Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Сбережения населения и государство.
- Самый низкий курс европейской валюты.
- "Christie's" и "Sotheby's" обвиняются в сговоре.
- Выставка "Cebit -2000".
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Частные сбережения граждан и финансовые потребности государства... Поводом для разговора на эту тему можно считать, например, заявление на минувшей неделе Национального банка Белоруссии о том, что через пару недель он начнет выпуск валютных облигаций, то есть своих долговых обязательств, предназначенных для продажи частным лицам. Причем облигаций - обезличенных, на предъявителя. При их покупке не нужно будет предъявлять паспорт, объяснять, откуда у вас деньги, и, соответственно, платить налог с прибыли по этим облигациям. Объем планируемого в Белоруссии выпуска таких облигаций невелик - на 1 миллион долларов с доходностью 6% годовых.

Будут ли такие облигации пользоваться спросом? И, если подобные появились бы и в России в ближайшее время, стали бы люди их покупать, выкладывая собственные сбережения в валюте? По разным оценкам, на руках у населения в России, например, от 30 до 60 миллиардов долларов. То есть от полутора до трех годовых российских бюджетов.

В нашем разговоре сегодня принимают участие эксперты из Минска и Москвы. Начинает - из Белоруссии - Леонид Заико, президент исследовательского центра "Стратегия":

Леонид Заико:

Это - "пилотный" проект. Будет выпущено облигаций немного, всего на один миллион долларов. Ну, попробовать, посмотреть, что получиться, пойдут ли деньги в Национальный банк. Потому что в обычные банки, после указа президента Белоруссии, где-то пару лет назад, пришло миллионов 140 -160. Это, что называется, под гарантию, под "честное слово" главы государства.

Ну, а эти деньги - один миллион долларов - не имеют такого особого значения. Ну, что такое для целой страны один миллион долларов?

Конечно, это некий заменитель доллара. Это некий белорусский рубль-доллар. Он обезличен. Его можно использовать в расчетах. Представьте, если люди раньше продавали-покупали автомобили, дома и т.д. за доллары, что, кстати, запрещается законом, а такими деньгами вы можете рассчитываться.

Сергей Сенинский:

Из Москвы - Марина Ионова, главный специалист по стратегии инвестиций инвестиционной группы "АТОН":

Марина Ионова:

Если вдруг эмитент в настоящий момент захотел бы занять деньги на рынке дороже, чем их предлагают сейчас, и выпустил бы валютные долговые бумаги, с валютными же купонными выплатами, то, конечно, на них нашелся бы спрос. Другой вопрос, что спрос, доходность бумаг, а так же их ликвидность, естественно, зависели бы от кредитного рейтинга эмитента. Вне зависимости от того, кто является эмитентом.

Если мы посмотрим на мировые "долговые" рынки, то увидим, что даже бумаги с рейтингом "макулатура" - есть и такой, он подразумевает селективный дефолт, когда, в общем-то, все участники предупреждены, что эмитент в любой момент может отказаться от обязательств по долгам, - и то имеют спрос. Все просто зависит от того, каков риск.

Что касается появления этих бумаг на российском рынке. Я скептически отношусь к возможности реального их появления сейчас и здесь. Дело в том, что валютные облигации эмитируются в том случае, если "родной" валюте владельцы капитала уже не верят. Не хотят они производить долговые расчеты и займы в этой валюте. И только в том случае, если у эмитента нет никаких других возможных вариантов, а деньги ему крайне нужны, вот тогда выпускается этот валютный заем.

При валютном займе, вкладывая свою национальную валюту в иностранную, мы обслуживаем ту самую иностранную экономику. Если у нас в тугриках выпущен заем, значит, мы обслуживаем ту экономику, у которой национальная валюта - тугрик. Если заем в долларах, то - экономику США. Если, скажем, в канадских долларах, - экономику Канады.

Другими словами, в России сейчас нет необходимости занимать дорого, когда можно занять дешевле.

Сергей Сенинский:

Вновь в Минск. Эксперт независимого Института социально-экономических и политических исследований Михаил Залесский:

Михаил Залесский:

Государство принимает меры для того, чтобы каким-то образом привлечь валютные ресурсы населения и использовать их. Потому что других ресурсов остается все меньше и меньше, а внешних поступлений практически нет.

Откуда берутся валютные ресурсы у населения? Ну, очевидно, что источники, что для России, что для Белоруссии, одинаковые. Это - "теневой" оборот, который обслуживается наличной валютой, и, отчасти, безналичной. Из трех миллионов семей в Белоруссии лишь примерно 40 тысяч в состоянии делать регулярные вложения в какие-то валютные операции. Например, ипотечная программа, или программа накопления на жилищное строительство, и т.д.

Чтобы этим заниматься, нужно иметь достаточно высокие доходы. У нас таких немного. Возможно, эти 40 тысяч семей и внесут какой-то вклад, но у них, как правило, есть другие инструменты. И чаще всего, эти люди, которые имеют другие способы сбережения своих накоплений. Они связаны и с западными банками, и с российскими, то есть это более энергичные люди.

Сергей Сенинский:

И могут ли российские инвесторы проявить интерес к белорусским бумагам? Они ведь - обезличенные... Леонид Заико, исследовательский Центр "Стратегия":

Леонид Заико:

Дело в том, что, если российские инвесторы почитают аналитические материалы белорусских экспертов и узнают, что у нас всего валюты-то 50-60 миллионов долларов, а все денежные активы - где-то под 600 миллионов, то нормальным российским инвесторам здесь делать нечего.

Но можно надеяться, если у кого-то, экзотическое просто возникнет желание - ну, как в космос слетать, например, - купить эти облигации белорусского Национального банка. Но, по-моему, даже в космос - надежнее и интереснее полететь...

Сергей Сенинский:

Возвращаемся в Москву. Допустим, подобные валютные облигации для граждан государство выпустило бы в ближайшее время в России. Начальник аналитического отдела инвестиционной компании "Никойл" Константин Чернышев:

Константин Чернышев:

На мой взгляд, такие инструменты, если они в России и появятся, будут пользоваться достаточно ограниченным спросом. Во-первых, если эмитентом будет государство, то оно пока не восстановило доверие к себе в глазах инвесторов. Если в течение, скажем, ближайшего года государство "наберет" новую "кредитную историю", то есть будет нормально работать на рынке государственного внутреннего долга, тогда, может быть, доверие будет восстановлено и интерес к государственным инструментам со стороны населения, может быть, появится.

Во-вторых, если такие бумаги будут выпущены государством, то доходность по ним будет достаточно низкой. Выбор будет между тем, чтобы держать деньги просто в долларах, и тем, чтобы вложить их в некие активы с невысокой доходностью, но на более рискованных условиях. И здесь тоже спрос будет достаточно низким.

Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог":

Сейчас в России формально существуют несколько облигаций на предъявителя, которые, в принципе, могут покупать физические лица. Во-первых, это ОГСЗ - рублевые облигации на предъявителя, по которым выплачивается купон. В принципе, они имеют достаточно широкое хождение. Объем их в обращении - несколько миллиардов рублей.

Во-вторых, - ОВГВЗ, известные облигации министерства финансов. Они первоначально выпускались в виде облигаций на предъявителя, которые, в принципе, тоже могут быть куплены физическими лицами. Другое дело, что сейчас торговля ими на рынке ценных бумаг ведется практически в бездокументарной форме, потому что большинство облигаций сейчас находятся у номинального держателя.

Если говорить о перспективах выпуска новых валютных облигаций, которые предназначались бы для физических лиц, я думаю, что определенным спросом эти бумаги пользовались бы у населения. Вопрос в том, какой процент по этим бумагам предложило бы государство? И второй вопрос, на какой срок будут выпущены вот эти бумаги? Я думаю, что, если бы размеры этого займа были разумными, эти бумаги нашли бы своего покупателя.

Сегодня, если взять, скажем, валютные депозиты Сбербанка, который, в глазах населения во многом ассоциируется с государством, то процент по ним невелик. В зависимости от срока размещения, он колеблется от нуля до десяти процентов.

Сергей Сенинский:

Вопрос - ко всем нашим собеседникам в Москве. Какое значение имеет, кто именно явился бы в нашем случае эмитентом таких облигаций: правительство, в кредитной истории которого есть запись "дефолт", или, скажем, Центральный или Сберегательный банк, как самый крупный и находящийся практически под полным контролем государства? Константин Чернышев, инвестиционная компания "Никойл".

Константин Чернышев:

Я думаю, что это, скорее, теоретическая разница, чем практическая. Скажем, финансовое положение Сбербанка не настолько безоблачно, как кажется на первый взгляд.

Во-вторых, для того, чтобы эти инструменты были привлекательными, они должны обеспечивать, по крайней мере, не меньшую доходность, чем, например, по валютным вкладам в Сбербанке.

Центральный банк - теоретически - может выпустить какие-то инструменты для размещения среди населения. Здесь, правда, возникает довольно сложный вопрос - регулирование. Скажем, чтобы Центральному банку разместить свои бумаги, в прошлом году нужно было разрешение Думы. А в этом году, насколько я помню, такого закона принято не было.

То есть, это вопрос, скорее, из области теории, чем из области реального. Вряд ли Центральный банк будет пытаться "занять" на рынке у населения.

Марина Ионова, инвестиционная группа "АТОН":

Вопрос о принципиальности того, кто является эмитентом, важен только для той структуры, человека или финансового института, который может разрешить или не разрешить этот выпуск. На самом деле, все остальное регулируется балансом "риск-доходность".

Чем менее надежен эмитент, тем большей будет доходность по его бумагам. Большая доходность искушает инвесторов. Ведь могут быть какие-то деньги, которые вы можете себе позволить потерять. И вы разрешаете себе "потерять" эти деньги, понимая, что это вас не разорит.

Но если ситуация будет "позитивной", то, наоборот, она послужит вашему обогащению. И в ожидании этой перспективы вы вкладываете в очень рискованные бумаги.

Вообще у всех инвесторов, кто этим занимается долго и постоянно, и особенно - у так называемых институтов, то есть не у физических лиц, есть деньги, которые они вкладывают в любые, даже самые рискованные бумаги.

Таким образом, вопрос в том, что рынок моментально балансирует уровень надежности и "качество" эмитентов.

Олег Ларичев, компания "Тройка-Диалог":

Достаточно сложно сравнивать Сбербанк, Центральный банк и министерство финансов с точки зрения, кто из них больше или меньше виноват, кто лучше, а кто хуже выглядит в глазах такого непредсказуемого инвестора, как население.

Если вспомнить, то вклады населения в Сбербанке в результате развала Советского Союза обесценились. Курс рубля, в результате многих событий на финансовых рынках, много раз "обваливался" за последние десять лет. Другое дело, что в последний год ситуация в денежно-кредитной сфере улучшается, и поэтому мне кажется, что население отнеслось бы с неким интересом к этим бумагам.

Конечно, интерес имел бы определенные границы. Но сказать, кто лучше для населения как эмитент, крайне тяжело. Это очень специфический и непредсказуемый по своим предпочтениям сегмент финансового рынка.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню их: в Минске - президент исследовательского центра "Стратегия" Леонид Заико и эксперт Независимого института социально-экономических и политических исследований Михаил Залесский. В Москве - главный специалист по стратегии инвестиций инвестиционной группы "АТОН" Марина Ионова, начальник аналитического отдела инвестиционной компании "Никойл" Константин Чернышев и менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев.

На минувшей неделе курс единой европейской валюты - евро - к доллару США упал до самого низкого уровня за все время существования новой валюты: в какой-то момент торгов во вторник - до 93 центов за евро.

В течение 14 месяцев, пока существует новая европейская валюта, мы анализировали динамику ее курса неоднократно. И сегодня предлагаем вспомнить некоторые из прозвучавших в разное время прогнозов экспертов.

Из программы от 15 января 1999 года. Новой европейской валюте - всего две недели. Из интервью эксперта вашингтонского института "Competitive Enterprises" Джеймса Шина:

Джеймс Шин:

Я думаю, доллар и евро будут конкурировать на международном рынке валют, хотя пока доллар продолжает играть главную роль в мире. И будет играть ещё довольно долго, потому что Федеральная Резервная Система, этот Центральный банк Соединенных Штатов, гораздо более консервативен в отношении к национальной валюте, чем Центральные банки многих других стран мира, в том числе в Европе. То есть, Центральный банк США очень жестко "держит" доллар в рамках его реальной стоимости, чем, в том числе, объясняются и минимальные темпы инфляции в США в течение уже многих лет. Показатели роста цен в США - одни из самых низких в мире.

И в этом контексте особый интерес финансистов во всем мире вызывает то, как поведет себя новый Центральный банк Европы со штаб-квартирой во Франкфурте, насколько он сможет быть независимым от политиков? Ведь главным для европейского Центрального банка станет именно поддержание стабильности евро. Именно от жесткости финансовой политики банка будет зависеть, каким будет курс евро по отношению к американскому доллару.

Сергей Сенинский:

Фрагмент программы от 3 декабря 1999 года. Курс евро к доллару тогда впервые составил 1:1. Из интервью сотрудника исследовательского института "Deutsche Bank" во Франкфурте Юргена Конрада:

Юрген Конрад:

В принципе, снижение курса евро закономерно, но это не означает, что оно было неизбежным. Уровень курса лишь отражает сомнения инвесторов в том, что в экономике стран Европейского Союза проведены необходимые структурные реформы и что правительства европейских стран принимают достаточно мер для повышения эффективности европейской экономики.

С другой стороны, в США делается гораздо больше в области структурной политики и развития свободного рынка. Поэтому мы и наблюдаем соответствующую реакцию: инвесторы забирают свои деньги с европейского рынка и вкладывают в их США, то есть они продают активы в европейской валюте и переводят их в долларовые активы.

Поэтому, с одной стороны, мы с полным основанием можем говорить о слабости евро. С другой стороны, экономическая конъюнктура в США остается, как и прежде, весьма благоприятной, что и обеспечивает столь сильные позиции доллара. Так что я предпочел бы объяснять сложившуюся ситуацию слабостью евро и усилением доллара.

Сергей Сенинский:

В той же программе, от 3 декабря 1999 года - из интервью с Полом Дановэном, старшим аналитиком инвестиционного банка "Warburg, Dillon, Reed" Лондон:

Пол Дановэн:

С самого начала многие экономисты полагали, что евро быстро превратится в сильную валюту, так как рассчитывали на значительный интерес международных инвесторов к европейским ценным бумагам. Однако эти ожидания не оправдались. Большая часть европейских активов не пользуется спросом у международных инвесторов. Именно это обстоятельство и стало главной причиной слабости евро.

Кроме того, в начале ноября Европейский центральный банк повысил процентные ставки по кредитам, и это привело к падению курса евро на 4% по отношению к доллару.

Что же касается стартового курса евро, то, возможно, он и был завышен в момент появления валюты. Но сделано это было именно потому, что эксперты прогнозировали повышенный спрос международных инвесторов на европейские активы.

Сергей Сенинский:

И последний фрагмент, недавний. Из программы от 4 февраля 2000 года. Курс евро опустился до отметки 96 центов. Из интервью со Штефаном Шнайдером, сотрудником исследовательского института "Deutsche Bank":

Штефан Шнайдер:

Дальнейшее развитие событий во многом связано с экономической ситуацией в США. По некоторым прогнозам, во второй половине года темпы роста американской экономики могут замедлиться. И поэтому к концу года мы ожидаем стабилизации курса евро к доллару в районе отметки 1.1 доллара за евро.

Стоит отметить, что резкое падение курса евро - на 3-4 цента в течение нескольких дней - является единичным явлением, которое, в принципе, может и повториться. Но при этом мы ожидаем так называемого "эффекта гоночного автомобиля", когда те, кто продавал евро, бросятся его покупать и тем самым вновь поднимут курс. Данные исследований говорят о том, что стабилизации курса евро можно ожидать во второй половине текущего года.

Сергей Сенинский:

Курс евро к доллару США. Динамика за первые 14 месяцев. Это были фрагменты наших прошлых программ.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 3 марта. Одна из аналитических статей номера посвящена курсу единой европейской валюты:

С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Курс евро сегодня - уже на 18% ниже, чем когда новая европейская валюта появилась в начале 1999 года. Ослабевшая валюта сама по себе еще не представляет собой большой проблемы, так как немало способствует росту европейского экспорта, пишет "Экономист". Но одновременно падающий курс увеличивает и цену импорта, что раскручивает инфляцию.

Вместе с тем, падение курса евро в гораздо меньшей степени влияет на темпы инфляции в еврозоне, чем, например, рост мировых цен на нефть. По некоторым оценкам, падение курса даже на 20% приведет к повышению цен всего на 0,2% в течение года.

Слабость евро была более понятна в прошлом году, когда темпы экономического роста в странах Западной Европы оставляли желать лучшего. Но теперь этот рост бесспорен. Более того, темпы увеличиваются. В чем же проблема евро? Ответ прост: темпы роста американской экономики - еще выше. Опрошенные журналом эксперты прогнозируют, что темпы экономического роста США в этом году окажутся на 4% выше, чем в Европе.

В планы Федеральной Резервной Системы США, похоже, все настоятельнее входит замедление этих темпов. И только когда это станет реальностью, возможен рост курса евро к доллару, заключает "Экономист".

Нравится вам Международный валютный фонд или нет, он все равно остается ведущим финансовым институтом мира. Во времена любых финансовых неурядиц, не говоря уже о кризисах, так или иначе, все взоры обращаются к нему, пишет "Экономист".

Сегодня выбирают нового исполнительного директора Фонда. По традиции им становился европеец, но кандидата Европы - министра финансов Германии Кайо Кох-Везера - отказываются поддержать Соединенные Штаты, главный пайщик Фонда. С другой стороны, европейцев не вполне устраивает кандидатура Стэнли Фишера, исполняющего ныне обязанности главы МВФ, выдвинутая большой группой развивающихся стран. Один из возможных компромиссов - европейцы соглашаются на другого, европейского же, кандидата на пост главы МВФ, который занимается стратегией и созданием нового имиджа Фонда, столь ему необходимого. При этом непосредственное руководство может быть поручено Стэнли Фишеру.

Но лучшим выходом стало бы создание специального комитета выборов, состав которого был бы заранее согласован с правительствами. В его обязанности могло бы входить составление списка кандидатов и, возможно, публичные с ними собеседования. Впрочем, вряд ли такое возможно, пишет "Экономист", политические амбиции и национальная ревность всякий раз оказываются выше.

"Семейные" фирмы всегда были основой экономики Италии - достаточно вспомнить такие имена как Agnelli, Pirelli или De Benedetti, приводит "Экономист" слова известного итальянского банкира. Большинство "семейных" фирм принадлежит самим этим семьям, которые и думать не хотели о продаже на бирже даже малой доли акций компаний.

Италия - конгломерат малых компаний. 70% всех рабочих заняты в фирмах, где работают менее 100 человек. Во Франции в таких компаниях трудятся 30% рабочих, в Германии и США - 20%. Более половины всех итальянских промышленных компаний насчитывают менее 20 работников.

При всем этом итальянская экономика вполне преуспевает, а северная Италия - один из самых богатых регионов Европы.

Однако семейный контроль над компаниями подвергается сегодня мощным атакам. Прежде всего - из-за индустрии высоких технологий и Интернет-компаний. Несмотря на все вековые традиции, все больше итальянских компаний вынуждены от них отказываться. В начале 90-ых годов объем торговли акциями на Миланской фондовой бирже был равен 15% ВВП Италии. Сегодня - 63%. Конечно, влияние семьи - после выпуска компанией своих акций на продажу - сокращается, но этого сегодня настоятельно требуют интересы бизнеса, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 3 марта.

Две крупнейших аукционных компании мира - существующие уже два с половиной века британские "Christie's" и "Sotheby's" - оказались в центре антимонопольного судебного разбирательства. Рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

Британские аукционные компании "Sotheby's" и "Christie's" начинали когда-то довольно скромно. На своем первом аукционе - 256 лет назад - "Sotheby's" - предлагала покупателям книги. "Christie's" начала бизнес на 22 года позже - в 1766 году - с продажи сена.

С годами и веками менялись размер и бизнес компаний, они все больше занимались предметами искусства и антиквариатом и окончательно сменили профиль уже во второй половине ХХ века. В середине 80-ых сменились владельцы "Sotheby's", и она стала американской компанией.

В 1961 году первые полосы газет обошло сообщение о том, что нью-йоркский музей "Metropolitan" купил на аукционе "Sotheby's" картину Рембрандта, заплатив за нее 2 миллиона 300 тысяч долларов. Главный редактор выходящего в Нью-Йорке журнала "Art and Auction" Брюс Валмер напоминает, что это - далеко не рекорд.

Брюс Валмер:

Самой дорогой из всех проданных на аукционах стала картина Ван Гога "Портрет доктора Гаше". Она была продана на аукционе "Christie's" весной 1990 года за 84 с половиной миллиона долларов.

Владимир Морозов:

Но теперь вековая репутация двух крупнейших аукционных домов мира оказалась под угрозой. И "Sotheby's", и "Christie's" подозреваются в нарушении антитрестовского законодательства. Их обвинили в том, что, используя свое монопольное положение на рынке, компании договаривались между собой о размере комиссионных.

До 1974 года на этих аукционах брали комиссионные только с продавцов. Но затем "Christie's", а всего через два дня и "Sotheby's" начали взимать плату и с покупателей. Размер комиссионных, причем вновь синхронно, увеличивался в 1992 и 1995 годах. Министерство юстиции США начало расследование. Делом двух гигантов аукционного бизнеса занимаются так же судебные власти Великобритании и Австралии.

Но с чего все началось? Рассказывает профессор юридического факультета Колумбийского университета в Нью-Йорке Эбен Моглен:

Эбен Моглен:

После того, как аукционные компании неоднократно и синхронно повышали цены на свои посреднические услуги, некоторые продавцы и покупатели произведений искусства обратились с жалобой к властям. Специалисты не исключают, впрочем, что кто-то из работников самих "Sotheby's" и "Christie's" мог информировать прокуратуру.

Владимир Морозов:

Это соображение невольно вспоминается всякий раз, когда повторяются сообщения о том, что следствие, якобы, располагает полным планом действий обеих компаний по повышению цен. Вновь обращаюсь к профессору Моглену. Чем завершаются обычно подобные антимонопольные процессы? Скажем, на примерах последнего времени?

Эбен Моглен:

Не так давно, например, в результате сходного процесса была признана виновной компания "Archeed Daniels Midland", которая производит, в основном, сельскохозяйственную продукцию. В ходе следствия было доказано, что представители этой американской компании негласно договаривались со своими коллегами и из Японии и других стран о ценах на витамин "С" и некоторые другие изделия.

Властям удалось выиграть процесс, так как в компании "Archeed Daniels Midland" оказался информатор, который просто брал с собой магнитофон на все важные совещания.

Владимир Морозов:

И какое наказание понесла компания?

Эбен Моглен:

Пришлось заплатить очень крупный штраф, а один из руководителей компании - кстати, сын председателя совета директоров - был приговорен к тюремному заключению.

Владимир Морозов:

Вновь возвращаемся к истории двух крупнейших аукционных домов.

Буквально несколько дней назад подали в отставку сразу двое руководителей "Sotheby's" - председатель совета директоров Alfred Taubman и исполнительный директор Diana Brooks. По мнению некоторых экспертов, это стало результатом неоднократных сообщений в печати о том, что руководители другой аукционной компании - "Christie's" - сотрудничают со следствием. Профессор Моглен продолжает:

Эбен Моглен:

Обычно в таких случаях происходит следующее. Судебные власти отказываются от официальных заявлений по поводу еще незавершенного расследования, но зато охотно неофициально общаются с журналистами. Информация, распространяемая таким образом, невольно оказывает давление на тех, кто, так сказать, попал "под колпак".

И тогда в лучшем положении оказывается тот из подозреваемых, кто первым сам вызывается помогать следствию. В случае с аукционными компаниями первыми на это пошли руководители "Christie's". По логике, это означает, что основные усилия следствия теперь могут быть направлены против другой компании - "Sotheby's". И тогда уже эта компания делает ответный ход: жертвует двумя высшими руководителями.

Тем самым "Sotheby's" как бы намекает следствию, что допустила определенные нарушения, но теперь виновные наказаны, и компания сама принимает соответствующие меры. Стало быть, теперь меры властей по отношению к "Sotheby's" могут уже быть не такими жесткими, как, возможно, планировалось.

Владимир Морозов:

Интересно, что новым председателем совета директоров компании "Sotheby's" стал человек со стороны - профессор того же Колумбийского университета Майкл Соверн.

В шикарное здание штаб-квартиры "Sotheby's" на Йорк-авеню в Манхэттене он еще не переехал и пока продолжает работать в скромном кабинете буквально в двадцати шагах от кабинета нашего собеседника - профессора Эбена Моглена:

Эбен Моглен:

Я думаю что приглашение на эту должность Майкла Соверна имеет очень большое значение. Соверн - бывший президент Колумбийского университета, известный юрист, пользующийся огромным политическим влиянием, человек никогда ни в чем предосудительном не заподозренный. И "Sotheby's" полагает, что именно такой человек сможет помочь в сложном процессе переговоров с судебными властями.

Обычно прокуратура стремится решить дело до суда, на который нужны и значительные средства, и много времени. Во время переговоров подозреваемая сторона может добровольно признать вину в совершении тех или иных нарушений в обмен на обещание судебных властей смягчить меру наказания. Кстати, в Нью-Йорке путем переговоров и подобных соглашений решается 9 из каждых 10-ти судебных дел. Новому президенту "Sotheby's" предстоит выступать на таких переговорах в качестве и опытного юриста, и дипломата. И эта стратегия может сработать.

Владимир Морозов:

Говорил профессор юридического факультета Колумбийского университета в Нью-Йорке Эбен Моглен.

А пока - расследование продолжается. Главный редактор журнала "Art and Auction" Брюс Валмер (Bruce Wolmer):

Брюс Валмер:

Это, безусловно, самое громкое событие на рынке произведений искусства в последнее время, оно потрясло все до основания. Ясно, что для всего рынка такие события не на пользу. "Sotheby's" и "Christie's" предстоит теперь очень много сделать, чтобы вернуть доверие солидной публики.

Владимир Морозов:

По-другому оценивает скандал вокруг "Sotheby's" и "Christie's" глава одной из аукционных компаний в Нью-Йорке "William Doyle Galleries" Кетлин Дойл:

Кетлин Дойл:

Нам всегда нравилось конкурировать с этими гигантами, что было очень нелегко. Нынешний скандал приведет к тому, что и покупатели, и продавцы станут больше внимания обращать и на другие аукционные компании, в том числе и на такие, как наша. Хотя, честно говоря, клиенты пребывают пока в некоторой растерянности.

Владимир Морозов:

Но, видимо, не все клиенты. Если в ходе следствия будет доказана вина двух крупнейших аукционных компаний, то свои материальные претензии к ним могут предъявить сотни обиженных клиентов. Около сорока самых нетерпеливых уже обратились с исками в нью-йоркский суд.

В воскресенье, 27 февраля, британская газета "Independent" сообщила, что американская компания "eBay", специализирующаяся на аукционной торговле через Интернет, планирует, якобы, купить компанию "Sotheby's" за сумму более полутора миллиардов долларов. На следующий день, правда, появилось опровержение. Комментарии экспертов появились тут же: если покупатель и хотел проявить инициативу, то решил не торопиться: ведь пока расследование продолжается, стоимость компании "Sotheby's" может снизиться еще больше.

Ходили слухи, что покинувший свой пост председатель совета директоров "Sotheby's" Альфред Таубман, которому принадлежат 26% акций компании, подумывает об их продаже. Но станет ли он сейчас это делать, если за последние месяцы цена акций компании "Sotheby's" упала более чем вдвое?

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

В немецком Ганновере на минувшей неделе завершилась выставка "Cebit-2000", крупнейшая в мире ежегодная выставка индустрии информационных технологий.

Какие тенденции в развитии этого рынка проявились на последней выставке в наибольшей степени? Наш корреспондент в Бонне Дмитрий Аскоченский попросил поделиться своими впечатлениями от увиденного экспертов - обозревателей известных немецких изданий. На наши вопросы отвечают: редактор компьютерного отдела газеты "Frankfurter Allgemeine Zeitung" Михаэль Шпеер, редактор журнала "РС professional" Мехмет Топрак и обозреватель ведущего экономического издания - газеты "Handelsblatt" - Зигфрид Грасс.

Зигфрид Грасс:

Тенденции, наблюдаемые сейчас и ярко проявившиеся на очередной выставке "Сеbit", наметились еще несколько лет назад. С одной стороны - миниатюризация компьютерной и телефонной техники и наделение ее все большим количеством функций.

С другой стороны, все больше объектов коммуникаций связаны между собой - через Всемирную паутину или иным путем. Огромное количество компаний уже ведут свой бизнес через Интернет. Принцип их нынешнего развития можно сформулировать следующим образом: как можно меньше бумаги и как можно больше заказов и покупок через Интернет. И, разумеется, фактор электронной коммерции становится все более значимым.

Михаэль Шпеер:

Особенностью выставки этого года стало то, что эта выставка перестала быть мероприятием только для компьютеров. Акцент сместился в сторону телекоммуникаций, взаимосвязи и слияния различных информационных отраслей и, конечно, вхождения Интернета в повседневную жизнь.

Типичным примером такого слияния являются новейшие так называемые "WAP - телефоны", которые обеспечивают, кроме мобильной связи, доступ к страницам Всемирной паутины и электронной почте.

Мехмет Топрак:

Прежде всего, обращаешь внимание на развитие рынка мобильных телекоммуникаций. Именно в этой области была представлена на выставке принципиально новая техника - мобильные телефоны с выходом в Интернет, электронные организаторы и миникомпьютеры, умещающиеся в кармане пиджака и также имеющие выход в Интернет. Можно не сомневаться, что все больше людей будут покупать такие устройства, они все больше становятся атрибутами повседневной жизни.

Другой тенденцией можно считать развитие самой Всемирной паутины. Для успешной в ней работы теперь не сам компьютер является решающим фактором его можно, скорее, рассматривать как калитку в мировую компьютерную сеть - а умение пользоваться гигантскими объемами информации. Причем пользоваться ей не только с помощью персонального компьютера, как раньше, а все больше и больше - с мобильных терминалов.

Дмитрий Аскоченский:

Один из вопросов, обсуждаемых на многих выставках информационных технологий, не потеснит ли подключенный к Интернету бытовой телевизор в ближайшем персональный компьютер? Один из звучащих аргументов - многим людям привычнее обращаться с пультом дистанционного управления обычным телевизором, чем вникать в операционные системы компьютеров. Ваше мнение...

Зигфрид Грасс:

Я не думаю, что это произойдет. Если посмотреть динамику продаж персональных компьютеров за последнее время, можно смело утверждать: вопреки многим прогнозам, этот бизнес не умер. Наоборот, объемы продаж персональных компьютеров во всем мире постоянно увеличиваются, а сами они непрерывно совершенствуются.

Когда говорят, что подключенный к Интернету телевизор может потеснить персональный компьютер, имеется в виду, как мне кажется, вот что. Более простые потребительские функции постепенно уходят из сектора персональных компьютеров в сектор мобильной связи, так называемых "WAP - телефонов", способных быстро перекачивать большие объемы информации из источников Всемирной паутины, или, скажем, мобильные "лэп-топы".

Дело, однако, в том, что у миниатюризации мобильных телефонов есть свои разумные пределы. Каким бы широким ни был дисплей такого телефона, он в любом случае не может быть больше корпуса. И чтобы написать сообщение на клавиатуре мобильного телефона, вам по-прежнему придется испытывать некоторые неудобства, нажимая маленькие кнопочки.

Со своей стороны, персональный компьютер имеет большой экран и удобную клавиатуру, но его люди не будут носить с собой постоянно. Поэтому для каждого из этих секторов гигантского уже рынка телекоммуникаций всегда найдется свой покупатель.

Мехмет Топрак:

Лично меня эта идея меня не очень привлекает - замена компьютера телевизором. Если это и произойдет, то не скоро. Для меня телевизор является уютным прибором, нечто, что я связываю с понятием комфорт, где я могу сидеть не перед экраном, а с дистанционным управлением в другом конце комнаты на диване.

Современные персональные компьютеры с выходом в мировую сеть пока не могут предоставить такого комфорта - я все-таки должен оставаться за своим рабочим столом в вертикальном положении. Кроме того, разрешение экрана телевизора пока значительно отличается от разрешения компьютерного монитора, потом необходима бескабельная клавиатура, которые уже появились, но на рынке еще не завоевали позиций...

Зигфрид Грасс:

С появлением графической системы управления персональным компьютером, на экране, общение с ним значительно упростилось. Естественно, существует категория людей, которые не могут или не хотят пользоваться компьютером, но при этом хотели бы пользоваться услугами, которые предоставляют возможности Всемирной паутины. И здесь невольно возникает вопрос: а справятся ли они с несколько усложненным пультом дистанционного управления телевизором, приспособленного для работы в сети?

Мне кажется, что мы являемся свидетелями другой тенденции, когда все большее количество приборов, дополняющих друг друга, используются параллельно. Большинство людей, имеющих персональный компьютер, покупают себе дополнительно и ноутбук, и электронный организатор, не говоря уже о мобильном телефоне или цифровом диктофоне. Всемирная паутина же является тем медиумом, пространством, которое позволяет объединить все эти приборы в одну систему. Уже в самом ближайшем будущем, и последняя выставка "Сеbit" это наглядно продемонстрировала, при помощи персонального компьютера, имеющего выход в Интернет, можно будет обслуживать любой бытовой прибор - например, посмотреть, что есть в домашнем холодильнике, включить в доме отопление или камеру наблюдения.

Дмитрий Аскоченский:

Если иметь в виду телекоммуникационные устройства, предназначенные самому широкому кругу покупателей, то, судя по экспозиции последней выставки, в каком направлении развивается этот рынок?

Михаэль Шпеер:

Мне кажется, что прогресс в области развития и миниатюризации терминалов телекоммуникаций уже достиг своего пика - в виде мобильного телефона в часах, который, правда, с моей точки зрения, ни на что не годен. Я думаю, что с развитием систем передачи информации и все более широким использованием мировой компьютерной сети, приборы, скорее, станут несколько больше, они просто должны будут стать больше, чтобы обрабатывать большие массивы информации.

На мой взгляд, мода на миниатюрные приборы достигла своего пика в виде новейших разработок мобильных телефонов фирм "Nokia" и "Motorola", и, честно говоря, у меня есть определенные сомнения, что, скажем, телефон в ручных часах когда-либо вытеснит другие модели.

Мехмет Топрак:

Мне кажется, что в ближайшие годы просто необходимой станет эффективная для пользования классификация всего объема информации, сосредоточенной в источниках Всемирной паутины, создание удобных выходов на блоки информации, то есть новая структуризация Сети.

Наступит, разумеется, момент, когда сами приборы достигнут технического совершенства. Но всегда остается задача оптимизации знаний, сосредоточенных в мировой компьютерной сети, причем знания эти постоянно обновляются. То есть работы здесь хватит на всех.

Дмитрий Аскоченский:

Лично вам что запомнилось из представленного на выставке больше всего?

Зигфрид Грасс:

Прежде всего меня впечатлили масштабы развития электронной торговли и электронного бизнеса. Я не говорю о чисто технологическом прогрессе, а скорее темпах и масштабах развития этой отрасли. На этом рынке уже есть интереснейшие предложения по покупке и продаже, консультационным услугам, и, в конце концов, - как можно собрать в виртуальной гостиной людей со всех концов мира, чтобы просто поболтать.

Впечатляет то, как можно соединить сегменты жизненного пространства - как можно обмениваться письмами, получать любую информацию и также обмениваться ей. Как заказывать билеты куда угодно или знакомиться с программами телевидения со всего мира. Весь этот бизнес является относительно новым и ведется с фантазией и идеями, которые делают его еще более привлекательным.

Мехмет Топрак:

Сложно выделить какой-то конкретный новый продукт на выставке "Cebit". Но, пожалуй, больше всего мне понравились электронные органайзеры - то есть приборы, которые позволяют, например, по дорогое организовывать предстоящие встречи, считать, печатать (есть приборы, у которых клавиатура складывается), иметь постоянный доступ в Интернет. Думаю, моей следующей покупкой станет именно такой органайзер.

Михаэль Шпеер:

Если говорить о том, что мне запомнилось больше всего...Ну, кроме мобильного телефона в ручных часах, я бы упомянул новые разработки "WAP-телефонов", которые имеют доступ к специально подготовленным страницам во Всемирной паутине.

Кроме того, фирмы "Nokia", "Motorola" и "Ericsson" представили новое поколение приборов - так называемые коммуникаторы размером с небольшую книгу. Они открывают вам доступ к вашей электронной почте или сообщают, какой ресторан поблизости открыт. Эти приборы автоматически находят ту городскую сеть, где находится пользователь.

Определенный интерес представляет в этом смысле мобильный телефон фирмы "Binaton", оснащенный технологией GPS, то есть "наземного позиционирования", при помощи которого я всегда могу узнать, где находится улица, куда я иду, или как называется та, по которой иду...

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню, на вопросы нашего корреспондента в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечали редактор компьютерного отдела газеты "Frankfurter Allgemeine Zeitung" Михаэль Шпеер, редактор журнала "РС professional" Мехмет Топрак и обозреватель газеты "Handelsblatt" Зигфрид Грасс.

XS
SM
MD
LG