег Ларичев:

Я начну издалека. В феврале погашается бумага объемом чуть более 10 миллиардов рублей. Правительству нужно где-то брать для этого погашения деньги. Тут два варианта: либо брать деньги из бюджета, для которого эта сумма является достаточно ощутимой, либо пытаться рефинансировать за счет следующего займа.

Но рефинансирование одних бумаг за счет выпуска других эффективна только тогда, когда цена такого заимствования не слишком высока. Если сейчас посмотреть цену заимствования на рынке, а именно, на процентные ставки, то можно увидеть, что по 7-месячным бумагам ставки находятся где-то на уровне 32% годовых, по годовым - где-то на уровне 38- 40% годовых. По 2 - 4-летним бумагам процентные ставки находятся на уровне 50% годовых. То есть, как мы видим, для бюджета стоимость заимствований существенно возрастает по мере увеличения срока заимствования. Поэтому, мне кажется, для правительства было бы эффективнее рассматривать бумаги со сроком обращения до 1 года, как возможный механизм заимствования средств.

Сергей Сенинский:

Только что обозначенная вами схема - погашение долгов по старым облигациям за счет продажи на рынке новых - это и есть основа строительства финансовой пирамиды... Чем такое "строительство" заканчивается, хорошо известно...

Олег Ларичев:

Несомненно, это так. Если сейчас правительство попытается погасить выпуск за счет выпуска новых бумаг, то это будет как бы новый кирпичик в "строительстве" финансовой пирамиды. Но кирпичик - в самом основании. Потому что сейчас объем внутреннего государственного долга невелик, по сравнению с тем, каким он был в 1998 году, и средний срок обращения значительно больше, чем в 1998 году. Но вы совершенно правы в том, что это- кирпичик в основании финансовой пирамиды.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев.

Парламентский кризис на Украине - оказал ли влияние на текущие макроэкономические показатели? С короткой версией ответа на этот вопрос - наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Кризис, разразившийся в украинском парламенте, принес шквал непарламентских выражений и откровенные потасовки. При новом раскладе сил коммунистов стали именовать "меньшевиками", а их оппонентов из правых, соответственно, "большевиками". В зале заседаний выключали свет и устраивали сидячую забастовку.

При всем этом, однако, события в бушующем стане народных избранников практически не отразились на финансово-экономической ситуации в стране. Курс украинской гривны остался на месте, цены на бензин, превратившиеся в последние месяцы в едва ли не главный индикатор макроэкономики, также не изменились.

Говорит народный депутат Украины, член топливно-энергетического парламентского Комитета Алексей Кучеренко:

Алексей Кучеренко:

За столь короткий промежуток времени не могли существенно отразится эти недоразумения в парламенте на финансовых показателях страны. Хотя можно было бы, наверное, ожидать и падения курса гривны. Но, думаю, здесь сказался авторитет Виктора Ющенко, как главного банкира страны в течение долгого времени. Все финансовые институты достаточно стабильно отреагировали на его назначение премьер-министром и доверили, так сказать...

Сергей Киселев:

Алексей Кучеренко, народный депутат Украины. Премьер-министр Украины Виктор Ющенко, во время недавнего визита в Москву, как было объявлено в Киеве, сумел договориться о возобновлении поставок российской нефти в Украину, приостановленных в конце прошлого года. Правда, де-факто этой нефти пока.

Кроме того, Виктор Ющенко пообещал, что в ближайшие дни Кабинет министров обнародует программу неотложных мер правительства - "100 дней". По словам премьер-министра, в течение первых ста дней работы нового правительства Кабинет министров, совместно с парламентом, "должен внедрить большинство жизненно необходимых решений". "На 101-ый день мы должны иметь сигналы успешности этой политики", - сказал Виктор Ющенко.

Кроме того, в ближайшее время будет обнародована и другая программа - "1000 дней", в течение которых правительство и парламент, по словам премьер-министра Украины, должны обеспечить внедрение главных реформ, которые бы сделали возможным подъем всех секторов экономики.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

В день первого выходы этого выпуска программы в эфир, в пятницу, 11 февраля, британская газета "Financial Times" опубликовала на первой полосе большую статью под заголовком "Международный валютный фонд расширяет расследование деятельности Центрального банка Украины". Новые документы, пишет газета, позволяют предположить, что Национальный банк Украины в 1997 - 1998 годах тайно переводил за рубеж часть своих валютных резервов, чтобы иметь возможность получать новые кредиты от МВФ. По документам, которыми располагает британская газета, речь идет о суммах не менее 600 миллионов долларов. По тем же документам, часть этих средств была использована для выкупа украинских же еврооблигаций, еще часть - примерно 150 миллионов долларов - переведены обратно на Украину, в небольшой банк, который потом выдал их Национальному банку в виде кредита. Международный валютный фонд объявил о проведении специального расследования, пишет газета "Financial Times".

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 11 февраля. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

Страны Европейского Союза открывают 14 февраля межправительственную конференцию, которой предстоит к концу года переработать внутренние правила организации с учетом предстоящего расширения ЕС за счет стран Центральной, Восточной и Южной Европы, пишет "Экономист". Лет через двадцать в Европейском Союзе может быть уже не 15, как сегодня, стран-участниц, а практически вдвое больше. Министрам предстоит необходимая, но рутинная работа на фоне все более скептического отношения западноевропейских избирателей к идеям европейской интеграции.

Повестку дня открывающейся конференции составят всего три пункта. Во-первых, как сократить представительство в Европейской комиссии с 20 до 15 человек? Вероятно, крупнейшие страны могут отказаться от своего права выдвигать по два представителя.

Во-вторых, перераспределение баланса сил в законодательных органах Европейского Союза. Нынешняя система представительства в них более предпочтительна для малых стран. Крупные страны настаивают на пропорциональном увеличении своего представительства - до того, как ЕС пополнит сразу целая группа небольших стран.

Наконец, третье, какая часть общего законодательства должна утверждаться подавляющим большинством участников? С расширением Евросоюза единодушных решений будет все меньше. На практике, каждая из стран стремится принимать минимум дополнительных обязательств, заключает "Экономист".

В Бразилии отчаянные и жесткие попытки президента Кардозу вывести экономику из спада после финансового кризиса в начале прошлого года дают первые обнадеживающие результаты, пишет "Экономист". Прирост объема ВВП в прошлом году составил почти 1%, а в нынешнем прогнозируется на уровне 4%. Первичный префицит бюджета превысил 3% ВВП. Однако лишь предстоит остановить рост внутреннего долга, снизить темпы инфляции и процентные ставки по кредитам.

После двух лет периода минимального экономического роста и дорогих кредитов популярность президента Кардозу оставляет желать лучшего. Но все же последние опросы показывают: доля тех, кто считает его правление "ужасным", сократилась с 65% в сентябре прошлого года до 43% сегодня, заключает "Экономист".

На минувшей неделе сразу несколько из наиболее популярных Интернет-сайтов - такие как Yahoo!, Buy.com, Amazon.com или CNN - подверглись мощным атакам хакеров. Серверы не выдержали смоделированной лавины обращений, якобы, с десятков компьютеров одновременно и на несколько часов были выведены из строя.

Сами по себе такие атаки - не новость, пишет "Экономист". Раньше их объектами чаще становились небольшие сайты. Теперь мишенью хакеров оказались столпы мировой электронной коммерции. Их самих часто обвиняют в том, что, стремясь расширить свое влияние, компании забывают о необходимой защите своих серверов.

Падет ли электронная торговля под ударами хакеров, задается вопросом "Экономист"? Скорее всего, нет. Жертвы последних атак восстановили работоспособность своих сайтов уже через 3 часа. Реальная же опасность - чрезмерная реакция властей. Хакерские атаки могут спровоцировать новые попытки контроля Интернета. Открытость Сети, конечно, способствует электронным атакам. Но именно благодаря открытости Всемирной паутины и возникла вообще электронная торговля, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 11 февраля.

"Экономика театрального Бродвея". Предлагаем вашему вниманию очерк нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова:

Владимир Морозов:

Бродвей за один день не пройти. Улица протянулась на 27 километров через весь остров Манхэттен - центральный район Нью-Йорка. Когда-то это была дорога от гавани на север к другим районам города и другим городам штата. Сейчас Бродвей - просто улица, не самая широкая в городе, несмотря на свое название. Обойти театральный Бродвей легче: он находится в центре Манхэттена и занимает всего несколько кварталов.

Кстати, чтобы считаться бродвейским, театру вовсе не обязательно располагаться на самом Бродвее. Но в зале должно быть 499 и более зрительских мест. Таких театров в Нью-Йорке около 40.

Чуть дальше от центра города - примерно столько же так называемых "офф-бродвейских" театров, в которых от 99 до 499 мест. И, наконец, по всему Нью-Йорку - множество крошечных театров, так называемых "офф-офф-Бродвей", где вместо театральных кресел могут стоять металлические раскладные стулья числом до 99.

В таком небольшом театре я недавно смотрел пьесу "Дневник Анны Франк". Публика хлопала, не жалея рук. После спектакля я разговорился с исполнителем роли Отто Франка - Джеем Грином. Узнал, что он поклонник Станиславского.

Джей Грин:

Актерам в этой пьесе не платят... Мы делаем это просто из любви к искусству, для практики, чтобы лишний раз покрасоваться на сцене, в надежде, что нас заметит продюсер с Бродвея. Короче, каждый - по своим причинам. Этот театр не зарабатывает денег.

Владимир Морозов:

Но, тем не менее, наши с женой билеты стоили по 12 долларов, - сказал я. - Куда же идут эти деньги?

Джей Грин:

Выручка от продажи билетов идет на оплату аренды помещения, покупку костюмов и так далее. 95 процентов членов актерского профсоюза зарабатывают своей профессией меньше 10 тысяч долларов в год. В Нью-Йорке таких денег и на полгода не хватит. И нам, актерам, приходится быть официантами, продавцами, работать где угодно, чтобы заработать на жизнь.

Владимир Морозов:

В таком же крохотном, не слишком приспособленном помещении несколько лет назад начинался мюзикл "Рент". Публика повалила валом. И тогда спектакль перенесли в театр покрупнее, где актерам уже стали платить пусть небольшие, но, все-таки, деньги.

Сегодня "Рент" вовсю идет на Бродвее, c ним гастролируют по стране и по всему миру, спектакль принес своим создателям уже сотни миллионов долларов.

Как часто выпадает бродвейскому театру такая удача? Вопрос - продюсеру и режиссеру Джеффу Эшу:

Джеф Эш:

Знаете, я поставил восемь спектаклей на Бродвее и в театрах "офф-Бродвей". Пять из них заработали приличные деньги. Один - едва окупился, а еще два спектакля - чистый убыток. Но большей частью мне повезло. И в самой постановке, и в том, как ее рекламировать и продавать.

Владимир Морозов:

Джефф Эш недаром говорит об умении подать свой товар. Он много лет работал в рекламной конторе своего отца, а потом в своей собственной, и занимался именно рекламой бродвейских театров. Но даже при таком опыте удача улыбалась ему не всегда.

Джеф Эш:

Мюзиклы, которые я ставил, были небольшие и шли в театрах "офф-Бродвей". Их постановка обходилась примерно в миллион долларов. Один, он назывался "Оркестр в Берлине", я поставил на самом Бродвее и потерял 60% затрат. А постановка пьесы "Чужие деньги", например, обошлась мне в 400 тысяч долларов, но заработала 2 с половиной миллиона. То есть принесла в пять раз больше, чем в нее было вложено.

Владимир Морозов:

После успеха в театре, по пьесе "Чужие деньги" был сделан фильм с Дени де Вито и Грегори Пеком в главных ролях. По старой советской классификации, этот спектакль можно было бы назвать производственным. Герои всерьез спорили о том, стоит ли выпускать устаревающую продукцию, чем очень напомнили мне давнюю пьесу Галины Николаевой "Битва в пути", по которой позже был снят фильм с Михаилом Ульяновым в главной роли. Но, конечно, в бродвейском спектакле было больше юмора, шуток, любовных сцен.

Разумеется, и "Чужие деньги", и другие свои спектакли Джефф Эш ставил не на свои, а на чужие деньги. И немалые. Сегодня постановка мюзикла на Бродвее стоит от 10 до 12 миллионов долларов. Драма на Бродвее куда дешевле - "всего" от 1 до 2 миллионов. Скажите, Джефф, как вам удается собрать необходимые на постановку средства?

Джеф Эш:

Мы их выпрашиваем... (смеется). Стоим на углу с кружкой в руках и клянчим...

Ну, а если серьезно... - есть богатые люди, которые любят театр и готовы вложить в него деньги. Инвестиции - это та же азартная игра. Как игра на бирже. Как любой бизнес.

Вы вкладываете деньги в новую компанию, и она ... "прогорает"! Но ведь есть и шанс хорошо заработать!

Владимир Морозов:

Может ли театральная компания прибегнуть к давно испытанному другими компаниями методу и выпустить акции? Вопрос - театральному обозревателю газеты "Нью-Йорк Таймз" Джесси Маккинли:

Джесси Маккинли:

Это возможно. Последний пример - попытка канадской компании "Live End". Увы, неудачная. В прошлом году компания обанкротилась.

Постановка на Бродвее - это очень рискованное дело. И это не тот риск, идти на который инвесторы готовы. Пока таких отчаянных - немного. Может быть, в будущем...

Владимир Морозов:

Президент Лиги американских театров и продюсеров Джед Бернстин рассказал мне, что лишь один из каждых четырех бродвейских спектаклей окупается. А таких, которые приносили бы доход, - и того меньше!

Поэтому нередко инвестор вкладывает деньги только потому, что любит театр и хочет дать шанс своим любимым авторам, режиссерам или актерам. В случае удачи инвесторы получают процент дохода. Так же как автор и режиссер. Кому сколько - оговаривается отдельно в каждом контракте.

Рост затрат на постановки привел к тому, что на Бродвее теперь нечасто ставят новые спектакли, а предпочитают старые, проверенные временем. И никто не удивился, когда недавно здесь возобновили, например, классическую пьесу Артура Миллера "Смерть коммивояжера", премьера которой впервые состоялась еще полвека назад.

Ну, а сам 84 летний драматург присутствовал спектакле и с горечью говорил о закате Бродвея, который не дает пути молодым. О закате Бродвея в американских газетах пишут часто.

Президент Лиги американских театров и продюсеров Джед Бернстин - иного мнения:

Джед Бернстин:

Нью-Йорк - самый театральный город в мире. В прошлом сезоне Бродвей поставил рекорд по количеству посетителей. Наши спектакли посмотрели 11 с половиной миллионов человек. Они заплатили за свои билеты 550 миллионов долларов. Говорить, что Бродвей в упадке, значит - просто не знать дела.

Владимир Морозов:

Конечно, признает Джед Бернстин, 20-30 лет назад на Бродвее было куда больше премьер. Причины - снова экономические. Если инвесторы выкладывают 10 миллионов долларов на постановку, то стараются, чтобы она и шла как можно дольше.

Такие популярные мюзиклы, как "Король-лев", "Фантом оперы" "Отверженные", "Мисс Сайгон", "Рент" идут на Бродвее годами, поэтому новым спектаклям остается минимум места в тех же театрах. Кстати, а кому принадлежат здания бродвейских театров? Есть ли у театральных трупп свои помещения? Джед Бернстин:

Джед Бернстин:

Здания бродвейских театров принадлежат, в основном, трем крупным театральным компаниям. Но ни у одной из них нет своих постоянных трупп. Каждый новый спектакль ставят новые продюсеры и режиссеры. И каждый из них всякий раз подбирает для спектакля новую команду.

Свои здания есть у некоторых небольших, "офф-бродвейских" компаний. Но и они не используют постоянно те же труппы, как это принято, например, в больших городах Европы, где актеры работают на одну театральную компанию весь сезон год, и по очереди играют разные роли.

Владимир Морозов:

Джед Бернстин, президент Лиги американских продюсеров напоминает, что в начале века в Нью-Йорке было гораздо больше театров. Но ведь тогда не было кино и телевидения.

А теперь и в одной, и другой индустрии платят большие деньги, и актеры уходят из театра в Голливуд и на телестудии. Хотя и тут не все так просто. Говорит театральный обозреватель газеты "Нью-Йорк Таймз" Джесси Маккинли:

Джесси Маккинли:

На Бродвее сейчас играют многие голливудские звезды: Кевин Спэйси, Вуди Херрелсон, Кристофер Уокен, Николь Кидман. Конечно, театр платит им куда меньше, чем Голивуд... Но, сделав свои миллионы в Голливуде, актер хочет доказать, что он способен играть и на Бродвее.

Там им сначала платят немного. Например, Кевин Спэйси получал 1300 долларов в неделю. Но когда завершался сезон, ему платили 15% от суммы дохода, то есть примерно 200-400 тысяч долларов за сезон. Это, конечно, ничто по сравнению с 5-6 миллионами, которые он получает за фильм. Кроме того, спектакль обычно идет на Бродвее 8 раз в неделю, что гораздо тяжелее любой киносъемки.

Владимир Морозов:

Если актер - не звезда из Голливуда и у него нет своих адвокатов, то его интересы защищает профсоюз. Представитель актерского профсоюза США Роберт Бруер рассказал мне:

Роберт Бруер:

Мы ведем переговоры о минимальной зарплате актеров. Продюсер должен согласиться платить не меньше оговоренной в контракте суммы. Большинство спектаклей на Бродвее играются восемь раз в неделю. И по нашему контракту актер должен получить за эти восемь спектаклей не менее 1-ой тысячи 180 долларов.

Владимир Морозов:

А если постановка приносит большую прибыль, вы оговариваете долю актера?

Роберт Бруер:

Это должно быть предусмотрено в контракте между актером, его агентом и продюсером. Профсоюз не оговаривает участие в возможной прибыли.

Продюсер может включить в контракт такой пункт: если спектакль теряет деньги, то актер и получит меньше. А мы не хотим этого допустить.

Владимир Морозов::

По словам Роберта Бруера, в контрактах предусмотрено все, даже бесплатное исполнение ролей в небольших театрах.

Но не слишком ли много подсчетов в разговоре о театре? Московский режиссер Анатолий Фурманчук, поставивший в этом сезоне в Нью-Йорке спектакль по мотивам "Идиота" Достоевского, говорит, что коммерческий театр вообще невозможен, так как он забывает о великом искусстве:

Анатолий Фурманчук:

Театр не может работать на прибыль. Иначе он перестает быть театром.

Владимир Морозов:

Знаете, я был недавно в бродвейском театре "Беласко" и видел, как люди плакали на мюзикле "Звуки музыки". Разве это не искусство?

Анатолий Фурманчук:

Это не есть и не может быть явлением искусства. Это развлечение. Это чистое развлечение.

Владимир Морозов:

Американский коммерческий театр - это закат искусства, повторяет мой собеседник. Посмотрите хотя бы на то, как мюзикл вытесняет драму!..

...Мне вспомнился этот разговор, когда недавно в "офф-бродвейском" театре "Variеty Art" я посмотрел одну из самых популярных постановок этого сезона - драму Дональда Маргулиса "Ужин с друзьями". На сцене две молодые семьи, одна в процессе развода. Можно, вроде, ожидать сложного любовного многоугольника, вызванного им насилия, немного секса и даже стрельбы...

Но ничего этого нет. Есть долгие разговоры, психология, сложные и неожиданные извивы чувств - и все это так интересно, что зритель охотно выкладывает от 30 до 55 долларов за билет. В зале полно зрителей, а в газетах - рецензий. Рецензенты приводят такие данные: "Каждую неделю этот театр продает билетов на 100 тысяч долларов и больше, хотя пьеса идет уже с начала ноября. Постановка обошлась в 660 тысяч долларов. Продюсеры уверены, что им удастся вернуть эти средства в концу марта. А потом спектакль начнет приносить прибыль"...

... Для завзятых театралов, у которых нет лишних денег на любимую страсть, в центре театрального района Нью-Йорка, на перекрестке Бродвея и 47-ой стрит есть специальная касса, где в день спектакля можно купить билет за полцены. Пару дней назад я проходил мимо ровно в девять утра. До открытия кассы оставался еще час. Но в очереди, поеживаясь на необычно крепком для Нью-Йорка морозце, стояли человек 40. Эти люди не были похожи на иностранных туристов, которые так рано и не встают.

Я подошел и представился. В очереди оказались три студента, молодая учительница с мужем, механик, двое средних лет фермеров из штата Оклахома. Я не смог поговорить со всеми: на улице было довольно холодно... Но не для них... Вероятно, эти люди не читали многочисленных статей, в которых говорилось о "закате" и скорой кончине Бродвея...

Сергей Сенинский:

"Экономика театрального Бродвея". Вы слушали очерк нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова.

В Белоруссии на минувшей неделе завершилась общереспубликанская забастовка предпринимателей и мелких торговцев, начатая 1 февраля. Подробности и итоги - в сообщении нашего корреспондента в Минске Марата Дымова.

Марат Дымов:

Крупные выступления предпринимателей в Белоруссии происходили в последнее время ежегодно. Когда говорится о забастовках и профсоюзах предпринимателей, речь идет, в основном, о малом бизнесе и о тех, кого называют "челноками".

В начале нынешнего года к массе предпринимательских претензий к власти добавился указ президента о новом порядке взимания налога на добавленную стоимость. Теперь мелкие предприниматели, уплачивающие фиксированный налог, должны, сверх того, платить и 20% НДС. По словам их профсоюзных лидеров, чтобы покрыть такие издержки, частные торговцы должны на 70% повысить цены на свои товары.

В середине января наиболее радикальный - Свободный профсоюз предпринимателей - призвал начать с 1 февраля бессрочную общенациональную предпринимательскую забастовку. На большом митинге, состоявшемся в Минске 31 января, были оглашены требования "челноков", главные из которых - отменить НДС для предпринимателей, уплачивающих фиксированный налог, и отменить недавнее повышение в 10 раз административных штрафов. Впрочем, резолюция митинга содержала и политические требования: отставка министра предпринимательства Александра Сазонова и председателя налогового комитета Николая Демчука, а заодно участники митинга призвали уйти в отставку президента Александра Лукашенко. Говорит председатель Свободного профсоюза предпринимателей Белоруссии Валерий Левоневский:

Валерий Левоневский:

Действительно, политические требования есть. В нормальном государстве это - нормальное явление. Но, еще раз подчеркиваю, что на переговорах с правительством, если таковые будут, и нас опять не обманули, политические требования выдвигаться вообще не будут.

Мы разделили все требования на два блока вопросов: политические и экономические. Экономические будут отстаивать предприниматели. Политические будут отстаивать партии, которые поддерживают предпринимателей. Я думаю, что власти специально говорят о том, что мы занимаемся политикой, и поэтому не хотят переговоров. Они специально ищут причину для того, чтобы не начинать с нами диалог.

Марат Дымов:

Председатель Свободного профсоюза предпринимателей Белоруссии Валерий Левоневский.

Власти пытались забастовку предотвратить. Еще в конце января министр предпринимательства Александр Сазонов сообщил, что готовится декрет президента, отменяющий новые правила уплаты НДС для мелких торговцев. Однако министр добавил, что, если забастовка все-таки начнется, он будет уговаривать главу государства декрет не подписывать.

Тем не менее, 1 февраля забастовка началась. И действительно приняла общенациональные масштабы: в десятках городах Белоруссии все вещевые рынки в одночасье опустели. В Витебске и Гомеле почин поддержали торговцы и продовольственных рынков. По оценкам Свободного профсоюза предпринимателей, в первые дни февраля в забастовке принимали участие около 90% частных торговцев Беларуси.

Власти прибегли к политике "кнута и пряника". Уже вечером 1 февраля Александр Лукашенко заявил, что не уступит давлению, и пригрозил, что найдет оптовых торговцев, которые заменят бастующих предпринимателей. Вместе с тем глава государства допустил, что правительство, возможно, допустило ошибку, обложив мелких торговцев налогом на добавленную стоимость, и намекнул, что эта ошибка может быть исправлена.

Государственные средства массовой информации обвинили организаторов забастовки в стремлении достичь политических целей, на белорусском телевидении было предоставлено слово представителям более умеренного предпринимательского профсоюза - "Садружнасть", которые говорили, что забастовка бессмысленна, не подготовлена и продлится не более недели. Говорит председатель профсоюза "Садружнасть" Олег Бортников:

Олег Бортников:

Наш профсоюз в принципе знал, что месячная забастовка - блеф! В принципе, все предприниматели знали, что по НДС проблема решена. И поэтому поднимать ее на митинге смысла не было.

Так просто получилось, что в начале января был подписан административный Кодекс, который увеличивал в 10 раз объемы штрафных санкций к предпринимателям. И когда, спустя несколько дней, несколько десятков людей оштрафовали на эти суммы, то есть от 50 до 100 миллионов рублей, вот это и послужило той искрой, которая заставила всех сразу дрогнуть и не выйти на работу.

Марат Дымов:

Председатель профсоюза "Садружнасть" Олег Бортников.

В разных городах страны милиция неоднократно задерживала профсоюзных активистов. Лидеры Свободного профсоюза - организаторы забастовки - заявляли, что она продлится месяц. Однако уже в середине минувшей недели число бастующих стало сокращаться: кто-то поверил обещаниям, кого-то испугали угрозы. 7 февраля было объявлено, что министерство предпринимательства договорилось с налоговым комитетом, что до издания особого президентского декрета новый порядок начисления НДС в отношении мелких предпринимателей действовать не будет. Вместе с тем министерство объявило, что полноценный диалог с предпринимателями возможен только после завершения забастовки.

На минувшей неделе руководство Свободного профсоюза предпринимателей решило приостановить забастовку с 12 февраля. Фактически она завершилась уже 8-го. Но переговоры предпринимательских профсоюзов с правительством пока не привели к каким-либо результатам.

Если говорить об итогах забастовки, то лидер республиканского стачкома Валерий Левоневский считает, что очередной этап противостояния закончился вничью: в первые дни забастовки в ней приняли участие почти 100% предпринимателей, а власти признали свои ошибки.

Валерий Левоневский:

В первые дни забастовки в ней приняли участие практически 100 процентов предпринимателей. Примерно 95 -96 процентов. Потом, конечно, забастовка пошла на убыль, и тут мы извлекаем серьезные уроки. Именно в том плане, что к таким вещам нужно готовиться более основательно. И особенно, в части подготовки самих предпринимателей.

Мы увидели, что часть предпринимателей просто не готова к сознательной забастовке. Потому что это люди, типа "вот будут все работать, и я буду работать. Будут все бастовать, и я буду бастовать". И эта категория граждан сыграла решающую роль в том плане, что, когда по телевидению объявили, что уже все договоренности достигнуты и можно выходить на работу, они поверили и вышли на работу.

Марат Дымов:

Говорил председатель Свободного профсоюза предпринимателей Белоруссии Валерий Левоневский.

О результатах забастовки - председатель республиканского профсоюза предпринимателей "Садружнасть" Олег Бортников.

Олег Бортников:

В определенной мере, конечно, забастовка сыграла положительную роль. Потому что она обратила внимание всех органов управления на то, что есть в предпринимательской среде много нерешенных проблем.

Хотя мы эти проблемы выдвигали и раньше, и о них было многим известно. Но, тем не менее, эта забастовка стала катализатором для того, чтобы на эти проблемы стали обращать больше внимания органы управления.

Марат Дымов:

Говорил председатель белорусского профсоюза предпринимателей "Садружнасть" Олег Бортников.

XS
SM
MD
LG