Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Почему Лондонский клуб списывает часть долга России?
- Перевод российских телефонов на поминутную оплату.
- Компьютер пишет под диктовку.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

России удалось достичь соглашения с западными банками - членами так называемого Лондонского клуба - о списании части внешнего долга. Он составлял почти 32 миллиарда долларов. Сколь вероятно теперь подобное соглашение с Парижским клубом, то есть правительствами стран-кредиторов? Этому клубу Россия должна 42 миллиарда долларов. Как готовилось соглашение с Лондонским клубом? Приходилось ли ранее участникам этого клуба списывать какой-либо стране большую часть долга, чем теперь - России? На эти и другие вопросы мы попросили ответить экспертов из Германии, Великобритании и Соединенных Штатов. Итак, наши собеседники сегодня - Хелена Хессел, сотрудник международного рейтингового агентства "Standard & Poor's"; Джонатан Шиффер, сотрудник международного рейтингового агентства "Moody's"; Чарльз Блитцер, ведущий экономист по развивающимся рынкам британского отделения американской аудиторской и консультационной компании "Donaldson, Lufkin & Jenrette", а также Юрген Конрад, сотрудник исследовательского института "Deutsche Bank", который начинает:

Юрген Конрад:

Суть достигнутого с Россией соглашения в том, что старый долг Советского Союза членам Лондонского клуба, то есть ряду западных банков, на общую сумму почти 32 миллиарда долларов, будет переоформлен в полноценные еврооблигации общей стоимостью 20 миллиардов долларов. То есть, если иметь в виду чисто техническую сторону, то номинально списываются 36,5% долга Советского Союза Лондонскому клубу, а остаток переоформляется в еврооблигации, большая часть которых будет погашаться через 30 лет, то есть после истечения срока их действия.

Некоторая часть новых российских еврооблигаций, на сумму в 2 миллиарда долларов, должна быть погашена через 10 лет.

Кроме этого, была достигнута договоренность, что в течение ближайших семи лет Россия не будет выплачивать проценты по новым еврооблигациям.

Чарльз Блитцер, компания "Donaldson, Lufkin & Jenrette", Лондон:

Это довольно необычное соглашение. Доля списанного долга необычно велика. Совершенно необычно и то, что впервые списывается часть долга страны, общий объем внешней задолженности которой относительно невелик по сравнению с объемом ее экономики.

Сергей Сенинский:

Ведущие мировые рейтинговые агентства по-разному реагировали на соглашение России с Лондонским клубом. И вот почему. Джонатан Шиффер, сотрудник агентства "Moody's":

Джонатан Шиффер:

Я не думаю, что само по себе это соглашение может привести пересмотру рейтинга, который присваивает наше агентство. Дело в том, что мы определили два рейтинга: один - долгам России Лондонскому клубу и второй - российским еврооблигациям. Это было сделано еще до дефолта в августе 1998 года.

Российским еврооблигациям мы присвоили тогда рейтинг "B3" - би-три. Он означает, что возможность дефолта по этим бумагам составляет около 50 процентов, то есть 50-процентная вероятность того, что Россия не выполнит своих обязательств.

По долговым обязательствам России Лондонскому клубу рейтинг, определенный нашим агентством, обозначается как "CА" - си-эй. Он означает, что кредиторы могут потерять от 30 до 80 процентов своих вложений инвестиций...

Дело в том, что наше агентство - "Moody's" - имеет большее число различных рейтингов, чем другие подобные агентства. Поэтому другие могут менять свои рейтинги в отношении российских долгов, так как один из результатов соглашения России с Лондонским клубом - перевод российского долга в еврооблигации. Но я не думаю, что нашему агентству следует менять установленный ранее рейтинг.

Сергей Сенинский:

Агентство "Standard & Poor's" изменило ранее присвоенный российским долговым обязательствам рейтинг, повысив его на одну ступень. Хелена Хессел, сотрудник "Standard & Poor's":

Хелена Хессел:

Соглашение с Лондонским клубом означает, что частные банки-кредиторы списали часть российских долгов. Если Москва будет платить Лондонскому клубу гораздо меньше, чем должна была платить ранее, то у нее останется больше средств на выплату других долгов, в частности, на обслуживание еврооблигаций. Кроме того, соглашение с Лондонским клубом демонстрирует готовность России сотрудничать с кредиторами.

Юрген Конрад, исследовательский институт "Deutsche Bank":

Если говорить о технике ведения переговоров, то была применена традиционная и оправдавшая себя схема: стороны совместно анализировали различные прогнозы развития России на ближайшие 10 лет. Речь идет и об экспорте, и о динамике объемов ВВП, и о прогнозе собираемости налогов, общей их массе и т. д.

И на основе этих показателей, делается прогноз, в каком объеме вообще Россия сможет реально обслуживать свой внешний долг? Так вот в процессе переговоров рассчитали, что Россия не сможет обслуживать от 30% до 40% своего долга Лондонскому клубу. И в конце концов стороны договорились о списании 36,5%.

Сергей Сенинский:

Место и положение России на международных финансовых рынках - что меняется после соглашения с Лондонским клубом? Джонатан Шиффер, агентство "Moody's".

Джонатан Шиффер:

Положение России улучшится. Ведь до сих пор страна - фактически - находилась в состоянии дефолта. А пока страна не платит по своим долгам, никто всерьез не станет иметь с ней дела. После достижения соглашения с Лондонским клубом частных банков-кредиторов так называемого "технического" дефолта уже нет. Теперь России снова могут предоставить кредиты, если кредиторы посчитают, что степень риска находится уже в разумных пределах, и у них есть шанс получить свои деньги обратно.

Вторая причина улучшения положения России на международных финансовых рынках заключается в том, что значительная часть российского долга списана. Значит - проще будет возвращать оставшиеся долги.

И еще одно обстоятельство. Вполне возможно, что частные банки-кредиторы, входящие в Лондонский клуб, решили, что, если списать России часть ее долга, то появляется возможность вернуть хотя бы другую часть. Ведь до переговоров существовала опасность, что Россия предложит вернуть меньшую часть долга, чем та, которую она согласилась вернуть. И Лондонский клуб решил принять условия России. Это были жесткие переговоры...

Юрген Конрад, исследовательский институт "Deutsche Bank":

Вероятность нового дефолта России значительно сократилась, а по долгам Лондонскому клубу - свелась практически к минимуму: 30 лет - это большой срок.

Теперь, конечно, России необходимо договориться и с Парижским клубом, с государствами-кредиторами. Переговоры должны начаться летом этого года. Если и там удастся достичь взаимоприемлемого решения, то вероятность дефолта России и по долгам Парижскому клубу также сократиться. На этих переговорах речь будет идти о российском долге на общую сумму 42 миллиарда долларов.

Если переговоры закончатся соглашением, то России предстоит обслуживать в основном только новые долги в форме еврооблигаций или кредитов международных организаций. Эти новые долги будут иметь абсолютно другую структуру, то есть платежи по ним будут долгосрочными, а обслуживание этих долгов, по всем прогнозам, окажется России по силам.

Сергей Сенинский:

Соглашение России с Лондонским клубом кредиторов - в какой степени, если вообще, предопределяет возможное соглашение с кредиторами Парижского клуба? Джонатан Шиффер, агентство "Moody's":

Джонатан Шиффер:

Трудно сказать, по крайней мере, по двум причинам. Первая: прежде чем начинать переговоры с Парижским клубом, России надо достичь соглашения с Международным валютным фондом. МВФ ведет переговоры с российским правительством, но никто пока не знает, каков будет их исход. Я лично думаю, что, не знаю, как скоро, но соглашение будет достигнуто. Однако, пока его нет.

Вторая проблема - согласятся ли на списание российского долга Парижскому клубу такие крупные кредиторы России как Германия и Франция. Мне довелось обсуждать этот вопрос с официальными представителями правительства Германии, так вот они - против списания долга России. Германия считает, что Россия - достаточно богатая страна и поэтому должна возвращать свои долги. Немцы допускают, что, может быть, России трудно платить их сейчас, и выплату можно отложить или временно приостановить, но, в конце концов, Россия должна вернуть всё. И это - официальная позиция Германии на сегодня.

Так что, я совсем не уверен, что соглашение с Парижским клубом может быть достигнуто вскоре после договоренности с Лондонским клубом.

Юрген Конрад, исследовательский институт "Deutsche Bank":

В стандартной ситуации страна-должник добивается сначала соглашения с Парижским клубом. В нем оговариваются механизмы, которые затем перенимаются Лондонским клубом.

В случае с Россией все происходит наоборот. Стоит отметить, что Парижский клуб абсолютно не обязан придерживаться той же структуры урегулирования долга какой-либо страны, что и Лондонский клуб. Надо дождаться начала переговоров. Я думаю, что российская сторона - в качестве базы для переговоров - предложит Парижскому списать долг примерно по той же схеме, о которой удалось договориться с Лондонским клубом. Я думаю, что именно с этих позиций будет стремиться вести переговоры российская делегация.

Сергей Сенинский:

Объем списания российского долга, на который согласились члены Лондонского клуба, - по сравнению с объемами списания долгов другим странам мира за последние 15-20 лет. Например, некоторым странам Восточной Европы или Латинской Америки... Чарльз Блитцер, компания "Donaldson, Lufkin & Jenrette", Лондон:

Чарльз Блитцер:

У этих стран был значительно больше долгов по сравнению с объемом их экономики. Выплачивать долги им было трудно еще и потому, что правительства энергично проводили жесткие экономические реформы. Ни то, ни другое к России не относится.

В этом случае, на мой взгляд, речь идет не столько о неспособности платить долги, сколько о нежелании это делать. В России проблемы с возвращением внешних долгов возникла во многом из-за оттока капиталов из страны.

И кредиторы согласились списать часть долга на условиях, предложенных Москвой, потому что другого они могли бы и не добиться. Практически, Россия поставила вопрос так: или берите, что предлагаем, или можете не получить ничего...

Если сравнивать Россию с другими развивающимися странами, то по уровню доходов населения Россия отстает от большинства, например, латиноамериканских стран. Да, в России при этом гораздо выше общий уровень образования. Но фактически Россия попросила кредиторов, чтобы к ней отнеслись как к стране третьего мира. Что и произошло...

Хелена Хессел, агентство "Standard & Poor's":

Единственная страна, которой Лондонский клуб списал значительную часть долга - это Польша. Ей простили почти 50%. Инициатива в этом исходила от Парижского клуба, и его примеру последовал Лондонский клуб.

Польша - самая большая страна Восточной Европы. И решение простить значительную часть польских долгов - это, конечно, политическое решение. Оно было принято, чтобы помочь новому правительству страны.

Если говорить о других примерах... Большинство стран Латинской Америки за последние 20 лет получали от Лондонского клуба более льготные условия погашения долгов, отсрочку их выплаты, сокращение процентных платежей. Но этим странам долги не списывали! Лондонский клуб простил долги очень немногим странам мира.

Почему России так повезло?... Вспомним, что выплата долга России Лондонскому клубу уже была однажды отсрочена - по соглашению в декабре 1997 года. Важно помнить и то, что это долги, которые достались России "в наследство" от Советского Союза. И решение кредиторов о списании значительной их части - политическое решение.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню, на наши вопросы отвечали: Хелена Хессел, сотрудник международного рейтингового агентства "Standard & Poor's"; Джонатан Шиффер, сотрудник международного рейтингового агентства "Moody's"; Чарльз Блитцер, ведущий экономист по развивающимся рынкам британского отделения американской аудиторской и консультационной компании "Donaldson, Lufkin & Jenrette"; и Юрген Конрад, сотрудник исследовательского института "Deutsche Bank".

На минувшей неделе руководители министерства России по связи и информатизации (министр Леонид Рейман - в Санкт-Петербурге, а его первый заместитель Юрий Павленко - в Москве) заявили о планируемом переводе всех телефонных сетей России на систему повременной оплаты телефонных переговоров. Причем г-н Павленко обозначил сроки - 2001 год. Сегодня, по его словам, в России на систему повременной оплаты переведены уже примерно 120 населенных пунктов. Какие именно? С этого вопроса мы начали разговор с экспертом - сотрудником аналитического управления инвестиционного банка "Ренессанс-Капитал" Андреем Брагинским:

Андрей Брагинский:

Действительно, во многих регионах есть уже повременная оплата местных телефонных разговоров. Например, в Москве 80-90% организаций - на повременной системе. В Нижегородской области это около 70-75% уже всех абонентов. Сюда входят и юридические лица, и население.

Но, за исключением Нижегородской области, пожалуй, ни в одном из регионов поминутная оплата не распространена так массово - по всей области. В Ярославской области, у одного из операторов "Яртелекома", есть повременная оплата местных телефонных переговоров. В Пермской области - компания "Уралсвязьинформ". В Ростовской области, например, повременная оплата существует уже в двух населенных пунктах, но не в столице региона.

Сергей Сенинский:

Система повременной оплаты телефонных переговоров существует в большинстве стран мира, со своими региональными или национальными особенностями. А в каком виде она внедряется в России?

Андрей Брагинский:

Существует некие постоянные составляющие. Это месячная абонентская плата, за которую абоненту дается некоторое бесплатное время телефонных переговоров. Она вычисляется, когда представляется эта система, в размере средней продолжительности телефонных разговоров в каждом конкретном регионе. Обычно, это около 300-400 минут в месяц. То есть, для вас существует фиксированная абонентская плата, за это вы говорите 300 - 400 минут в месяц бесплатно.

А все, что вы наговаривайте больше этой величины, уже оплачивается поминутно. Пока нет "льготного" времени, скажем, вечером или ночью, когда стоимость телефонного разговора ниже, чем днем. Сейчас такого нет. И пока существует одинаковая поминутная ставка - вне зависимости от времени суток.

Сергей Сенинский:

В тех российских регионах, где система уже действует, наверняка, не обошлось без конфликтов с пользователями...В той же Нижегородской области, может быть...

Андрей Брагинский:

В Нижегородской области действительно повременная оплата была представлена раньше, чем в других регионах, - в 1996 году. Это было сделано распоряжением губернатора. Действительно, был выдвинут целый ряд судебных исков против местной администрации и против местного телефонного оператора, в которых говорилось о том, что компания и губернатор были неправомочны это делать.

В частности, Общество прав потребителей собрало как бы все претензии Нижегородской области против оператора связи и администрации. Уже много лет, и до сих пор, они продолжают судиться с администрацией и с оператором связи. Результата нет - никакого решения суд пока не вынес.

Были, конечно, и какие-то мелкие судебные претензии со стороны физических лиц к телефонному оператору. Но обычно они связаны с тем, что кто-то, например, недоволен неправильным, с его точки зрения, выставленным счетом, что его неправильно "округлили" и т.д.

Сергей Сенинский:

Использование телефона в коммерческих целях, чем говорили руководители министерства на минувшей неделе: что имелось в виду?

Андрей Брагинский:

Под "коммерческой деятельностью" руководители отрасли, я думаю, подразумевают случаи, когда частный телефон может быть зарегистрирован на физическое лицо, а реально этим телефонным аппаратом пользуется организация. Или, например, какой-то гражданин занимается коммерческой деятельностью из дома, а род этой деятельности может быть каким угодно.

Сергей Сенинский:

После внедрения повременной оплаты в некоторых регионах - что, люди меньше стали говорить по телефону?

Андрей Брагинский:

Действительно, в первые месяцы после введения системы повременной оплаты средняя продолжительность разговоров падает. Но как только абоненты начинают привыкать к новой системе оплаты, то интенсивность переговоров возвращается на прежний уровень и даже может расти.

Система тарифов при повременной оплате, которая сейчас начинает распространяться в России, устроена таким образом, чтобы среднестатистический потребитель услуг телефонной связи платил столько же, сколько он платил до введения повременной оплаты телефонных переговоров. Поэтому для совсем "среднего" потребителя введение системы повременной оплаты не вызовет увеличения счетов за телефонные переговоры.

Сергей Сенинский:

Если говорить о чисто технической стороне проблемы, реально ли распространить в России повременную систему оплаты повсеместно к концу 2001 года?

Андрей Брагинский:

В России телефонная сеть - очень устаревшая. И если мы говорим о введении системы повременной оплаты на цифровых телефонных линиях, то это сделать очень просто. На аналоговых линиях - это, конечно, потребует некоторого времени и инвестиций. Думаю, что до конца 2001 года, наверное, технически возможно это сделать. Вопрос в том, какие дополнительные инвестиции для этого потребуются?

Но одновременно надо понимать, что вводить повременную систему оплаты сразу во многих регионах просто бессмысленно. Потому что, например, в сельской местности время, которые "наговаривают" абоненты, и без того очень невелико. И если там вводить систему повременной оплаты, то доходы местного оператора связи только упадут, а не вырастут. Поэтому может просто оказаться ненужным введение повременной системы оплаты сразу на всей территории России.

Сергей Сенинский:

Каково сегодня соотношение цифровых и аналоговых систем в общей телефонной системе России?

Андрей Брагинский:

Примерная емкость цифровых линий - около 20% от общей емкости российской телефонной системы.

Сергей Сенинский:

Напомню, на вопросы нашей программы отвечал в Москве сотрудник аналитического управления инвестиционного банка "Ренессанс-Капитал" Андрей Брагинский.

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 18 февраля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Если бы Балканские страны больше торговали, они бы меньше воевали, однако их торговля, большей частью, незаконна, пишет "Экономист". Взять хотя бы Черногорию. Многолетние санкции в отношении югославской федерации, частью которой она является, привели к усилению влияния контрабандистов и спекулянтов, но одновременно - и к ухудшению условий жизни простых людей. Десять лет назад они практически совпадали с теми, что были в Португалии. Сегодня почасовая зарплата в Черногории в среднем в 10 раз меньше, чем Португалии.

В конце прошлого года Черногория решила отказаться от использования в денежном обращении югославского динара - в пользу немецкой марки. Тем самым хотели уберечься от инфляции, но "валютный развод" был воспринят в Белграде как удар: теперь там не смогут получать из Черногории товары по искусственно занижаемым ценам или печатать новые динары, рассчитывая, что Черногория, как и прежде, расплатится твердой валютой.

Ответом Сербии стало закрытие внутреннего рынка для экспорта из Черногории, в том числе - субсидируемого продовольствия, которое, кстати, спасает от голода простых сербов. Можно ожидать и закрытия границы между Черногорией и Албанией. Власти везде ужесточают пограничный контроль, но вряд ли он сможет сократить поток контрабанды, заключает "Экономист". Даже в тех редких случаях, когда контрабандистов удается задержать, они могут рассчитывать на скорое освобождение - благодаря хорошим связям с политиками.

Деньги всегда привлекали внимание. Также как технологии. Несколько лет назад, когда появились новейшие способы электронных расчетов, заволновались даже центральные банки. Теперь, правда, они могут вздохнуть с облегчением: действительность не оправдала тогдашних прогнозов.

Если говорить о торговле через Интернет, то она по-прежнему почти целиком строится на расчетах по давно известным кредитным картам. Тем не менее, грядет вторая волна новейших электронных расчетов. И на этот раз альтернатива кредитным карточкам имеет гораздо больше шансов на успех.

Часто, совершая покупку, потребитель не хочет раскрывать себя. В других случаях, особенно, вне Соединенных Штатов, у покупателя вообще нет кредитной карточки. Третьи покупатели - слишком молоды. И новые компании на этом рынке это учитывают.

Одна из них, например, предлагает некий "золотой стандарт" для торговли через Интернет. Клиенты наполняют свои "он-лайновые" счета для последующих трат, покупая золото и другие драгоценные металлы. Теоретически, такая схема может позволить провести, скажем, "долларизацию" целой страны в течение нескольких часов: жители страны с "ослабевшей" валютой могут быстро перевести свои накопления через интернетовский "золотой стандарт" в другие страны.

Еще пример. Организация американских авиалиний, объединяющая 38 миллионов часто летающих пассажиров, предложит им уже в мае не просто набирать электронные баллы, но и расплачиваться непосредственно ими за целый ряд услуг. Есть и другие примеры, весьма обещающие.

И все же должно пройти немало времени, чтобы покупатели привыкли к новейшим видам электронных расчетов, чтобы они стали доверять электронным деньгам также, как и привычной валюте, заключает "Экономист".

Что следует предпринять бедной стране, если ей вдруг крупно повезло: лучший за последнее время - в смысле экономического положения - год принес на 30 миллиардов долларов положительное сальдо во внешней торговле? В случае с Россией ответ таков, пишет "Экономист": настойчиво твердить о своей бедности, просить о списании части внешнего долга и планировать переговоры о списании другой части.

И тем не менее, после соглашения России с Лондонским клубом обе стороны весьма удовлетворены. Инвестиционные фонды, ранее дешево скупившие долговые обязательства России, с удовлетворением наблюдают, как их котировки выросли вдвое. Коммерческие банки могут вздохнуть с облегчением: наконец-то найдено какое-то решение. А Россия утверждает очень удобный для себя принцип: она наследовала советские активы, а вот советские обязательства - вроде, уже не ее дело.

Теперь Москва надеется на соглашение с Парижским клубом, подобное тому, которое заключено с Лондонским. Однако почти половина российского долга Парижскому клубу приходится на долю Германии, правительство которой, учитывая настроения собственных налогоплательщиков, отнюдь не в восторге от идеи списания российских долгов, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 18 февраля.

Рынок компьютерных программ, позволяющих распознавать человеческий голос. То, что говорится в микрофон, тут же возникает на экране монитора виде напечатанного текста. Ведущие в мире производители такого программного обеспечения, их специализация, направления новых разработок и, разумеется, цены на уже известные продукты.

Об этом сегодня рассказывают эксперты из Соединенных Штатов и Великобритании. Это - Майкл Эрбслоу, вице-президент исследовательской компании "Computer Economics", город Карлсбад, штат Калифорния; Уолт Течне, сотрудник консультационной фирмы "Voice Information", город Лексингтон, штат Массачусетс; Роб Эндерле, аналитик консультационной компании "Giga Information Group" в Бостоне, а также редактор британского журнала "PC Magazine" Гай Кьюни, из Лондона. Начинает Роб Эндерле, Бостон:

Роб Эндерле:

Программы для распознавания голоса помогают компьютеру понимать вашу речь.

Следующий этап - когда компьютер сам воспроизводит на экране монитора тот текст, который вы ему диктуете, и делает то, что вы ему говорите. Вы, скажем, просите найти какой-то сайт в Интернете, и компьютер его находит. Или какой-то файл, созданный вами ранее.

И, наконец, следующая стадия - когда компьютер на вашу команду не только выдает определенный текст, но и отвечает словами. В процессе такой, так сказать, "гуманизации техники" вы начинаете общаться с ней как с человеком. Такой говорящий и понимающий компьютер может быть очень полезен, скажем, для слепых людей. Или в ситуации, когда, например, хирург ведет операцию, в руках у него скальпель, к компьютеру отойти нельзя, но необходимо срочно проконсультироваться по какому-то, в буквальном смысле, "жизненно важному" вопросу. Врач устно задает вопрос компьютеру и получает устный ответ.

То есть человек общается с машиной, примерно так же, как мы сейчас говорим с вами. Мы не отправляем друг другу тексты по электронной почте, а именно говорим. Не исключено, что со временем, набрав мой номер телефона в мое отсутствие, вы позвоните моему компьютеру. И он ответит вам почти так же, как отвечаю я.

Гай Кьюни:

Технология "Voice Generation" используется для воспроизведения текста человеческим голосом. Вы вносите в компьютер отпечатанный текст, а он его воспроизводит вслух. Конечно, компьютерный голос не отличается пока особым благозвучием, но уже на подходе - новые разработки, которые позволяют приблизить компьютерное звучание к звучанию нормального человеческого голоса.

Что касается технологии "Voice recognition", то она существует в двух вариантах. Один используется для того, чтобы компьютер мог воспринимать и выполнять команды, подаваемые голосом, другой - для написания текстов под диктовку человека.

Еще одна технология -"Interactive Voice" - обычно используется для автоматического ответа на телефонный звонок. Это звучит как разговор двух человек, но на самом деле здесь используется простейшая технология, которая, в отличие от стандартной программы распознавания голоса, распознать лишь с десяток команд. Она применяется лишь в тех случаях, когда ответы на вопросы тех, кто звонит, заранее известны. Скажем - о часах работы какого-то учреждения или магазина.

Эти технологии могут применяться все шире по мере совершенствования персональных компьютеров. Еще лет пять назад для использования подобных программ распознавания голоса был необходим едва ли не самый мощный по тем временам компьютер. Сегодня эти программы могут работать даже на недорогих компьютерах. Они требуют, конечно, определенного объема компьютерной памяти, но то, что считалось гигантским ее объемом пять лет назад, сегодня - уже чуть ли не норма в компьютерной технике.

Сергей Сенинский:

Суммарная доля американских и европейских компаний на этом рынке в целом по миру - Electronic Voice Market - примерно по 40%. Но значит ли это, что американские компании больше занимаются программами, связанных с английским языком, а европейские компании - с языками своих стран? И если говорить о программах распознавания голоса - можно ли такую программу для одного языка модифицировать для другого языка, то есть, существует ли некая единая платформа для "голосовых" компьютерных программ? Или же для каждого языка необходимо идти "своим путем"?

Гай Кьюни:

Одна из лучших в мире компаний, занимающихся разработкой голосовых компьютерных технологий - бельгийская "L&H", - начинала с европейских языков, в том числе и английского. Сейчас она выпускает программы и для американского его варианта, которыми первыми начали заниматься, естественно, американские компании - IBM и "Dragon"

В целом, разработка голосовых программ на разных языках не требует принципиально различных технологий. Некоторые трудности возникают при распознавании так называемых "тональных" языков, в которых для различения смысла используются повышение или понижение голоса. Но в целом написание голосовых программ на всех языках базируется на общих принципах.

Роб Эндерле:

Европейские компании гораздо дальше ушли по пути создания многоязычных программ, чем их американские коллеги. А в США успешнее идет создание программ для распознавания именно английского языка. Американские компании в основном занимаются английским языком и гораздо меньше внимания уделяют европейским языкам.

Принципы создания таких программ для различных языков могут быть аналогичными. Но ведь компьютер надо научить понимать, а затем и говорить на данном конкретном языке - на английском, французском, испанском... Поэтому и создаются программы для каждого языка в отдельности.

Уолт Течнэ:

Я бы сказал, что пройдет много лет, прежде чем такие программы будут использоваться вместо нынешней системы связи с компьютером. Скорее, такие программы найдут применение в мобильных телефонах. В будущем большая часть "голосовых" программ, на мой взгляд, придется именно на мобильные телефоны, а не на персональные компьютеры.

Проведите опрос - хотят ли люди говорить с компьютером? Я думаю, большинство ответит "нет". Людей вполне устраивает нынешний способ общения с компьютером - с помощью клавиатуры или мыши.

Ну, а компании, выпускающие программы для распознавания голоса, просто выдают желаемое за действительное и искусственно подогревают покупательский интерес. Например, с помощью компании "America-on-Line" в Интернет ежедневно выходят 20 миллионов человек. И видят рекламу. Им эффектно предлагают возможность поговорить с компьютером. И программа для этого стоит всего 50 долларов.

Какая-то часть из этих 20 миллионов человек решает про себя - ну, давай попробуем. Они покупают программу, пробуют с ней пару дней, а потом - забывают о ней.

Да, компьютерные программы, позволяющие распознавать голос, продаются сейчас в большом количестве, но только благодаря массовой рекламе, из-за которой мы нередко покупаем не очень нужные нам вещи.

Поймите меня правильно. В некоторых, особых случаях "голосовые" программы действительно очень нужны. Например, диктовка текста, или компьютер для слепых людей. Но я думаю, что будет большим преувеличением утверждать, будто такие программы ждет массовый спрос. Я категорически не согласен с таким предположением.

Сергей Сенинский:

Продукция ведущих в этой области американских фирм (таких как "IBM" или "Dragon Systems") или европейских - отличается ли чем-то друг от друга принципиально? Или отличия идут на уровне процента распознаваемости голоса и, разумеется, цены? Роб Эндерле, Бостон:

Роб Эндерле:

Компания "Dragon Systems" несравнимо меньше, чем "IBM", но она гораздо раньше начала создавать и продавать программы, позволяющие компьютеру распознавать человеческий голос. И сейчас программы компании "Dragon Systems" - чуть совершеннее и быстрее работают.

Аналогичные программы корпорации "IBM" чуть ниже качеством, но зато дешевле. И такая гигантская компания как "IBM" может позволить себе тратить куда больше денег на новые разработки, чем та же "Dragon Systems". Так что весьма скоро их программы будут мало отличаться друг от друга.

Теперь о ценах. Разработанная корпорацией "IBM" программа, позволяющая компьютеру распознавать человеческий голос, обычно входит в комплект с другими программными продуктами, которыми оснащается продаваемый новый компьютер этой компании. То есть, покупая компьютер, вы получаете и эту программа.

Если же покупать эту программу отдельно, то она стоит в США от 50 до 70 долларов. Аналогичные программы компании "Dragon Systems" стоят от 50 до 100 долларов.

Гай Кьюни:

Я бы не сказал, что продукция ведущих европейских компаний, работающих в области создания голосовых компьютерных программ, чем-то принципиально отличается. Ведь технологии схожи. Хотя, конечно, у каждой из них есть какие-то свои наиболее разработанные направления. Но в целом все исследователи и разработчики в этой области, хорошо осведомлены о работах друг друга.

Кроме того, они используют для разработки своих программ аналогичные по техническим характеристикам компьютерные системы - скажем, с процессорами быстродействия "Pentium III" и соответствующими звуковыми картами. Еще пять лет назад таких процессоров просто не было. Так что ни у одной из компаний в этой области нет существенного технологического преимущества.

О выдающихся достижениях отдельных компаний можно говорить лишь применительно к очень узким направлениям. К примеру, американская компания "BBN" весьма успешно работает сейчас над созданием программного обеспечения для распознавания отдельных человеческих голосов в многоголосом разговоре.

Роб Эндерле:

Программы компаний "Philips" и "L&H" с самого начала были многоязычными, то есть рассчитанными на распознавание многих языков. Кроме того, европейские и американские компании ориентировались на разные категории потребителей. Скажем, "Philips" и "L&H" выпускали специальные дополнения, работали в пакетах с программами для крупных, корпоративных клиентов. Например, когда вы звоните в банк, вам часто отвечает одна из таких машин. Теперь европейские компании применяют тот же принцип и в персональных компьютерах.

Американские компании, те же "IBM" и "Dragon Systems", сразу начали с персональных компьютеров, и они ориентированы, в основном, на английский язык. Так что это - разные продукты.

Или еще. Бельгийская компания "L&H" уже интегрировала свою программу распознавания голоса в свою же программу-переводчик, которая уже может переводить с одного языка на другой - с голоса.

Сергей Сенинский:

Эксперты рынка телекоммуникаций говорят: уже в скором будущем "голосовые" технологии будут максимально востребованы для сотовых телефонов. Они и так уже стали очень маленькими, так что "давать команды" этим телефонам будет гораздо проще голосом человека, чем ему же набирать для этого определенное сочетание мелких кнопок. Не говоря уже о том, что голосом - гораздо быстрее, проще и удобнее.

Майкл Эрбслоу:

Уже в самом ближайшем будущем мы станем свидетелями стремительного распространения в мире так называемого "беспроводного" Интернета. Прогнозные расчеты, проведенные нашей компанией, позволяют говорить о том, что в отдельных регионах мира уже совсем скоро на каждого человека, пользующегося обычным, проводным доступом к Интернету, будут приходиться три человека, пользующихся беспроводным Интернетом.

При этом возрастет значение программ, позволяющих распознавать человеческий голос. Такие программы, в сочетании с беспроводным Интернетом, позволят, например, бизнесменам использовать сотовый телефон для моментальных финансовых операций - скажем, для продажи и покупки акций.

Это ведь удобно - не надо садиться за компьютер или подсоединяться как-то к телефонным или компьютерным сетям.

Беспроводной доступ в Интернет уже существует, но пока им пользуются не более 2 процентов всех пользователей Интернета вообще. Наша компания проводила исследования будущего рынка услуг, связанного именно с беспроводным доступом в Интернет. Многие из них связаны именно с такими финансовыми операциями, как продажа и покупка акций.

Роб Эндерле:

Для сотовых телефонов очень нужна система распознавания голоса, потому что и без того крохотный аппарат сотовой телефонной связи все больше становится компьютером, но в который все труднее встроить удобную клавиатуру с алфавитом.

Кроме того, не письменная, а именно устная команда может гораздо быстрее связать владельца такого телефона, например, с его деловым партнером, с банком, с брокером.

Наконец, не забывайте о таком факторе, как стремительное расширение возможностей Интернета. И на этом фоне крупнейшие компьютерные компании (та же "Microsoft") стремятся получить в свое распоряжение новейшие программы распознавания голоса, потому что предвидят в самом ближайшем будущем резкий рост продаж мобильных телефонов. И если к этому времени компьютерная компания будет владеть фирмой, производящей так называемые "голосовые" программы, это дает ей гораздо больше шансов на успех.

Гай Кьюни:

В какой-то степени система системы распознавания голоса - в простейшем своем виде - уже используется при разработке сотовых телефонов нового поколения. У этих мобильных телефонов уже достаточно памяти, чтобы правильно выбрать один из заложенных в нее телефонных номеров по команде, поданной голосом. Вы вводите в память несколько телефонных номеров - скажем, телефон вашей матери, жены, домашний и служебный. И затем вам достаточно произнести некое ключевое слово, чтобы телефон сам набрал необходимый номер.

Увеличение числа телефонных номеров для этого пока затруднено, потому что размер сотового телефона не позволяет еще увеличить объем его памяти до необходимых размеров. Кроме того, современные сотовые телефоны не обладают еще способностью генерировать звучание человеческого голоса с высоким качеством, некоторые голоса им вообще трудно распознавать. Так что широкое применение голосовых технологий в сотовой телефонной связи пока затруднено.

И в целом рынок систем распознавания голоса все еще невелик. Тем не менее, на нем уже действуют довольно много компаний. В такой ситуации неизбежны либо слияния таких компаний, либо их поглощение более крупными.

Еще одна особенность этого рынка. Многие из действующих на нем небольших компаний не обладают собственными наработками в области голосовых технологий и пользуются - по лицензиям - достижениями других фирм. Это дешевле и проще, чем самим изыскивать средства для необходимых исследований.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню. В программе принимали участие - Майкл Эрбслоу, вице-президент исследовательской компании "Computer Economics", город Карлсбад, штат Калифорния; Уолт Течне, сотрудник консультационной фирмы "Voice Information", город Лексингтон, штат Массачусетс; Роб Эндерле, аналитик консультационной компании "Giga Information Group" в Бостоне, а также из Лондона редактор британского журнала "PC Magazine" Гай Кьюни.

XS
SM
MD
LG